У нас уже собралась неплохая коллекция историй наших читателей об их профессиях.

В новом выпуске скрипач Александр Кузавов рассказывает, как живется классическим музыкантам: зачем им учиться 16 лет, сколько нужно работ и подработок, чтобы хватало на жизнь, как заслужить репутацию и почему играть в клипах и телевизионных шоу иногда интереснее, чем в престижном оркестре.

Выбор профессии

Моя мама очень хотела, чтобы я стал музыкантом. Отдала в детстве на скрипку — инструмент тоже выбирала она. Конечно, в подростковом возрасте были редкие моменты, когда я все это ненавидел. Но в какой-то момент стало понятно, что музыка — это то, чем мне хочется заниматься по жизни и дальше. В итоге окончил Московскую консерваторию и аспирантуру. Работаю по специальности: играю на скрипке и преподаю в колледже.

До 25 лет перебивался частными уроками и разными подработками. В основном играл на свадьбах и корпоративах. То пару месяцев сидишь почти без заработка, то свалится золотая по тем временам халтура, за которую могут и 20—30 тысяч заплатить. Но это, конечно, исключение: обычно для студента 2—3 тысячи за выход — неплохо, 5 тысяч — хорошо, а всё, что больше, — сказка. Сейчас многие студенты-музыканты подрабатывают официантами, нянями и так далее.

Потом появилась постоянная работа с мизерным, но стабильным доходом — в ансамбле, где оклад на тот момент был около 15 тысяч рублей, и в колледже, где первая зарплата была 3 тысячи. Уже 8 лет работаю на этих двух работах.

Последние четыре с лишним года еще играю в струнном квартете. Но там заработок есть только тогда, когда есть концерты. Обычно с октября по май бывает 3—4 выступления в месяц. С июня по сентябрь — очень мало.

Место работы

Даже в музыкальную школу сейчас непросто устроиться работать. В колледжи — еще труднее. Меня помнили как ответственного ученика и хорошего музыканта, поэтому с радостью взяли. Поначалу я работал не педагогом, а иллюстратором. У студентов-музыкантов есть дисциплина «камерный ансамбль», где они учатся играть друг с другом в формате «фортепиано плюс какой-то инструмент или два-три инструмента». Зачастую студентов-пианистов больше, чем других инструменталистов, поэтому есть должность иллюстратора, который играет с ними.

Сейчас я преподаю скрипку и читаю лекции по никому не нужному, откровенно говоря, предмету «инструментоведение». Рассказываю об устройстве и особенностях инструментов, на которых играют в симфоническом оркестре. Но я очень стараюсь, чтобы студентам не было скучно, разбавляю лекции разными историями и анекдотами. После окончания многие вспоминают, что им было интересно на моих занятиях, — это приятно.

Вторая моя работа — в ансамбле. При бюджетных концертных организациях, например филармониях, работают и отдельные солисты, и ансамбли, и оркестры. В одном из таких я играю. Там есть постоянный оклад и определенное количество концертов, которые надо сыграть.

Третья работа — квартет. Струнные квартеты обычно образовываются достаточно стихийно. Есть и коллективы с многолетней историей — как правило, они тоже прикреплены к какой-нибудь концертной организации. Там объявляется официальный конкурс, кандидатам высылается репертуар, они проходят прослушивание. Но таких коллективов единицы. Чаще всего это просто друзья, которые играют вместе со студенческих лет и решили подзаработать.

Бывает, что квартет собирается из людей, которые не очень хорошо знакомы — играют один раз на мероприятии и расстаются до следующей случайной халтуры. Но иногда из этого выходят серьезные проекты. Музыкальный мир очень тесен, все друг друга знают, поэтому хорошо работает принцип сарафанного радио. Меня так и позвали: друг знакомых друзей позвонил и сказал, что в один квартет нужен скрипач. Я пришел, сыграл. Все друг другу понравились, и вот уже скоро 5 лет, как мы работаем вместе.

Как правило, музыканты сами ищут, где заработать.

Плюс моих работ: я занимаюсь именно тем, чем хочу. Минус очевидный: небольшая зарплата. Впрочем, учитывая, что две из них — в бюджетных организациях, хотя бы не бывает перебоев с выплатами. Классическая музыка — это вообще малоокупаемая история.

