Олег Тиньков поговорил с Эдуардом Пантелеевым — владельцем бухгалтерского сервиса «Кнопка» и бывшим вице-президентом «Пробизнесбанка» (летом 2015 года у банка отобрали лицензию).

Когда человек считает себя великим, начинаются проблемы

— Ну, расскажи про себя? Чтобы все поняли, кто ты.

— Длинная, боюсь, история будет. Я родился в Бурятии, в Улан-Удэ. Не был там с тех пор, как меня оттуда родители увезли. Мне было тогда меньше года. Отец военный, поэтому болтался туда, куда его отправляла армия. Это была Монголия, потом Питер, а потом подмосковный Красногорск.

— Куда учиться пошел?

— В МГИМО. После этого работал в МИДе, в посольстве, а потом долгое время — в финансовой группе «Лайф».

— Ты пришел туда менеджером?

— Сначала как менеджер. Потом в кризис 98-го года мне дали долю. Заработал, наверное.

— Дали или заработал? Вот это всегда интересно нашим зрителям.

— Ну…

— Вот сколько менеджеров в России — миллионы. И все они хотят, чтобы им дали долю.

— Я считаю, что я её заработал. Кто-то с той стороны считает, что он её дал. Это же двухсторонний процесс. Был кризис, было туго. Нужно было принимать решения, чтобы выжить. Какую-то часть времени я там работал, не получая зарплаты. Наверное год я жил на подкожном жире.

Потом это всё закончилось. Я сказал ему [Сергею Леонтьеву, главе финансовой группы «Лайф»], что деньги закончились и что больше работать на энтузиазме я не могу. И тогда же приняли решение о том, чтобы какую-то долю акций предоставить и мне.

— Много акций?

— Не очень много. Около 5%.

— Вообще много. Очень много. И вот до последних дней ты отработал в «Пробизнесбанке», да?

— Ну, довольно долго, да. До 2012 года.

— Собственников давно уж нету, они ничего не комментируют, они уехали. А ты был одним из начальников. Расскажи, что случилось? Что пошло не так?

— Я не очень бы, честно говоря, хотел про это говорить. Но основная проблема в том, что когда человек считает себя великим и переходит границы, — начинаются проблемы.

Когда он начинает окружать себя людьми, которые говорят ему, что он великий или потакают ему, человек закрывается от внешнего мира и начинает быть сфокусированным на себе и своих идеях.

— Нужно пройти огонь и воду, а на медных трубах обжечься. И в этом смысле очень важно иметь этот баланс. И дружить с головой.

— С головой дружить всегда не помешает. Главное — не терять связь с реальностью.

— Я встретил Сергея несколько раз — мы говорим про Сергея Леонтьева. Он действительно производит впечатление умного и талантливого бизнесмена. Всё, что он говорил, правильно. Но то, что он делал — это не совсем то, что он говорил.

Эдуард Пантелеев: «Люди недооценивают удачу и внешние обстоятельства»
В России от двух до пяти миллионов бухгалтеров

— Расскажи про проект «Кнопка». Что это такое?

— «Кнопка» это такой онлайновый сервис. Что-то вроде дистанционного бэк-офиса для малого и среднего бизнеса. Он оказывает административную поддержку, включая бухгалтерские услуги, бизнес-ассистента и юриста.

Все эти товарищи работают вместе, как одна команда. Работают дистанционно. Это попытка сделать доступным для малого бизнеса то, что ему недоступно или стоит гораздо больше денег.

— А сколько человек в компании работает?

— Сегодня где-то 130 человек.

— Какие-нибудь цифры назовешь?

— У нас сейчас порядка 600 клиентов, то есть мы уже как бухгалтерская компания, ну не знаю, топ−50 или топ−30.

— 2 года организации вашей?

— Где-то около двух лет, да.

— А вы с каким-то банком интегрированы?

— Сегодня мы интегрированы с «Альфа-банком» и «Открытием». Сейчас ведем проект по интеграции, возможно, со Сбербанком. Есть и другие банки, с которыми мы интегрируемся.

— Сколько вложили на старте?

— Довольно много. В интервале от 5 до 10 млн долларов.

— Какие ты видишь перспективы развития сервиса «Кнопка»?

— Ну смотри. В России, как думаешь, сколько бухгалтеров?

— В Сбербанке, по-моему, 120 тысяч. Очень много.

— Ну много — это сколько?

