После смерти мамы мне нужно было вступить в наследство. Я обратилась к юристам и заплатила им 27 тысяч рублей. В итоге они не сделали почти ничего.

В статье расскажу, какие ошибки я допустила и как нужно было поступить. Не повторяйте моих ошибок.

Зачем мне нужен был юрист

У меня был непростой случай: последние несколько лет перед смертью мама тяжело болела, утратила дееспособность, а я стала ее опекуном. Отец и остальные наследники исчезли на ранних стадиях болезни. Мы перестали с ними общаться: несколько лет не контактировали вообще, хотя формально мама с отцом так и остались в браке.

Передо мной стояла задача определить размер моего наследства. Я точно знала только то, что мне отойдет часть маминой квартиры. Я понимала, что совместно нажитое имущество матери и отца — это не только квартира: у родителей было две дачи, что-то еще. Как с этим разобраться самой без контакта с другими наследниками, я не представляла.

Я знала, что нотариус открывает наследственное дело, но сомневалась, что он станет дополнительно выяснять, где дачи и счета. Поэтому обратилась за консультацией в юридическую контору. Ничего полезного из этого не вышло.

Иногда можно обойтись и без суда
Мы пишем в том числе и об этом. Подпишитесь на рассылку, чтобы узнать, как защищать свои права без судов

Как я заключила договор

В теории было понятно, что открыть наследственное дело несложно. Но в моем случае нужно было выяснить объем наследства и распутать взаимоотношения с потенциальными наследниками. Я думала, что государство за небольшую пошлину предоставляет нотариуса, чтобы заверять подлинность документов и дееспособность людей. О том, что нотариусы решают сложные наследственные дела, не знала.

Юридическую фирму нашла в интернете, у нее были хорошие отзывы в Яндексе. Помню, по телефону я спросила сотрудницу фирмы, почему стоит обратиться именно к ним. Ответ был таким: «Мы были в топ-3 главного юридического портала два года подряд!» Это окончательно убедило меня обратиться в эту контору. Позже я поняла, что отзывы в Яндексе были заказные. А в топе юрфирма была по количеству сотрудников, а не по качеству работы.

Я приехала в большой офис в хорошем бизнес-центре. Сотрудники юрфирмы бегали из кабинета в кабинет с папками, клиенты дожидались своей очереди — было видно, что работы много и ее усердно выполняют. Меня принял сам директор в пиджаке и с дорогими часами — все говорило о его успешности. Окончательно поразило, что он записывал необходимые сведения на черной бумаге белыми чернилами. В общем, мне пустили пыль в глаза.

В конторе мне сказали, что нотариус просто откроет дело. А юристы, в свою очередь, отправят запросы в разные инстанции и определят для меня полный объем наследства. О том, что у юристов, вообще-то, нет полномочий отправлять такие запросы, я узнала уже потом.

Меня «закрыли» по классической схеме: договор я подписала в тот же день, сразу после первичной консультации. Это было 12 декабря 2018 года. Все произошло очень быстро.

Предмет договора. По договору юристы должны были оказать мне услуги, «направленные на достижение цели, указанной в заявке к договору». Заявку юристы составили сами.

Целью договора было «юридическое сопровождение проведения процедуры установления объема наследственной массы и вступления в наследство». Юристы должны были установить, какое имущество принадлежало моей матери — недвижимость, счета и т. д. — и помочь мне вступить в наследство. По крайней мере, так думала я.

Страница договора с юристами, где указан его предмет: юристы должны были оказать услуги, чтобы достичь цели из заявки, а я — заплатить им 27 000 <span class=ruble>Р</span>Заявка к договору. Цель — определить объем моего наследства и помочь мне вступить в наследство

Оплата по договору. Юристы должны были приступить к работе только после того, как я переведу им всю сумму по договору — 27 000 Р — и деньги поступят на их счет. Оплачивать нужно было в два этапа. Я перевела два электронных платежа: 15 000 Р — 13 декабря и 12 000 Р — 24 декабря 2018 года.

