«Игра в кальмара»: инвестиционный потенциал

Этот текст написал читатель в Сообществе Т⁠—⁠Ж

Disney +, который официально запускается в Южной Корее 12 ноября, будет демонстрировать контент Disney и его стабильные бренды, включая Pixar, NG, Marvel, а также оригинальный контент и сериалы, произведенные в Корее.

Международный триумф корейской продукции потрясает. Ей удалось ворваться в глобальный мейнстрим так, как это не удалось другим странам, в т.ч. Японии и Китаю. И дело не только в степени проникновения, а в ширине охвата: от поп-музыки до кино и телевизионной драмы.

Полагаю, что корейские проекты изначально удачно выбрали время для своего старта: YouTube предлагает гибкую и демографическую платформу для музыки, а Netflix приучает основную англоязычную аудиторию к чтению во время просмотра. Термин «Hallyu», буквально означающий "корейская волна", уже стал синонимом всемирного признания, и правительство оценивает индустрию развлечений ключевой силой будущей национальной экономики.

По факту. За последние пять лет Netflix #NFLX вложила в корейский контент порядка $650 млн., и планирует инвестировать еще ~$460 млн. только в этом году. Успех «Паразитов» и "Игры кальмаров", которую посмотрели 110 млн. раз (при базе более 200 млн подписчиков #NFLX), отражает потенциал и интерес к корейскому контенту. Вопрос только в том, что Южная Корея у всех на слуху, но маржа корейских студий не более 10-15%: делает деньги Netflix, имея все права интеллектуальной собственности на контент.

Предмет развития южнокорейских глобальных платформ и роста рыночной доли вполне логичен. И на вопрос — как перейти от производства хорошо потребляемого на иностранных площадках контента (как Apple Music в том числе) к развитию собственных платформ — ответ есть. Весной правительство Южной Кореи создало «Альянс Metaverse» для содействия разработки платформ AR и VR. К альянсу уже присоединились 500 компаний, в том числе Samsung, Hyundai Motors, SK Telecom и KT.

В рамках проекта Korean New Deal 2.0:

Предположение, что страна станет лидером за счет новых технологий, выглядит реальным. Как это будет — путем инвестиций в потоковое вещание компаний (как CJ ENM), путем слияния (как Big Hit Entertainment, стоящая за BTS) или путем расширения платформ Metaverse (как Zepeto, поддерживаемая техно Naver) — не суть важно. Важно, что корейские компании предметно продвигаются по цепочке создания стоимости.

Как получается, что относительно небольшая страна успешно производит так много телепродуктов, которые настолько хороши, что миллионы людей их смотрят-слушают? Все просто. Прямой интерес государства, готовность впитывать/модерировать иностранное влияние, высокоскоростная мобильная связь, разнообразие покупательной способности и менталитет, ориентированный на экспорт

Считаю, что первенство в сфере развлечений останется в равной степени искусством и наукой. И уверен, что настоящий секрет «волны» не в политике или метаданных, а в медиа-продукте в сочетании с инфраструктурой Интернета, развитием YouTube и Netflix (каналы распространения и источники финансирования) и платформами социальных сетей (маркетинг и сообщества).

Согласитесь: если контент, который вы производите, не интересует людей, вы никогда ничего не добьетесь.



Так ли Корея интересна как кажется? Паразиты и Кальмары пройдут и будут забыты, Корея-поп быстротечно меняет кумиров как перчатки... Страна одного народа, одной культуры и большого слоя социальных проблем. Свою нишу они вероятно найдут и займут, или точнее уже нашли, но о каком "международном триумфе" может идти речь? Сладкие девочки и мальчики, и параллельно с ними безумие людей на грани нищеты... Сейчас это многим интересно, новый не знакомый массам мир, но на сколько хватит этого интереса? Китай и Япония это уже проходили, может не так ярко, но и времена были другие. Были свои звезды, громкие проекты, внимание миллионов из-за границы и даже целые культы... автор этого не знает или преднамеренно умалчивает и это лишь показывает на сколько история быстротечна, а шоубиз и подавно...

3

Сообщество Т—Ж

Лучшее за неделю