На благотворительность не обязательно тратить миллионы — часто помощь состоит из маленьких, но регулярных платежей.

Мы попросили читателей Т—Ж, которые помогают фондам или кому-то лично, рассказать, почему они решили начать, сколько тратят и зачем им это нужно.

Чтобы не терять связь с реальностью

Чуть больше года назад увидел трогательную историю слепого мужчины, работающего на пипеточном заводе и проживающего в ужасных условиях с соседом-алкоголиком в «городе слепых» в Калужской области. После сюжета о нем небезразличные люди организовали сбор средств на покупку квартиры. В короткие сроки удалось собрать нужную сумму на опрятную однушку.

С тех пор перечисляю деньги фондам и благотворительным организациям. Регулярно изучаю проекты, на которые хочу пожертвовать деньги. Считаю, что нужно этим заниматься намного чаще. От сытой жизни замыливается глаз и начинает казаться, что все вокруг довольны и счастливы.

Чтобы вносить вклад в глобальное преодоление бедности

Благотворительностью решил заняться около полугода назад, когда прочитал книгу «О вещах действительно важных» Питера Сингера. Помню даже конкретные строки:

«Мы обычно воспринимаем благотворительность как моральную возможность, а не обязательство. Участвовать в ней — благо, не участвовать — не зло. Если ты не убиваешь, не калечишь, не крадешь, не мошенничаешь и т. п., то можешь оставаться высокоморальным гражданином, даже щедро тратя на себя и ничего не отдавая на благотворительность. Но те, кто позволяет себе роскошь и при этом не желает поделиться с бедняком ничтожной долей своего дохода, должны нести долю ответственности за человеческие смерти, которые в их силах было предотвратить. Тех, кто дает меньше минимального 1%, следует считать людьми аморальными, поступающими дурно.

Все, кто осознает свой этический долг, справедливо решат, что, поскольку в любом случае даже 1% будут отдавать не все, им самим надо жертвовать больше. Раньше я отстаивал пожертвования более существенные. Но если мыслить реалистично и в рамках осуществимого, есть смысл говорить о пожертвовании 1% годового дохода на глобальное преодоление бедности как о моральном минимуме, малой обязанности любого, кто хочет считать себя человеком порядочным».

В книге также были критерии, по которым стоит выбирать благотворительную организацию. Мой выбор пал на фонд «Нужна помощь». На их сайте есть акция «Рубль в день». Я выбрал из огромного списка организаций те, которым хочу помогать: «Такие дела», «Ночлежка», «Не напрасно», «Раздельный сбор». Деньги снимаются с карты раз в месяц, за пару дней до этого приходит оповещение на почту.

Трачу 500 рублей в месяц на всё. Это примерно равно моим суточным расходам и 2% от месячных доходов. Планирую увеличить сумму пожертвований в 1,5—2 раза.

Потому что болеть — дорого

Заняться благотворительностью подтолкнуло рождение ребенка — проблемы со здоровьем у детей, про которые иногда читаешь, стали восприниматься острее. Не насморк или кашель, а страшные болезни, меняющие течение жизни. Как подумаешь, что чувствуют дети и их родители, — жуть берет. А ведь обычно такие болезни влекут за собой огромные денежные траты. Поэтому появилось желание хотя бы немного помочь таким семьям. Деньги им явно пригодятся.

Каждый месяц направляю на благотворительность 1% от зарплаты. Твердо установил этот процент, чтобы мучительно не размышлять, сколько не жалко в этот раз. На одном из благотворительных сайтов, которому доверяю, я довольно случайно выбираю истории двух детей и отправляю на указанные контакты родителей каждого по половине суммы — в среднем по 500 рублей.

На это уходит 5—10 минут в месяц: почитать новые истории и сделать перевод через банковское приложение. Если метод отправки для меня неудобен или нежелателен, например через смс, тогда ищу другую историю. Все-таки удобство тоже важно.

Помочь — дешевле, чем кофе с собой

Благотворительность хороша, когда она постоянная. Поэтому я участвую в проекте «Рубль в день».

На это уходит 210 рублей в месяц — кофе с собой стоит дороже, чем помощь проверенному фонду.

Верю в светлое будущее и в то, что со временем количество фондов будет сокращаться, потому что помогать будет не нужно.

