Мозг
296

Почему мотивационное интервью — это альтернатива убеждению

1

Этот текст написан в Сообществе, в нем сохранены авторский стиль и орфография

Я врач психиатр-нарколог, работаю с зависимыми с 2006 года. И я бы разделил свою карьеру на два этапа, первый — когда я не знал и не пользовался мотивационным интервью. Это было трудное время, которое привело меня к эмоциональному выгоранию. На втором этапе я внедрил мотивационное интервью и работать стало приятнее и намного эффективнее.

В этой статье я расскажу вам про метод и научу нескольким правилам мотивирования клиентов на изменения.

Когда Уильям Миллер, студент психологического факультета, пришёл на практику в клинику по лечению зависимостей, он ничего не знал про зависимости и их лечение. Будучи учеником Карла Роджерса, он использовал клиент-центрированный подход, где главное внимательно относиться к клиенту, исследовать его внутренний мир, его опыт. В отличие от специалист-центрированного подхода, при котором консультант ищет решение, полагаясь на свои знания и опыт. Клиент-центрированный подход предполагает, что самое мудрое решение уже находится внутри клиента. Задача специалиста — помочь найти путь к этой мудрости.

Так вот, Миллер проходил практику, беседовал с зависимыми, и узнавал о зависимости непосредственно у них. Он исследовал, что привело их к этому состоянию, на что они надеются в будущем. Он увидел в клинике открытых, искренних людей, желающих измениться, ищущих выход из тупика зависимости. После практики Миллер сел за учебники и был очень удивлён тому, как в них были описаны зависимые: как лживые, резистентные, не желающие изменений, отрицающие проблемы. Он не видел этих качеств, когда разговаривал с пациентами клиники.

И тогда Миллер предположил, что такие качества, как резистентность, сопротивление и т.д. не являются характеристиками человека с зависимостью. Эти качества возникают в ответ на тот способ, которым принято общаться с этой категорией пациентов. Он придумал и описал метод беседы, позволяющий говорить об изменениях, не провоцируя сопротивление. Статья под названием «Мотивационное интервью» вышла в 1983 году. С тех пор метод получил широкое распространение, применяется не только с зависимыми, но и в общей медицине, психиатрии, педагогике, спорте, в системе исправительных учреждений, социальной работе и многих других областях. На чем же основан метод? Что мы делаем (и что — не делаем), чтобы найти и усилить собственную мотивацию к изменениям у нашего собеседника?

Во-первых, мы избегаем прямых советов, чтения нотаций. Непрошенные советы имеют противоположный эффект. Они дают подсознательный сигнал собеседнику: «Я знаю лучше тебя, как тебе жить». И человек неосознанно, инстинктивно начинает сопротивляться, защищая своё право жить так, как он считает нужным.

Иногда вследствие таких разговоров человек поступает ровно противоположно совету лишь для того, чтобы чувствовать себя свободным. А это очень трудно — не давать советов, когда мы видим, что то, как себя ведёт человек очевидно ему вредит. Желание давать непрошенный совет в мотивационном интервью получило название «исправительный рефлекс».

И вот, представьте ситуацию: я разговариваю с человеком, который злоупотребляет алкоголем, а посоветовать ему бросить пить (что мне хочется сделать в первую очередь, ведь у меня присутствует «исправительный рефлекс») мне нельзя. Что делать? Об этом далее.

Во-вторых, мы целиком и полностью признаем за человеком его право жить так как он хочет. И в явной форме говорим ему об этом. Это сложно, особенно когда ваша работа, как и моя связана как раз с тем, чтобы наши пациенты или клиенты изменялись. Но в конечном счёте — кто принимает решение, как ему жить свою жизнь? Выбор делает клиент. Если я признаю за ним это право, то в наших отношениях пропадёт напряжение и сопротивление. Как это сделать? Продолжая первый пункт, не давая советов, мы уже демонстрируем это признание. Я не говорю: «Вам нужно бросать пить», я не решаю за человека. Вместо этого я говорю: «Только Вы решаете, как Вы будете жить свою жизнь и что Вы будете делать с употреблением алкоголя». И это даёт пространство для дальнейшего разговора.

В-третьих, мы смотрим на проблему глазами нашего собеседника. Если я смотрю на проблему со своей колокольни, я никогда не буду эффективен. У собеседника будет стойкое ощущение, что я его не понимаю, и говорить со мной никакого смысла нет. Я всегда удивлялся, почему мои доводы о вреде пьянства не воспринимались моими пациентами. Как раз по этой причине — чужие доводы, чужие аргументы не имеют никакого значения. Для человека имеет значение то, что он думает и чувствует. Уделите этому внимание и время, выслушайте и поймите. Это даст вам возможность двигаться вперёд.

В-четвёртых, мы задаем такие вопросы, отвечая на которые, человек будет сам себя мотивировать на изменения. И это должны быть открытые вопросы. Например, можно спросить: «Что самое хорошее произойдёт, если Вы бросите пить?». Отвечая на этот вопрос, человек расскажет о связанных с трезвостью надеждах, которые у него есть. Можно спросить: «Почему Ваша дочь не любит, когда Вы пьяный?». Готового списка вопросов нет, каждый специалист разрабатывает себе такие вопросы сам. Главное, чтобы они были открытыми, а не закрытыми. Например, если спросить: «Вы не думаете, что уже пришло время что-то сделать с вашим употреблением?», то это звучит уже как морализаторство и завуалированный совет.

И наконец, в-пятых, обсуждаем план изменений, если и когда человек к этому готов. Только здесь будет уместно дать совет, прочитать небольшую лекцию, если вас попросит об этом ваш собеседник. Нет смысла переходить к планированию, когда мотивация низкая. Если вы слышите: «Я не собираюсь бросать пить, меня все устраивает». В то же время, если вы после доверительной беседы, в которой на ваши открытые вопросы слышите много готовности к изменениям («Мне уже точно надо с этим что-то делать», «Я обязательно буду что-то менять» и т.д.), очень важно обсудить конкретные шаги на пути к изменениям.

В заключение хочу сказать. Мы не можем повлиять на то, изменится человек или нет. У нас нет для этого инструментов. Но мы можем повлиять на то, как будет происходить наша беседа. И во время этой беседы человек может лучше себя понять и увидеть выход из тупика, в котором находится. И в результате — измениться. Вот поэтому, мотивационное интервью показывает свою эффективность во многих тысячах научных исследований и рекомендуется использовать как стиль консультирования для всех помогающих профессий.

Комментарии проходят модерацию по правилам журнала
Загрузка
0

Короче, resist the righting reflex. Understand the patient's own motivations. Listen with empathy. 💪💪💪

1

Сообщество