ПАРТНЕРСКИЙ МАТЕРИАЛ
Чем именная детская карта лучше наличных

Я училась в МГУП и стала редактором на госслужбе

Этот текст написан в Сообществе, в нем сохранены авторский стиль и орфография.

О себе

Я из Москвы. Поступала в 18 лет.

Выбор вуза

Классе в восьмом я начала читать глянцевые издания для девушек. Некоторые из них существуют и по сей день. Мне очень хотелось стать частью этого волшебного мира, в котором все, казалось, было так красиво, дорого и недоступно.

К старшей школе я решила, что хочу заниматься рекламой в глянце, но тогда совсем не представляла, что это под собой подразумевает. Какое-то время на слуху был МИТРО, я мечтала попасть туда, но бюджетных мест, насколько я помню, там не было, а что помню точно — цены на обучение были заоблачными. Пришлось думать о чём-то другом.

Я провела в интернете ресерч и нашла два вуза с подходящими направлениями: МГУДТ («Реклама в моде») и МГУП им. И. Федорова, известный профильный вуз, бывший «Полиграф», готовящий кадры для печатной индустрии («Реклама и связи с общественностью»). Выбрала необходимые для поступления на эти направление предметы — обществознание и историю — и начала готовиться к ЕГЭ: пошла на курсы при МГУПе, так как стоимость и расписание его курсов подошли мне больше всего.

В это время подруга детства, старше меня на год, поступила туда на «Издательское дело». Я периодически писала что-то про подготовку к поступлению в соцсетях, в том числе и про планы пойти в МГУП на рекламу, и однажды, где-то в апреле-мае, подруга позвонила мне и объяснила, что уровень подготовки на этой специальности очень плох и если я хочу работать в печатном издании, то лучше пойти на «Издательское дело» и стать редактором. Хоть она и не была в восторге от уровня подготовки на этом направлении, но очень аргументированно объяснила, почему на рекламу туда идти не стоит, кроме того, на «ИД» требовались для поступления те же экзамены.

Я очень не хотела сдавать литературу, а английский знала очень посредственно, поэтому то, что с некоторых пор там они не требовались, меня обрадовало. Я всегда любила читать, замечала в изданиях орфографические и пунктуационные ошибки, тяготела упорядоченности всего и вся, так что к подруге прислушалась и решила подать документы в МГУП на «ИД» вместо рекламы, а также в МГУДТ для подстраховки.

Поступление

Я занималась в школе, на курсах при вузе, в который в итоге пошла учиться, и самостоятельно. Курсы занимали вечер пятницы после уроков и большую часть субботы. В школе у меня был социально-экономический профиль, поэтому уроков обществознания было от 4 до 6 в неделю.

Также я ходила на школьные бесплатные дополнительные занятия по русскому языку (для подготовки к ЕГЭ) и алгебре (чтобы нагнать программу после перехода в профильный класс). Много времени уделяла прорешиванию тестовых заданий, чтобы привыкнуть к их структуре и особенностям.

Ближе к экзаменам мы со школьной подругой, которая сдавала химию биологию, обменялись конспектами и гоняли друг друга по базовым понятиям. В вузах, куда я подавала документы, собственных вступительных испытаний на моих направлениях не было. Я сдала ЕГЭ неплохо: 92 балла по русскому языку, 90 по обществознанию и 86 по истории. В оба вуза меня зачисляли на бюджет в первой волне. Я выбрала МГУП им. И. Федорова, издательское дело.

Стипендия

Так как я училась на бюджете, получала стипендию. Уже позабылись некоторые детали, но помню точно, что размер стипендии зависел от оценок за сессию, существовали так называемые повышенная и полуповышенная стипендии.

Первая полагалась при закрытии сессии на отлично и составляла около 3000 в месяц, вторая полагалась при наличии одной или нескольких четвёрок и была в районе 2500 рублей; кажется, при наличии пересдач стипендия не выплачивалась.

Я, как правило, чаще получала полуповышенную стипендию, иногда повышенную, пересдач у меня никогда не было.

