Как я стала дизайнером интерьера: мой путь от работы в найме до собственного бюро

4

Этот текст написан в Сообществе, в нем сохранены авторский стиль и орфография

Аватар автора

Анастасия Легенькова

Страница автора

Недавно я задалась вопросом: а правильно ли я сделала когда-то, что выбрала путь работы на саму себя. И как это получилось так вообще? И довольна ли я своим выбором сегодня?

Меня зовут Анастасия, мне 31 год, я архитектор-дизайнер, работаю в своей профессии с 2013 года.

Первое место работы

На первое свое место работы я устроилась, учась на четвертом курсе университета. Это была архитектурная мастерская, куда меня устроили по знакомству. Я работала по пол дня, и честно говоря, попав туда, была шокирована и долго привыкала к принципам работы в офисе. Там вели очень строгий график посещения: нужно было обязательно отмечаться — когда пришел в офис, когда ушел на обед, когда пришел с обеда, когда ушел домой. Другой момент, который меня утомлял — постоянное черчение за компьютером. Собственно, в этом и заключалась суть мой деятельности — выполнение рабочих чертежей в Autocad под надзором главного архитектора проекта. Тогда мне присвоили степень техника-архитектора, там мне завели мою первую трудовую книжку. Там меня научили делать чертежи по ГОСТу, я освоила основные технические премудрости программы, узнала о том, в чем в действительности заключается каждодневный труд архитектора: из чего состоит проект, какие разделы и чертежи в него входят, какие бывают стадии проектирования, какие этапы согласования они проходят, и т. д. С технической точки зрения я узнала о том, как разрабатываются планы, фасады, разрезы и узлы. Всему этому нас вроде бы учили в университете, но в реальности все оказалось совсем по-другому. Речь шла уже о реальном здании, которое действительно построят, и в проектировании которого участвует целый штат архитекторов, конструкторов и инженеров. Еще момент, с которым я познакомилась впервые — процесс получения зарплаты, взаимодействие с бухгалтерией, все эти премудрости.

Когда у меня начался диплом и я попросила отпуск на месяц, мне предложили уволиться, а потом снова вернуться. Но я уже туда не возвращалась.

Потом был диплом, который я прекрасно защитила и получила свою красную корочку. Как выяснилось, красная корочка была совсем не символом успешного выбора места работы. За пол года перерыва между бакалавриатом и магистратурой, к моему удивлению, никто не звал меня работать к себе с раскинутыми объятиями. А как выяснилось позже, про диплом вообще не особо то и нужен при устройстве на работу.

Подработка

Подруга, работавшая тогда в премиальной обувной сети порекомендовала меня у себя в компании — им нужно было разработать 3D схемы существующих магазинов для планограмм загрузки торговых залов. Это была неплохая подработка для меня. Целью которой, в первую очередь, было подзаработать. Но по факту, я открыла для себя несколько неожиданные возможности для применения своих навыков работы в SkcethUp. И, кроме того, узнала об основных принципах визуального мерчендайзинга в магазинах.

Новое место работы

Начало нового учебного года, новое место работы. Опять по знакомству, я устроилась в проектный институт. По факту от института лишь одно название. Такой же фиктивный проектный институт, как и мои амбиции продвижения в сфере архитектуры тогда. Словом, я нашла место себе под стать. Два архитектора (вместе со мной), один инженер, один бухгалтер, один офис-менеджер. За год работы там я сделала один проект реконструкции небольшого домика, да пару конкурсных проектов. Знания как могла осваивала сама, да с помощью своей чуть более опытной коллеги. Примерно через пол года работы там, директор, не самый добросовестный человек, озвучил мне существовавшие проблемы в выплате заработных плат сотрудникам, которые, как оказалось позже, случались там довольно часто. В итоге, уволилась я оттуда с записью о себе как об архитекторе 4 степени в трудовой, и с долгом по зарплате на кругленькую сумму, который мне так никто и не выплатил. И что меня там держало так долго? Человеческий фактор, умение убеждать, чувство жалости к другим и моя наивность.

«Булочные Вольчека»

