«Выплакал все, что, видимо, ожидало»: какие культурные мероприятия я посетил зимой

4

Этот текст написан в Сообществе, в нем сохранены авторский стиль и орфография

Аватар автора

Александр Листенгорт

не общается с отцом

Страница автора

Зима пронеслась, захотелось подвести итоги именно культурной составляющей сезона. И вообще: открыть рубрику, чтобы каждый здесь мог поделиться самыми интересными мероприятиями, какие успел посетить за сезон. Либо, задуматься о том, что из былого опыта можно внести в актив, а что хотелось бы осуществить в новом сезоне.

Итак, пункт первый — это встреча с Юрием Норштейном. Этот человек не нуждается в представлении. Хотя, когда так говорят, те, кто не знакомы с этим именем, почувствуют себя неловко. В двух словах, «Ёжик в тумане» и «38 попугаем» — это его творение. А Миядзаки считает Норштейна своим маэстро. Наряду с Леонидом Шварцманом (автором Гены и Чебурашки, Снежной Королевы и множества других шедевров), а работали они с Норштейном вместе. Леонида Шварцмана уже 2 года как нет на Земле — ему было 102 года. А Юрию Борисовичу 82. Норштейн подписал книгу моему сыну.

Пункт второй это выставка Николая Рериха. В том году большую часть времени я провёл в Индии и Непале, где Рериха знают, помнят и любят, он для многих там — олицетворение России и русской души. К выставке есть вопросы (а куда ж без них человеку, выросшему в России) — например, почему ни слова о жене, почему ни слова о том, что СССР не пускал на родину своего гения и т. п., но в целом, сам факт того, что эта выставка состоялась, да ещё и с таким размахом и успехом, уже говорит о многом, о запросах общества и т. п., ну и непередаваемая энергетика его великих картин — оно того стоило.

Пункт третий экскурсия в высотку на Котельнической набережной. Лекция была посвящена сталинским высоткам и вообще, истории Москвы.

1/2

Пункт четвертый визит в Армянский храмовый комплекс в Марьиной Роще и в художественную галерею, там же. Удалось попасть и на обряд крещения младенца Александра — теперь и Давида. Обожаю армянский язык и культуру, это место для меня особое.

1/2

Пункт пятый это концерт орган-скрипка в лютеранском соборе Петра и Павла. Играли Баха, Моцарта и Гайдна. Первую часть концерта я как-то держался, но на скрипке уже не выдержал, выплакал всё, что, видимо, ожидало, чтобы выразить себя, внутри. Музыка сильно повышает чувствительность, ибо такое состояние потом ещё долго было ощутимо.

Шестой пункт это визит к Алле Ефремовне Гербер. Советская и российская писательница, кинокритик, политический и общественный деятель, сопредседатель Научно-просветительного центра «Холокост». Одно из самых свежих её интервью набрало более миллиона просмотров на Ютубе. Ей 92 года, но возраст — это не про неё. Поистине, люди, живущие творчеством, искусством, культурой и осуществляющие служение миру, в той, или иной форме (материнство, писательство, кино — что угодно), имеют возраст лишь в паспорте. Хотя сама Алла Ефремовна заявила, что главный секрет — это множество добрых друзей. И, конечно, постоянный мыслительный процесс. Мы увиделись с Аллой Ефремовной спустя 6 лет.

Вот такая зима. Зима была сложная, но эти мгновения стали её украшением. Ведь именно люди — самое ценное. Всем спасибо!

Комментарии проходят модерацию по правилам журнала
Загрузка

Сообщество