Тогда я доверяла этой фирме и была уверена, что она поможет мне с наследством. Мыслей расторгнуть договор и не платить у меня не было.

Порядок оплаты по договору: до 15 декабря 2018 года я должна была внести 15 000 <span class=ruble>Р</span>, а 12 000 <span class=ruble>Р</span> — до 29 декабря
Порядок оплаты по договору: до 15 декабря 2018 года я должна была внести 15 000 Р, а 12 000 Р — до 29 декабря
Деньги юристам я переводила электронно из личного кабинета Тинькофф-банкаДеньги юристам я переводила электронно из личного кабинета Тинькофф-банка

Как юрфирма «работала» по моему делу

Никаких конкретных этапов работы и пунктов, которые юристы должны были выполнить, в договоре не было. Они сами должны были определить, как окажут услуги.

Сейчас я понимаю, что расплывчатые формулировки в договоре были не просто так: в случае неудобных вопросов с моей стороны или суда такие формулировки помогут юрфирме уйти от ответственности.

К моему договору с юристами было приложение об условии оказания услуг. Это многостраничный документ с витиеватыми формулировками — видимо, так юристы хотели обезопасить себя от претензий к качеству их работы. Пометки на полях — условия, которые нарушают права потребителяК моему договору с юристами было приложение об условии оказания услуг. Это многостраничный документ с витиеватыми формулировками — видимо, так юристы хотели обезопасить себя от претензий к качеству их работы. Пометки на полях — условия, которые нарушают права потребителяК моему договору с юристами было приложение об условии оказания услуг. Это многостраничный документ с витиеватыми формулировками — видимо, так юристы хотели обезопасить себя от претензий к качеству их работы. Пометки на полях — условия, которые нарушают права потребителяК моему договору с юристами было приложение об условии оказания услуг. Это многостраничный документ с витиеватыми формулировками — видимо, так юристы хотели обезопасить себя от претензий к качеству их работы. Пометки на полях — условия, которые нарушают права потребителяК моему договору с юристами было приложение об условии оказания услуг. Это многостраничный документ с витиеватыми формулировками — видимо, так юристы хотели обезопасить себя от претензий к качеству их работы. Пометки на полях — условия, которые нарушают права потребителя

За время работы по договору юристы связывались со мной несколько раз: попросили уплатить одну пошлину, вторую — всего около 3 тысяч рублей. Еще понадобилось прислать скан свидетельства о праве собственности на квартиру. Все госпошлины я уплачивала отдельно, они не входили в стоимость договора с фирмой.

Иногда я спрашивала, как идут дела, а юристы либо не отвечали вообще, либо говорили, что все хорошо, работа в процессе. Никакой конкретики в письмах от них не было.

В приложении к договору об обмене информации было указано, что звонить юристам нельзя. А отвечать по почте они могут только на то, что считают нужным, причем в течение долгого времени. Возможно, поэтому я не могла добиться от них нормального ответа, что вообще происходит с делом
В приложении к договору об обмене информации было указано, что звонить юристам нельзя. А отвечать по почте они могут только на то, что считают нужным, причем в течение долгого времени. Возможно, поэтому я не могла добиться от них нормального ответа, что вообще происходит с делом

Определение долей в наследстве. На первой консультации директор конторы сказал, что доли будут равными между всеми наследниками: мужем, детьми и родителями. Но уже после заключения договора другой юрист фирмы сообщил, что распределение долей неравномерное: мой отец получит больше половины наследства. Это было правдой.

Либо директор фирмы плохо знает свое дело, либо думал, что при большей доле я охотнее подпишу договор.

Определение объема наследства. На первой консультации юристы обещали направить запросы в различные органы, чтобы установить объем наследства и определить, что в него входит. Но юристы упорно молчали и не говорили, в какие инстанции обращались, не присылали мне список своих задач по делу. В договоре все это тоже не было прописано.

Через месяц после заключения договора я пыталась узнать, что происходит с моим делом и какие шаги юристы планируют предпринять, чтобы определить размер наследства. Потом я стала писать и звонить им каждые несколько недель — они никогда не давали прямого ответа. Как я теперь понимаю, тянули время.

