07.04
28K
269

«Наша Россия отказалась нас принять»: как вернуться домой, когда границы закрыты

«Наша Россия отказалась нас принять»: как вернуться домой, когда границы закрыты

Когда страны стали закрывать границы из-за пандемии коронавируса, тысячи россиян были за рубежом.

Началась полная неразбериха: одни рейсы отменяли, другие переносили. Многие смогли улететь домой. Другие по-прежнему ждут обратного рейса в Россию и не знают, что ждет их дальше.

Мы поговорили с путешественниками и узнали, как им удалось вернуться на родину и что делают те, у кого это пока не получилось.

Бангкок: толпы в аэропорту и минута разговора за 150 Р

Мы с тремя подругами прилетели в Таиланд 11 марта. В это время никто не предполагал, что ситуация с коронавирусом обретет такой масштаб. Обратно мы планировали улететь 31 марта рейсом Qatar Airways. Перелет был составной: Пхукет — Бангкок — Доха — Москва.

С Пхукета в Бангкок мы добрались успешно. Дальше должны были лететь в Доху — столицу Катара. Рейс был назначен на 9 часов 5 минут. На стойке регистрации представитель Qatar Airways сообщил, что Москва перестала принимать самолеты из-за границы. Катар тоже отказался принять наш рейс: в аэропорту Дохи уже сидели туристы, которые не могли покинуть транзитную зону из-за строгого карантина в стране. Сотрудник Qatar Airways порекомендовал обратиться в посольство России в Таиланде и российский МИД.

Мы тут же попытались связаться с нашим посольством и МИД. Нам это долго не удавалось. Дозвониться было почти нереально: то занято, то не берут трубку или сбрасывают звонок. При этом 1 минута звонка стоит 150 Р.

Когда мы дозвонились до посольства, было 8 утра по тайскому времени. Нам очень сонным голосом ответили: «Алё». Мы описали ситуацию, и голос в трубке сказал: «По решению Росавиации максимальное количество российских граждан, допускаемых в Москву, составляет 500 человек в сутки».

Потом представитель посольства с усмешкой добавил: «Видимо, вы в эти 500 человек не попали».

Затем мы дозвонились в МИД. Там нам подтвердили, что российская сторона закрыла границы. Сказали, что теперь вывозить российских граждан из-за рубежа будет только «Аэрофлот». Они посоветовали покупать билеты на ближайший рейс «Аэрофлота» Бангкок — Москва в 12 часов.

Мы подошли к стойкам регистрации «Аэрофлота». Там была огромная толпа таких же растерянных путешественников — пассажиров отмененных рейсов «Аэрофлота», Qatar, Etihad, Oman. Оказалось, билеты на ближайший рейс «Аэрофлота» в Москву, о котором нам сказали в МИД, уже не купить. Самолет забит под завязку теми, чьи вылеты были отменены.

Мы стали мониторить различные агрегаторы авиабилетов, искать рейсы в Москву. Предлагали билеты за 20 000 Р. Но это были другие авиакомпании, которые все равно в Россию не пустят, например тот же Qatar. Билетов на рейсы «Аэрофлота» не было вообще. Мы позвонили в службу поддержки авиакомпании. Нам подтвердили слова представителя МИД, что россиян будет вывозить только «Аэрофлот», и сказали, что билетов на апрель уже нет. Позже мы выяснили, что сейчас компания вывозит только тех россиян, кто уже купил аэрофлотовские билеты.

Обратного рейса в аэропорту Бангкока ждет множество людей
Обратного рейса в аэропорту Бангкока ждет множество людей
Среди пассажиров, которые не могут попасть домой, много детей
Среди пассажиров, которые не могут попасть домой, много детей
На закрытых дверях офиса «Аэрофлота» в аэропорту — объявления, что доступных рейсов нет
На закрытых дверях офиса «Аэрофлота» в аэропорту — объявления, что доступных рейсов нет
Среди пассажиров, которые не могут попасть домой, много детей
Среди пассажиров, которые не могут попасть домой, много детей
На закрытых дверях офиса «Аэрофлота» в аэропорту — объявления, что доступных рейсов нет
На закрытых дверях офиса «Аэрофлота» в аэропорту — объявления, что доступных рейсов нет

Мы звонили в S7 в надежде уехать в Россию. Неважно, в какой город нас доставят — хоть в Новосибирск или Красноярск. Нам сообщили, что рейсы до 14 апреля есть, но билетов на них нет.

Звонки и переговоры заняли у нас около часа. Потом мы не уезжали из аэропорта еще несколько часов: надеялись, вдруг что-то изменится. Вечером поехали ночевать в хостел.

