Мы часто рассказываем о путешествиях, в которых что-то пошло не по плану.

В основном главные пострадавшие в статьях — авторы и комментаторы Т—Ж. Теперь наша очередь поделиться историями о неприятностях в отпусках. Расскажем об опыте, который вряд ли захочется повторить: как провести в аэропорту несколько суток, зачем нести 80 кг багажа через 50 вагонов и каково это — быть задержанным человеком в черном.

Турция: ночь в полицейском участке и сэндвич на четверых

Однажды мы с друзьями вчетвером решили отправиться в Турцию на Новый год. Людьми мы были небогатыми, поэтому летели самым лютым лоукостером с ночной пересадкой в Минске, чтобы аккурат 31 декабря оказаться на месте. За сутки в пути немного устали и оголодали, потом взяли тачку в аренду и поехали в отель с мечтой поспать перед празднованием Нового года.

Отель был не таким, как на фотографиях. Мы бронировали семейный номер, который на поверку оказался небольшой грязной комнатой с какой-то продавленной тахтой. С этого момента все пошло не так.

Хозяин отеля отказывался возвращать предоплату. На «Букинге» 31 декабря уже нельзя было найти ничего доступного, поэтому мы решили поехать в понравившуюся нам часть Стамбула и обивать пороги отелей. Чуть было не сняли комнату в заброшенном доме, который готовили к сносу, но потом поняли, что мы еще не в таком отчаянии.

Ближе к пяти вечера решили перекусить. По дороге нервы нашего водителя не выдержали — мы поцарапали крыло и пробили колесо, слегка врезавшись в припаркованный автомобиль. Следующие два часа учились менять колесо и практиковали английский в переговорах со страховой.

Где-то ближе к восьми вечера мы-таки нашли семейный номер с одной двуспальной кроватью и одной односпальной. Сдвинув их, мы получили достойный лежак на четверых и уснули где-то в девять. Проснулись в два часа ночи от грохота взрывающихся петард и заснули снова. Так я впервые в своей жизни проспала Новый год. Думаю, для моих друзей это тоже был новый опыт.

Следующие дни проходили довольно мило: мы бродили по улицам Стамбула, пили салеп, заглядывали в мечети. Но однажды ночью беда снова постучалась в нашу дверь. Перед сном мы пошли проверить припаркованный у отеля автомобиль и обнаружили, что стекло разбито, а навигатор украден. И снова практика английского — теперь не только со страховой, но и с полицией! Остаток ночи мы провели в полицейском участке в компании с женщинами легкого поведения и людьми с разнообразными зависимостями.

На следующий день нам предстояло главное и заключительное приключение. Поспав пару часов и дождавшись, пока нам заменят стекло в машине, мы отправились через Мраморное море в Бурсу. Мраморное море — одно из самых красивых, а квартира в Бурсе — одна из самых холодных. В последний день нашего пребывания в городе начался снегопад. Судя по реакции местных жителей и коммунальщиков, это был первый снегопад в истории страны.

Мы решили выехать на следующий день пораньше, чтобы точно успеть на обратный рейс. О зимней резине в Турции не слышали, поэтому мы ехали по заснеженным дорогам примерно со скоростью 20 километров в час, но все-таки успели на паром до Стамбула. Это был последний паром. После него из-за погодных условий водное сообщение было закрыто на несколько дней.

В аэропорту, сдавая машину, мы немного попрепирались со страховой из-за поцарапанного крыла и проиграли: с нас списали за повреждение около сотни евро. Но все-таки мы были жутко довольны. Наше ужасное путешествие подошло к концу, и скоро мы будем в безопасности, дома.

Но жизнь решила отправить нас в нокаут: оказалось, что наша скромная авиакомпания разорилась. Мы провели в аэропорту около двух суток, прежде чем нас посадили на другой рейс. Под конец нам было действительно страшно. В то же самое время в аэропорту застряло много туристов из-за погоды, поэтому в какой-то момент дорогущая еда в кафе и магазинах просто закончилась.

Помню, как мы делили на четверых последний сэндвич, который удалось купить. Он стоил 1000 Р.