Так было все пять месяцев, пока они «работали» над моим делом.

Так юристы объясняли отсутствие результатов. Свалить на Почту России можно любую задержку
Так юристы объясняли отсутствие результатов. Свалить на Почту России можно любую задержку

Ошибка в доверенности. Чтобы юристы могли работать по моему делу, им нужна была нотариальная доверенность. Ее я подписала 31 января 2019 года, госпошлину за нотариальное удостоверение уплатила отдельно. В начале мая меня попросили прийти к нотариусу, чтобы исправить ошибку в доверенности. Тогда я заподозрила неладное, ведь без доверенности юристы не могли делать от моего лица вообще ничего.

Ошибка была в одном из десяти имен моих представителей, и именно этот человек почему-то был непременно нужен для моего дела. Позже я стала догадываться почему: такие конторы нанимают много студентов, и сотрудники полностью сменяются почти каждый месяц. Видимо, остальные мои представители в юрфирме больше не работали, а тот, кто должен был заниматься делом, ничего не мог сделать из-за ошибки в имени.

Когда я связалась с приемной нотариуса, они ничего не знали про ошибку. Мне пришлось самой выяснять, что нужно исправить. В юрфирме не любили отвечать на звонки, переводили на несуществующие номера. Исправление ошибки в доверенности заняло у меня полдня. Это стало последней каплей.

Открытие наследственного дела. В начале марта 2019 года юрфирма сообщила, что наследственное дело открыто. Когда именно это произошло, я не знаю: просто в какой-то момент юристы подали заявление нотариусу. Это единственное, что они сделали и что могли сделать по закону.

В этом письме прямо написано, что ответ на запрос в банк о счетах моей мамы придет именно к нотариусу. В тот момент я не придала этому значения — не ожидала подвоха. Я не задумалась, почему запросы посылает юрфирма, а ответ приходит к нотариусу — для&nbsp;меня был важен результат
В этом письме прямо написано, что ответ на запрос в банк о счетах моей мамы придет именно к нотариусу. В тот момент я не придала этому значения — не ожидала подвоха. Я не задумалась, почему запросы посылает юрфирма, а ответ приходит к нотариусу — для меня был важен результат

Результат пятимесячной работы юрфирмы

Я стала беспокоиться, открыли ли вообще наследственное дело, и отправилась к нотариусу. Выяснила, что наследственное дело все-таки открыли — направили заявление. А все те работы, за которые я заплатила юрфирме, делает сам нотариус.

Оказалось, что у юристов нет полномочий отправлять запросы в органы власти, чтобы выяснить объем наследства. Это может делать только адвокат или нотариус.

Нотариус открывает наследственное дело и делает запросы в банки о счетах наследодателя, в Росреестр о недвижимом имуществе и в другие органы. Затем он распределяет доли среди наследников по закону или завещанию. Это все — юристы и не нужны. Пошлина за эту работу — 1100 Р. Намного меньше, чем я заплатила юристам.

Я была в замешательстве и решила добиться объяснений от юристов — должны же они были сделать хоть что-то за пять месяцев работы. 14 мая я написала в юрфирму, что не стала исправлять ошибку в доверенности, а просто забрала ее, и задала вопросы о проделанной работе и планах по делу.

В ответ на мое письмо юристы сообщили, что они:

  1. Открыли наследственное дело.
  2. Сделали запросы в банк, чтобы установить, есть ли деньги на счетах мамы.
  3. Ведут переговоры с жилищно-строительным кооперативом — ЖСК, чтобы получить правоустанавливающие документы на квартиру.
  4. После получения правоустанавливающих документов, для которых им нужна доверенность, планируют передать документы нотариусу для полноценного открытия наследственного дела.

В этом ответе было много откровенного вранья. Запросы в банки по счетам моей мамы юрист сделать не может — даже я не могу, потому что есть банковская тайна. Это может делать только нотариус.