Ходили разговоры, что «Аэрофлот» обещал вывезти всех пассажиров компании из Таиланда до 8 апреля. Что будет с нами и пассажирами других авиакомпаний, неизвестно.

Представитель «Аэрофлота» сказал нам: «Честно? По моему мнению, готовьтесь пробыть здесь до мая».

3 апреля мы ходили в посольство России в Таиланде. Консул сказал, что пока неизвестно, как Россия будет вывозить пассажиров иностранных авиакомпаний. Возможно, до конца карантина, 30 апреля, мы не сможем вылететь из Таиланда.

Мы вынуждены снимать жилье, покупать еду, тратить деньги на бесконечные дорогостоящие звонки в посольство, МИД, Росавиацию, авиакомпанию, на госуслуги. За два дня, 31 марта и 1 апреля, мы потратили на четверых 15 000 Р. Моя виза действует до 9 апреля. Если до 8 апреля мы не улетим домой, придется ее продлевать. Это обойдется в 1900 THB (4408 Р). Сейчас все за наш счет.

Что будет с работой на родине, неизвестно: даже самому понимающему руководителю не понравится такое длительное отсутствие работника. Еще нужно платить кредиты. 4 апреля мы заполнили анкеты на сайте госуслуг, чтобы получить материальную помощь. Ее обещает российское правительство.

Пока мы не представляем, что нас ожидает. По-прежнему обращаемся в разные инстанции: посольство, Ростуризм, Росавиацию, заполняем всевозможные формы. От них уже, как говорит консул, каша в голове.

Страшно, что нет никаких сроков. Мы не просили нас эвакуировать, не просили помощи. У нас были свои билеты, авиакомпания была готова доставить нас на родину. Наша Россия отказалась нас принять. Очень надеемся на скорое решение правительства о вывозе своих граждан из чужих стран. Мы люди, и мы хотим домой.

Сейчас мы снимаем жилье на четверых за 600 <span class=ruble>Р</span> в сутки с человека
Сейчас мы снимаем жилье на четверых за 600 Р в сутки с человека

Черногория: перенос рейсов и скандальные туристы

Я приехала в Черногорию 11 февраля и планировала вернуться в Россию 26 марта. 16 марта Черногория закрыла въезд и выезд из страны. Авиакомпания «Победа» прислала письмо, что мой рейс переносится с 26 на 21 марта. Предложили вернуть деньги, если меня не устраивает дата.

17 марта «Победа» разослала пассажирам сообщения, что рейс в этот день отменен: Черногория не разрешает вылет. Путешественники, у которых были билеты на 17—18 марта, приехали в аэропорт Тивата и увидели закрытые двери.

«Победа» очень четко обо всем информировала и объясняла, когда вылетают самолеты и куда надо приезжать. Например, если билеты на 17—18 марта, приезжайте в аэропорт 19 числа, ваш вылет в 14:00. Люди с билетами на 20—21 марта стали поднимать в соцсетях шум и писать, что всем нужно приехать в аэропорт 19 марта. Часть из них действительно так сделали, как-то пробрались в самолет и улетели. Люди с билетами на 19 марта, чьи места они заняли, остались в Черногории.

Я сидела дома, пила вино, следила за новостями и ждала 21 марта. Поняла, что в худшем случае меня просто не вывезут из страны. Посчитала деньги: их хватало еще на 3 недели.

Хозяева апартаментов говорили: «Не волнуйтесь, если возникнут проблемы, можете остаться».

19 марта пришло сообщение, что мой рейс перенесли на 20 марта. Аэропорт тоже другой: вылетаем не из Тивата, а из Подгорицы. К тому моменту «Победа» уже организовала трансфер пассажиров из аэропорта Тивата в Подгорицу: между ними 87 км. Я жила в Которе и списалась с девушкой, которая ехала в Подгорицу мимо Котора. Она меня забрала, и мы спокойно доехали до аэропорта.

Аэропорт еще не открыли, но на улице было +20 °С. Давали воду и печенье. Со стороны авиакомпании или аэропорта не возникало никаких проблем. Единственное, что вызвало мое возмущение, — поведение некоторых путешественников. Они создавали смуту и делали все наперекор. Представитель аэропорта сказал: «Освободите, пожалуйста, проход. Сейчас мы будем вызвать всех по списку. Те, кого называем, проходят на регистрацию». Ему пришлось повторить это четыре раза: люди встали в живую очередь и не хотели расходиться. Я сидела на лавочке и наблюдала за этим.

