«Можно и самому отхватить»: арбитр КХЛ — о драках, травмах и судейских ошибках

3
«Можно и самому отхватить»: арбитр КХЛ — о драках, травмах и судейских ошибках
Аватар автора

Юрий Оскирко

работает в КХЛ с первого сезона

Аватар автора

Никита Саянский

по себе людей не судит

Страница автора

Многие любители хоккея во время просмотра матча наверняка не раз ловили себя на мысли: «Что вообще происходит на площадке?»

Неудивительно: в правилах игры немало нюансов. Даже опытные болельщики не всегда могут объяснить, что такое неправильная атака, отказ играть с шайбой или гибридный проброс. Зато в этом прекрасно разбираются хоккейные арбитры. От их профессионализма зависит безопасность участников матча, зрелищность игры и объективность ее результата.

В таком динамичном виде спорта уследить за всеми игроками, грамотно и своевременно оценить их действия очень непросто. Поэтому на матч Континентальной хоккейной лиги назначается сразу десять судей. Четверо из них — два главных и два линейных, или лайнсмена, — присутствуют на площадке и непосредственно контролируют игровой процесс  .

Мы поговорили с судьей КХЛ Юрием Оскирко о том, как становятся арбитрами, могут ли у них быть любимчики и в чем главная сложность профессии.

Как становятся хоккейными арбитрами

Среди моих знакомых судей все — бывшие игроки. Кто-то закончил раньше, кто-то позже. Это большое подспорье в судействе: если ты занимался хоккеем, у тебя есть понимание игры, куда будут двигаться игроки и так далее.

Мой путь немногим отличается: играл в хоккей, окончил детско-юношескую спортивную школу в Ярославле, тогда это было «Торпедо», сейчас — «Локомотив», а в одиннадцатом классе с хоккеем завязал. Понял, что великого спортсмена из меня не получится, и решил сконцентрироваться на учебе.

Примерно в то же время мне предложили судить детские матчи. Я согласился и понемногу начал расти в профессии. Перешел на старших ребят, потом на молодежные команды — и все, карусель закрутилась. В 2008 году позвали судить первый сезон КХЛ. В лиге я начинал еще линейным арбитром, а главным судьей стал в 2013 году.

Как назначают судей на матчи КХЛ

Арбитров назначают уже по ходу сезона. Учитываются многие факторы — не только профессионализм, но и родной город, например. Всех тонкостей я не знаю, этим занимается департамент судейства лиги. Соответственно, количество матчей у всех разное: кто-то может отсудить 20 игр за сезон, а кто-то — 60 плюс плей-офф.

За первые три месяца сезона-2023/24 я провел 36 игр, нагрузка большая. Команды КХЛ за этот же промежуток времени проводят примерно такое же количество матчей. В среднем интервал между играми — один-два дня. То есть отсудили — день на переезд. Но расписание стараются составить так, чтобы судьи отправлялись в поездку на несколько матчей сразу, потом могли вернуться домой на несколько дней — и снова на выезд.

В Кубке Гагарина работают далеко не все арбитры, их отбирают в зависимости от того, кто как отработал регулярный чемпионат. Если хорошо провел первый раунд, попадаешь в следующий. Конечно, каждый судья стремится попасть в плей-офф: кроме статуса самих игр это еще и признание твоей работы в нынешнем сезоне.

Юрий Оскирко с защитником «Йокерита» Оливером Лауридсеном во втором раунде Кубка Гагарина — 2018. Фотография: Юрий Кузьмин / КХЛ
Юрий Оскирко с защитником «Йокерита» Оливером Лауридсеном во втором раунде Кубка Гагарина — 2018. Фотография: Юрий Кузьмин / КХЛ

Бывает ли у арбитров конфликт интересов

Думаю, какие-то предпочтения среди команд есть у всех арбитров: кто-то больше следит за конкретным клубом, кому-то импонирует определенный стиль игры. Даже если не говорить о фанатских пристрастиях, есть проблемные команды и те, которые, наоборот, очень приятно судить.