Чтобы поддержать тех, кто чувствует себя беспомощным

Моему ребенку было около трех лет. Во время пустяковой операции он задохнулся. Сутки пролежал без сознания на ИВЛ. В это время мы с женой не знали, что делать. Врачи ненавязчиво пытались намекать, что в этой ситуации виноваты только мы. Более беспомощным я себя не чувствовал никогда. Когда все закончилось благополучно, я понял, что многим может быть еще хуже, у них может не быть вообще никакой поддержки.

С тех пор стараюсь жертвовать с каждой зарплаты тысячу-другую — уходит 1,5—2% дохода. Сдаю кровь безвозмездно, хотя у меня на предприятии это поощряется и за третий раз выплачивается компенсация 2000 рублей. Их тоже можно пожертвовать.

Считаю, что в этом деле важна регулярность, не надо стесняться даже мизерных, как может показаться, сумм. Ведь даже этого может хватить на то, чтобы спасти кого-то.

Чтобы не терять надежду

Стал заниматься благотворительностью, когда меня бросила девушка после 8 лет отношений. Было очень тяжело, подумывал о суициде, потом воцерковился и стал жертвовать средства на помощь другим.

Я перевожу деньги кому-либо из подопечных Русфонда. Фонд часто возвращается к историям тех, кому помогал, — тогда понимаешь, что все сложилось. Еще время от времени перевожу деньги вдове настоятеля нашего прихода — у них осталось пять детей. Иногда делаю пожертвования, когда сталкиваюсь с непосредственной проблемой. Например, несколько лет назад поднималась тема про мальчика с ДЦП, отца которого оштрафовали за то, что ребенок не был пристегнут ремнем — а он не может сидеть, как его пристегнуть? Несколько раз переводил этой семье деньги. Или, может, помните мем «Елочка мне нравится»? Перевел этому дедушке, уж очень он меня тронул. В общем, читаешь — видишь, что можешь помочь. Разве жалко?

В год на это трачу 10 000—20 000 рублей, по 500—1000 рублей за раз. Иногда больше, если появляется большая сумма на руках.

Возможно, когда-то и нам понадобится помощь. В прошлом году у моей мамы обнаружили рак в четвертой стадии. Пока у меня есть возможность поддерживать ее. Но я понимаю, что у 99% населения нет средств на высокотехнологичную помощь. А надеяться на государство и квоты безрассудно. Куда пойти в беде? Только друг к другу.

Потому что можно спасти жизнь

Считаю, что помогать лучше тем, кого знает кто-то из знакомых и, следовательно, может подтвердить, что человеку действительно нужна помощь, без которой он самостоятельно не справится. То есть по принципу сарафанного радио, а не по репостам типа «маленькому username срочно нужна дорогостоящая операция».

Я ежемесячно перевожу 10% от прибыли, то есть от того, что остается после обязательных трат. Это 1500 в месяц — 18 000 в год. Невеликие деньги, но в любом деле главное — системность. Если таких, как я, будет хотя бы десять, то это будет существенная помощь человеку.

Надеюсь, что мальчик, которому сейчас помогаем переводами, сможет сделать операцию и вылечиться от рака. Это будет спасенная жизнь, а жизнь стоит того, чтобы за нее бороться.

Еще мы с женой иногда проводим мероприятия в поддержку приютов для бездомных животных. И забрали домой двух кошек и собаку, если это можно считать благотворительностью.

Чтобы стать добрым рыцарем

Люблю животных. Мы с мужем уже приютили подъездную кошечку, на большее количество пока не решаемся. Подкармливаю котиков во дворе, в сумке всегда ношу пакет с кормом.

Однажды увидела рекламу проекта teddyfood и подписалась на них. У ребят классный сайт, у каждого животного есть своя страничка с историей, фотографиями и онлайн-камерой, подключено несколько приютов по стране. За полюбившимся персонажем можно наблюдать в режиме реального времени и оказывать адресную помощь: на питание, уход, медицинские услуги и рекламу. Минимальная оплата порции корма — около 40 рублей. Это совсем недорого и очень просто.

Перевожу пару раз в месяц конкретным животным некоторую сумму — до 2000 рублей. Стараюсь заходить на сайт нечасто, иначе оставлю котикам всю зарплату. За первые два месяца добралась до звания «Добрый рыцарь». Чем больше помощь, тем выше статус. Следующее звание — «Герой», оно присуждается тем, кто через проект забирает питомца домой. Но у нас уже есть.