Сотрудник аэропорта спросил: «Может быть, вы не хотите уезжать? Тогда продолжайте стоять. В таких условиях мы не можем отправить самолет». Только после этого люди разошлись. Когда стали вызывать по списку, начали толкаться, обгонять друг друга. Наш рейс «Победы» улетал в 12 часов, «Аэрофлота» — в 14 часов. Некоторые пассажиры «Аэрофлота» приехали в аэропорт к 10 утра и подняли скандал, что они хотят улететь в 12. Им резонно возразили, что их рейс на два часа позже.

Люди стали выкладывать сторис, что их держат в аэропорту и не пускают домой. Я была в шоке.

В Черногории на тот момент было всего два или три случая заражения коронавирусом, но страна соблюдала карантин. Все в масках и перчатках, в магазин пускали по одному, везде разлиновано расстояние, на котором нужно держаться друг от друга. Там я чувствовала себя в безопасности. В Москве больше боюсь заразиться: 20 марта пошла в магазин и увидела толпы людей. Купила еды и закрылась дома, сижу уже вторую неделю.

Я не понесла никаких финансовых потерь. Только моральные: мне было очень жаль раньше времени уезжать из прекрасной Черногории
Я не понесла никаких финансовых потерь. Только моральные: мне было очень жаль раньше времени уезжать из прекрасной Черногории

Перу: бунт в гостинице и вылет из военного аэропорта

Я путешествовала по Южной Америке. 13 марта мы с 11 друзьями прилетели в Перу. Через три дня должны были лететь домой — в Москву. Перелет был сложный: сначала из Куско в столицу Перу Лиму, оттуда в колумбийскую Боготу, затем в Мюнхен, из Мюнхена в Москву.

Когда мы прилетели в Перу, в Латинской Америке зарегистрировали два или три случая коронавируса. Границы между странами были открыты. Но 16 марта мы приехали в аэропорт и узнали, что рейсы отменены, а границы закрыли. Накануне перед сном мы проверяли интернет, и никакой информации об этом не было. В один миг закрыли сразу все границы: морские, сухопутные, авиационные.

Сначала нам пришло сообщение, что рейс из Мюнхена в Москву переносится на 13 часов. Затем появилась информация, что Европа тоже закрывает границы. Весь план полетов посыпался как домино. Была надежда, что Лима еще не отменила авиасообщение. У нас оставался единственный вариант: лететь из Лимы на Кубу, а оттуда — в Россию.

В российском посольстве в Перу о закрытых границах узнали от нас.

В 6 утра по местному времени мы стали звонить и спрашивать, что нам делать. В посольстве очень удивились. У них на сайте в тот день еще долго не было никакой информации о том, что границы страны закрыты.

Мы просили, чтобы нам выписали разрешение выехать в Лиму. От Куско до Лимы далеко: на самолете — 1 час, а на машине — больше суток. Перемещения между городами запретили, и по дороге нас могли развернуть обратно. В посольстве ответили, что ничем не могут нам помочь: это не в их компетенции. Отправлять нас в Лиму они не планируют, дальнейшее проживание в стране и билеты — за свой счет.

В первую очередь мы продлили бронь отеля: сначала на два дня, потом еще на два. Другие отели начали выгонять туристов и закрывать двери. Хорошо, что наш не поднимал цену: мы платили, как и раньше, 20 $ (1520 Р) в сутки с человека.

В Перу красиво, но мы не планировали задерживаться в стране так долго
В Перу красиво, но мы не планировали задерживаться в стране так долго
В наш отель в Куско приходила полиция, проверяла документы у всех постояльцев
В наш отель в Куско приходила полиция, проверяла документы у всех постояльцев
В Перу красиво, но мы не планировали задерживаться в стране так долго
В Перу красиво, но мы не планировали задерживаться в стране так долго
В наш отель в Куско приходила полиция, проверяла документы у всех постояльцев
В наш отель в Куско приходила полиция, проверяла документы у всех постояльцев
Из Куско в Лиму мы ехали на двух автобусах. По пути было много проверок: изучали все разрешения
Из Куско в Лиму мы ехали на двух автобусах. По пути было много проверок: изучали все разрешения

В итоге мы прожили в Куско больше недели. Нас не выпускали на улицу. В гостинице были только завтраки, и мы устроили бунт: просили, чтобы нас или кормили за деньги, или разрешали выйти в магазин. Добились того, что нас стали выпускать в супермаркет за едой. Нашли одно открытое кафе и питались там. Обед — салат, горячее блюдо и напиток — обходился в 800 Р.

Неделя была непростой: Куско находится на высоте 3300 метров, где у многих начинается горная болезнь. В местных отелях даже стоят кислородные баллоны. Мы сидели в гостинице и звонили в посольство, заполняли заявки на сайте МИД, общались с Марией Захаровой, спрашивали, когда и каким маршрутом нас смогут вывезти из Перу. Была информация, что повезут через Европу или Кубу.

