Хочу написать книгу с сатирой на современное правительство, а заодно и на систему организованной религии. Слышал о законе, который защищает права верующих. Еще есть закон, который защищает права чиновников: мол, нельзя их обижать, клеветать и критиковать. При этом никого обижать я не собираюсь — хочу показать происходящее через художественный вымысел.

Что разрешено законом? Например, можно ли перенести действие книги из России в страну «где-то в далекой галактике» с явными отсылками к нам, но с измененными именами и названиями?

Словом, что нужно знать автору подобной книги, чтобы не получить штраф, блокировку, повестку в суд или не сесть в тюрьму? Как уберечь себя, если пишешь художественную книгу с вымышленными персонажами, у которых есть реальные прототипы?

Александр

Александр, если и придется отвечать за оскорбление вымышленного лица, то только перед этим вымышленным лицом.

Так же и с сатирой в отношении религиозных взглядов: если такой религии в реальности не существует, нет и верующих, чувства которых можно оскорбить.

Сначала разберем критику чиновников

Закона, в котором напрямую запрещают критиковать чиновников, в России не существует. Под ним обычно понимают другой закон об ограничении доступа к информации, которая в неприличной форме оскорбляет общественную нравственность и содержит неуважительные высказывания в адрес государства и его должностных лиц. Но на самом деле и он критиковать чиновников не запрещает. За какую информацию о власти и государстве могут оштрафовать, как можно критиковать без последствий, мы уже разбирали.

Кроме того, в уголовном кодексе есть статья об оскорблении представителя власти при исполнении обязанностей. Санкция по этой статье — штраф до 40 тысяч рублей или исправительные работы на срок до года.

Но и эта статья не запрещает критиковать власть. Ответственность наступает не за саму критику, а за оскорбление. Например, если написать на своей страничке в соцсети, что условный чиновник Иванов не выполняет свои обязанности — газоны в городе не стрижены, дороги не отремонтированы, а детские площадки не покрашены, — это оскорблением не считается.

А вот если написать, что этот чиновник — нехороший человек, да к тому же сделать это в неприличной форме с нецензурными выражениями, то это уже оскорбление.

Четких критериев, что является оскорблением, а что нет, в законе не установлено. В данном случае условный чиновник Иванов должен написать заявление и просить в нем привлечь виновного к ответственности. На основании этого заявления возбудят уголовное дело и передадут его в суд. Чиновника признают потерпевшим, а того, кто его оскорбил, — обвиняемым. Дальше суд будет изучать все обстоятельства дела: какие слова использовались для оскорбления, с какой целью это было сделано и к каким последствиям привело.

Не факт, что виновного получится привлечь к ответственности. Вот пример из суда. Человек оскорбил нецензурной бранью дежурного инспектора медицинского вытрезвителя — младшего лейтенанта милиции, который был в форменной одежде и при исполнении служебных обязанностей: оформлял документацию. Оскорбление было нанесено при свидетелях. Возбудили уголовное дело.

Сначала суды признали человека виновным. Но Верховный суд с приговорами не согласился. Человек действительно высказывал оскорбления, унижающие честь и достоинство потерпевшего, не сделал их достоянием многих лиц. То, что свидетелей было только двое, говорит, что в действиях обвиняемого нет признака публичности. Если бы он написал это на страничке в соцсетях для неограниченного круга лиц или в крайнем случае на заборе, тогда, возможно, состав преступления был бы. А так нет состава преступления по статье 319 УК. Обвиняемого оправдали.

Объясняем сложное простым языком
Разбираем законы, которые касаются вас и ваших денег. Дважды в неделю присылаем письма с самым важным

Теперь по сюжету вашей книги заменим условного, но вполне реального чиновника Иванова на руководителя административного образования «Звезда Смерти» Дарта Вейдера. Даже если вы будете использовать в тексте нецензурные и оскорбительные выражения, уголовное дело именно по указанным выше статьям уголовного кодекса возбудить не получится. Представитель власти — это любое должностное лицо, которое может давать указания другим людям, в том числе тем, кто его подчиненным не является. Не обязательно такие указания даются напрямую — это можно делать в форме законов, постановлений и других документов. У мифического Дарта Вейдера нет реальных должностных инструкций, где эти полномочия прописаны. Нет потерпевшего — нет и уголовного дела по данной статье. Главное в этой ситуации — чужие авторские права не нарушить.