На сайте сохраняется история помощи — приятно видеть, когда у животных, которым ты помогал, появляется статус «Забрали домой».

Чтобы талантливые люди занимались творчеством

Многие крайне талантливые аниматоры не могут заниматься своим делом, так как вынуждены работать где-то еще полный день, а художничать — в свободное время и вполсилы.

Поэтому я системно даю деньги нескольким блогерам и аниматорам через Patreon. На это уходит час в месяц: настроить автоплатеж, а потом посмотреть, что они выпустили. Благодаря пожертвованиям появляется контент, которого иначе никогда бы не было, вроде авторских комиксов или небольших анимаций.

Как грамотно потратить и сэкономить
Рассказываем в нашей рассылке дважды в неделю. Подпишитесь, чтобы совладать с бюджетом

Больше всего в свое время меня порадовало оживление проекта The Bedfellows и выпуск небольшой игры FRENZY на основе этой вселенной. У автора определенно никогда бы не вышло довести все до ума, если бы не пожертвования.

Еще несколько раз давал деньги «Википедии», когда слишком клянчила, — по старой памяти, так как сейчас ею почти не пользуюсь, но во время учебы в универе очень выручала.

Чтобы жизнь стала безопаснее

К сожалению, наше государство не может обеспечить всем необходимым и обезопасить своих граждан. Люди болеют, пропадают, умирают. У моей компании появилась возможность помогать людям — вот и начали.

Для меня было бы страшнее всего — не знать, где находится близкий человек и что с ним. Поэтому мы выбрали организацию, которая занимается поиском пропавших людей. Помогли им с оборудованием для поисков. Будем помогать еще — на благотворительность у нас идет 1,5% дохода.

Чтобы фонды могли рассчитывать силы и помогать системно

Меня всегда вдохновлял мой отец: сначала он помогал многодетной семье, которая попросила помощи на православном сайте, потом инвалиду, потом одинокой пожилой женщине.

Когда я училась в 11 классе, у меня было много свободного времени, знание математики и небольшой опыт преподавания. Я увидела объявление о поиске преподавателей для детей-сирот и загорелась этой идеей, даже отправила письмо. Мне отказали, но желание помогать осталось. К сожалению, сейчас времени и денег меньше, чем мне хотелось бы, но это не повод ничего не делать.

Полгода назад я начала поддерживать один известный благотворительный проект. Мне очень нравились их материалы — такой труд, как мне кажется, должен быть вознагражден.

Я подписалась на ежемесячное пожертвование. Оно небольшое — 200 рублей в месяц, при этом 2 рубля возвращаются кэшбэком. Но я понимаю, что это полезнее для организации, чем разовые большие пожертвования — ведь именно благодаря регулярным платежам они могут планировать свой бюджет.

И менять систему

Пять лет назад у моего близкого родственника обнаружили онкологию. Мы всей семьей чувствовали себя беспомощными и не знали, как помочь. В регионе стоило больших усилий найти врача, проконсультироваться, получить медицинскую помощь и рецепты на обезболивающее.

Тогда я многое узнала о паллиативной помощи благодаря ресурсам фонда «Вера». Затем заинтересовалась и другими социальными вопросами. Чтобы профессиональная помощь стала доступнее, я решила не надеяться только на государство, а начать откладывать деньги и поддерживать общественные организации.

Настроила ежемесячные переводы в несколько фондов и разово перевожу деньги на интересные проекты. Участвую в акциях, например дарю благотворительные открытки фонда «Вера» вместо сувениров на праздники, отдаю вещи в хорошем состоянии в «Доброворот», а прочитанные книги — в Re:books. Работать волонтером пока не планирую: время и силы полностью уходят на основную работу и быт.

Трачу на благотворительность в среднем 5000 рублей в месяц. В новогодние праздники обычно планирую бюджет на следующий год и пересматриваю размер автоплатежей в онлайн-банке. На благотворительность, помощь родителям и подарки закладываю 20% доходов.

Я понимаю, что все не зря, когда читаю новости и отчеты фондов, которым помогаю. Как пример: в начале года был принят так называемый закон о паллиативной помощи и неизлечимо больным в России теперь проще получить обезболивающее. Так что активисты, кроме того что организуют оперативную адресную помощь, еще и меняют систему.