В итоге нас вывезли в Лиму. Посольство нашло два автобуса и выписало разрешение на проезд. Мы сами собирали других русских туристов: я блогер, мне писали ребята, которые тоже хотели уехать из Куско. Создали чат в Вотсапе, пригласили в него представителя посольства, со всеми переписывались. Место в автобусе для каждого туриста стоило 65 $ (4940 Р). В обычное время даже билет на самолет до Лимы дешевле — 1200—1500 Р.

В Лиму мы приехали 24 марта. Каждый день менялись даты рейса, которым нас обещали вывезти в Москву: 28, 29, 30, 31 марта. Захарова говорила: «Все решает Минтранс». Рейс должен был забрать также туристов из Рио-де-Жанейро.

В Лиме карантин был еще строже, чем в Куско, например не работали кафе. Мы снимали квартиру через Airbnb за 10 000 Р в сутки на четверых, готовили сами.

Еду покупали в складчину. Средний чек в супермаркете на четверых — 10 000 Р.

Мы не планировали такие траты. Некоторым ребятам пришлось занимать деньги у друзей и родных.

2 апреля нас наконец вывезли из военного аэропорта Лимы в Москву рейсом Azur Air. Не обошлось без проблем: количество пассажиров по документам и в самолете не сходилось. Мы 2 часа ждали, пока нас посчитают.

Мы очень боялись, что по прилете домой нас отправят на карантин в закрытый санаторий. Пугали даже, что все наши вещи сожгут. Но обошлось: москвичей и жителей Московской области развезли по домам на специально организованном автобусе. Теперь нам нужно соблюдать 14-дневный карантин. После месяца путешествий с удовольствием проведу это время дома.

Перед отлетом в Москву у нас измерили температуру, выдали маски и перчатки
Перед отлетом в Москву у нас измерили температуру, выдали маски и перчатки
В военном аэропорту мы ждали самолета из Бразилии: он забирал там других российских туристов. Мы благодарны МИД и посольству за организацию этого рейса
В военном аэропорту мы ждали самолета из Бразилии: он забирал там других российских туристов. Мы благодарны МИД и посольству за организацию этого рейса
Перед отлетом в Москву у нас измерили температуру, выдали маски и перчатки
Перед отлетом в Москву у нас измерили температуру, выдали маски и перчатки
В военном аэропорту мы ждали самолета из Бразилии: он забирал там других российских туристов. Мы благодарны МИД и посольству за организацию этого рейса
В военном аэропорту мы ждали самолета из Бразилии: он забирал там других российских туристов. Мы благодарны МИД и посольству за организацию этого рейса
В аэропорту Шереметьево нам снова измерили температуру и дали подписать бумагу, что&nbsp;мы обязуемся соблюдать карантин
В аэропорту Шереметьево нам снова измерили температуру и дали подписать бумагу, что мы обязуемся соблюдать карантин

Таиланд: 5 часов на горячей линии и добрые полицейские

Мы с девушкой зимуем в Таиланде: прилетели еще в ноябре и планировали остаться до конца апреля. Обратных билетов у нас не было. Обычно мы покупаем их ближе к дате.

Когда мы узнали, что рейсы в Россию отменяют и люди не могут вернуться домой, два дня думали, пытаться улететь хоть куда-то или остаться в Таиланде. МИД призывал всех россиян покинуть страну до 30 марта. У посольства Таиланда в России есть горячая линия, но на нее мы звонили целых 5 часов и так и не дозвонились. Советовались со знакомыми, которые сейчас на Бали, в Индии, на Шри-Ланке, связывались с друзьями в России. На всякий случай зарегистрировались на рейс, который был назначен на 28 марта.

Перелет стоил 50 000 Р. Обычно билеты из Таиланда в Москву обходятся в 23 000—25 000 Р.

В итоге мы никуда не улетели и решили остаться в Азии. На мой взгляд, здесь сейчас безопаснее, чем в Москве. Меня беспокоит, как безответственно ведут себя люди в России: игнорируют предостережения врачей, воспринимают карантин как каникулы. Мои друзья в Петербурге до сих пор собираются и играют в футбол. Ощущение, что в стране царит хаос и неразбериха.

В Таиланде все строго соблюдают карантин. На входе в супермаркеты стоят люди, которые измеряют всем входящим температуру и обрабатывают руки антисептиком. Все закрыто: кафе и рестораны, массажные салоны, детские и спортивные площадки, даже частные бассейны в гостиничных комплексах. Никто не пытается перелезть через ограждение, как в России. Все ходят в масках и соблюдают дистанцию 3 метра. Мою знакомую остановили полицейские и спросили, почему она без маски. Она ответила, что как раз ищет, где ее купить. Полицейские бесплатно выдали ей маску и попросили обязательно ее носить.