Переговоры с ЖСК — это фикция. Кооператив просто выдает нужную справку из реестра о праве собственности на квартиру. Позже я самостоятельно получила эту справку через МФЦ.

В итоге за пять месяцев работы и 27 тысяч рублей юристы просто направили стандартное заявление нотариусу на открытие наследственного дела, которое я и сама могла бы написать. Для этого нужно было один раз доехать до нотариуса и уплатить 1100 Р госпошлины.

Мое письмо юристам после визита к нотариусу. Я твердо решила выяснить, за что я заплатила 27 тысяч, ведь с момента подписания договора прошло пять месяцев
Мое письмо юристам после визита к нотариусу. Я твердо решила выяснить, за что я заплатила 27 тысяч, ведь с момента подписания договора прошло пять месяцев
14 мая юристы наконец ответили, что сделали по моему делу
14 мая юристы наконец ответили, что сделали по моему делу

На следующий день я направила юристам письмо-претензию, где по пунктам разобрала их работу, а точнее ее полное отсутствие. Написала, что переговоры с жилконторой, где нужно просто получить справку, — это не работа, а объем наследства юристы определить не могут. Даже если широко толковать предмет моего договора с фирмой, юристы не сделали ничего.

Я попросила вернуть мне деньги, но юристы сделали вид, что ничего не понимают. В тот же день они ответили мне по пунктам, что еще могут сделать по нашему договору.

После отказа вернуть деньги я наняла другого юриста. Он направил недобросовестной юрфирме официальную досудебную претензию и передал дело в суд.

Мое письмо-претензию юристы как будто не поняли — написали, что будут делать дальше. Снова обещали направить запросы: на этот раз в Росреестр и ГАИ
Мое письмо-претензию юристы как будто не поняли — написали, что будут делать дальше. Снова обещали направить запросы: на этот раз в Росреестр и ГАИ
Претензия юрфирме, которую составил мой новый юрист. Его я наняла специально, чтобы разобраться с недобросовестными юристамиПретензия юрфирме, которую составил мой новый юрист. Его я наняла специально, чтобы разобраться с недобросовестными юристами

Почему меня удалось обмануть

Я считала, что меня не так-то легко провести. Я умею пользоваться интернетом и, прежде чем предпринимать что-то важное, всегда провожу небольшое исследование. Но я все равно отдала 27 тысяч рублей за услугу, которая в принципе не могла быть оказана.

Произошло это по нескольким причинам.

Стресс. Наследственное дело надо открывать чем раньше, тем лучше. У наследника есть всего полгода, чтобы заявить о своих правах. Я обратилась к юристам спустя неделю после похорон мамы и все еще была в состоянии шока.

Хорошие отзывы в интернете. У юрфирмы и сейчас в интернете много рекламы, рейтинг в Яндексе — 4,9. Но хорошие отзывы можно заказать, а плохие — удалить. Впредь буду знать.

Я пыталась сама оставить в Яндексе отзыв про эту юридическую контору, но все мои отзывы отменялись. Я переписывала их разными словами, даже вставляла номер договора. В итоге Яндекс отклонил и мои предыдущие положительные отзывы, которые я писала о других компаниях. Почему так произошло — загадка.

Сейчас мои отзывы восстановлены, включая последний негативный про юрфирму
Сейчас мои отзывы восстановлены, включая последний негативный про юрфирму
Но в «Яндекс-картах» отмечено, что юрфирма больше не работает. Название убрано — непонятно, что за компания вообще была по этому адресу раньше
Но в «Яндекс-картах» отмечено, что юрфирма больше не работает. Название убрано — непонятно, что за компания вообще была по этому адресу раньше

Топ-3 на известном юридическом портале. Эта информация оказалась для меня решающей, ведь это сторонняя объективная оценка крупного веб-ресурса в юридической отрасли «Право-ру».

Рейтинг был за 2017—2018 годы, сама я его не проверяла. Думаю, что конкретно этот рейтинг составляли по количеству сотрудников — тех самых студентов, которых меняют каждый месяц.

