«Час работы приносит 1000 ₽»: как я стала переводчиком научно-популярной литературы

И почему подумываю о смене профессии

«Час работы приносит 1000 ₽»: как я стала переводчиком научно-популярной литературы

Этот текст написала читательница в Сообществе Т⁠—⁠Ж. Бережно отредактировано и оформлено по стандартам редакции.

Четверть века назад я начала переводить книги с английского языка на русский.

Сначала это была подработка, а теперь профессия. Я не оканчивала Литературный институт, не имею диплома романо-германского отделения филфака, но это не помешало мне стать хорошим и востребованным переводчиком — заказы находят меня сами. У переводчика есть много вариантов продажи своих навыков, и работа на издательство имеет свою специфику. Как получить такую работу, что важно знать, чтобы делать ее хорошо, и нужно ли вам это вообще — на эти вопросы я постараюсь ответить в статье.

Начну с предыстории. Так уж получилось, что я и российское книгоиздательство прошли путь становления рука об руку. Мне кажется, с ним полезно познакомиться: это поможет лучше понять, что происходит в издательствах сейчас и как на них нужно и не нужно работать.

Как я начала переводить книги

Я выросла в тиши социалистического застоя в закрытом городе, на родине ядерной бомбы — знаменитом Арзамасе-16, ныне ЗАТО Саров. Мой папа работал инженером-оружейником на серьезной должности, а мама — логопедом. Я воспитывалась в тепличной среде, не в смысле роскошеств — их не было, а в плане подготовки к вызовам реальной жизни. Фортепьяно и балет, математический кружок и литературное объединение, а главное, «английская» спецшкола, куда поступали по конкурсу, чтобы со второго класса учить язык по 8 часов в неделю. Одним из предметов был специальный и технический перевод. Вел его очень забавный дядька, замечательный педагог. Но его профессиональные качества я смогла оценить позднее, когда начала пользоваться знаниями, которые он нам давал.

Я легко поступила в Московский авиационный институт — и оказалась в Москве 90-х. К реалиям той эпохи я была совершенно не готова, за одним исключением — приличным знанием английского языка. Чтобы прокормиться, я устроилась через друзей по общежитию в маленькую компьютерную фирму, где переводила буквально все — от инструкций до переговоров с деловыми партнерами из Южной Кореи. Но совмещать подработку с учебой на дневном отделении было тяжело.

МАИ я скоро бросила и поступила на истфак МГУ по специальности «история искусства» — к экзамену по искусству России за десять веков я подготовилась сама. У меня было много друзей-филологов: студенты наших факультетов жили в одном общежитии. Так возникла «социальная сеть» гуманитариев.

Трудовые будни гуманитария в МГУ
Трудовые будни гуманитария в МГУ
Медалистка из тихой заводи
Медалистка из тихой заводи
Трудовые будни гуманитария в МГУ
Трудовые будни гуманитария в МГУ
Медалистка из тихой заводи
Медалистка из тихой заводи

Денег по-прежнему не хватало, и когда мне предложили перевести книжку, я сразу согласилась. Так я попала в знаменитый когда-то проект «Сага о копье». Нам с друзьями достались дописи, расширяющие вселенную «Драгонлэнс». Сейчас я не уверена, что это было официальное издание книжной серии, а не самодеятельность ушлых коммерсантов, ведь в 1990-х годах в сфере переводной литературы царило полное беззаконие. Работа меня захватила. Это было «самое то» — почти собственное творчество, только без мук построения сюжета. Пока однокашники мыли лестницы и разгружали вагоны, я сидела в тепле с огромным бумажным словарем Мюллера и описывала магию.

Перевод писала от руки на листах бумаги А4 и еженедельными порциями возила редактору серии на дом. Тогда же получала оплату — сдельную, черным налом. Ставку оплаты не помню, слишком многое произошло с тех пор с рублем. Показательно то, что на недельный заработок в режиме «между дневными лекциями и вечерним пивом» можно было снять 1-комнатную квартиру в не самом дальнем районе Москвы.

В годы учебы я постоянно подрабатывала переводами. Первый самостоятельный заказ нашла прямолинейным, но эффективным способом. Открыла телефонный справочник деловой Москвы «Желтые страницы» на разделе, посвященном издательскому делу и полиграфии, и обзвонила все фирмы и фирмочки с вопросом: «Вам не нужен переводчик с английского?»

Раз на сотый сработало, а дальше меня стали рекомендовать.

Я хваталась за все: рецепты, восстановительная физкультура, любовные романы — скука неимоверная, и платили копейки — эзотерика… «Терра», «Фантом-пресс», «Беловодье». На первый приличный гонорар я купила компьютер — и жизнь сильно упростилась. Готовую работу я так же возила сама, но уже на дискетах. Интернета в личном доступе все еще не было, и я, как добросовестный переводчик, выписывала все непонятное в тетрадочку, с которой ехала в «Иностранку» — библиотеку иностранной литературы на Китай-городе. Там я все выходные рылась в специализированных словарях.

Как я стала частью гиг-экономики

Когда моя дочь заходит в книжный магазин в центре Москвы и говорит друзьям: «Эту книгу перевела моя мама», — то часто слышит в ответ: «Ух ты, круто! Значит, она умная и богатая!» Потом мы с ней долго смеемся. Многим при словах «переводчик в издательстве» представляется сцена из старого фильма «Осенний марафон»: интеллигентные неврастеники расхаживают по просторным кабинетам, потрясают рукописями и мучительно подбирают единственно верное слово.

Все это в прошлом. Я лишь соприкоснулась с этим мирком, когда сотрудничала с издательством «Мир». Вот там была редактор — утонченная седовласая дама в шалях и каменьях! Вот тогда были и правки в рукописях, и муки поиска, и удовлетворение творца. Оплачивал весь этот пир духа очень богатый человек, который размещал уникальные заказы, чтобы издать их крохотными тиражами — для избранных лиц.