При этом тайцы остались такими же приветливыми и отзывчивыми, как и раньше. Например, на днях у меня закончился бензин. Через 3 минуты рядом затормозил местный житель на байке, спросил, в чем дело, довез меня до заправки. Я пытался дать ему денег, но он не взял. Все здороваются и улыбаются, как прежде. Если отвечаешь на английском, спрашивают, откуда ты, как дела в твоей стране. Искренне интересуются. Когда моя девушка написала в Фейсбуке пост, как люди не могут выехать из Таиланда, наши соотечественники в комментариях радовались несчастью других.

Власти Таиланда лояльны к туристам. Например, моей девушке нужно было продлить визу. Мы пришли в иммиграционный офис, и визу продлили сразу на 30 дней. Она заплатила 1900 THB (4408 Р). Раньше за эти деньги можно было продлить ее только на 7 дней. Друзья рассказывали, что им тоже продлили визу сразу на месяц. За просрочку визы или штампа в паспорте штраф, как и прежде, — 500 THB (1160 Р).

Многие люди не планировали оставаться в Таиланде надолго. В России их ждут работа, дети, домашние животные. У кого-то нет денег, чтобы дальше платить за жилье. У них начинается истерика оттого, что они не могут улететь домой, и я их понимаю.

Мы пока остаемся. Цены в Таиланде остались такими же, а жилье и бензин даже подешевели. Например, раньше литр 95-го бензина стоил 33 THB (77 Р), сейчас — 18 THB (42 Р). Я успел в начале марта съездить в Куала-Лумпур: там россияне могут продлить тайскую визу. Она будет действовать до июня. Возвращаться в Россию пока совсем не хочется.

Пляжи в Таиланде совсем опустели: загорать и купаться запрещено
Пляжи в Таиланде совсем опустели: загорать и купаться запрещено
Одна из самых популярных кофеен на острове Самуи. В 3 часа дня — ни одного человека. Это было 19 марта. Карантин официально еще не ввели, но люди уже сами сидели по домам
Одна из самых популярных кофеен на острове Самуи. В 3 часа дня — ни одного человека. Это было 19 марта. Карантин официально еще не ввели, но люди уже сами сидели по домам
Обычно в этом районе Пхукета много людей и оживленное движение. Днем 14 марта я ехал по улицам один
Обычно в этом районе Пхукета много людей и оживленное движение. Днем 14 марта я ехал по улицам один
Одна из самых популярных кофеен на острове Самуи. В 3 часа дня — ни одного человека. Это было 19 марта. Карантин официально еще не ввели, но люди уже сами сидели по домам
Одна из самых популярных кофеен на острове Самуи. В 3 часа дня — ни одного человека. Это было 19 марта. Карантин официально еще не ввели, но люди уже сами сидели по домам
Обычно в этом районе Пхукета много людей и оживленное движение. Днем 14 марта я ехал по улицам один
Обычно в этом районе Пхукета много людей и оживленное движение. Днем 14 марта я ехал по улицам один

Вьетнам: распродажа вещей и билет за 30 000 Р

Мы с женой приехали во Вьетнам в марте 2019 года. Планировали прожить год во Вьетнаме и еще 1—2 месяца в других странах во время визаранов.

Наша вьетнамская виза заканчивалась 7 апреля. Мы думали поехать из Вьетнама в Камбоджу, оттуда — в Таиланд и уже потом — в Россию. Из Бангкока можно было дешево улететь: билеты стоили 17 000 Р.

15 марта во Вьетнаме объявили, что визу на три месяца больше не продлевают. Можно оформить ее только на один месяц за 140 $ (10 640 Р) без выезда из страны. Раньше виза на три месяца была бесплатной, нужно было заплатить только 15 $ (1140 Р) за письмо-приглашение. Еще ограничили въезд для туристов из Шенгенской зоны. Мы стали ежедневно мониторить новости и читать местные чаты в Телеграме.

16 марта закрыли паромное сообщение с островом Фукуок, на котором мы жили. От поездки в Камбоджу сразу пришлось отказаться. 18 марта во Вьетнаме ввели обязательный двухнедельный карантин для тех, кто уже пересек границу, а 19 марта закрыли границу для путешественников из России. Часть туристов развернули обратно в Россию прямо в воздухе. Другие успели приземлиться во Вьетнаме, и их повезли обратно.