На домашние матчи судей в КХЛ почти не назначают — кроме Москвы, где много и клубов, и арбитров. Периодически могут выпустить местного линейного, но не более одного в бригаде. И дело даже не в том, что судья якобы будет подсуживать команде, в которой когда-то играл.

Это для перестраховки, чтобы зрители не думали: «Он из Ярославля и будет судить „Локомотив“ — все, мы проиграли».

Даже если кого-то назначают на игру родной или любимой команды, это никак не влияет на судейство.

Мы не думаем, кто лучше или хуже, кто нравится, а кто нет. Мы выходим на лед и на два часа становимся беспристрастными, это наша работа. Для нас одна команда играет в темной форме, другая — в светлой. И все.

Как выглядит хоккейный сезон у судей

Когда нас назначают на конкретную игру, мы начинаем заниматься организацией: заказываем билеты, бронируем гостиницы — лига компенсирует эти расходы. Обычно четверка арбитров приезжает в город проведения матча накануне. Судьи вне площадки подбираются из числа местных специалистов, поэтому у них логистика куда проще.

В день игры распорядок, как правило, такой: все вчетвером завтракаем, днем обязательно прогулка, затем обед. Кто-то в первой половине дня спит, кто-то ходит в зал или в бассейн — но нагружается несильно, потому что вечером игра, а после зала выходить на лед тяжело.

Расписание как у хоккеистов, только без раскатки.

Где-то за два часа до начала матча приезжаем на стадион, далее — сухая разминка, ледовая разминка и сама игра. После матча возвращаемся в гостиницу. Кто-то сразу отправляется домой или на следующую игру, а кто-то остается и уезжает утром.

Рутиной игра не становится: это наше любимое дело, любимая работа. Конечно, если отработать много игр подряд, усталость накапливается. Но это нормально: пару дней передышки — и снова рвешься в бой. Наоборот, тяжело бывает в межсезонье. Немного отдыхаешь от хоккея, а потом думаешь: «Эх, скорее бы уже новый сезон начался — опять судить, опять ездить по городам».

Летом мы самостоятельно поддерживаем физическую форму. Также до начала сезона проходят учебно-тренировочные сборы судей КХЛ, которые длятся около недели. На них изучаются нововведения в правилах.

В начале и конце сборов необходимо сдать нормативы и психологические тесты. При условии успешного прохождения всех испытаний с каждым арбитром заключают контракт на один сезон.

Юрий Оскирко на судейских сборах КХЛ в июле 2018 года. Фотография: Владимир Беззубов / КХЛ
Юрий Оскирко на судейских сборах КХЛ в июле 2018 года. Фотография: Владимир Беззубов / КХЛ

Чем заняты арбитры на льду

У каждого амплуа своя специфика. Главный судья контролирует игру, следит за хоккеистами и остальными судьями в бригаде. Он назначает и сообщает секретарю матча штрафы, засчитывает или отменяет взятия ворот. Его решение в случае разногласий считается окончательным.

Линейный судья фиксирует нарушения на линиях — положение «вне игры», проброс шайбы — и производит почти все вбрасывания. На льду все четверо делают одно дело — страхуют друг друга, стараются, чтобы игра прошла гладко.

Важная часть работы арбитра — умение грамотно расположиться на площадке. Нужно все видеть, но при этом не мешать игрокам и не оказаться на пути шайбы. Для этого существует методика судейства — как для линейных, так и для главных арбитров. Там все описано: где находиться в разных ситуациях, как встречать атаку, куда смотреть в первую очередь.

Еще у судей есть рации, чтобы общаться с коллегами и «передавать» игроков по полю. Например, один главный судья следит за перемещением шайбы, тогда второй в этот момент отвечает за другую зону, например пятак  . С годами все это отрабатывается, ты уже действуешь на автомате и лишний раз даже не думаешь, влево надо уйти или вправо.