Суть работы

Суть моей профессии — в творчестве. Звучит красиво, но на деле быть классическим музыкантом — это крайне тяжелый и зачастую неблагодарный труд.

Профессиональные классические музыканты с детства по несколько часов занимаются на инструменте. В их жизни в принципе отсутствует понятие «выходной».

Пока учишься, валом идут зачеты, концерты, конкурсы, все время новый репертуар. Выходной — это просто возможность позаниматься 5 и больше часов «чистого» времени: с перерывами выйдет часов 7—8, то есть почти весь день.

В таком усиленном режиме музыкант проводит 7 лет школы, 4 года колледжа и 5 лет консерватории. Всего 16 лет. Получить удовольствие от занятий очень трудно. И это тяжело чисто физически: любой музыкант страдает от болей в спине.

Инструмент становится еще одной частью тела.

Надо все время быть в форме. Если не позанимался день-два — уже играешь хуже. После трех дней без занятий — почти новые ощущения для рук, нужно какое-то время, чтобы восстановиться.

Сейчас, к счастью, мне сложно потерять форму: все время надо играть, да и с учениками не выпускаю скрипку из рук. А после перерыва в несколько дней мне достаточно получаса-часа, чтобы уверенно себя чувствовать с инструментом. Правда, со студенческих времен завел привычку минимум 3 недели летом отдыхать без скрипки — это тоже необходимо. После такого отдыха мне нужно несколько дней, чтобы вернуться в рабочее состояние.

Я живу уже в более расслабленном графике, однако работа и репетиции никуда не деваются. А если запланирован концерт, к которому надо усиленно готовиться, то могу на пару месяцев совсем выпасть из жизни. Впрочем, я даже с близкими друзьями встречаюсь не чаще, чем раз в несколько месяцев. Они не обижаются — сами музыканты.

Эта профессия требует полного погружения. У классических музыкантов крайне мало времени на хобби.

Моим главным хобби была гитара: я люблю тяжелую музыку, даже играл в достаточно известной группе. Еще одно хобби — футбол. Люблю и смотреть, и играть. Как-то даже ездил в Строгино на тренировки по пляжному футболу. К тому же я заядлый футбольный геймер. Правда, FIFA 19 даже не стал покупать: совсем не понравилась, да и времени сейчас нет. В этом году еще увлекся настольным теннисом: в колледже поставили стол, после занятий много играем со студентами и другими педагогами.

Обычный рабочий день

По строгому расписанию я живу только два дня в неделю. По понедельникам с 9 утра три часа читаю лекции в колледже, потом после обеденного перерыва до 8 вечера преподаю скрипку. По четвергам с 10 до 15 преподаю, быстро обедаю и еду на вторую работу, где у меня репетиция с 16 до 19. Иногда бывают дополнительные репетиции. Их нельзя ни пропустить, ни перенести.

Остальное время занято проектами, поездками, записями, подготовкой к концертам и концертами один-два раза в месяц. Бывает такое, что у меня на протяжении двух месяцев в календаре нет ни одного выходного дня, то есть дня, когда я мог бы при желании весь день валяться на диване, смотря сериал.

Стандартные выходные — это когда всем удобно репетировать, праздники — когда надо где-нибудь поиграть. Помню свои веселые зимние каникулы в 2016 году: 2 января — концерт, 3, 4, 5 января — по два представления с квартетом и песочным шоу, 6 января — концерт в Ярославле, 7 января — закинуть вещи домой, помыться и поехать в Таллинн, где 9-го мы играли еще один концерт.

Бывают дни, когда мне, например, надо с утра позаниматься с частным учеником дома, потом съездить записать скрипку для какого-нибудь ролика, потом сходить на репетицию квартета, а потом ехать домой за вещами и на вокзал, чтобы сыграть концерт в другом городе на следующий день.

Поездки в другие города, в том числе зарубежные, случаются в среднем раз 7—8 в год. Почти всегда с квартетом, но иногда меня зовут куда-нибудь поиграть сольно.