Авторский экземпляр уникального двухтомника. Выходные данные отсутствуют, указаны только редактор и переводчики: я на первой строке — тогда у меня была другая фамилия
Авторский экземпляр уникального двухтомника. Выходные данные отсутствуют, указаны только редактор и переводчики: я на первой строке — тогда у меня была другая фамилия

В 1990-е годы в высоколобом, консервативном и крайне закрытом мире переводной литературы произошла настоящая революция. Бум коммерческого перевода требовал как можно скорее и дешевле выпускать тонны книженций в ярких обложках на «туалетной бумаге». Делались они так же, как и выглядели, — кое-как. Экономили на всем. Первыми сократили корректоров — и теперь вы едва ли найдете классического корректора-«глазника», ведь ошибки подчеркнет «Ворд», а если что и останется, это уже не считается крамолой. Когда вы последний раз видели в свежей книге вклейку с перечислением опечаток?

Следом «порезали» литературных редакторов. Переводчик должен был выдавать текст сразу под верстку, быть быстрым и дешевым. Это привело к резкому падению уровня переводов и стремительному выгоранию немногих перфекционистов. Из изданий той поры я помню самые сочные переводческие ляпы. Это и пресловутые «кальки» — идиомы, которые переводчик не распознал и потому перевел дословно. А также ложные друзья переводчика — слова, похожие на русские по звучанию, но отличающиеся по смыслу. Да и просто перлы от незнания иностранных реалий — до интернета в каждом телефоне было еще далеко.

Переводческие ляпы

«Скарлетт в великолепном платье из вельвета» — «ложный друг» превратил великосветский бархат в демократический вельвет.

«Это красные селедки!» — буквальный перевод старинной идиомы со значением «эй, тебя водят за нос!».

«Лягушка в кузинатре» — классический пример незнания контекста из прославленного цикла Роджера Желязны о принцах Амбера. Ну, не ведал вчерашний советский человек, что Cuisinart — производитель кухонных комбайнов. Сейчас это почти миф, а я такие штуки в книгах встречала.

Мой переход к письменному переводу был полным и окончательным. Я никогда больше не работала «живым» переводчиком и совсем утратила этот навык. Это неизбежно, если нет разговорной практики. Слова и выражения уходят в пассивный запас — вроде и знаешь, но фактически не помнишь и лезешь в словарь. Словарь становится своего рода костылем, и мозг разучивается быстро извлекать из памяти языковые конструкции, да еще и в «обе стороны» — с английского на русский и наоборот.

Переводить на родной язык, конечно, проще. Такой заказ требует меньшей работы со словарем, а значит, и выполнить его можно быстрее — в итоге вы получаете больше денег за единицу времени. Несмотря на то что перевод на иностранный язык нередко оплачивается лучше, вы привыкаете быстро делать работу с чуть менее выгодной ставкой, но выигрывать за счет объема. В результате приобретаете более глубокую, но узкую компетенцию. Добивает разговорный навык оторванность от живой языковой среды — вы просто не знаете, «как сейчас говорят», тем более не ориентируетесь в акцентах и арго. Капкан захлопнулся!

В итоге вы обречены переводить относительно грамотную письменную речь образованных писателей и публицистов. Вы прикованы к одному типу задач и зависите от ограниченного круга заказчиков. С одной стороны, они хорошо вас знают и постоянно к вам обращаются — это снижает затраты времени на поиск заказов и минимизирует риски. С другой, вы становитесь заложником этих отношений, и вам даже некогда задуматься, чем это грозит. Вы колотите по клавишам, ведь ставка оплаты вашего труда не поспевает за инфляцией. «Быстрее, лучше, дешевле», помните?

После получения диплома искусствоведа я преподавала в Академии живописи, ваяния и зодчества, работала младшим научным сотрудником в Институте востоковедения РАН. Времена были уже спокойные, но нежирные, особенно для гуманитария, который не умеет добывать себе гранты. Платили гроши, и из декрета в свой НИИ я не вернулась. Подруга привела меня на штатную должность в издательство, которое в то время было одним из лидеров на рынке бизнес-литературы.

Так я стала редактором переводного журнала по маркетингу: подбирала статьи, договаривалась с правообладателями, отдавала материалы в перевод, редактировала и контролировала весь процесс подготовки журнала к печати. Вскоре мне доверили переводные книги. Это было повышение: всего четыре редактора, все с дипломами МГУ, зарплата повыше, лояльное начальство и почти полная свобода. Пользовались мы ею, подрабатывая переводом книг, которые редактировали.

Но традиции книгоиздания на этот счет строги: перевод, литературная редактура, научная редактура, корректура — разные виды работ, и заниматься ими должны разные люди. Можно уметь все, но совмещать навыки в одном проекте не следует. Работа над книгой — многоэтапный процесс: если читать один и тот же текст снова и снова, «глаз замыливается» — вы привыкаете к написанному и перестаете замечать в нем недостатки.

Если вы сами себе редактор, это означает, что никто не посмотрит на книгу свежим взглядом.

Правила это запрещали: вам просто не согласовали бы проект, в котором в графе «переводчик» значилась ваша фамилия. Но можно было вписать туда фамилию родственницы или знакомого — любого, кто готов предоставить свои паспортные данные для договора. Ведь переводчиков мы тестировали и отбирали сами. Объективности ради, ставка была невысокой, книги непростыми, а переводчики ненадежными. Проще было самой перевести особо заковыристую статью или книгу и точно знать, что в тексте ничего не переврали и не выбросили.