Посольство попросило всех российских туристов, находившихся во Вьетнаме, покинуть страну как можно быстрее. Официально объявили, что перевозить российских туристов будет только «Аэрофлот», а все остальные рейсы отменят. Когда появились новости, что 1 апреля прекращаются все полеты, из онлайн-продажи пропали билеты.

Писали, что в кассе аэропорта Хошимина билет на последний рейс продают за 1500 $ (116 145 Р).

17 марта мы купили билеты на чартерный рейс с острова Фукуок в Москву. Один билет стоил 23 000 Р — это обычная цена для такого рейса. На следующий день нашу бронь не подтвердили, деньги оперативно вернули. Другим путешественникам повезло меньше: им не подтвердили бронь, но деньги возвращали несколько дней. Людям было не на что купить новые билеты.

Мы решили лететь в Хошимин и стали распродавать вещи, которые накопились за год жизни во Вьетнаме. Другие делали то же самое. На рынке появилось много предложений при практически нулевом спросе со стороны русских туристов. В основном вещами интересовались вьетнамцы. Они скупали все вдвое дешевле, чем это стоило в обычное время. Например, я покупал мотобайк за 200 $ (15 200 Р), а продал за 100 $ (7600 Р).

На острове Фукуок мы жили в окружении тропических деревьевВ доме было четыре квартиры. Мы занимали одну из них. Платили 15 000 <span class=ruble>Р</span> в месяц. Сейчас цены на жилье снизились: нашу квартиру сдают уже за 12 000 <span class=ruble>Р</span>На дверях магазинов висели объявления, что войти можно только в маске

С продажи вещей мы выручили 115 $ (8740 Р). Что-то просто не успели продать, оставили в съемной квартире, например матрац. Арендную плату за квартиру мы внесли 10 марта за месяц вперед — 5 000 000 VND (15 000 Р) без учета коммуналки. Половина этой суммы просто сгорела. Договорились с хозяйкой, чтобы она простила нам хотя бы коммунальные услуги.

Два билета с острова Фукуок в Хошимин стоили 7000 Р. Мы сняли в Хошимине дешевый номер в отеле за 10 $ (760 Р) в сутки. Билеты «Аэрофлота» стоили дорого. Мы хотели обратиться в посольство России во Вьетнаме, даже составили текст письма и приложили документы. Но в местном чате написали, что уже отправляли подобное письмо.

Посольство ответило: «Пока есть рейсы „Аэрофлота“ и чартеры, покупайте билеты на них».

Мы поняли, что не стоит ждать низких цен или эвакуационных рейсов. В ночь с 18 на 19 марта купили два билета на рейс «Аэрофлота» 30 марта за 62 000 Р. Ближайшие рейсы, например на 23 и 26 марта, стоили еще дороже — 47 000—59 000 Р за один билет.

Мы потратили на билеты домой примерно на 20 000 Р больше, чем в обычное время. Это небольшие потери с учетом обстоятельств. Нам повезло: мы купили билеты вовремя и угадали с датой. Например, рейс «Аэрофлота» Ханой — Москва на 1 апреля отменили по решению Росавиации.

С 15 марта мы ежедневно были на нервах и боялись застрять во Вьетнаме надолго. Наша платежеспособность в другой стране изменилась: курс доллара вырос, а мы получаем доход в рублях. После возвращения в Россию стало морально легче. Ощущение, что мы запрыгнули в последний вагон уходящего поезда.

Такой ответ получили другие путешественники, которые обращались в посольство с просьбой помочь выехать из Вьетнама. После этого мы поняли, что медлить нельзя
Такой ответ получили другие путешественники, которые обращались в посольство с просьбой помочь выехать из Вьетнама. После этого мы поняли, что медлить нельзя
Такие панамы-маски продаются в Хошимине повсюду
Такие панамы-маски продаются в Хошимине повсюду
Такой ответ получили другие путешественники, которые обращались в посольство с просьбой помочь выехать из Вьетнама. После этого мы поняли, что медлить нельзя
Такой ответ получили другие путешественники, которые обращались в посольство с просьбой помочь выехать из Вьетнама. После этого мы поняли, что медлить нельзя
Такие панамы-маски продаются в Хошимине повсюду
Такие панамы-маски продаются в Хошимине повсюду
Спасительный рейс «Аэрофлота»
Спасительный рейс «Аэрофлота»

Шри-Ланка: комендантский час и распыленный хлор

В феврале и марте мы с мужем отдыхали на Шри-Ланке и захотели слетать на Мальдивские острова. Из Коломбо до Мале всего 1,5 часа, два билета на рейс Korean Air стоили 26 000 Р в обе стороны.