Подработки

Для музыканта халтуры — это не столько способ заработать, сколько способ интересно провести время и съездить в интересное место, пообщаться с новыми людьми и поиграть новую музыку. Это образ жизни: концерты, частные ученики, записи для рекламы, съемки в клипах, написание аранжировок.

Такие предложения поступают только по знакомству. Тут опять же работает сарафанное радио. Кто-то услышал, что нужен скрипач, и позвонил мне. Меня приглашают, потому что знают, что я привык к съемкам, могу сымпровизировать и всегда готов играть любую музыку. Некоторые слегка брезгуют играть что-либо кроме академических произведений.

Я соглашаюсь практически на всё. Отказываюсь, только если понимаю, что работа мне не интересна, займет много времени и принесет совсем мало денег.

Когда я был студентом, соглашался на любые предложения, очень много играл бесплатно. Зато завел множество знакомств, хорошо себя зарекомендовал, так что теперь меня знают и предлагают неплохие гонорары. Увы, у меня нет деловой хватки, чтобы продвигать и пиарить себя. Был бы наглее и напористее, имел бы больше концертов.

Иногда предложения сыпятся одно за другим, иногда по месяцу можно просидеть практически без подработки. Тогда начинает угнетать не столько нехватка денег, сколько недостаток активной деятельности.

К сожалению, спланировать работу достаточно тяжело. Однажды позвонили утром:

«Саш, можешь сегодня к 15:00 быть там-то на съемках с гитарой?»

Смог.

Как правило, гонорары выдают наличными в день выступления. Иногда до выхода на сцену, иногда сразу после. С расценками все очень индивидуально. Если зовут играть сольно, то все зависит от амбиций солиста и от возможностей приглашающей стороны. Не припомню, чтобы получал за сольный концерт больше 30 тысяч рублей. Да и это очень большая редкость.

В нашей среде неплохим гонораром за выступление в квартете считается 5 тысяч. Для коллектива, где я работаю, это минимальная сумма: у нас фиксированный гонорар для музыканта — 7500 за выступление. Соглашаемся сыграть за 5000, если видим перспективу дальнейших приглашений.

Максимальный мой гонорар был, когда пару лет назад были гастроли квартетом с четырьмя концертами, за каждый из которых я получил 125 евро.

К тому же у меня обычно 1—2 частных ученика. Многие коллеги размещают объявления на тематических сайтах, но меня ученики находят сами. Например, в колледже есть дни открытых дверей, где можно позаниматься с любым педагогом. Некоторые после этого продолжают брать уроки.

Лет 10 назад я очень увлекся покером, много изучал теорию, активно писал на тематических форумах и играл в интернете. Периодически выводил небольшие суммы себе на баловство. Несколько лет назад вывел почти все деньги с покерного счета, они мне очень пригодились, когда надо было платить первый взнос по ипотеке. До сих пор очень люблю эту игру, иногда захожу поиграть по маленьким ставкам для души.

Доходы

Бывают месяцы, когда подработки почти нет и доход меньше 50 тысяч, а бывает, что квартальная премия в колледже совпадает с очень денежными гастролями, и может выйти до 150 тысяч в месяц.

Я много лет тщательно веду свою бухгалтерию в мобильном приложении Cash Droid. Правда, оно заброшено автором года с 2014, но я никак не могу решиться перейти на что-то другое и с ужасом жду, когда новые версии Андроида не захотят его запускать.

Благодаря приложению я могу вывести среднее арифметическое в месяц за последний год. Получается, что в колледже я получаю 30 тысяч. Сумма складывается из оклада — около 20 тысяч за ставку — и периодически прилетающих премий. В ансамбле — порядка 20 тысяч рублей. Это мой гарантированный доход каждый месяц.

Остальное зависит от предложений. За прошлый год вышло так: за выступления с квартетом в среднем я получал около 25 тысяч в месяц. Доходы от прочих концертов, записей, съемок — примерно 15 тысяч в месяц.

Итого выходит где-то 90 тысяч в месяц.

Можно сказать, что для скрипача я весьма неплохо зарабатываю. Оставим за скобками гастролирующих солистов — это отдельная каста небожителей. Больше 120—130 тысяч практически никто в моей профессии не получает.