Я добросовестно трудилась сверхурочно ради этой подработки, получила как мать малолетнего ребенка один присутственный день в неделю и чувствовала себя прекрасно. Это был спокойный период скромного, но надежного достатка и удовлетворения своей работой.

Небольшая часть моего неоднозначного вклада в науку и литературу
Небольшая часть моего неоднозначного вклада в науку и литературу

Через несколько лет хозяин издательства эмигрировал, и снова встал вопрос трудоустройства. Беда была в том, что я уже привыкла работать в основном дома, попутно занимаясь маленькой дочкой и многочисленными хобби. Я писала книги и стихи, публиковалась (за копейки, но приятно же!), вязала свитера, валяла сумочки и делала кукол в смешанной технике. Но монетизировать свои навыки я не пыталась — сказывалось тепличное воспитание и перфекционизм.

Правда, одну куколку я принесла показать на работу, и несколько сослуживиц даже загорелись: «Я бы купила!» Но я подумала: «Это несерьезно, кто я такая, просто самоучка». Иногда я об этом жалею.

В общем, когда коллеги кинулись ходить по собеседованиям, я осталась дома. Потом подруга устроилась редактором в издательство «Альпина» и помогла мне получить первый заказ на перевод, а за ним последовали и другие. Так я уже лет десять работаю по договорам практически только на этот издательский дом.

Как я перешла на фриланс

Я стала фрилансером задолго до того, как коронавирус выдавил массу людей на дом. Большинство из них так и остались в штате и сохранили все положенные блага — от ежемесячной зарплаты до медицинской страховки. Внештатник же работает по срочным договорам и не имеет ни гарантированной регулярной оплаты труда, ни соцпакета. О больничных, отпускных, квартальных и годовых премиях стоит забыть.

Я езжу в отпуск с ноутбуком и обязательно выделяю хотя бы три часа в день для работы. Например, после полудня, когда из-за жары и ультрафиолета лучше держаться подальше от пляжа. Иначе отпуск дорого мне встанет, ведь дни простоя никто не оплатит. Если простой возникает из-за болезни, это тоже мои проблемы. Общий принцип таков: не хочешь или не можешь работать, не работай и живи на накопления. Издательству все равно, как я распределяю свое время, лишь бы соблюдала сроки по договору.

Бумажный оригинал — редкость. Теперь работу мне присылают в виде пдф-файлов
Бумажный оригинал — редкость. Теперь работу мне присылают в виде пдф-файлов

Но, как шутят герои Пелама Вудхауса, у этой черной тучи есть серебряная кайма. За мной не следят корпоративные системы учета рабочего времени, я не должна выполнять никакие нормативы: рабочих часов и дней, выработки и так далее. Если в среду днем мне удобно съездить с дочерью в магазин или навестить родителей, то я отработаю это выпавшее время в воскресенье. Да, я часто работаю по выходным. Я гибко управляю своим временем, чередуя работу с дополнительным образованием, домашними делами, творчеством и уроками игры на скрипке.

Главные навыки фрилансера — это умение планировать и самоконтроль. Я договариваюсь сама с собой, на какую сумму должна перевести за день и за неделю, и стараюсь не отступать от графика. По молодости я позволяла себе накапливать работу и затем делать ее в авральном режиме. Теперь такой убийственный для глаз и позвоночника режим мне недоступен, да он и не окупается.

Я методично тружусь каждый день в пределах сил и желания и получаю ровный поток текста достойного качества, который потом не приходится переписывать, тратя на это лишнее время. Приступая к работе, я смотрю на часы и ровно через час или полтора — в зависимости от сложности текста и самочувствия, переключаюсь на другое занятие. Тем, кому трудно следить за временем или прерываться, советую ставить будильник.

Несколько таких подходов за день дают мне четкое понимание, какую часть своей жизни я сегодня отдала заработку, защищают от выгорания и помогают сохранить зрение. Когда я перешла на жесткий хронометраж, то стала зарабатывать больше, так как перестала непродуктивно расходовать время. Главное, пропало неприятное чувство, что работа заполняет всю мою жизнь, превращая ее в борьбу за выживание.

Совет № 1

Жесткий хронометраж позволяет разделить время труда, отдыха и саморазвития, а также адекватно оценить свою результативность и финансовую отдачу от своего труда.

Как стать переводчиком в издательстве

В издательском доме «Альпина», с которым я давно и успешно сотрудничаю, бизнес-процессы прописаны четко. Руководитель (менеджер) проекта — штатный сотрудник, который курирует весь процесс подготовки книги к публикации и предлагает ее переводчику по своему выбору. Быть давним проверенным исполнителем выгодно: опытный переводчик не подведет, выполнит работу качественно и в срок.

Где искать вакансии. Например, стать переводчиком «Альпины» можно, даже если у вас нет знакомых, которые могли бы привести в издательство. Переводчики, литературные редакторы, верстальщики и прочие специалисты нужны всегда.

Наша компания регулярно размещает вакансии на рекрутинговых платформах — «Хедхантере», в аккаунтах издательства в социальных сетях и даже на личной странице директора в «Фейсбуке». Можно не ждать, а самому обратиться в издательство и предложить свою кандидатуру.

Какие навыки и умения нужны. Профильное образование — языковое, филологическое, просто гуманитарное — и опыт работы приветствуются, но не обязательны. В издательстве есть очень уважаемые переводчики, которые пришли туда вообще без бэкграунда. Известны и другие случаи: можно прекрасно знать иностранный язык, но выдавать неудобоваримый текст на родном. Переводчик обязан не только полно и точно передать содержание оригинала, но и создать читабельный грамотный текст без тавтологий и других грубых стилистических ошибок. Не нужно быть мастером художественной прозы, но вкус к языку, умение ясно и грамотно выражать мысли на письме — та основа, на которой вы сможете наращивать мастерство и набираться опыта.