1 марта, за четыре дня до вылета, пришло письмо, что рейс отменили. Деньги обещали вернуть. Мы решили не переносить поездку, потому что уже забронировали и оплатили отель. Новые билеты Srilankan Airlines обошлись нам в 37 000 Р. На Мальдивы мы долетели без проблем, а обратно на Шри-Ланку нас не пускали почти сутки.

Мы должны были вылетать 10 марта. В аэропорт прибыли за 2 часа, но на стойке регистрации нам сказали, что мест в самолете уже нет, и предложили поменять билет на следующий день. Мы попросили билеты на любой ближайший рейс до Коломбо. Девушка забрала наши паспорта, через полчаса вернулась и сказала, что в Коломбо нас не пустят: «Покупайте билеты в Москву». Но все наши вещи, компьютер и документы остались в Коломбо. В тот день мы никуда не улетели. В 23 часа аэропорт закрыли.

Мы ночевали на скамейке на улице в окружении индийских гастарбайтеров.

В 6 утра открылись стойки регистрации. Мы спросили, можно ли купить билеты. Нам ответили: «Без проблем». К этому времени рубль упал и два билета в Коломбо стоили уже 32 000 Р. Нам очень хотелось скорее покинуть эту страну, мы купили новые билеты и благополучно добрались до Коломбо. Это было 11 марта. 12 марта перелеты между Мале и Коломбо закрыли.

Нам до сих пор не вернули 26 000 Р за отмену рейса Korean Air. Srilankan Airlines тоже не компенсировала 32 000 Р, которые нам пришлось потратить, когда нас не взяли на борт. В авиакомпании так и не могут объяснить, почему это случилось.

На Шри-Ланке наш отпуск продолжился. 20 марта мы вернулись с пляжа на обед. Хозяева нашей виллы строго соблюдали время обеда и ужина, поэтому мы удивились, когда застали их у телевизора, и поняли: что-то происходит. Главнокомандующий Шри-Ланки объявил, что на острове вводится комендантский час с 18 часов 20 марта до 6 утра 23 марта — сразу на три дня. Хозяева виллы объяснили, что нельзя выходить в город, но можно на пляж.

Утром 21 марта я поймала себя на мысли, что не слышу гудков автобусов и стука колес поездов. Этого мы совсем не ожидали. Отправились к морю, где в это время всегда были туристы. По пути были только полицейские и человек, распыляющий хлор. Стало жутко. Мы прогулялись по пляжу и встретили других путешественников. Они должны были улететь утром, но их рейс перенесли на понедельник, 23 марта. Надеялись, что в понедельник все вернется на свои места.

С балкона нашего номера в отеле на Шри-Ланке было видно океанВ обычное время на улицах Коломбо много людей и машинСейчас улицы города-миллионника опустели

Мы должны были лететь домой 24 марта. Чтобы заказать такси, надо было получить разрешение на выезд в туристической полиции, оплатить услугу, запросить координаты водителя, отправить ему в смс или Вотсапе разрешение вместе с копиями билетов и паспортов. Таксист тоже должен получить разрешение по этим документам. На это уходит много времени, и водители часто не приезжают. Мы не могли так рисковать. Решили, что выйдем из дома за сутки до рейса и будем добираться до аэропорта как угодно, хоть пешком.

23 марта в 8 утра мы вышли на дорогу. До аэропорта — 110 км, до вылета — 26 часов. Мы надеялись поймать машину, тук-тук — трехколесный мотороллер с кабинкой — или автобус. Нам повезло: остановился автобус. Все, кроме нас, были в масках.

Позже мы слышали, что европейцев даже в масках начали выбрасывать из автобусов.

Примерно за 50 км от аэропорта автобус закончил свой маршрут. К нам тут же подъехал тук-тук, и водитель согласился везти нас дальше за 3500 Rs (1365 Р). Через 200 метров нас остановили на посту полиции. Люди в масках и с автоматами проверили билеты на самолет и паспорта. Было жутко. Еще через 100 метров водитель испугался, что не успеет вернуться в город до начала комендантского часа, развернулся и повез нас на стоянку тук-туков. Никто из водителей не согласился везти нас дальше.

Нам пришлось выйти на дорогу и ловить попутку там. До рейса оставалось 24 часа, до начала комендантского часа — всего 4. К счастью, остановился дедушка на тук-туке и повез нас в аэропорт. К этому времени все магазины уже закрылись, улицы были совсем пустые. Казалось, что находишься в декорациях к фильму-катастрофе.

В аэропорт мы приехали, когда до вылета оставалось 20 часов. Там было очень много людей. Кто-то сидел там целых три дня. Кто-то спал на улице: погода позволяла. Туристы, у которых отменили чартерные рейсы, рассказывали, что туроператоры предлагали им покупать новые билеты, обещали помочь с кредитами.