Рейтинг в феврале 2020 года также гордо указан на сайте юрфирмы
Рейтинг в феврале 2020 года также гордо указан на сайте юрфирмы

Что было не так с моим договором

Новый юрист объяснил, что мой договор с той юрфирмой содержал множество условий, которые ущемляют мои права как потребителя.

Информацию об оказанных услугах получить практически невозможно. Заказчик в моем договоре может узнать информацию о проделанной работе только после подписания акта оказанных услуг. Просто так проверить, что сделали юристы, не получится.

Срок претензий по акту ограничен двумя днями, хотя акт юристы направляют по электронной почте. Если потребитель не сможет зайти в почту в течение двух дней, он уже не сможет подать возражение. Обычно же стороны совместно согласуют порядок приемки услуг. Например, после оказания услуги исполнитель составляет акт, подписывает его и направляет заказчику по почте или вручает под подпись. Факт передачи акта фиксируется почтой или экземпляром акта с подписью заказчика.

Приложение к договору об акте оказанных услуг. Акт — единственный способ узнать, какие услуги выполнила юрфирмаПриложение к договору об акте оказанных услуг. Акт — единственный способ узнать, какие услуги выполнила юрфирма

Нельзя отказаться от договора или оспорить его условия. По моему договору с юрфирмой заказчик не может в одностороннем порядке отказаться от договора без объяснения причин. Это якобы является ненадлежащим исполнением обязательств заказчика и принесет фирме убытки. По закону же потребитель может отказаться от исполнения договора об оказании услуг в любое время, если оплатит фактические расходы исполнителя.

Кроме того, по моему договору с юристами заказчик не вправе оспаривать условия договора, даже те, что ущемляют его права. Заказчик может письменно предложить изменить договор только в течение 10 дней с момента его заключения. За пределами этого срока предлагать изменения нельзя. Юристы объяснили это тем, что условия договора индивидуальные. Хотя на самом деле договор шаблонный — под отдельного заказчика его не меняют.

Претензии со стороны заказчика рассматривают долго и не всегда. Заказчик обязан направить претензии сразу на несколько адресов юрфирмы: юридический и несколько адресов электронной почты. Если заказчик направит претензию только на юридический адрес, юристы претензию не рассмотрят. Так юрфирма создает искусственные барьеры между собой и клиентом. Например, у заказчика могут быть проблемы с интернетом и он не сможет направить претензию. Это противоречит закону.

Заказчик обязан предложить в претензии процедуру медиации. Это альтернативная процедура разрешения споров с участием посредника, она не предусмотрена законом «О защите прав потребителей». Если такого предложения не будет в претензии, юристы также не будут ее рассматривать.

После того как юрфирма получит претензию от заказчика, юристы рассмотрят ее в течение 15—45 рабочих дней, а затем отправят ответ на претензию в течение 7 рабочих дней. Хотя по закону у исполнителя есть не более 10 календарных дней для рассмотрения претензии и ответа на нее.

Затем потребитель обязан прислать свои возражения на ответ юристов и ждать новый ответ более 50 рабочих дней. После этого заказчик обязан перейти к медиации.

Подсудность споров установлена не в пользу потребителя. По договору с юрфирмой споры рассматриваются в Санкт-Петербурге. Если ехать из Хабаровска — это огромные расходы.

По закону же потребитель сам может выбрать суд: по месту своего жительства или месту исполнения договора.

Расторгнуть договор очень сложно. В моем договоре с юристами указано, что договор считается расторгнутым только после подписания сторонами специального соглашения. Расторгнуть договор можно не ранее чем через месяц после заключения. Процедура подписания соглашения сложная — она аналогична процедуре направления претензии. Хотя по закону достаточно написать заявление об отказе от договора и направить его исполнителю — больше ничего подписывать не нужно.

Деньги по договору вернут не все и не сразу. Юристы готовы вернуть не отработанные по договору деньги, но это займет много времени. Если юрфирма невиновна в неисполнении условий договора, то только через 150 рабочих дней потребитель получит назад свои деньги. Если виновна — через 10 дней. По закону же исполнитель должен вернуть деньги потребителю в течение 10 календарных дней со дня такого требования, потом начисляется неустойка и штрафы.

