Оцениваем угрозу от бизнеса агрегаторов для Amazon. Смотрим, как вакцинация портит бизнес Southwest Airlines. Пытаемся оценить ущерб или пользу Parker-Hannifin от покупки английской Meggitt.

Дисклеймер: когда мы говорим о том, что что-то выросло, мы имеем в виду сравнение с аналогичным кварталом годом ранее. Поскольку все эмитенты из США, то все результаты в долларах. При создании материала использовались источники, недоступные пользователям из РФ. Надеемся, вы знаете, что делать.

Бизнес в тени Amazon: ждать ли восстания агрегаторов

Компания Fortunet, оказывающая посреднические услуги в сфере онлайн-коммерции, выпустила отчет What Amazon aggregators are really looking for, посвященный консолидации среди агрегаторов-продавцов с платформы Amazon (NASDAQ: AMZN). Площадка Amazon столь велика, что в ее экосистеме появилась своя динамично развивающаяся подотрасль, в которой происходят слияния и поглощения на крупные суммы.

Примерно 56% товаров, продаваемых на платформе Amazon, приходится не на саму Amazon, а на сторонних продавцов. Некоторые независимые продавцы и магазины на платформе Amazon достаточно крупные, и их покупают компании-агрегаторы, которые собирают такие бизнесы.

Огромные суммы. На покупку одного продавца на платформе 90% агрегаторов готовы тратить больше миллиона долларов: 8% готовы тратить до 5 млн, 25% — до 10 млн, 5% — до 30 млн, а у более чем половины — 53% — никаких ценовых лимитов нет. Например, агрегатор Thrasio недавно купил трех продавцов за 100 млн долларов, в общей сложности компании принадлежит около 200 Amazon-магазинов.

Они могут только по-крупному. Практически все агрегаторы покупают продавцов с целью дальнейшего управления и развития бизнеса. И лишь 3% покупают с целью перепродажи.

Прибавленная стоимость. У 61% покупаемых продавцов есть свои патенты или их наброски — именно этим они часто привлекают покупателей. Более того, 63% сделок — это только продавцы товаров под своим брендом. Перепродавцы товаров пользуются меньшей популярностью, 30% агрегаторов покупают только перепродавцов. Последний тип продавцов очень быстро растет в плане выручки, но, по сути, не владеет ничем. Покупателей-агрегаторов интересуют независимые бренды.

Дальше — больше. Все респонденты планируют активно покупать продавцов в течение следующих 12 месяцев. Причем велика доля тех, кто планирует закупаться в больших масштабах: 15% планируют купить свыше 50 продавцов, 10% — 20—30, 28% — 15—20, 8% — 10—15.

Скупать все, что движется. В случае 18% сделок агрегаторы готовы покупать даже продавцов без истории операций. Хотя 40% агрегаторов готовы покупать продавцов с историей продаж больше года, а 33% — с историей старше 2 лет. Интересно, что никто не просит историю продаж старше 3 лет.

Соцсети для школьников. Для 63% агрегаторов при принятии решения о покупке не имеет никакого значения, есть ли у продавца значимое присутствие в социальных сетях. Из этого следует не очень приятный вывод для акционеров Facebook, Twitter, Snap и прочих продавцов рекламного воздуха: когда-нибудь и другие юридические лица начнут задумываться о том, стоит ли тратить деньги на рекламу на этих платформах.

Слишком много Amazon. Для 63% агрегаторов не играет особой роли при принятии решений о покупке наличие у продавца канала прямых продаж клиенту, в обход инфраструктуры Amazon. 80% агрегаторов тоже не добавят больше денег при предложении о покупке продавцу, чьи товары распространяются по другим каналам, таким как eBay и Walmart, например.

В общем, по итогам чтения отчета Fortunet становятся очевидными два момента. Первый: вокруг Amazon кормится множество других юридических лиц со своими целями и задачами. И денег там тоже много. Например, агрегатор Thrasio уже настолько большой, что может выйти на биржу с капитализацией около 10 млрд.

Второй момент: зависимость этих агрегаторов от Amazon огромная — и нет причин считать, что она ослабнет. Судя по всему, агрегаторы настроены и в дальнейшем кормиться с площадки Amazon.