В то время мой друг, устроившийся аналитиком в компанию Булочных Вольчека сказал мне о том, что они ищут архитектора в команду, и что он может замолвить обо мне словечко. Это было очень странно для меня: булочные? А как же повышение по степеням архитектора? А как же мечты стать главным архитектором? А мои ли это мечты? А чем вообще занимается архитектор в булочной? Придя туда на собеседование, мне дали пробное задание — начертить узел крепления кронштейна для стекла к мраморной столешнице. Я тогда очень растерялась, но сделала все по рекомендациям их инженера. Потом я сделала дизайн-проект булочной по аналогии с присланным примером. И так как-то пошло. Меня никто не учил дизайну интерьеров. На вопрос «Умеете ли вы делать обмеры?» я ответила «да» и побежала заказывать лазерную указку в интернет-магазине и читать в интернете — как это правильно делается. Мне было страшно, но интересно. Я была жутко не уверенна в себе и в том, что я делаю. Но меня тянуло туда, я даже наконец-то почувствовала, что я на нужном пути. И я стала активно осваивать эту область. Меня взяли в штат, на достойную зарплату, где я в процессе научилась всем премудростям. Через 2 года я уже вела по 3—4 проекта в месяц, с огромным удовольствием ездила на авторские надзоры, общалась с подрядчиками, улучшала свое мастерство в оформлении проектов, понимала досконально как сделать идеальную булочную, до самого винтика. Мне нравился выездной тип работы, нравилось общение, движение. Нравилось то, что у нас был офис типа опен-спейс и я постоянно слышала переговоры о процессах выпекания хлеба, приготовлении пирогов, найме сотрудников в булочные, транспортном обеспечении логистики, бизнес-процессах. Разностороннее узнавание всех внутренних и внешних аспектов работы бизнеса — это очень полезно для понимания архитектурных основ булочной, которую ты проектируешь. Но я столкнулась с тем, что мне не куда стало развиваться как архитектору. Мы строили булочные по отработанному брендбуку, с небольшими поправками на особенности места. Все было одновременно увлекательно, активно, но и предсказуемо. Исключение составляло, пожалуй, только введение нового концепта — кофеен, где уже ставились задачи по разработке чего-то нового. Развитием в этой сфере могло стать для меня, пожалуй, только развитие как управленца, менеджера проектов, строящего оптимальную систему. Но тогда мне было еще рано, и я не думала об этом.

Переезд в Москву и две работы

Переезд в Москву не помешал мне делать объекты булочных удаленно, и месяца три я еще продолжала работать с ними, совмещая с новой основной работой. Но потом я забеременела и нести две работы одновременно мне стало тяжело. И я уволилась.

В Москву я переехала вслед за молодым человеком. Оказавшись дома, практически целыми днями одна, на удаленке, еще и в чужом городе, мне стало невыносимо. Я хотела быть в каком-то офисе, людей вокруг. Моя установка в голове, что работа должна быть работой, и выглядеть как работа, не могла покинуть меня. Мне было сложно сидеть за рабочим столом в своей комнате, с 9 до 18, понимая, что головой я в Питере со своими коллегами и друзьями, а телом я в Москве, еще и в одиночестве. И я стала искать работу. Разместила объявление на НН, сходила на два собеседования. Теперь я уже четко знала, что хочу заниматься только коммерческими интерьерами. Критериями для выбора места были также наличие состоявшейся структуры отдела (работа в строящейся системе мне была уже не интересна), чтобы был приемлемый уровень зарплаты, еще для меня было очень важно наличие уютного офиса, и самое главное — чтобы проектируемые объекты цепляли чем-то уникальным и интересным.

«Кораблик»

Мое объявление нашла компания сети детских магазинов Кораблик. Они позвонили мне, пригласили на собеседование. Как вступительное задание сказали посетить один из магазинов, и поделиться своими впечатлениями — что нравится, что не нравится, что можно улучшить. Меня взяли. Коллектив отдела состоял из трех архитекторов (включая меня), четырех мерчендайзеров, и руководителя. Как оказалось, мне предстояло разрабатывать не только текущие проекты магазинов, но еще и новый концепт, который они вскоре планировали запустить. Это было очень увлекательно! То, о чем я мечтала — новый концепт! Разработки! Я впервые столкнулась с проектированием торгового оборудования магазинного типа, с профессиональным освещением. Мои новые коллеги все с радостью показывали и рассказывали, с вниманием относились к моим идеям.

Через месяц после того, как я устроилась в Кораблик, я узнала что беременна. И через шесть месяцев я перешла на удаленную работу, раз в неделю приезжая на совещания.

Что для меня была эта работа? Безусловно, это реализация моих творческих амбиций. Наконец то у меня появилась возможность не просто проектировать в кем-то придуманном шаблоне, а разработать свой концепт, воплотить свои задумки в жизнь. Во-вторых, это был иной коллектив, опытных в своей сфере архитекторов. И они многому научили меня. Также меня вдохновил опыт работы под руководством молодой девушки начальницы, довольно амбициозной руководительницы. Для меня это тоже было ново — так творчески и по-легкому руководить коллективом, при этом сохраняя атмосферу соавторства руководителя и подчиненного. Также примером для меня стала ее стойкость в отстаивании важных творческих решений перед руководством компании, и поиск компромиссов в тех аспектах, где они были необходимы.

Как оказалось позднее, это был последний руководитель, под чьим руководством я работала. И это был отличный пример для меня и ориентир, к которому я стала стремиться, развивая уже свое дело.