При расторжении договора юристы вправе удержать 30% от общей суммы договора. Например, заключили договор сегодня, а завтра потребитель решил его расторгнуть. Из денег к возврату вычтут 30% просто в качестве упущенной выгоды. Хотя по закону, если исполнитель не успел ничего сделать, он обязан вернуть деньги в полном объеме.

Из суммы, которую юристы вернут, также вычтут 6% единого налога по упрощенной системе налогообложения. Это тоже якобы упущенная выгода юрфирмы.

Все эти условия противоречат закону и нарушают права потребителя. Они включены в договор с одной целью — чтобы заказчик, который недоволен качеством юридических услуг, просто сдался и забыл про свои деньги.

Приложение к договору о разрешении споров и расторжении договора. Почти все условия в нем противоречат закону «О защите прав потребителей». Например, при расторжении договора юристы вправе удержать 30% от общей суммы договора просто в качестве упущенной выгодыПриложение к договору о разрешении споров и расторжении договора. Почти все условия в нем противоречат закону «О защите прав потребителей». Например, при расторжении договора юристы вправе удержать 30% от общей суммы договора просто в качестве упущенной выгодыПриложение к договору о разрешении споров и расторжении договора. Почти все условия в нем противоречат закону «О защите прав потребителей». Например, при расторжении договора юристы вправе удержать 30% от общей суммы договора просто в качестве упущенной выгоды

Чем закончилась моя история с юристами

Сейчас мой новый юрист ведет судебное разбирательство с той юрфирмой. Мы ждем, когда суд вынесет определение о принятии иска к производству и назначит дату судебного заседания. Планируем привлечь к участию в деле Роспотребнадзор.

Я доверяю новому юристу, потому что оплата у нас идет этапами за определенные услуги: подготовка претензии, присутствие в суде и т. д. В общей сложности я заплатила юристу около 15 тысяч рублей. К тому же он не сотрудник очередной юрфирмы, к которым у меня уже нет доверия, а работает сам на себя и сам отвечает за свою работу.

Когда мы начали работать с новым юристом, я выяснила, что юрфирма, в которую я обратилась изначально, регулярно становилась участником судебных споров — выступала ответчиком по искам недовольных клиентов. На них часто подавали в суд именно из-за лишних или не выполненных по договору услуг. В 70% случаев суды удовлетворяли иски или споры заканчивались мировым соглашением в пользу потребителей.

Посмотреть судебные дела с участием определенной фирмы можно на сайте «Судебныерешения-рф», для этого в поле «Участник дела» нужно ввести ее название. Список дел неполный: не все суды выкладывают информацию по делам.

Против юрфирмы, в которую обращалась я, на этом ресурсе отображается 60 дел за 2 года. Эта информация указывает на недобросовестность юристов. Если потребители подают на компанию в суд, значит, она нечиста на руку.

Дела против юрфирмы, которая вела мое наследственное дело
Дела против юрфирмы, которая вела мое наследственное дело

Не думаю, что многие обманутые клиенты обращаются в суд. Во-первых, не все понимают, что юристы создают лишь видимость работы. Если бы не доверенность, которую меня попросили переделать спустя пять месяцев после заключения договора, я бы тоже ничего не заподозрила. Во-вторых, расходы на нового юриста и суд с неизвестным исходом могут быть уже неподъемными.

Как работают недобросовестные юристы

В современной российской юрконторе существует три специализации юристов: юрист-продажник, юрист-эксперт и юрист-представитель.

Юрист-продажник — это человек, который знает психологию, приемы маркетинга и технологии продаж. Выглядит он представительно и определяет себя серьезными статусными должностями: мировой судья в отставке, заместитель прокурора района на пенсии или следователь по особо важным делам, пострадавший в борьбе с коррупцией. Не каждый юрист-продажник — действительно практикующий юрист и вообще юрист по образованию.