И это все может в будущем создать проблемы для компании. Основной ее розничный бизнес очень низкомаржинален. Причем даже ту прибыль, что есть в розничном сегменте, компания получает, проявляя карикатурную жестокость в отношении своих работников.

Один из путей увеличения маржинальности для Amazon — продажа товаров под собственным брендом. Делает она это, копируя товары и механизмы продажи сторонних продавцов со своей платформы, попутно занимаясь дискриминацией этих сторонних продавцов.

Их это все очень раздражает, но по отдельности они ничего не могут сделать с Amazon. Так Amazon и побеждает. А вот крупные агрегаторы продавцов могут сделать ей гадость — и, может, даже победить компанию.

Политическая система США устроена таким образом, что занести денег «кому надо», чтобы «решить вопросик», там очень сложно, практически невозможно, зато есть механизм лоббирования. Чаще всего лоббисты устраивают кампании с приглашенными экспертами и доказывают законодательным органам и властям что-то к пользе для своих клиентов.

Как это работает, можно посмотреть в фильме «Опасная игра Слоун», где лоббисты доказывают, что связи между либеральным оружейным законодательством и оружейным насилием нет. Или в фильме «Здесь курят», где лоббисты табачных компаний доказывают, что курить не вредно. В реальности это все работает точно так же: Coca-Cola платила врачам за исследования, доказывающие, что сахар не вреден, Google выгоняет из спонсируемых компанией интеллектуальных центров сторонников антимонопольного вмешательства в дела технологических компаний.

Многим агрегаторам по силам нанять хорошую лоббистскую фирму, чтобы она приглашала экспертов, которые будут делать исследования с моделями и графиками, доказывающие, что Amazon нужно покаяться и пойти на уступки сторонним продавцам. На юристов у агрегаторов необходимая сумма тоже найдется: в случае спора с Amazon маленький магазин прогнуть получится, а вот среднестатистический агрегатор потащит Amazon в суд. И может быть, даже победит: позиция Amazon выглядит небесспорной, там очевиден конфликт интересов.

Сейчас в США как раз ведутся дебаты о том, что Amazon нужно разобрать на части, в том числе и из-за дискриминации сторонних продавцов и конфликта интересов. Рост агрегаторов здесь играет против Amazon, так как в результате него появляется новая, мощная категория игроков, которая крайне заинтересована в том, чтобы нацепить на Amazon намордник. И что еще важнее, ресурсы у этих игроков тоже очень серьезные. На покупке магазинов они не экономят, значит, и на правовом обеспечении своей работы тоже.

Для Amazon и ее долгосрочных акционеров консолидация среди агрегаторов в будущем может привести к очень печальным последствиям: эти самые агрегаторы вполне могут объединиться для коллективных действий против монополистских замашек компании. Так, например, Epic Games победила монополию Apple в суде.

Уколоться и задержаться: проблемы вакцинации для бизнеса

На этой неделе авиакомпания Southwest Airlines (NYSE: LUV) отказалась от ранее намеченных планов отправить невакцинированных — но при этом не получивших отвода по медицинским или религиозным причинам — работников с 8 декабря в неоплачиваемый отпуск.

Дело, конечно, явно не в том, что Southwest Airlines сдала назад: всем 54 тысячам ее работников нужно сделать прививку, но добровольно делать ее хотят не все — и многие пользуются отводом по медицинским или религиозным причинам. Если отправить отказывающихся вакцинироваться в неоплачиваемый отпуск, то у компании будет недостаточно работников в сезон праздников, когда она ожидает большой загруженности. Собственно, нехватка персонала уже привела к массовой отмене рейсов, что нанесло компании ущерб в 75 млн долларов.

Нельзя сказать, что вакцинация сильно испортила жизнь всем авиалиниям. У Delta Airlines, например, 90% сотрудников уже вакцинированы — причем даже без приказа начальства. А у United Airlines этот показатель еще выше — 97% — благодаря приказу начальства. Пока что Southwest Airlines выглядит как единственная авиалиния, серьезно пострадавшая от этого, — что следует учитывать акционерам компании.