Такое возможно, если играть в очень престижном оркестре, в который крайне тяжело попасть — только если ты хорошо играешь, в оркестре есть вакансия и ты знаком с кем-то из оркестра, — и преподавать. Буквально единицы, сидящие на месте первой скрипки, могут зарабатывать больше. Но это должности, на которые практически не бывает конкурса, потому что на таких местах сидят десятилетиями, а если концертмейстер уходит, в первую очередь объявляется конкурс внутри оркестра.

Насколько я знаю, у большинства моих коллег с учетом подработок доход в лучшем случае 60—80 тысяч рублей. Подавляющее большинство лет в 20 садятся в оркестры, где получают 40—60 тысяч.

Эти цифры плюс-минус справедливы для всех струнников: скрипачей, альтистов, виолончелистов, контрабасистов. У музыкантов, играющих в оркестрах на духовых инструментах, зарплаты больше — в районе 80—100 тысяч. В самых престижных оркестрах они могут получать от 120 тысяч и выше. Но и конкурс у них выше: в составе оркестра обычно бывает 20—30 духовиков и 60—70 струнников.

Конкурсы в оркестр проводятся обычно в два тура, иногда больше. Сначала ты играешь что-то из своего репертуара, показывая свой уровень. Потом, если ты прошел первый тур, тебе дают «читку» — ноты какого-нибудь симфонического произведения из репертуара оркестра — и несколько дней, чтобы их выучить. Иногда просто ставят незнакомые ноты — и вперед.

Мне однажды предложили хорошо оплачиваемую работу в престижном оркестре, где я получал бы больше, чем сейчас на всех работах вместе взятых. Но мне бы пришлось отказаться практически от всех моих проектов (прежде всего от квартета), меньше времени проводить с учениками, было бы мало шансов играть сольно. То есть я не ощущал бы никакого удовольствия от работы, получая приличную по музыкантским меркам зарплату.

Скорее всего, работа надоела бы мне через пару месяцев.

Я отказался и пошел по второму пути: делать упор на педагогику, искать разные музыкальные проекты и возможности, чтобы играть концерты. Это крайне нестабильный с финансовой точки зрения путь, однако здесь гораздо больше простора для самореализации и есть возможность заниматься именно тем, чем хочется.

Случай

Я участвую в самых разных проектах, в том числе меня мельком можно увидеть в кино или телешоу. Иногда в колледже студенты выдают что-нибудь из серии:

«А мы вас вчера по телевизору в „Камеди вумен“ видели!»

Самый удивительный для меня случай был, когда после концерта в Ярославле ко мне подошел молодой человек и попросил с ним сфотографироваться, потому что узнал во мне музыканта из телешоу.

Иногда играешь перед «большими людьми». Выступал перед патриархами — и перед Алексием, и перед Кириллом, — перед Медведевым, Собяниным, Лужковым. Путину, кажется, еще не играл.

Лет 7 назад мне позвонили с оригинальной просьбой: одна дама хотела эффектно прийти в ресторан на день рождения подруги — войти под звуки скрипки. В итоге я приехал в ресторан, встретился с дамой, получил заранее оговоренные 100 $, зашел с ней в ресторан, играя, дошел до столика. Она села, обнялась с гостями, улыбнулась мне, сказала спасибо, и я ушел. На скрипке я играл в общей сложности секунд 30.

Расходы

У меня почти никогда не вставал вопрос съема жилья, поэтому всё, что зарабатывал, я всегда тратил только на себя и семью. Два года назад я расстался с женой и выплачивал ипотеку после размена квартиры, уходило около 18 тысяч. Но, к счастью, ипотека уже погашена. Сейчас 15 тысяч перечисляю жене на расходы для нашей дочки.

На продукты в месяц трачу 10 тысяч, на еду в ресторанах и кафе — 12 тысяч. На развлечения в среднем уходит 2500 в месяц.

В основном хожу на концерты тяжелой музыки. Вряд ли многим о чем-то скажут названия групп Suffocation, Cannibal Corpse, Devourment, Dying Fetus, Rompeprop, iwrestledabearonce… На концерт Fleshgod Apocalypse я специально на один день ездил в Питер, потому что, когда они играли в Москве, у меня самого был концерт. Очень люблю бесподобную Ирину Богушевскую, на ее концертах удивительная атмосфера. За последний год сходил на группу Рекорд Оркестр, на Igorrr — один из самых лучших концертов в моей жизни! — и на Little Big — отличные ребята, поплясал от души!