Насколько опасно судить хоккейный матч

Хоккей — контактный вид спорта. Даже у судьи не всегда получается уйти от борьбы. При этом наша защита заметно отличается от экипировки хоккеиста — она куда проще. В нас постоянно прилетают шайбы, врезаются игроки. В общем, синяки вообще не проходят. Недавно моему коллеге Сергею Беляеву шайба в лицо прилетела рикошетом. Пришлось наложить несколько швов, что-то с зубами было, но вроде бы все обошлось.

Линейных арбитров часто на вбрасывании подсекают. Без умысла, конечно, просто все игроки начинают одновременно бежать к шайбе, а судья физически не успевает отъехать — его сзади подсекли, завалили.

Когда я работал лайнсменом, мне пару раз резали руки. Стоишь под бортиком, а у команды смена  . Игрок выходит, перекидывает ногу через борт, коньком по руке задевает — рассечение. Однажды шайбой попадали в лицо, тоже зашивали губу. Но чего-то серьезного за время карьеры не случалось.

Про количество удалений и пропуски нарушений

Обычно на каждую игру мы задаем определенную планку по удалениям исходя из того, кто, с кем и как играет. Есть команды более чистые, техничные. Если в матчах с такими коллективами и случаются удаления, то в основном технические, например из-за неправильного отбора шайбы. А бывают такие команды или игры, что чуть спичку подожги — и все полыхнет, начнутся драки. Тогда мы вынуждены наказывать за любую мелочь.

Бывает, что судьи вообще пропускают нарушения со стороны игроков. Я не оправдываюсь, но от этого никуда не денешься, — человеческий фактор. Хорошо, что со временем в спорт приходят полезные технологии и сейчас мы можем перепроверить какие-то нарушения на предмет большого штрафа по видео. Но идеальная ситуация — когда ты видишь момент с игры.

Для меня самые сложные нарушения — связанные с игрой высоко поднятой клюшкой и с атакой в голову. В обоих случаях нелегко увидеть касание: иногда клюшка пролетает молниеносно и вскользь — непонятно, задела лицо или нет. Здесь надо все свое мастерство приложить, чтобы правильно оценить, было нарушение или нет.

Про исправление судейских ошибок

Допущенную ошибку уже не исправить. Судья не может принять решение в пользу потерпевшей команды в следующем спорном эпизоде. Если момент заигран — все, ты его забываешь и работаешь дальше.

Нельзя «ради справедливости» подсуживать команде, если до этого пропустил фол против нее. Уже потом, после игры или в перерыве, можно посмотреть видеоповтор эпизода, обсудить его с коллегами, проанализировать ситуацию. И сделать выводы: например, если бы я находился в другой позиции или был ближе к игрокам, мог бы это увидеть.

Почему в хоккее разрешены драки

Вообще-то, драки в хоккее запрещены, за это полагаются штрафы. Но хоккей — очень мужской вид спорта, и на эмоциях могут случаться потасовки. Это часть игры, часть большого шоу, и многим она нравится. Я не вижу в этом ничего страшного. Но только при условии, что инициатива исходит от обеих сторон, а не так, что кто-то со спины налетел — это уже грязь. Очень часто после драки ребята даже руки пожимают, никто не вкладывает в это искреннюю ненависть.

Причины конфликтов бывают разные. Кто-то бежит заступаться за своего партнера. Бывает, что команда проигрывает и ей надо игру как-то переломить — драка одного хоккеиста с кем-то из соперников может завести весь коллектив. Бывали случаи, когда команда проигрывала 1:3 по ходу матча, а после потасовки забивала четыре безответные шайбы.

Конечно, дисциплинарный комитет может рассмотреть из ряда вон выходящие случаи, какие-то дополнительные санкции на игроков наложить. Если спортсмен дерется через игру, его могут дисквалифицировать и назначить денежный штраф. А если он обычно в потасовках не участвует, серьезных последствий не будет, — все закончится удалением.