Любому соискателю, что бы ни значилось в его резюме, предложат пройти тест — сделать пробный перевод. По результатам тестирования и будет принято решение, работать с вами или нет. Тестовое задание вы получите гарантированно, поэтому даже если вы новичок, то сможете показать себя в деле.

Резюме же подскажет менеджерам, в каких областях и темах вы разбираетесь, какая книга, вероятно, окажется «вашей». Например, математику и культурологу предложат разные проекты, чтобы максимально использовать профессиональные знания и возможности каждого фрилансера. Если в данный момент проектов для исполнителя нет, то вас включат в список с указанием вашей специализации. Как только появится что-то подходящее, к вам обратятся. Это не значит, что если вы специализируетесь на зоологии, там будут предлагать только научпоп про животных. В любом случае вы получите любую книгу, по которой сделаете хороший тест. Просто с близкими темами работать проще и эффективнее. Поэтому расширяйте эрудицию — это даст больше вариантов работы и, соответственно, больше заказов.

Если вы владеете не очень распространенным языком, все равно присылайте резюме. Возможно, у издательства найдется проект, который ждал именно вас. В ИД «Альпина Паблишер» уже выходили книги, переведенные с немецкого, французского и даже норвежского языков.

В моем личном зачете — труды о гравитационных волнах и черных дырах, искусственном интеллекте и поиске внеземного разума, происхождении человека и культуре, политике и войне, экологии и экономике, психологии и педагогике, биографии Черчилля и Оруэлла. Это интересная работа.

Я со своим переводом в петербургском книжном «Подписные издания»
Я со своим переводом в петербургском книжном «Подписные издания»
Одна из последних книг великого популяризатора науки и сценариста фильма «Контакт» переведена мной
Одна из последних книг великого популяризатора науки и сценариста фильма «Контакт» переведена мной

Как выполнить тестовое задание. Тест — это не какой-то абстрактный фрагмент, а любые 4—5 страниц из начала книги, которой требуется переводчик. Если вы с ними справитесь — книга ваша. Труды, затраченные на пробный перевод, не пропадут даром — вы продолжите работать над этим проектом после заключения договора с издательством. Это общее правило. Такой тест делают все переводчики нашего издательства по каждому своему проекту, даже если он у них десятый или сотый.

Сданный вами тест менеджер направит литературному редактору с отличным знанием английского языка. Тот его тщательно изучает, сверяясь с оригиналом, и рекомендует одобрить вашу кандидатуру или предложить проект другому переводчику. Отвод неприятен, но не смертелен: возможно, эта тема просто «не ваша», и рецензент не уверен, что вы хорошо с ней справитесь. Затем ему предстоит редактировать ваш перевод, и, поскольку он тоже фрилансер, его нежелание тратить лишнее время и силы вполне понятно. Так, мне этим летом не доверили проект по драматургии, но взамен предложили великолепную книгу по палеоантропологии, которую я с удовольствием перевела. Это одна из моих любимых тем.

Если тема сложная и требует специальных знаний, к проекту подключают научного редактора — например, ученого соответствующей специализации, который оценит ваш тестовый перевод. Его мнение очень важно: научно-популярную книгу невозможно адекватно перевести без базовых знаний, знакомства с терминологией и умения правильно ее употреблять. Никому не нужен перевод, где разряжающий резистор превращается в «кровоточащий», а Фукидид в «Фисидайдза».

Как повысить свои шансы и получить проект. От переводчика не требуют идеальный, безупречный текст в состоянии «хоть сейчас в верстку». После вас над книгой будут работать литературный и научный редакторы. Но с тестом следует выложиться на сто десять процентов. Чем убедительней будет ваша работа, тем больше шансов получить весь проект. Не отсылайте перевод, едва закончив. Дайте «отлежаться» хотя бы до завтра и — медленно, вдумчиво — перечитайте и постарайтесь увидеть его свежим взглядом.

Вот его получает пока неведомый вам редактор, от решения которого зависит все. Что он увидит в вашем тексте? Моменты, которые можно поправить, удачнее выразить, более емко сформулировать — и немало. Во-первых, любой текст можно улучшать бесконечно. Во-вторых, ваш вылизанный текст для этого суперпрофи — просто заготовка, ведь у редактора совсем другой уровень. Готовьтесь увидеть правки, не обижайтесь и обязательно учтите их в дальнейшей работе. Это нормально.

Другое дело, если в переводе будут откровенные ляпы из-за невнимательности, небрежности, поспешности. Все, что подчеркнул «Ворд», требует вашего внимания. Опечатки — это, конечно, не перевранный оригинал, но впечатление они производят плохое, а вам нужно — хорошее.

Разумеется, вы должны хорошо понимать, что написано в исходнике. Это очевидно, но важно выразить это понимание как можно лучше.

Что категорически не следует делать

Не пытайтесь обмануть издательство. Оно повидало достаточно ловкачей, которые заливают оригинал в «Яндекс-переводчик» или в «Гугл-переводчик». Подозрительный текст проверят на машинность, и вы больше никогда не получите проект.

Не просите друга-переводчика сделать тест за вас. Вы рискуете не справиться с проектом и испортить свою репутацию. Даже если сможете, убив на это слишком много времени, усилия просто не окупятся.

Переходя от теста к основной работе, важно не потерять в качестве. Тем не менее дальше вы будете тратить меньше времени и сил на фрагмент такого же объема, — ведь когда вас утвердят, уйдет стресс, вы «вработаетесь» и привыкнете к авторскому стилю.