Возвращение в Петербург. Декрет

Будучи в декрете, в 2018 году я вернулась в Петербург. А примерно через пол года декрета я поняла, что мне уже не терпится снова что-нибудь попроектировать. Но теперь у меня не стояла такая задача как заработать, скорее мне нужно было определиться, чем же я все-таки хочу заниматься. Мне точно хотелось самой создавать концепты и придумывать дизайн. И я понимала, что для этого мне нужен навык реалистичной визуализации. Я конечно пробовала делать какие-то рендеры в университете, но это было так давно, да и реалистичными их с трудом назовешь.

Я нашла бесплатный курс введения в 3dsMax от Incubator Academy. Гуляя с коляской, я стала смотреть видеоуроки, а дома понемногу практиковать и выполнять домашние задания. До сих пор горжусь собой, как мне удалось перешагнуть через свой страх в освоении 3dsMax и перейти на новую ступень, казавшуюся мне тогда невозможной.

Потом я рассказала о своем обучении коллегам из Кораблика. Меня попросили сделать визуализации зоны коворкинга в одном из магазинов и так понеслось… Коллега с которым мы вместе работали, стал брать свои проекты, и привлекать меня в качестве визуализатора, поначалу, а потом — как разработчика концепций.

Работа на себя. «Пластилин»

По сути, с тех пор я и начала работать на себя. Проекты приходили один за другим. Задачи менялись от более приземленных, как например, придумать и спроектировать продовольственный магазин в Подмосковье, до практически фантастических, — например, разработать дизайн одного из лаунж-залов в аэропорту Шереметьево. Получалось так, что работа над более приземленными задачами раскрывала нам возможности к более крупным и интересным объектам, когда заказчик видел, что имеет дело с опытными специалистами.

Мой ценник услуг постоянно менялся. В начале я брала деньги за один чертеж, потом за альбом в целом. Потом стала понимать, что кроме чертежей стоит оценивать еще и интеллектуальный труд, время на согласования, подбор материалов, общение с заказчиком. Стала оценивать свое участие в проекте. Словом, набиралась опыта в ценообразовании.

На этой энергии я проработала 3 года. Наша архитектурная группа называется Пластилин. Мой коллега из Москвы выполняет роль ГАПа — занимается поиском и ведением проекта, увязкой решений со смежниками, а я роль дизайнера — разрабатываю концептуальное решение, делаю визуализации и рабочку.

Работая с Пластилином мне часто приходилось разрабатывать презентации к проектам, чтобы высылать их заказчикам. Я видела свою слабую сторону в навыке оформления презентации, при этом понимала их огромную важность — именно от презентации идеи зависит 80% успеха проекта.

И тогда я пошла на курсы по разработке портфолио в Indesign, заодно освоить верстку, чтобы применять в презентациях. Что мне очень помогло в дальнейшем.

Мне стало снова чего-то не хватать. Проекты стали приходить довольно крупные, а проектирование становиться более формальным. Чем крупнее объект, тем формальнее дизайн, к сожалению, при наших объемах рабочей силы и бюджетах проекта.

В своих творческих порывах я даже пробовала рисовать картины, участвовала в архитектурных конкурсах. В одном из них, конкурсе от Office NEXT — идеи для офисов Яндекса, моя работа заняла 3е место, и мне было очень увлекательно съездить в Москву и проникнуться этой атмосферой крупных дизайнерских бюро, поставщиков материалов и мебели, коллабораций и пр.

Работа над личным портфолио

Я начала работать над своим личным портфолио и вновь задумываться над вопросом — а что дальше? И портфолио мне в этом очень помогло. Когда составляешь его, как будто оборачиваешься назад на весь свой опыт, начинаешь видеть свои сильные и слабые стороны. То, к чему тебя явно тянет. На этом этапе я поняла, что меня явно продолжает тянуть к разработке концепций. Плюс мне хотелось вернуться к непосредственному взаимодействию с заказчиком и объектом, чаще бывать на авторских надзорах, находить решения совместно с заказчиком. И я понимала, что для этого нужны более мелкие объекты по площади — такие как небольшие бутиковые магазины, кафе, рестораны, небольшие офисы.

Я разместила свое портфолио на Behance. Выгрузила туда те объекты, которыми больше всего гордилась. Примерно через пол года после размещения портфолио, ко мне обратился заказчик с просьбой выполнить проект фото-копировального центра. Для меня это был первый объект, который я делала одна, без помощников или коллег за плечами, без брендбуков, от начала до конца. Кроме того, я в первый раз в жизни оформляла договор, акты сдачи, дополнительные соглашения к договору — в общем, всю эту договорную сторону проекта тоже вела я. Это было страшно по началу, но потом я разобралась и втянулась в это дело.

К слову сказать, за все время, сколько у меня есть портфолио на Behance, ко мне обращались всего раз пять, и только один заказ дошел до дела. Хотя каждый и был уроком для того, что еще стоит развивать.