Учеба

Первые полтора года учебы были очень тяжёлыми, мы с одногруппниками испытывали сильный стресс и на занятиях, и при подготовке к ним. Делили сложные задания и ответы на билеты между собой, перед контрольными работами и экзаменами проверяли друг друга и совершали некие ритуалы на удачу вроде исполнения Сиртаки перед сдачей работы по античной философии, песни «Надежда — мой компас земной» перед экзаменами и сочинения стихов и мемов о предметах и преподавателях. Это помогало хоть немного снять стресс.

На второй половине второго курса стало полегче, мы начали понемногу прогуливать, раньше это было практически невозможно для мотивированных максималистов с богатым событийным багажом, коими нас хотел видеть наш декан, в течение первого курса преподававший нам мировую историю, будто это был наш профильный, самый важный предмет.

О подработке, в особенности не по специальности, до третьего курса при ответственном отношении к учебе не могло быть речи, в том числе потому, что вуз обязывал нас постоянно проходить производственную практику и подтверждать это документально. Первое время это были какие-то задания с кафедры, иногда с ней помогали преподаватели, но, как правило, приходилось искать что-то самим.

Кроме того, существовала большая проблема с логистикой: наш факультет располагался в центре Москвы, на Сухаревской, а главный и третий корпуса — в Коптево, на значительном удалении от ближайших станций метро. Там у нас проходил самый важный, по мнению составителей учебного плана для будущих издателей, предмет — физкультура. Там проходили и другие занятия, бывало так, что мы проводили большую часть недели в этих корпусах без переездов между ними, но чаще всего расписание было составлено так плохо, что эти перемещения между корпусами даже с учетом больших «окон» не оставляли возможности иметь подработку.

С практикой (подработкой по специальности) всем было сложно: подавляющее большинство согласных предоставить такую возможность организаций труд студентов не оплачивало; многие отказывали из-за того, что нам было необходимо проходить ее в течение всего учебного года; и конечно, никто не отменял порочный круг «нет опыта — нет вакансий для вас». Я оговорюсь, что хорошие стоящие предложения бывали, но тогда мгновенно терялся баланс с хорошей учебой, во-первых, потому, что она отнимала много времени, во-вторых, во главе угла практически для всех преподавателей была посещаемость.

Курсовые работы и диплом я писала самостоятельно. Кроме первой курсовой на первом курсе, за которую я получила тройку из-за недостаточного количества цитирований, все остальные, которые случались каждый семестр, были сделаны на отлично, как и диплом. Помогли в этом и посиделки в РГБ, и обсуждения с друзьями-одногруппниками своих исследуемых тем.

Полезные предметы

Как я понимаю по прошествии времени, у нас с одногруппниками, наверное, сложилось превратное впечатление о том, какие мы должны освоить навыки и в каком объёме, потому что специальность наша называлась «Издательское дело», а называли нас будущими редакторами, из чего мы делали вывод, что должны будем научиться редактировать тексты по вертикали, горизонтали и сбоку, но упор был на книжный (газетно-журнальный) бизнес, менеджмент в издательском процессе, а не на редактирование текстов.Конечно, профильные предметы давали представление о профессии, но, как я уже сказала, с упором на бизнес и менеджмент.

Непосредственно редактировать и анализировать свои успехи, обсуждать, как было бы лучше и почему, нам давали очень мало, чем я была очень расстроена. Однако был ряд предметов экономической направленности, на которых мы в течение семестра решали одну и ту же задачу: вёл их один и тот же преподаватель, и менялось только название дисциплины, но не ее суть. Это было очень грустно.

Для того чтобы проиллюстрировать усреднённый уровень подготовки, получаемый после прослушивания профильных предметов, приведу такой пример: однажды на последних курсах я общалась с выпускниками моего факультета о работе, это было вроде как неформальное собеседование в небольшое издательство. Они начали спрашивать меня о различиях рукописи и верстки (понятия настолько базовые, что, казалось бы, смешно такое говорить вслух), а я… задумалась. На минуточку, я окончила школу с медалью, а в рейтинге группы всегда была если не первой, то в тройке.