Был случай, когда игрок «Барыса» Дамир Рыспаев на предсезонном турнире избил чуть ли не половину команды соперника — «Куньлунь Ред Стар». Его дисквалифицировали бессрочно  . Я не понимаю, зачем он это сделал при ничейном счете в начале матча.

Дамир Рыспаев — классический тафгай: за 25 матчей в КХЛ он не отметился ни одним результативным действием, зато заработал 194 штрафные минуты и заслужил звание лучшего бойца лиги по версии болельщиков

Как судьи разнимают драки

Для этого тоже существует специальная методика. Разнимают драки линейные судьи, а главные стоят и фиксируют, кто на что «наработал». Главное — выбрать правильный момент, чтобы вмешаться.

Если идет «уборочная» — хоккеисты машут руками направо и налево, — разнимать их, конечно, никто не полезет. Так можно и самому отхватить. Арбитры ждут, пока драка утихнет. Когда один игрок уже упал, а второй лежит на нем сверху, судьи спокойно подъезжают и растаскивают их. Бывает и так, что хоккеисты подрались, встали, даже обнялись. Тогда понятно, что больше они драться не будут — иногда и по штрафным боксам сами разъезжаются.

Если завязывается массовая драка, линейные начинают отрабатывать по одной паре. Сначала выбирают тех, кто особо драться и не хочет, — они стоят в «обнимашках», то есть в клинче. Судьи их разнимают, каждого отвозят на скамейку оштрафованных. Затем переходят к следующей паре — и то же самое. В таких потасовках если одних растащить и оставить на льду, скорее всего, они опять сцепятся друг с другом или на них налетит кто-то другой.

Про отношения с командами

Из года в год судьи находятся на площадке с одними и теми же командами и игроками. Мы многих хоккеистов и тренеров знаем лично, отношения уже перерастают формальный уровень. Бывает и такое, что с кем-то даже парой слов перекинешься во время игры.

С другой стороны, случается, что игрок или тренер недовольны тем или иным решением и ведут себя, мягко говоря, несдержанно по отношению к судье. В этот момент понимаешь, что они кипят, эмоции зашкаливают, смысла пытаться что-то объяснить никакого нет. Даже рот не успеешь открыть, тебе выскажут все: «Там пропустил, тут не дал, им такое простили, а нам нет». Но без перехода на личности, конечно, — такого у нас сейчас вообще нет.

Лучше в таких ситуациях подъехать к человеку через одну-две смены и спокойно поговорить. В большинстве случаев он уже забывает, что хотел сказать. Идеальный вариант — если что-то случается в конце периода. Говоришь тренеру: «Давайте пообщаемся после перерыва». Через 17 минут к нему подъезжаешь, а он уже улыбается.

Все это нормально, это эмоции — у игроков, у тренеров. Кому нельзя проявлять эмоции, так это судьям. Мы должны работать с холодной головой. Но при этом нужно среагировать на ситуацию, поговорить с участниками, чтобы все выдохнули.

Юрий Оскирко с нападающим «Сибири» Вячеславом Основиным. Фотография: Виктория Труфанова / КХЛ
Юрий Оскирко с нападающим «Сибири» Вячеславом Основиным. Фотография: Виктория Труфанова / КХЛ

Хвалят ли арбитров игроки и тренеры

Может, этого и не видно, но на самом деле нас не только критикуют. После игр, когда капитаны подъезжают на традиционное рукопожатие, они часто говорят: «Молодцы, парни, хорошо отработали». Бывает, и тренер где-то в подтрибунных помещениях подойдет и поблагодарит. Как недавно, например, Игорь Ларионов  после игры со «Спартаком» в Москве. Хотя его команда проиграла. Это и есть профессионализм.

Как говорится, доброе слово и кошке приятно. Но мы не ждем похвалы ни от тренеров, ни от хоккеистов, ни от болельщиков. Мы работаем не ради одобрения, наша задача — грамотно отработать игру, чтобы ни у кого не осталось вопросов или претензий. Результат, конечно, не бывает идеальным для всех. Но это хоккей, это жизнь.