— Ну, миллионы какие-то. 5 миллионов.

— Ты близок, да. По разным оценкам, от двух до пяти миллионов бухгалтеров в России. Все эти люди что-то делают, получают зарплату.

В принципе, зарплата этих людей — выручка, скажем, определённого сектора. Большая часть этих бухгалтеров работает в компаниях, например, в том же самом Сбербанке. Еще есть где-то 100 000, по некоторым оценкам, бухгалтеров-фрилансеров. Это те, которые приходят раз-два раза в неделю. И ещё есть где-то 10 000 бухгалтерских компаний. А есть еще бухгалтерский софт, который эти компании потребляют. Это всё очень большой рынок.

— Вы хотите оптимизировать рынок?

— Да. Мы пытаемся революционизировать этот сектор.

— Я в это, в общем-то, верю. Но я не понимаю, что вы можете революционного предложить на Западе. Там всё давно на аутсорсе, там давно нет бухгалтеров в штатах. В чем революция?

— Мы делали исследования, изучали рынок. Действительно, сам учет там другой. Например, не надо хранить чеки до 75 $, налоговая часто смотрит не на фактически документированные расходы, а на нормы расходов в отрасли. Если 15% у тебя уходит на какое-то направление, это считается нормальным, и они не лезут дальше.

Но у более крупных компаний с большим количеством сотрудников проблемы все-таки возникают. Одна из больших проблем — это payroll [зарплатный проект]. Есть много компаний, которые это делают. Есть и новые игроки, которые пытаются реализовать подход «Кнопки», — например, «Индинеро», которая в бета-режиме запустилась летом этого года.

— А в чем ваша уникальность? Русские программисты дешевле? Трудно представить, что у вас есть какие-то технологические решения, которых там не придумали местные предприниматели.

— Есть несколько вещей, которые там важны. Административная поддержка бизнеса — она в разных странах немножко разная. В России большой упор на бухгалтерию и сдачу налоговой отчетности. Это главная головная боль.

В Великобритании бухгалтерия и налоги тоже существуют, но вызывают меньше проблем. Зато роль бизнес-ассистентов там начинает расти. То же самое в Америке. Бизнес-ассистенты становятся более востребованными.

Проблема в Великобритании и, особенно, в Штатах, немного другая. Средний бизнес живет там гораздо дольше. Есть предприниматели, средний возраст которых — 45−55 лет. Это нормальный средний возраст для предпринимателя.

Для России это какой-то экстремальный кейс. Предприниматель — это обычно молодой человек 30 лет. Так мы его рисуем, и по выборкам это приблизительно похоже. А в Великобритании и в Америке средний возраст за 40. Это другая модель потребления, в том числе, онлайн-услуг. Возраст компании 15 лет — для них это нормально. В России, скажем так, немного таких компаний.

Мало людей в школе хотят быть предпринимателями. Все хотят быть богатыми

— Важно ли образование для достижения успеха?

— Нет.

МГИМО не нужно?

— Думаю, нет.

— Что реально мешает малому и среднему бизнесу в России?

— Общественное отношение. То есть, предпринимательство — это не позитивный пример для подражания. Мало людей в школе хотят быть предпринимателями. Все хотят быть богатыми.

— Ты прошёл несколько кризисов. А что посоветуешь молодым предпринимателям, которые сейчас, будучи молодыми, столкнулись с кризисом?

— Не терять голову, верить в себя, сохранять выдержку.

— Много работать. Или больше работать.

— Да они, как правило, все там работают. Вопрос же не в том, чтобы работать больше или меньше. Иногда просто эффективнее можно работать. Делать больше в единицу времени.

Очень часто на пути человека к результату находится сам человек. Он сам — это проблема. То, что привело его в задницу, как правило, не даст ему из неё выбраться. Значит, от чего-то надо отказаться.

— Что вообще думаешь о бизнесе в России? Что посоветуешь молодым предпринимателям?

— Думаю, ближайшие годы будут непростыми, но после вот этих тяжелых нескольких лет будут большие возможности, и надо просто копать. Копать и работать.

И ещё кое-что. Люди недооценивают удачу или внешние обстоятельства, они как-то на себе очень сфокусированы на себе, типа «я», «я-я-я». Гораздо больше, чем люди привыкли об этом думать, на события влияют внешние факторы — удача и стечение обстоятельств. Всё, что ты можешь сделать, — это просто стараться, просто работать.