Помните, даже опытные переводчики получают книги знакомой тематики. Для новичков выбирают еще и несложные. Если в процессе работы возникают трудности, нужно сообщить об этом руководителю проекта на раннем этапе: книгу заберут и предложат другую. Гораздо хуже — промолчать и сдать плохой перевод. С таким переводчиком больше работать не будут, и это решение обжалованию не подлежит. Это не теория, такие случаи были.

Совет № 2

Если что-то пошло не так, не таитесь от менеджера проекта. Никто в издательстве не ставит целью зарубить вашу кандидатуру и лишить куска хлеба.

Сколько зарабатывает переводчик на фрилансе

Труд переводчика-фрилансера оплачивается сдельно. Ставку оплаты устанавливает издательство: определенное количество рублей за условную страницу (у. с.) перевода — вашего текста, а не текста оригинала. Ставка прописывается в договоре на перевод конкретной книги. За особо сложный или срочный проект ставку могут повысить, но незначительно — на десяток-другой процентов. Иногда издательство пересматривает все свои ставки, чтобы отчасти компенсировать инфляцию.

Некоторые издательства устанавливают ставку за авторский лист (а. л.) Смысл от этого не меняется: вам платят только за труд, измеренный очень точно. За сидение на стуле, за то, что скоро Новый год, — не платят.

После успешного тестирования с вами заключают договор на конкретный проект. В нем прописано, к какой дате нужно завершить перевод. Сдавать работу можно полностью или частями. После того как вы сдали перевод целиком, у издательства есть 15 дней, чтобы вернуть его на доработку. Это делается не от балды — основания четко прописаны в договоре: более 1 фактической ошибки на 30 условных страниц и/или более 1 стилистической на 3. Имеются в виду грубые ошибки — искажение смысла, нечитабельная фраза, которая противоречит нормам русского языка. Править «молодая» на «юная» вас не заставят — «недопустимы как вольная интерпретация авторского текста переводчиком, так и вкусовая правка со стороны редактора», предупреждает библия «Альпины».

Перевод ненадлежащего качества вернут на доработку. Не справитесь — договор расторгнут без компенсации. Поэтому, если книга оказалась вам не по зубам, важно как можно раньше вернуть ее менеджеру. Это может случиться и с хорошим переводчиком, главное — сохранить свою репутацию и не подвести издательство. У меня таких случаев пока не было, но все мы люди, и никто не застрахован.

Я предпочитаю сдавать работу частями. Двадцатого числа каждого месяца я отсылаю руководителю проекта перевод, выполненный с предыдущей отчетной даты. В зависимости от количества печатных знаков в тексте и ставки по договору менеджер рассчитывает гонорар и передает данные в бухгалтерию. В определенную дату в начале следующего месяца плюс-минус пара дней мне на карту поступает гонорар. Все налоги за меня платит издательство, удержаний из гонорара нет. Я могу запросить справку НДФЛ — мои доходы белее снега. При этом мне не нужно заполнять декларацию и вообще контактировать с налоговой. Но при желании можно стать самозанятым — ставка будет выше, потому что вы сами будете платить налоги.

Ставки в издательствах разные, оглашать их я не буду, так как это внутренняя информация. Заработок при такой системе — дело индивидуальное. Для одних это лишь подработка, для других основной или единственный источник дохода. Времени на проект отводится обычно с запасом. Если сроки горят, вас предупредят и могут предложить повышенную ставку. Для меня переводы — это основной заработок, и я всегда завершаю работу с опережением. Очень многое, разумеется, зависит от опыта. Добросовестные новички долго и неэффективно ковыряются с текстом, недобросовестные совершают над собой усилие, чтобы пройти тест, после чего сдают неудобоваримый перевод и навсегда лишают себя заказов.

Час работы на «Альпину» приносит мне 1000+ рублей. Умножаем на 40 часов рабочей недели, потом на число рабочих недель в месяце и… — да я богачка! Но к сожалению, не все так просто.

Во-первых, столько приносит час не просто сидения за компьютером, а максимально интенсивного, сфокусированного труда с полной выкладкой. Продержаться в таком режиме 8 часов нереально — это высокоинтеллектуальная работа. Снижается внимание: фразы становятся корявыми, путаются слова с близким написанием — физик (physicist) превращается во врача (physician). Да и просто хочется переключиться на другую задачу, потому что эта в тебя больше не лезет. К умственному утомлению прибавляется физическое, знакомое любому закомпьютерному сидельцу. Поэтому я редко работаю больше четырех часов в день, разве только когда нужно компенсировать вынужденный простой.

Снижать качество работы при этом нельзя. Прежде чем сдать готовый перевод, я обязательно вычитываю его и правлю, доводя до уровня, с которого литературный редактор совершит свой прыжок к совершенству. На это я трачу дополнительное время — оно не оплачивается.

Но если исходник будет плохим, я сама себе наврежу.

Во-вторых, я у редактора не одна. Издательство ежегодно покупает права на определенное число книг, и больше просто не будет. К концу каждого проекта меня начинает терзать мысль: «Когда дадут следующий?» Дни, когда у меня нет книги в работе, не оплачиваются. Можно, конечно, побегать по биржам фрилансеров, но там за заказ придется биться с множеством конкурентов, так как перевод на английский язык требуется гораздо чаще, а я уже привыкла переводить с английского на русский. Да и расценки на бирже не очень радуют. Впрочем, признаю, что уделила недостаточно внимания этой возможности заработка.

Поскольку я работаю по плану, то могу с точностью до пары дней рассчитать, когда закончу книгу. Я заранее сообщаю об этом редактору. Но как бы ей ни хотелось мне помочь, не всегда возможно предложить следующий проект «стык в стык». Наконец, приходит долгожданное предложение, тестовый перевод — и кто-то из очень загруженных литературных редакторов должен его оценить. А дни между тем летят. Так как мне всегда есть чем заняться, я обычно просто жду и в свободное время занимаюсь самообразованием. Но каждый день простоя болью отзывается в моем сердце — и как же надоел этот счетчик незаработанного, который щелкает в голове.