Дополнительные возможности

Спортивными мероприятиями я не интересовалась, но знаю, что в главном корпусе были какие-то секции.

Касательно стажировок за рубежом знаю об одном случае, когда на семестр нескольких человек отправляли в Германию, для чего, соответственно, нужно было знание немецкого на хорошем уровне.

Достоинства и недостатки вуза

Я хочу быть максимально объективной в оценке своего вуза, точнее, факультета, потому что он всё-таки жил своей жизнью в отдельном корпусе в центре Москвы, но некоторые вещи уже стёрлись из памяти, а психике человека свойственно лучше помнить что-то плохое, но я постараюсь.

У нас было неоспоримое преимущество — свой особняк на Садовом кольце с историей, удобным расположением, своим духом. Ну и что, что некоторые занятия проходили в аудиториях, расположенных в бывших конюшнях. И местами выглядящих примерно так же. В общем и целом оборудование помещений было нормальным. В других корпусах, где нам часто приходилось бывать, тоже все было неплохо.

Что в сухом остатке было довольно плохо, так это преподавание: устаревшее, местами очень сильно, очень часто завязанное на авторитете преподавателя, его самолюбии. Эта особенность не замечалась тогда, но теперь в воспоминаниях проступает очень ярко. Конечно, не все были такими, были и прекрасные люди, но, видимо, из-за специфики работы редактора к этому ремеслу приходят люди определённого типа, а если учесть, что для многих преподавание было основной работой, станет понятно, что, как говорится, «Не можешь учить — делай, не можешь сделать — учи». Как можно догадаться, это чаще всего были люди старшего поколения, но не всегда, к сожалению.

Иллюстрацией к этому расскажу такую историю: у нас была рейтинговая система, и многие преподаватели ставили автоматом пятерку, если по предмету в течение семестра было набрано более 85 баллов; я хорошо отзанималась на практических занятиях — делала интересные проекты, преподаватель их хвалил, мы увлечённо дискутировали, да и в общем семинары проходили интересно, но лекции он вёл крайне плохо, заунывно читая по бумажке, и я на них часто не ходила, изучая материал самостоятельно; казалось бы, я молодец, набрала 84,7 балла за семестр, но при проставлении автоматов преподаватель сказал мне: ты же понимаешь, что это случайность? Это просто цифры. Я, конечно, намёк поняла, и согласилась на четверку автоматом, потому что сдать на пять было, мы это знали, крайне тяжело.

Я забыла про это до защиты дипломов, на которой этот преподаватель, видя, что глава аттестационной комиссии заваливает ее дипломника, отвел главу комиссии в сторонку и страстно что-то шептал. Нашептал на пятерку своему студенту. Вот и они, двойные стандарты, хотя, если бы этот студент получил на защите четвёртку, можно было бы сказать, что это просто цифра.

Однажды мы делились вестями о факультете с выпускницей более поздних лет, которая пошла в магистратуру по нашей специальности в другой вуз, и она поделилась со мной мыслью: у нас было как-то сложно со многими преподавателями, а в новом ее учебном заведении все как-то легко, просто и профессионально, хотя вуз очень малоизвестный.

Дальнейший путь

В начале четвёртого, последнего курса я попала на неоплачиваемую стажировку в издание, которое читала в юности, одно из тех, благодаря которым я захотела попасть в мир глянца. Мое разочарование было крайне велико: уровень профессиональной подготовки большинства сотрудников, как и их культурный уровень, были не такими, как я себе воображала. И их заработная плата — тоже. С мечтами о глянце было покончено.

После защиты диплома я прошла стажировку по специальности на госслужбе, потому что юридическое направление меня в своё время тоже интересовало, и мне предложили должность в штате. Мне сразу сказали, что лучше получить степень магистра, потому что это будет необходимо для карьерного роста, и я отучилась в магистратуре там же, на той же специальности.

На работе сразу меня оценили как знающего человека, потому что я владела профессиональной терминологией, а навык редактирования я получала уже на практике, разбирая собственные правки и вопросы с коллегами, смотря за ними.