В большинстве случаев человек мыслит так: сначала получу бесплатную юрконсультацию и посмотрю. Но во время консультации задача юриста-продажника — «закрыть» клиента на сделку, подписать с ним договор, который выгоден только юрфирме, с гигантской переплатой за услуги. Юрист-продажник обещает золотые горы, например возместить моральный ущерб в 10 млн рублей. Он говорит, что дело выигрышное и суд присудит возместить все затраты на юристов.

Компания существует исключительно за счет действий юристов-продажников. В их обязанности входит только оказание первичной консультации так, чтобы клиент заключил договор, прежде чем покинул офис компании. Каждый юрист-продажник получает определенный процент — в среднем 10—20% от стоимости договора, которую сам же и устанавливает. Иногда продажник применяет хитрый прием: согласовывает цену со своим руководителем и затем сообщает клиенту, что компания делает ему скидку. Так юрист-продажник убеждает заказчика в том, что компания добросовестная и будет действовать в его интересах.

После заключения договора у юриста-продажника чаще всего нет других обязательств перед клиентом. В некоторых компаниях юристы-продажники контролируют услуги, но не с целью оказать при необходимости помощь клиенту, а с целью продать дополнительные услуги.

Например, клиент заключил договор на оказание юруслуг по досудебному урегулированию спора с магазином техники. Юристы готовят проекты документов в разные органы власти, ведут личные или телефонные переговоры с магазином, направляют претензии. Клиенту обещают, что обычно 80—90% подобных споров удовлетворяется до суда. Хотя в реальности количество урегулированных споров на стадии претензии не более 10—20%. После того как спор без суда решить не получилось, клиенту предлагают заключить договор или дополнительное соглашение о представлении его интересов в суде.

Юрист-эксперт занимается подготовкой различных проектов документов, но не всегда. Зачастую он дает заключение о вероятности разрешения спора, составляет план конкретных действий. Клиенту обычно дается другое заключение — о том, что выигрыш будет в его пользу.

Юрист-представитель — это специалист, который представляет интересы клиентов в судах, на переговорах, в компаниях. Это самая несчастная категория специалистов с позиции совести. Именно им достается весь груз проблем, когда клиент уверен в победе, ведь его в этом убедили. Юрист-представитель видит, что победы не будет и с клиента взыщут судебные расходы. Он понимает, что расходы на юридическое сопровождение превысят сумму, присужденную судом по основному требованию, но вынужден молчать.

Основная масса юристов в подобных компаниях — чаще всего студенты или бывшие сотрудники государственных и муниципальных органов, которые вышли на пенсию или были уволены за нарушения. Есть немало специалистов, которые вообще не юристы по образованию. Мне, например, приходилось встречать слесаря и преподавателя истории и граждановедения в должности юриста-представителя.

В большинстве компаний штатные специалисты не оформлены по трудовому кодексу РФ и не получают официальную зарплату, у них нет трудовых прав и гарантий. Текучесть кадров в таких компаниях очень высокая. Адекватные реальные специалисты если и трудоустраиваются в такие компании, то исключительно из-за того, что потенциальные работодатели их вводят в заблуждение относительно условий труда и перспектив. Обман быстро раскрывается, и специалисты увольняются.

Примеры случаев, с которыми ко мне приходили обманутые граждане. Одна женщина потеряла ИНН и обратилась в юрконтору, чтобы выяснить, что делать. Ее пригласили на бесплатную консультацию и «закрыли» на 24 тысячи рублей.

Другого клиента пообещали избавить от кредитов. Взяли оплату, убедили больше не платить по кредитам и обратиться в суд с требованием расторгнуть кредитные договоры или признать их недействительными. Клиент проиграл суд, а задолженность по кредитам в итоге выросла в несколько раз — это вообще частая история. В Ютубе можно найти огромное количество видеороликов «юристов», которые учат, как не платить кредит и снять с себя требования по выплате долгов. Почти все подобное — обман.

Еще был случай, когда должника пообещали признать банкротом через суд. Клиент заплатил 250 тысяч рублей. Суд отказал в удовлетворении заявления, потому что размер задолженности оказался меньше 500 тысяч рублей, а официальный доход позволял клиенту погасить свои долги за пару лет.