Привлекать к ответственности по аналогии уголовный кодекс запрещает. Кто-то может сказать: «Смотрите, герой этой книги подозрительно похож на нашего мэра. Ну и что, что имя у него другое, а живет он на другой планете! Давайте все равно автора к ответственности привлечем». Но маловероятно, что такие обвинения удастся доказать в суде.

Теперь об оскорблении чувств верующих

Отдельного закона, запрещающего оскорбления верующих, тоже нет. Есть две статьи уголовного кодекса.

Статья 148 УК РФ защищает права на свободу совести и вероисповедания. Любое публичное действие, имевшее целью оскорбление религиозных чувств верующих, повлечет наказание в виде штрафа в размере до 300 тысяч рублей или лишения свободы на срок до года.

Статья 282 УК РФ предусматривает наказание за возбуждение ненависти либо вражды, унижение достоинства человека либо группы лиц, в том числе по признакам отношения к религии. Санкция — штраф в размере до 500 тысяч рублей или лишение свободы на срок от двух до пяти лет.

Конкретный потерпевший здесь не нужен. Эти статьи уголовного кодекса защищают верующих в целом. Но только если религия реально существует. К вымышленным религиям на страницах литературного произведения их применить нельзя.

В России есть официальный реестр религиозных организаций. При регистрации они, как любое другое юридическое лицо, должны указать учредителей и представить сведения о себе. Например, об основах вероучения и соответствующей ему практики, истории возникновения религии, формах и методах деятельности организации, отношении к семье и браку и пр.

Принцип простой: если религиозное объединение не зарегистрировано, у него нет реальных последователей, значит, нет и самого религиозного объединения. А несуществующая религия под действие законов о защите прав верующих не подпадает.

Теоретически, конечно, можно оскорбить религиозные чувства верующих, организация которых существует, например, в другой стране, а на территории РФ не зарегистрирована. Но на сегодняшний день исков от пастафарианцев и представителей аналогичных религиозных течений по защите их религиозных чувств мне найти не удалось.

Но гарантии, что не будет судебных исков, все равно нет

Люди периодически пытаются судиться с вымышленными персонажами или из-за вымышленных персонажей. Но пока судебная практика складывается в пользу авторов таких произведений.

Один из недавних примеров — иск родственников баскетболистов, которые стали прототипами героев фильма «Движение вверх». Родственники решили, что в фильме искаженно изображены личные взаимоотношения героев и их родственников. А еще они утверждали, что незначительные изменения фамилий не мешают установить связь между спортсменами и вымышленными героями.

Однако суд в удовлетворении иска отказал. Фильм — это художественное произведение. А значит, в нем возможен и вымысел.

Еще один пример. Российский бизнесмен намеревается подать иск к американской кинокомпании. По мнению истца, один из персонажей художественного фильма слишком похож на него. Правда, фамилия не совпадает, но, как полагает истец, это не имеет значения. Он считает, что его права нарушены, и намерен отсудить у компании 1 млрд долларов. Чем закончится этот процесс, мы не знаем. Рассматривать дело будут по законам США, возможно, подход к подобным ситуациям там будет отличаться от российского.

Запомнить надо вот что:

  1. Оскорбить можно только реально существующего чиновника. Вымышленный чиновник потерпевшим быть не может.
  2. Нельзя оскорбить чувства верующих, кто исповедует несуществующую религию.
  3. Нет никаких гарантий, что кто-нибудь не подаст иск. Даже если персонажи вашей книги вымышленные, кто-то может провести аналогии между ними и реальными людьми и сделать свои выводы. Но пока судебная практика — в пользу авторов литературных произведений.

Присылайте нам потом книгу почитать.

Если у вас есть вопрос о личных финансах, правах или законах, пишите. На самые интересные вопросы ответим в журнале.