Как оценивается работа арбитров

Нас оценивают — сначала работу всей бригады, а потом индивидуально — сразу несколько органов: департамент судейства КХЛ и инспекторы Федерации хоккея России.

Процесс устроен примерно так: за каждой игрой закреплен видеотехник. Он сидит, смотрит матч, вырезает моменты, связанные с нарушениями, — подножки, задержки или эпизоды, где мы что-то упустили. Весь собранный материал он направляет в департамент судейства. Там эту папку открывают и решают: где судья поступил правильно, а где нет. Затем эта информация передается самому арбитру, чтобы он проанализировал свою работу.

Также на матче может присутствовать инспектор ФХР. Он, в принципе, делает то же самое: заполняет анкету на каждого судью, отправляет материалы в базу, а копию — в департамент судейства, где также оценивают работу арбитров. Именно этот орган всех нас отслеживает, у него есть полная информация о том, как ты судишь, как работаешь. Если необходимо, он вносит какие-то корректировки в наши действия или штрафует за ошибки.

Профессиональные мечты арбитров

Самое значимое событие для судьи на международной арене — судить финал Олимпиады. Чемпионат мира в этом смысле не так престижен, потому что проходит ежегодно. Если говорить про КХЛ, тут каждый мечтает судить финал Кубка Гагарина. Самое крутое — поработать на решающей игре финальной серии плей-офф.

В 2010 году мне довелось судить Олимпийские игры в Ванкувере. Тогда я был лайнсменом, и этот момент стал для меня апогеем карьеры линейного судьи. Я даже специально не переходил в главные арбитры до 30 лет: так мои шансы попасть на Олимпиаду были значительно выше. А вот поработать на матчах финальной серии Кубка Гагарина мне пока не довелось.

Как долго работают арбитры и какие у них планы на пенсию

Главные судьи могут работать до 50 лет, а линейные — до 40. Хотя в исключительных случаях возрастной порог могут увеличить. Например, одна из легенд в нашей профессии — очень опытный линейный судья Сергей Шелянин. Ему уже 48 лет, а он до сих пор работает — и на весьма приличном уровне.

Но и свежая кровь в наш коллектив регулярно вливается. Каждый сезон на сборы приглашают молодых ребят — как линейных, так и главных судей. Потому что мы стареем, а на смену, как поется в песне, приходят честолюбивые дублеры.

Учитывая, какую длинную и интересную карьеру судьи проводят в хоккее, уходить из этой сферы никто не хочет даже на пенсии. Многие арбитры переквалифицируются в инспекторов и повторяют часть пути: работают сначала в молодежных лигах, потом переходят во Всероссийскую. Если все получается, становятся инспекторами КХЛ — теми самыми, которые раньше оценивали их.


Спортивные сюжеты и материалы для тех, кто любит спорт во всех его проявлениях, — в нашем телеграм-канале. Подписывайтесь, чтобы ничего не пропустить: @t_sportik

Юрий Оскирко
Расскажите, какое судейское решение стало для вас самым запоминающимся в спорте:
Комментарии проходят модерацию по правилам журнала
Загрузка
0

Интересное интервью. Столько нюансов в работе хоккейного судьи

7
0

как интересно! спасибо за рассказ) даже не думала, что у этих полосатиков такая захватывающая жизнь!)

2
0
Герой
Отредактировано

>> какое судейское решение стало для вас самым запоминающимся
В ковид решил после долгого (>15 лет) перерыва посмотреть футбол РПЛ.
Это был матч Спартака, кажется, с Сочи. Там же два невероятно странных решения судьи (это при том что судьи имели возможность посмотреть повторы и сделали это).
Комментаторы реагировали на явную судейскую ошибку спокойно, называли вещи своими именами, даже буднично.
И я решил, что раз там такое в порядке вещей, то ещё лет 15 можно не смотреть футбол по ТВ.

0

Сообщество