На концерты классической музыки хожу достаточно редко.

Еще я болею за московский Спартак и, когда есть время, летом выбираюсь на стадион.

Отдельная строка — расходы на скрипку. Если считать среднее за год, то получается 2 тысячи рублей в месяц. Это прежде всего струны. Хороший комплект стоит около 10 тысяч, а менять их надо примерно раз в полгода, в идеале — еще чаще. Также примерно раз в полгода надо менять волос на смычке — это около 3 тысяч.

Все музыканты играют только на своих инструментах. Почти всегда они личные, иногда это дорогие инструменты, которые берутся в аренду. Я думаю, что хорошие скрипки стоят где-нибудь от 6000—7000 евро. А дойти может и до миллионов долларов за Страдивари. Хороший инструмент может прослужить всю жизнь. Это главная инвестиция музыканта, на этом нельзя экономить.

Экономия

С тех пор как у меня появился стабильный заработок, я специально ни на что не откладывал. Так всегда получалось, что я тратил меньше, чем зарабатывал, поэтому сама собой накапливалась какая-то сумма. Ее хватало на покупки техники, на отдых.

К сожалению, с моим графиком работы отдыхать получается только раз в год, но отпуск достаточно большой, могу позволить себе 3—4 недели. Обычно отдыхаю на море. Беготни и разных впечатлений мне хватает в рабочий сезон. Меня устраивает найти хорошее местечко и максимально лениво проводить там время, периодически выбираясь покататься по окрестностям. Трачу на отпуск около 70 тысяч рублей.

К счастью, экономить до ближайшей зарплаты почти никогда не приходилось.

Но все равно я никогда не совершаю спонтанных покупок, не покупаю дорогих вещей, если только не уверен в том, что они мне на 100% нужны и что я не смогу найти более дешевый аналог.

Например, очень тщательно всегда подходил к выбору смартфонов, долго и скрупулезно изучал цены, модели — и никогда не жалел о покупках. Моему нынешнему Самсунг-гэлакси-эс-6 уже 3,5 года. Купил за неприличные, как мне тогда казалось, для смартфона 40 тысяч, но я до сих пор с ним и пока не вижу смысла его менять.

Также к относительно дорогим покупкам могу отнести принтер. Я печатаю и копирую много нот, поэтому год назад купил за 14 тысяч отличное лазерное многофункциональное устройство Brother с двусторонней печатью, работой по вайфаю и копеечными картриджами.

Продукты за исключением мяса и все необходимое для дома заказываю через интернет большими партиями: получается на 10—15% дешевле, чем отовариваться в ближайших «Перекрестках» и «Магнолиях».

Ну и ведение бухгалтерии очень дисциплинирует. Когда видишь, сколько получаешь, сколько на что тратишь — сразу лучше себе представляешь, что можно себе позволить, а что нет.

Финансовые цели

Сейчас мне надо подкопить денег на ремонт, поэтому надо будет пересмотреть статьи расходов. Очевидно, с легкостью могу ограничить себя в посещении кафе и ресторанов, меньше тратить на развлечения, пореже ездить на такси. А то обычная история: сыграл концерт, а гонорар за него в этот же вечер «просидел» с коллегами.

Будущее

В будущем хотелось бы видеть себя успешным педагогом и регулярно концертирующим исполнителем. В общем, чтобы всё, что я имею сейчас, длилось как можно дольше. Надо просто делать свою работу как можно лучше, и хорошие предложения будут находиться сами собой.

Чувство, что ты делаешь что-то, что людям доставляет искреннее удовольствие, — бесценно. Есть и чисто физические выражения удовольствия: аплодисменты, крики «браво». Особенно приятна похвала от незнакомых людей после концерта. Но еще бывает особая магия, когда на сцене прямо во время игры ощущаешь, как публика вместе с тобой увлечена процессом. Эдакий общий гипноз — вот это особенный кайф.

Вы тоже можете рассказать о своей профессии. Заполните анкету и станьте героем нашего нового материала