Если смотреть на ситуацию на земле, то очень интересно, насколько текущая нехватка работников в США вызвана нежеланием части самих работников вакцинироваться. Сейчас в США предприятия с 100 и более работниками обязаны на 100% вакцинировать всех своих штатных сотрудников. Это уже привело к уходу части несогласных с этим сотрудников. Например, среди медицинских работников, которых в США и так недостаточно, немалое количество отказывается делать прививку. Так что, возможно, нынешний дефицит кадров в разных отраслях США, но особенно в сфере услуг, сохранится надолго.

Понятно, что для невакцинированных сотрудников шансы на победу тут малы: настрой судебной администрации в США и других странах таков, что вакцинация уже, по сути, неизбежна. Но на протяжении квартала, а может, и двух для практически всех без исключения предприятий это будет означать рост издержек, связанных со стоимостью труда: найти адекватную замену работникам из числа вакцинированных будет непросто. Я думаю, что это будет стимулировать дальнейшую автоматизацию корпоративного сектора: машины вакцинировать не надо, да и вообще спрашивать их мнения по каждому вопросу.

Англичанка гадит: плохо ли, что Parker-Hannifin не дают купить Meggitt?

Промышленный бизнес Parker-Hannifin (NYSE: PH), производящий компоненты и системы для движения и контроля оборудования, пытался купить за 8,69 млрд долларов английского производителя авиационной техники Meggitt. Но судьба этой сделки повисла в воздухе.

Правительство Великобритании решило проверить эту сделку перед тем, как дать ей зеленый свет, — на тех основаниях, что продажа Meggit американцам может затрагивать интересы национальной безопасности островного государства. Стоит отметить, что Parker-Hannifin пообещала оставить большую часть рабочих мест Meggit в Великобритании и не вывозить производство из Соединенного Королевства. Сильно ли пострадает Parker без Meggitt? Ну как посмотреть.

Согласно отчету Meggitt, 43% выручки компании дает сектор гражданской авиации. Приобретение Meggitt усилит зависимость Parker-Hannifin от ситуации в сфере авиапромышленности, и это очень плохо: вроде бы нет никаких причин считать, что активность в сфере гражданской авиации вернется к показателям эпохи до пандемии в ближайшие лет 10. А скорее всего, вообще не вернется к этому уровню при нашей жизни.

Оборонный сектор дает 45,6% выручки Meggitt. Это хорошо, потому что американские заказчики дают 74% выручки этого сегмента, а Великобритания — всего лишь 4%. Как мы уже говорили во многих из наших идей «про войнушку» типа Kratos, американцы будут тратиться на оборону все больше и больше. Другой вопрос — как оборонный бизнес Meggitt будет вязаться с основным промышленным бизнесом Parker-Hannifin.

Годовые финансовые показатели Meggitt в английских фунтах. Источник: TradingView
Годовые финансовые показатели Meggitt в английских фунтах. Источник: TradingView

Остальную выручку Meggitt дают решения в сфере добычи и поставок энергоресурсов. Решения Meggitt в этом сегменте в принципе не так уж далеки от того, что предлагает своим клиентам Parker-Hannifin.

В целом Meggitt — это не самая плохая покупка: Parker-Hannifin собирается купить компанию за эквивалент примерно 6,3 ее годовой выручки. В нормальные времена итоговая маржа Meggitt составляет примерно 9% от ее выручки — это хороший показатель для промышленного предприятия. Но проблема в том, что сейчас ненормальные времена.

Мне видится большой проблемой авиационный сегмент Meggitt: как бы он не повис гирей на ногах Parker-Hannifin, укрепив ее зависимость от кризисной отрасли. За Meggitt придется платить по большей части из заемных денег — а ведь долгов у Parker-Hannifin и так много — 11,297 млрд долларов, из которых 3,096 млрд нужно погасить в течение года. Денег у Parker-Hannifin не особенно много: 733,1 млн на счетах и 2,183 млрд задолженностей контрагентов.

Покупка Meggitt может не оправдать себя, а вот долги останутся. Так что, может быть, если Parker-Hannifin запретят покупать Meggitt, это будет к лучшему. Впрочем, я могу ошибаться — и, может быть, Meggitt станет отличным дополнением к Parker-Hannifin. Ну, при условии, что компаниям дадут объединиться, но это не гарантировано.