Советы

Я думаю, естественный ход времени изменит ситуацию на моем факультете, и, возможно, программы модернизируются, но если вы хотите научиться редактировать — это точно не то место, где это лучше делать.

Я бы посоветовала изучить филологию, которой у нас, кстати, было крайне мало, и пройти какие-нибудь зарекомендовавшие себя курсы редактирования, может быть, не одни, ну и, конечно, тренировать критическое мышление.

Учиться издательскому делу лучше тоже на практике, после приобретения компетенций менеджера широкого профиля, например, потому что издательский процесс, конечно, хоть и имеет специфику, но всё-таки это бизнес-процесс, тратить четыре года своей жизни на его изучение в наш век быстро развивающихся диджитал-платформ и множества форматов бессмысленно, потому что лучше, чем на рабочем месте, вы нигде его не изучите. Успехов!

Комментарии проходят модерацию по правилам журнала
Загрузка
Alexandra P.
Герой Т—Ж 🏅
Отредактировано

Очень интересно было прочесть, спасибо. В какие годы вы учились в вузе?
Я училась в анологичном вузе в Петербурге - Северо-Западном институте печати (сейчас он называется Высшая школа печати и медиатехнологий) на специальности "Издательское дело и редактирование". Я всегда хотела работать с книгами, и эта специальность мне показалась наиболее подходящей. Когда я училась, ещё не было бакалавриата и магистратуры. Я училась 6 лет (с 2006 по 2012) на вечернем отделении и получила квалификацию "Специалист книжного дела". На первом курсе я устроилась работать в издательство, поэтому с самого начала теория у меня сочеталась с практикой.
О выборе вуза и специальности я ни разу не пожалела, для работы в книжном издательстве эта специальность самая подходящая. Филфак в этом смысле не подходит, на мой взгляд. А вечернее отделение - это вообще лучшее, что случилось со мной в жизни. Во-первых, есть возможность работать полный день без ущерба для учёбы. Во-вторых, сразу погружаешься во взрослую жизнь, на вечернем очень много людей, которые поступали не после школы и имели самый разный жизненный опыт. За ними хотелось тянуться.
Зарплаты в отрасли не впечатляют, конечно. Но всегда есть возможность подзаработать. Ну и всё-таки приятно заниматься любимым делом.

0
Покрай Немеря

Alexandra, я поступила в 2012 году) Не уточнила в статье, что теперь МГУП печати имени Ивана Федорова – Высшая школа печати и медиаиндустрии Московского политехнического университета.
Теперь, имея жизненный опыт, я понимаю, что, конечно, если ты гуманитарий, то вечернее отделение + работа по специальности с первого курса = единственно верный путь максимально быстро понять, подходит ли тебе выбранная специальность, и если да, то наслаждаться жизнью, а нет — всегда есть возможность переориентироваться. Зарплаты в издательствах – отдельная тема для статьи) Как сказала моя институтская подруга одному очень большому дяде в этом бизнесе, это ужасно, что интеллектуальный труд оплачивается так низко. Полностью с ней согласна) Насчёт филологии я имела в виду сугубо литературных редакторов, а не редакторов-менеджеров.

0
Alexandra P.
Герой Т—Ж 🏅
Отредактировано

Покрай, к сожалению, низко оплачивается не только труд редакторов:) Ну и вообще не очень выгодно быть гуманитарием. Куда лучше быть айтишником, но я отдаю себе отчет, что я бы не смогла этим заниматься. И была бы очень плохим айтишником, а значит, тоже получала бы мало денег:))
Я не редактор-менеджер, а просто редактор-корректор, но все равно считаю, что филология - это слишком оторванная от реалий специальность. А знания о редакционно-издательском процессе и особенностях редакторской подготовки дают именно там, где мы с вами учились.
А на вечернее отделение я бы вообще всех принудительно отправляла учиться. Мне кажется, что учеба на дневном отделении - это просто способ продлить себе детство:))

1
Alexandra P.
Герой Т—Ж 🏅

Покрай, кстати, о работе и зарплатах в издательствах здесь была статья
https://journal.tinkoff.ru/book-editor/

0

Сообщество

Лучшее за неделю