Мы решили поискать отель недалеко от аэропорта, чтобы там переночевать. За номер у нас просили 45 $ (3420 Р). Мы сторговались до 25 $ (1900 Р), хотя его красная цена — не больше 6 $ (456 Р): комната была грязной, темной и с тараканами. Там не было интернета, горячей воды, кондиционера. Во всем отеле были только мы и хозяин гостиницы с женой.

Наутро мы наконец улетели домой. Благодарили всех святых, что наш рейс не отменили и не задержали. Я еще никогда так не радовалась возвращению из теплых стран.

В аэропорту приятно удивила атмосфера. Все вели себя спокойно, несмотря на то что многие ждали своего рейса несколько дней
В аэропорту приятно удивила атмосфера. Все вели себя спокойно, несмотря на то что многие ждали своего рейса несколько дней
Отель, где мы ночевали перед вылетом домой, выглядел совсем заброшенным. Сначала мы решили, что в нем никого нет и люди покинули его уже давно
Отель, где мы ночевали перед вылетом домой, выглядел совсем заброшенным. Сначала мы решили, что в нем никого нет и люди покинули его уже давно

Хуахин: спокойный карантин и списки на эвакуацию

Карантин застал нас в Таиланде — в Хуахине. В городе много европейцев в возрасте 70—80 лет. Мы ждали, что статистика заражений будет впечатляющей, но не удается найти информацию даже о зарегистрированных зараженных. Возможно, потому, что в городе живет король Таиланда и все «под контролем».

Внешне все выглядит спокойно. Местные по-прежнему желают нам доброго дня и улыбаются, предлагают сервисы доставки. Постепенно режим карантина становится строже.

Мы планировали остаться в Таиланде до начала мая: я продлила визу в иммиграционном офисе на 30 дней за 1900 THB (4408 Р). Теперь не знаем, как быть. Пока нас не затронул вирус. Что будет, если затронет, сказать сложно. Изучаем вопрос со страховками: по правилам многих компаний ее нужно оформлять за пределами страны пребывания. Думаем обратиться в местные страховые. Нужно, чтобы страховка покрывала 100 000 $ (7 600 000 Р).

В моей жизни СММ-специалиста на фрилансе мало что изменилось. У компаний-клиентов ситуация разная: одни наращивают производство и рекламную активность, другие сокращают персонал, и люди жалуются в соцсетях. Работы у меня стало больше, но обсуждать сейчас повышение ставок — не лучшее время
В моей жизни СММ-специалиста на фрилансе мало что изменилось. У компаний-клиентов ситуация разная: одни наращивают производство и рекламную активность, другие сокращают персонал, и люди жалуются в соцсетях. Работы у меня стало больше, но обсуждать сейчас повышение ставок — не лучшее время

В новостях говорят, что в Хуахине, на островах Самуи и Панган сейчас около 4400 российских туристов, которые подали заявку на эвакуацию. Мы тоже подавали, но ответа не было. Посольство не справляется с потоком звонков, в онлайн-чате тоже молчат. Не предъявляю им претензий: думаю, были бы финансы и дополнительные руки, все было бы по-другому.

На днях начала заполнять форму на сайте госуслуг, чтобы попасть в новые списки на эвакуацию и получить материальную помощь. В конце нужно поставить свое согласие под несколькими пунктами. Например, по прибытии в Москву все должны отправиться на карантин. Жители регионов не могут пройти его дома: они отправятся в специально созданные места для обсервации. Я не могу подвергать себя такому риску и не поставила галочку в анкете. По всей видимости, помощь мы не получим и в новые списки на эвакуацию не попадем.

Билетов в Москву и Санкт-Петербург на ближайшее время нет. Те, кто успел купить их раньше, застряли в аэропорту Бангкока. Мы боимся лететь на самолете: это почти гарантированное заражение. Продолжаем следить за новостями, мониторим сайты Ростуризма и посольства России в Таиланде и желаем себе удачи.

В иммиграционном офисе в Таиланде мне без проблем продлили визу сразу на 30 дней
В иммиграционном офисе в Таиланде мне без проблем продлили визу сразу на 30 дней
Мария Кузнецова
Вы тоже путешествовали, когда объявили пандемию коронавируса? Расскажите, как вам удалось вернуться домой:
УЧЕБНИК

Расскажем, как получать пассивный доход

Бесплатный аудиокурс для начинающих инвесторов: слушайте уроки по 10 минут в день — и уже через неделю вы сможете собрать свой первый портфель
  Скачать для Айфона  
Лучшее за неделю
Спланируем путешествие за вас
Подпишитесь на рассылку, и мы будем присылать полезные путеводители каждую неделю