Другой случай. Пожилую мать клиента обсчитала одна из ресурсоснабжающих компаний на 3000 рублей. Юрист-продажник уговорил клиента на досудебное урегулирование, которое стоило 37 тысяч рублей, а потом и на представление интересов в суде — еще 45 тысяч. Ресурсоснабжающая компания после претензии сделала перерасчет, фактически вернула 3000 рублей и готова была компенсировать стоимость претензии в размере 2000 рублей, но отказалась возмещать оставшуюся сумму расходов на юристов.

В итоге суд выиграли, общий размер компенсации морального вреда, административного штрафа и неустойки составил 5000 рублей. Суд возместил юридические расходы в размере 15 тысяч рублей. То есть всего — 20 тысяч. Остальные 62 тысячи рублей юррасходов взыскать не удалось.

Был случай, когда клиента убедили оплатить юруслуги по урегулированию трудового спора на претензионной стадии. Он заплатил 34 тысячи рублей. В итоге права клиента еще не были нарушены — ему подготовили пачку проектов ненужных документов.

Другому клиенту подготовили апелляционную жалобу на решение районного суда по делу о защите прав потребителей в споре с банком. Стоимость жалобы составила 25 тысяч рублей. Пока жалобу составляли, истекли процессуальные сроки на ее подачу.

Что в итоге. Очень многие крупные и средние юридические компании в России сейчас работают так же, как юрфирма, которая вела наследственное дело Алины. Такие фирмы оказывают услуги обычным людям.

Всегда внимательно читайте договор, перед тем как подписывать, и не верьте человеку в красивом костюме и с дорогими часами, который обещает вам золотые горы через 5 минут после знакомства.

В Т—Ж уже были статьи про похожие ситуации:

Что делать, чтобы не обманули в юрфирме

  1. Проверять реальный штат специалистов. Если компания якобы является крупной, нужно смотреть, сколько в ней работников трудоустроено официально и есть ли вообще юристы в штате. Эту информацию можно посмотреть на сайте rusprofile.ru в разделе «Среднесписочная численность».
  2. Спросите у принимающего вас специалиста про его образование: попросите показать диплом, удостоверение адвоката и другие документы, которые подтверждают квалификацию и опыт работы.
  3. Уточните у юриста, ведущего первичный прием, кто будет вести дело. А еще лучше пусть этот человек будет указан в договоре. Это нужно, чтобы было с кого спросить.
  4. Если представитель компании обещает, что дело однозначно выигрышное, бегите. Исключениями могут быть совершенно элементарные дела, например расторжение брака между супругами, если у них нет детей и спора об имуществе.
  5. Проверяйте не только название фирмы, но и ее директора, а также владельца. Мошеннические фирмы часто закрываются, чтобы не выплачивать деньги по многочисленным искам. А потом открываются новые на имя прежнего руководителя.
  6. Смотрите судебную историю фирмы. Судебные дела с участием компании можно посмотреть на сайте «Судебныерешения-рф». Для этого в поле «Участник дела» нужно ввести ее название.
  7. Внимательно читайте договор. Он не должен ущемлять права потребителей: не должно быть условий про суд только по месту нахождения компании, сложностей в расторжении договора, длительного срока возврата денег и т. д. Еще лучше — показать договор об оказании юридических услуг независимому юристу.
  8. Оплачивайте услуги не сразу, а поэтапно — после подписания промежуточных актов приемки работ.
  9. Обязательно смотрите на перечень услуг. Одна и та же услуга может именоваться по-разному, но по каждой будет указана отдельная цена. В итоге клиент заплатит за одно и то же несколько раз. Например, анализ ситуации и исследование документов — это одно и то же.
  10. Бесплатная консультация может быть только в общих чертах и краткой. Полноценная юридическая консультация всегда платная.
  11. Чтобы открыть наследство, обращайтесь к нотариусу. Он проконсультирует и предоставит перечень необходимых документов, которые нужно будет подготовить, чтобы вступить в наследство.