Время шло, от Пластилина приходили снова только крупные заказы, где в основном нужна была рабочка, и мне не особо хотелось в них участвовать, а своих личных заказов было немного. И я начала подумывать о том, чтобы устроиться работать в дизайнерскую студию. У меня был большой опыт ведения проектов, не было опыта в управлении, но я была готова шагнуть на эту новую ступень. Я стала писать в разные бюро, проходить собеседования. Практически устроилась в крупную сеть магазинов одежды ведущим дизайнером, но отказалась в последний момент. Прошла собеседование в одну студию дизайна. Даже подумывала вернуться в Булочные, но уже со своими новыми идеями, предложив им изменения их концепта (которые им оказались не нужны). Каждый раз, решаясь на новое действие, я тормозила саму себя. Разве это то, чего я в действительности хочу?

В попытке понять, что именно для меня ценно в самом подходе к созданию зданий и интерьеров, я пошла на курсы Ваасту Шастра, — индийского искусства проектирования гармоничных пространств, и окончила их с отличием, проучившись три месяца.

По канонам Ваасту Шастра я не спроектировала ни одного объекта, но зато, благодаря этим знаниям, стала лучше чувствовать пространства, и людей, которые будут в них находиться. Я и сейчас тренируюсь совмещать тонкое с материальным. И эта сторона вопроса, думаю, останется важной для меня еще на протяжении многих лет. Оставив идеи о трудоустройстве в компанию, я продолжила брать и вести проекты одна. Параллельно совмещая с проектами Пластилина. Начав позиционировать себя как отдельного дизайнера, я столкнулась с новыми для себя областями: такие как планирование, бюджетирование, договорная часть, привлечение наемных работников — стороны, закрывавшиеся раньше моими руководителями; но так же и раскрыла для себя другие аспекты работы дизайнера, которыми, фактически, наделила себя сама, как собственный руководитель, чему была очень рада — это подбор материалов, выезды в салоны, эскизирование своих идей, составление коллажей и мудбордов. Со всеми этими областями наверняка сталкиваются начинающие дизайнеры интерьеров. Но я же архитектор, с 10-тилетним стажем, переросший в дизайнера, поэтому по этой части в моем пути всё да наоборот — я училась вначале отлично делать рабочку, а уже потом составлять коллажи. И вот, в конце прошлого года мне довелось делать объект своей мечты совместно со своей небольшой командой. Общая площадь около 500 квадратных метров, заказчик — государственная организация, со своими бюджетами, со строгим руководством и высокой планкой к качеству дизайна. Для меня это было некоторым потолком в моем воображении — проектирование крупного культурного объекта, значимого на уровне целого города. Кроме того, стоимость проекта — тоже была для меня своеобразной планкой, которую я давно хотела достичь. У меня была оформленная команда, состоящая из графического дизайнера, визуализатора, чертежника, и меня как ведущего дизайнера. Мы работали слаженно. И мы справились с этим проектом, получился отличный результат, все довольны. Но вот после него я как будто выпала из жизни на три месяца. Жуткая усталость и депрессия, желание больше не проектировать никогда и ничего. С чем это было связано — я до сих пор спрашиваю себя. Отчасти оттого, что я слишком много брала на себя, и поставила сама себе очень высокую планку, которую мне было очень тяжело достичь, отчасти оттого, что мало отдыхала и практически не думала больше ни о чем, кроме этого проекта. Еще и от того, что неправильно подошла к делегированию, бюджетированию, оставшись под конец проекта без новых объектов, и без финансового запаса. Но это стало большим уроком для меня, как руководителя своего бюро. Больше проект — больше и ответственность. Сам проект стал для меня, в первую очередь, колоссальным опытом взаимодействия с людьми: заказчиками и исполнителями.

Что сейчас

Сейчас я потихоньку прихожу в норму. Я не замыкаюсь на одном проектировании. Пробую себя и в других областях, которые мне откликаются. С душой подхожу к тем проектам, которые беру. Пусть даже это вполне приземленные объекты. Я знаю для чего я проектирую, свои ценности. Я знаю как собрать команду, когда это необходимо. Еще я знаю, что плохих проектов не бывает, и из каждого выносишь что-то важное для себя в конкретный момент времени. Также я знаю, что когда это будет нужно, я смогу сделать смелый шаг вперед. А что это будет на этот раз — жизнь покажет.

Комментарии проходят модерацию по правилам журнала
Загрузка
0

Кстати, одна из самых интересных профессий для меня

2
0

Прочитала на одном дыхании, всегда привлекали созидательные профессии. Удачи в дальнейшей реализации!

1

Helga, благодарю!

0
0

Заскринила себе некоторые фразы. Тоже в этой профессии)
Очень откликнулось.
Это круто искать ценность в том что делаешь.

1

Сообщество