Доходы

В среднем мой ежемесячный заработок составляет 70 000 Р. Бывало и 90 000—100 000, но 50 000—60 000 тоже случается.

Отпускные, больничные:Р.

Премии:Р. Даже если литературный или научный редактор очень доволен моей работой и сообщает об этом издательству.

Штрафные санкции: некачественный перевод могут вернуть на доработку, плохо переведенный и неисправленный фрагмент — оплатить по сниженной ставке, а безнадежно заваленный проект вообще не оплатить, расторгнув договор в одностороннем порядке.

Казалось бы, можно взять два проекта сразу, ведь в «Альпине» есть несколько подразделений, но это сложно. Менеджеры не любят совмещений: боятся, что это скажется на качестве и сроках работы. Все они на виду друг у друга, и каждый имеет свою базу фрилансеров, хотя при необходимости коллеге «одолжат» переводчика на горящий проект. Но эта практика настолько не поощряется, что срабатывает в исключительных случаях.

К тому же в «Альпине» хорошая ставка, поэтому я не обиваю пороги других издательств и растеряла все прочие контакты. Но весной 2020 года, когда все проекты издательства оказались заморожены, я осознала опасность зависимости от одной фирмы. Я просидела несколько месяцев без заказов, проела накопления, а потом, как и все мои коллеги, еще несколько месяцев работала по сниженной ставке.

Вывод банален, но очень важен: подушка безопасности необходима, фрилансеру — двойная. Ну, и еще более древняя мудрость: не стоит класть все яйца в одну корзину. В коронакризис пострадала вся вершина пирамиды Маслоу: людям стало не до развлечений и книг. А вот мой брат-программист не потерял ни копейки.

Совет № 3

Производство контента не относится к жизнеобеспечивающей деятельности, поэтому кормушка в любой момент может опустеть. Важно диверсифицировать источники дохода, расширять и пестовать сеть профессиональных контактов и иметь денежную подушку безопасности — фрилансеру в двойном размере.

Планы

Интерес к предмету и гордость за свой труд, осознание его пользы для общества — некоторые из причин, почему я осталась в этой профессии, несмотря на умеренный достаток. Но кризис из-за коронавируса открыл мне глаза на уязвимость моего положения. Я оказалась в тотальной зависимости от отрасли, которая одной из первых пострадала в тяжелые времена. А также в чуть менее полной зависимости — от одного, пусть и отличного, работодателя.

Мне по-прежнему нравится работать со словом. Я села писать эту статью и очнулась спустя четыре часа совершенно счастливая. С удовольствием вспоминаю и свой редакторский опыт.

С того момента, как я написала статью, я получила профессиональное признание — премию им. Беляева за 2020 год за лучший перевод научно-популярной книги
С того момента, как я написала статью, я получила профессиональное признание — премию им. Беляева за 2020 год за лучший перевод научно-популярной книги

Так что я решила расширить поиск подработки и не ограничивать себя деятельностью переводчика. Хочется разнообразить задачи, более полно использовать свои навыки, да и просто активнее контактировать с людьми. Я уже разговариваю с собакой во время перерыва на кофе.

Кроме того, чтобы диверсификация была максимальной, я стала изучать тестирование программного обеспечения. Наверное, многим это решение покажется странным и нелогичным — я и сама долго колебалась. А потом осознала, что впустую теряю время на сомнения, хотя могла бы потратить его на овладение новыми навыками.

С одной стороны, я прекрасно понимаю, что, начиная путь в новой профессии в 40+ лет, проигрываешь уже на старте. И дело не только в конкуренции с молодняком, для которого все, что связано с ИТ, — естественная среда обитания. Главное, у меня просто нет в запасе целой профессиональной жизни, чтобы дорасти до серьезного успеха. Поэтому я не рассматриваю, например, профессию дата-сайентиста, которая меня очень привлекает.

С другой стороны, я вижу в своей нынешней и, надеюсь, новой профессиях много общего. Это и высокая автономность, и личная ответственность за результат, а главное, противоречивое сочетание личных качеств. Это кропотливость, внимательность и изобретательность, соблюдение правил и умение постоянно освежать восприятие, безграничное терпение, когда «не заходит», — и кайф перфекциониста, когда «зашло».

Я никогда не боялась технической сферы: много училась, задумывалась о поступлении на мехмат. Иногда я жалела, что не реализовала этот вариант, и жадно следила за новостями из мира науки и техники. Перевод по нейролингвистическому программированию стал своего рода компенсацией. Я возвращаюсь к той давней развилке, где выбрала путь гуманитария и отказалась от альтернативы.

Выводы

Перевод книг для серьезного издательства — отличный вариант удаленной работы для гуманитария широкого профиля. Порог вхождения в профессию невысок: сейчас для этого не нужны ни профильное образование, ни знакомства. Все определяют ваши способности. Это сфера меритократии.

Книжный перевод, даже не беллетристический — это творческая работа. Если вы любите язык, книги, но не готовы пробовать себя в писательстве, — может, это ваш путь. Результаты этого труда материальны, общественно полезны и признаны. Вам будет чем гордиться!

Вы не озолотитесь: потолок заработка в этой сфере определяют издательская ставка и чисто физические ограничения. Но это верный кусок хлеба с маслом — в относительно спокойные времена. Для неспокойных совет очевиден: диверсифицируйте доходы.