Но все, даже самое плохое, когда-нибудь заканчивается. Нас посадили в самолет, в котором мы просидели на взлетной полосе каких-то три часа. Самолет за это время немного обледенел, но с этим сотрудники аэропорта справились — просто полили его специальной жидкостью. Наконец, несмотря на ужасную бурю, самолет поднялся в воздух. Пока мы преодолевали облака, стали немного ближе к Богу: казалось, что самолет разорвет на части, и все молились. Но через несколько часов мы приземлились в Москве. Все закончилось, мы в безопасности и больше никогда не поедем в Турцию зимой и никогда не будем арендовать там машину.

Черногория: два квадрокоптера и штраф 46 000 Р

Предыстория. Ехали в Черногорию впятером. Трое, включая меня, прилетели 4 февраля, еще двое — 5 февраля. Я взял с собой квадрокоптер. Друг, который прилетел 5 февраля, тоже.

Действие первое. День 1. Прилетаем в Черногорию. На таможне меня просят прокинуть сумку через рентген, ничего запрещенного не находят, и мы спокойно уходим.

День 2. Прилетают наши друзья, на таможне их просят прокинуть сумки через рентген, находят квадрокоптер и конфискуют его.

Оказывается, ввозить квадрокоптер в Черногорию без разрешения нельзя. Если дрон найдут на таможне, то его конфискуют (навсегда), а ты заплатишь штраф 600 € (46 800 Р). Моему другу удалось договориться, что дрон ему вернут, когда он полетит в Россию, и штраф он платить не будет. Но это, конечно, все на словах и без гарантий. При этом в моей сумке тоже был квадрокоптер, и я эти сутки благополучно летал по Черногории.

Действие второе: дорога домой. Заходим в аэропорт. Мой друг вызволяет свой дрон и кладет его в багаж, сдает. Все расслабились, дроны на месте. Его — в багаже, мой — в ручной клади.

Проходим через рамки, пограничники спрашивают: «Чей дрон?» Говорю: «Мой». Они: «Ждите, сейчас пограничник придет». Мол, если ты вывозишь его из страны, то ты его как-то завез, а значит, у тебя должно быть разрешение. Иначе конфискация и штраф 600 € (46 800 Р). Ну, думаю, до свидания, дрон и 600 € или как минимум дрон. Ладно хоть флешку достал.

Стоим с тем другом, который вызволял свой дрон, и ждем пограничников. Они приходят, видят друга и говорят: «А, так это твой дрон! Да проходите дальше, конечно, все хорошо».

Понимаете, какое это удивительное везение: пограничники решили, что в моей ручной клади лежит тот самый дрон, который они временно изъяли у моего друга.

Если бы изначально у нас был только один мой дрон, который мне удалось каким-то образом ввезти, его бы изъяли на обратном пути.

Если бы дрон друга просто изъяли при ввозе и не вернули при вылете, то при вылете изъяли бы и мой.

Возможные потери: 1200 € наличными за два штрафа и ~150 000 Р за два конфискованных дрона.

Реальные потери: 0 €, 0 Р.

Черногория, снятая с высоты птичьего полета без всяких разрешений: бесценна.

Магадан: овербукинг и рыдающая женщина

Дело было в 1998 году в Магадане. Мы с мамой должны были лететь на море в Краснодарский край.

Перед вылетом я несколько дней спала урывками: я была еще ребенком и волновалась перед поездкой. Дело в том, что в то время для магаданцев каждое путешествие было как праздник. В лучшем случае люди выезжали куда-то раз в два года. Но бывало и реже. Например, моя подруга за 25 лет ездила в отпуск дважды. В Магадане нет такой штуки, как путешествие на выходные в соседний город: ближайший находится в 700 километрах и ехать туда два дня с ночевкой. Поэтому отпуск с вылетом куда-то был целым событием. Тем более что из Магадана до любого места далеко: например, до Москвы лететь восемь часов.

В день вылета мы проспали подъем, но быстро собрались и помчали в аэропорт. Он расположен в часе езды от города. Приехали к концу регистрации, упаковали багаж.