Наталья Колпакова
14.10, 14:47
Зарабатываете на знании иностранных языков? Расскажите, как все организовали:

Спасибо за статью. В школе и универе подрабатывал переводчиком, причем довольно специфической (технической и юридической) литературы.
Сейчас вот в карантин думал подработать по старой памяти, но на биржах фриланса какие-то адово демпинговые цены, даже не стал заморачиваться. Про издательства интересно, поизучаю.

15

Alex, биржи фриланса — ад для переводчиков. Там сплошные неучи с гуглом под мышкой и ценой в 5 баксов за 1000 слов. Даже самые отвратные бюро переводов платят больше.

4
Отредактировано

Спасибо за статью! Интересно рассказываете =)

Я давно перевожу софт и игрушки, работал менеджером в агентстве, а сейчас работаю в зарубежной игровой компании. Было и плохо, и хорошо... А теперь просто замечательно =)

1000 (даже с плюсом) рублей в час для профессионала с вашим опытом и подходом к делу — обидно мало. К тому же кажется, что вы учитываете только время на, собственно, перевод, но не учитываете время на тестовые, общение с издательством, на поиск информации и само-редактуру, ну и так далее.

PS ТЖ, у вас в урле ляп: interpreter — это устный переводчик =) Письменный — это translator.

13

That's, игрушки это классно вообще. Хорошо, что сейчас много игр нормально русифицируются.
Как вспомню переводы 1-2 Фоллаута ))

Как попасть в перевод игр? :)

2

Классическая подработка интеллигента - переводы.

11

Редкий случай когда прочитал не перескакивая по абзацам.

9

Какая классная статья!! Я периодически мониторю такого рода вакансии, но увы - агглийским не владею, с удовольствием переводила бы с испанского и м.б. немецкого на русский, но наоборот - не осилю, поэтому вряд ли найду себе такую работу. А вот очень хотелось бы. Пробовала себя в переводе, даже стихотворный делала ради развлечения - это очень интересно!

6
Отредактировано

Богиня, так что мешает? заказов на перевод с испанского, конечно, меньше, но зачастую менее популярные языки, чем английский - вернее, перевод с них, - оценивается выше, чем с английского

5

Albariño, Их не просто "меньше", их меньше на 2-3 порядка, если говорить об универсальном переводческом агентстве.
Один из коллег рассказывал: он устроился в агентство, указав пары EN-RU и DE-RU. С английского были проекты каждый день по несколько штук. С немецкого - за два года прислали 1-2 проекта.

1

Nickolay, да, я в курсе, но через обычное агентство/ бюро переводов пытаться найти заказ на перевод худ литературы вообще не стоит, даже с английским - через них другие переводы идут в основном, в лучшем случае - науч поп статьи. Я бы ориентировалась на издательства либо литературные агентства, если такие еще остались, раз интерес именно к художественному переводу

0

Albariño, так я написала, что мешает - я не вижу таких вакансий и заказов, но м.б. не там ищу, не знаю каких-то площадок :))) по сайтам издательств не ходила - вариант, попробую.

1

Богиня, увидела вакансию, вспомнила о вас.

0

Богиня, пишите сюда lingua-locus@mail.ru.

0
Герой Т—Ж

Я просто работаю частным преподавателем. Специализируюсь на постановке британского произношения.
А вот дочь у меня в 10 лет подрабатывает в качестве talk buddy - болтает по-англ с детьми, которым не хватает общения на английском со сверстниками.

4

Здорово, очень приятно было читать о коллеге (а то вокруг все либо из АйТи, либо из сферы финансов и тп:) Мне в принципе повезло с тем, что работаю я по профессии и работу свою люблю: всегда перевод нравился больше, чем преподавание:) Но в плане денег - да, меня вот в самом начале профессионального пути «вынесло» на юридический перевод, чему я очень рада: тут крутятся более-менее приличные деньги. Хотя и здесь конкуренция уже высока, если учесть кризисы, некоторую автоматизацию процесса за счёт ИИ и тп)…. Тем не менее, думаю все же пойти на учебу и освоить перевод в нефтегазовой отрасли в дополнение к чисто юридическому переводу. Не помешает, наверное, расширить свои знания! Хотя даже в 40 лет прыти уже поменьше, конечно, чем даже ещё 5 лет назад )

4

Ого, значит, я читала ваш перевод! Спасибо за статью, очень-очень интересно. В детстве была идея фикс пойти в переводчики, даже уговорила перевести меня в специализированную французскую школу, но, в итоге, просто выучила два языка на бытовом уровне и радуюсь)

3

Огорчили серебряной каймой ( это не Вудхаус придумал, это выражение такое, идиома - нет худа без добра.
Аксенов переводил как "есть у тучки светлая изнанка" в словах песни My Melancholy Baby.

В целом очень интересная статья!

3

Занимаюсь переводами для одной сериальной группы в ВКонтакте. Переводить нравится. Перевожу все: статьи, видео (главное, чтобы были субтитры, а то на слух плохо воспринимаю), отрывки из книги, на которой этот сериал базируется. Поскольку сериал отчасти исторический, то приобрела знания не только из английского языка, но по истории США и Великобритании. Ляпы, конечно, бывают, т.к. языкового образования нет. Хотелось бы, конечно, как-то превратить хобби в статью дохода, но смелости не хватает.

2

Ох, у меня позади много лет англо-русских письм. переводов. Потом микробизнес. А теперь... Верно подметили: на новую проф. жизнь времени уже нет! Но и старая не радует.