Тут выяснилось, что мы с мамой и еще человек пять не летим. Билеты есть, но мест нет.

Самым душераздирающим было то, что в другой семье регистрацию прошел отец с маленьким ребенком, а мать этого ребенка осталась за бортом во всех смыслах этого слова. У нее началась истерика, она рыдала и кричала. Я уже плохо помню, но вроде бы ей нашли место на том рейсе. Мы не плакали и не кричали — нам не нашли.

Народ побурлил, попытался инициировать жалобы, но все как-то заглохло. Авиакомпания нам ничего не объяснила. Просто сказали, что закончились места, и не постарались сгладить ситуацию. Это был государственный монополист — варианта полететь на чем-то другом не было.

Мы с мамой улетели в Краснодарский край следующим рейсом через неделю. В результате отпуск получился на неделю короче. Отпуска на Севере длинные: в Магадане — 52 дня. Так что было не очень страшно подождать еще неделю отпуска, которого и так ждали два года. В деньгах тоже не потеряли. У нас не была забронирована гостиница: мы ехали в гости к друзьям. Но в целом мы были в полном шоке. Я вообще никогда не слышала, что так бывает. Слово «овербукинг» я узнала, когда уже стала взрослой. Знакомый, которому рассказывала эту историю, сказал «О, так это ж овербукинг! Обычное дело». Но ни до этого, ни потом я и никто из моих знакомых в такое не попадали.

В целом нам еще повезло, потому что мы летели из дома: нам было куда вернуться из аэропорта. А вот если бы нас на неделю задержали на обратном пути, было бы гораздо хуже.

Неаполь: человек в черном и дом без окон

Прошлым летом мой муж прочитал статью об учебе в академии Apple в Италии и решил туда поступить. У него получилось, и в сентябре мы поехали в Неаполь. Мы думали, что останемся там надолго, но в итоге вернулись в Россию через несколько месяцев. За это время с нами произошло несколько неприятных историй. Они сильно повлияли на наше восприятие страны. Расскажу обо всем по порядку.

Перелет в Неаполь был долгим и сложным: мы спешно собирались, взяли много чемоданов и по пути сделали стыковку в Стамбуле. Когда самолет сел, мы чувствовали себя очень уставшими. Муж по ошибке стал двигаться в сторону красного коридора. Скорее всего, он не заметил обозначения: в Неаполе не самый удобный аэропорт.

Внезапно к нам подошли мужчины в черном. Один из них сказал на ломаном английском: «Дайте ваш паспорт!» На его одежде не было каких-либо опознавательных знаков или надписей вроде Security police — он вообще не напоминал человека на службе. Паспорт был у мужа в руке, но он спросил: «Зачем?» Человек в черном засуетился и начал выдергивать документ из рук мужа. Это было очень странно, словно обычный посторонний пытается отобрать у тебя паспорт. При этом мы не нарушили закон и не пересекали черту красного коридора — просто двигались в его сторону.

В конце концов человек в черном сказал: «Следуйте за мной, я полицейский» — и завел нас в комнату для досмотра. Он не представился, не пояснил, что вообще происходит, а начал расспрашивать нас, откуда мы, зачем приехали в Италию, что у нас в сумках… Мужчина заставил нас открыть два больших чемодана по 30 кг, развернуть даже самые маленькие пакеты и показать, что там.

Это было похоже на унижение.

Потом пришел другой человек и обратился ко мне: «Скажи своему мужу, чтобы он извинился. Этот чувак может создать ему проблемы. Оно вам надо? Если он извинится, вас отпустят». Я спросила, что мы сделали не так, но ответа так и не получила. В итоге мужу действительно пришлось извиниться. Это было неприятно: он не любитель просить прощения у кого попало и ни за что. Но он сделал это, и нас отпустили.

Из аэропорта мы поехали в квартиру, которую заранее забронировали на Airbnb. Она располагалась недалеко от набережной в одном из лучших районов Неаполя и стоила около 2000 € (156 000 Р) за месяц. Нас радушно приняли хозяева, и мы, уставшие, легли спать.