1

В 95-96 годах, будучи студентом, подрабатывал переводчиком-синхронистом на переговорах. Благо получал финансовое образование, и у нас были иностранные преподаватели. Платили очень хорошо - за неделю работы можно было заработать от 500 долларов, если переговоры в России, и до 2 тысяч долларов, если в Европе. Работа была на износ - начиная с 7 утра, когда вместе с водителем встречаешь иностранных гостей, и до поздней ночи, когда сопровождаешь развоз уставших за день гостей. Сам при этом за день дай бог если пару бутербродов перехватишь - за едой переговоры не прекращались. Выдержать больше недели в таком ритме нереально, и после этого ещё несколько дней спишь и молчишь.
Перестал этим заниматься, потому что воспринимал переводы только как подработку, а рынок ценных бумаг - моя специальность в институте - обещал гораздо более высокие прибыли.

1

Спасибо за статью! Это то, чем я мечтаю заниматься. У меня есть и хороший английский, и неплохой слог на русском, и книги люблю, и сидячей кропотливой работы не боюсь.... Но без профильного образования и серьезного переводческого опыта трудно предлагать себя работодателю

1

Очень интересный рассказ, спасибо. Я всегда считала, что издательства сотрудничают только с дипломированными переводчиками, и стеснялась посылать резюме:). Качество издательских переводов по моей тематике (ИТ, веб-разработка и программирование) просто ужасно, я точно знаю, что могу перевести намного лучше - будет и технически правильно, и понятно читателю. Пожалуй, теперь попробую поискать работу в издательстве.

1

Natalia, попробуйте обязательно! У меня, например, нет диплома переводчика, но я хорошо разбираюсь в своей теме (палеонтология) и перевел несколько книг для разных издательств.

Хорошо выполненное тестовое гораздо важнее диплома:)

1

Спасибо. За много лет в интернете, прочитал, действительно, красивую историю с грамотным текстом. Без водоразливного интро, набивания знаков и т.д.
Сам пробовал работать на биржах. Нет, не на переводах, хотя могу перевести даже стихи с украинского на русский, с сохранением рифмы и смысла, а написанием статей. Не вдохновило... Начал изучать программирование, создание сайтов, дизайн. Интересно, но постоянно нет времени. Есть один сайтик, который я постоянно дорисовывал и переписывал на протяжении десяти лет. Для себя). Хобби, как Ваши куклы.
Не знаю зачем пишу, просто история мою напоминает. Другая профессия, не одна, другие увлечения, но что-то задело.
А! Разряжающий резистор, в тех. переводе, скорее будет шунтирующим. Ставится параллельно ёмкости (конденсатора), для снятия потенциала (заряда).
О! Не это задело! Совсем нет.
Скорее сама история. А ещё чистота речи и богатый лексикон. Вы, наверное, очень приятный собеседник, с которым не нужно говорить много, для того, чтобы быть понятым.

1

Спасибо за статью, коллега! Я тоже перевожу научпоп, тоже для Альпины (в том числе) и даже тоже получил Беляевскую премию, правда, за 2019 год:)

Но так подробно и ясно о работе переводчиком я бы не написал. Спасибо, прочитал взахлеб.

1

Очень познавательно! Несколько лет в свое время посвятил переводам, периодически подумываю об этой сфере, но что-то не находил нормальных точек входа. Очевидные биржи фриланса выглядят очень уж непривлекательно. А вот идея податься в издательство заинтересовала, спасибо!

1

очень классная статья!

когда-то я мечтала быть переводчиком, но потом занялась любительским переводом книги и после пары глав поняла, что это не мое :D конечно у меня и образования соответствующего не было, но бррр

0

Вы очень увлекательно и захватывающие пишете!

0

Спасибо за статью, очень вдохновили! Вы умница и красавица!

0

Большое спасибо за статью. Я переводчик-фрилансер, сотрудничаю с бюро переводов, но сейчас понимаю, что тоже хотела бы работать над книгами. БП платят неплохо, но у вас работа в разы интереснее, мне кажется.
И какая же вы красивая! На черно-белых фото — голливудская звезда, прямо глаз не отвести.

0
Герой Т—Ж

ЗдОрово! Я несколько лет назад устраивалась на официальное совместительство в организацию, где надо было переводить патенты (на русский). То есть лексика была специфической и местами шаблонной. За первое задание (оно же тестовое) платили по половинной расценке, дальше уже по стандартной. Рецензия на тест была положительной, это меня весьма вдохновило. Выдали много методических материалов, где было разжевано, как какие слова и выражения следует переводить в конкретных ситуациях, а как не следует и почему. Нужно было приходить в контору и брать, сколько сможешь перевести и что близко по "родной" тематике. Фронт работ был практически всегда. Иногда задание можно было получить/сдать и по эл.почте. Сроки ставили, но вполне посильные. Платили не сказать, что много, но приемлемо. Интерес был скорее приобрести опыт, чем заработать. С переводами я справлялась, но в какой-то момент сильно возросла нагрузка (и зарплата) на основной работе, поэтому на патенты не оставалось ни времени, ни материального стимула, и оно как-то само собой заглохло.

Сейчас в рамках основной работы тоже много работаю с текстами на ин. языке, иногда ловлю себя на мысли, что заинтересованные частные лица могли бы за то же самое заплатить в разы больше, чем государство, но увы...

Да, было бы очень интересно попробовать себя в полноценном научном переводе!

0

Интересная история! Навели на мысль, что, возможно, есть смысл закончить перевод одной из книг журналиста Тимоти Круза (некогда начинал из интереса, потом стало не до того: по профессии я журналист, а теперь ещё и преподавательской работы хватает). Впрочем, это не помешало написать объёмный документально-художественный труд "Жизнь на больших скоростях" за авторством профессора Э.Г. Сингуринди об автомобильном спорте; я там скромно значусь не как соавтор, а как литературный редактор. В общем, спасибо за "волшебный пинок" - и удачи нам всем!

0

Вот что еще мы писали по этой теме

Сообщество Т—Ж

Лучшее за неделю