Утром квартира совсем не напоминала ту, что была в объявлении. На фотографиях она была светлой и белой, а по факту это оказалось полуподвальное, темное и сырое помещение, где почти нет окон и пахнет подвальной сыростью. Мы не разглядели это по приезде, потому что было уже темно и хозяева включили весь свет. Кроме того, каждое утро мы просыпались от дикого шума: все остальные помещения в здании были подсобными, и там постоянно велись какие-то работы.

Фото с Airbnb
Фото с Airbnb
И реальность
И реальность

Мы сказали владельцам квартиры, что жить так не хотим, и попросили вернуть нам хотя бы половину стоимости квартиры. Они отказались. В Airbnb нам предложили договариваться самим. В итоге хозяева из супервежливых людей моментально превратились в «нам очень жаль, но мы не можем отменить бронь и это ваши проблемы». Я сама была хостом и знаю, что на самом деле бронь отменить можно. Просто они этого не хотели.

В итоге мы сначала переехали в отель, а потом — в другую квартиру. В конце концов решили, что оставаться в этом Неаполе мы не хотим, и вернулись в Москву. Оказалось, что короткое отпускное знакомство с Италией гораздо привлекательнее, чем долгосрочные отношения.

Франция: 80 кг багажа и прогулка через 50 вагонов

Мы с семьей ехали в Париж на поезде. С собой у нас было 80 кг багажа на троих. Когда мы зашли в вагон, оказалось, что наши места заняты. Мама пошла к проводнику: она якобы знает французский, хотя на самом деле — не очень. Нас попросили сходить в другой конец поезда. Мы с отцом взяли тяжеленные чемоданы, прошли около 50 вагонов, но там нас отправили обратно.

Мы вернулись и снова обратились к проводнику. Оказалось, что в одном поезде — сразу два состава, и наш вагон был в другом. Чтобы наконец-то найти нужные места, нам опять пришлось тащить тяжеленные чемоданы через весь поезд. В конце нас ждал приз — целая орава орущих детей на соседних сиденьях.

Так сцепили два состава
Так сцепили два состава

Другая история приключилась в Сербии: мы ехали через нее в Нидерланды. По дороге туда и на обратном пути мы должны были провести сутки в Белграде и забронировали квартиру на «Букинге».

Когда прилетели в Белград, хозяйка жилья перестала отвечать на сообщения. В бронировании было указано, что ключи от квартиры нужно забрать в хостеле поблизости. Это было странно, но выбора не было — мы поехали по указанному адресу.

Оказалось, что найти хостел не так-то просто. В бронировании не указали номер квартиры или подъезда — только номер дома. Мы доехали до него и долго бродили по округе. Потом по случайности попали в нужный подъезд, поднялись по неприглядной лестнице, зашли в хостел, а там словно сцена из «Ходячих мертвецов». Все комнаты открыты, на крик никто не отзывается, одна пустота.

Пришлось снова спускаться во двор. Я попытался выяснить у местных, знают ли они что-то про аренду квартиры в этом доме. Они не понимали ни по-русски, ни по-английски, язык жестов тоже не помогал. В конце концов я перевел свои вопросы на сербский с помощью «Гугл-переводчика», но и это было бесполезно: местные не слышали, чтобы кто-то здесь сдавал жилье.

В итоге мы с девушкой сели в кафе и начали звонить в «Букинг». Как только мы это сделали, хозяйка квартиры сразу вышла на связь и сказала, что у нее якобы сел телефон.

Через несколько часов мы наконец-то с ней встретились, получили ключи и въехали в квартиру. Жилье оказалось отвратительным: внутри было дико сыро и темно. Единственное окно размером 20 × 50 см находилось под потолком и вело в подъезд.

Мы не стали останавливаться в этой квартире на обратном пути и сняли другое жилье. На этом расходы не закончились. Оказалось, что, когда мы звонили в «Букинг», у девушки не подключилась опция для звонков из-за рубежа, и у нее списали 2000 Р за один звонок в службу поддержки.

Хотите рассказать о своем лучшем или худшем путешествии? Заполните анкету и станьте героем нашего нового материала.