Как живет Спарки — пес со сложным харак­тером, который стал хорошим мальчиком

Как живет Спарки — пес со сложным харак­тером, который стал хорошим мальчиком

10
Аватар автора

Алина Адырхаева

общалась с героями

Страница автора
Аватар автора

Анастасия Пожидаева

фотографировала

Страница автора

С черным красавцем Спарки непросто: на улице он всегда настороже, рычит на собак и может сильно рвануть поводок.

Его хозяйка Даша хоть и не сразу, но все же нашла подход к псу и научилась принимать особенности его характера. Она рассказывает о воспитательном процессе длиной в пять лет и о сложностях, с которыми пришлось столкнуться.

Как Даша встретила Спарки

Пять лет назад годовалый черный щенок прибился на собачью площадку, и пост о его пристройстве увидела Даша. Судя по всему, пес явно сбежал откуда-то: он не боялся людей и выглядел здоровым. А Даша как раз мечтала о собаке-компаньоне, обязательно из приюта.

Даша: У меня были примерные представления, какой должна быть моя собака. Я хотела большую и черную, типа овчарки. И еще смелую, очень социальную, которая будет со мной везде тусоваться. Тогда как раз начался бум dog-friendly мест, все начали ходить по ресторанам с питомцами, и мне казалось, что это очень прикольно. У меня раньше была собака — я принесла домой щенка, когда еще училась в школе. Но, как это часто бывает, он в итоге стал ответственностью моих родителей.

Девушка-куратор, выложившая пост, писала, что пес суперконтактный, ладит с детьми, кошками — короче, просто лучшее, что можно найти в мире собак.

Поскольку щенок очевидно раньше жил с людьми — например, не боялся лифта и мытья лап, — сначала попробовали найти его предыдущих хозяев, но никто не откликнулся. Тогда я поехала с ним знакомиться на передержку в Долгопрудный, и все прошло отлично. Он выбежал ко мне, сразу дал лапу, я подумала: «Ничего себе, какая умная собака». Мне дали неделю на размышления, но я-то знала, что уже все решила.

К приезду Спарки я готовилась основательно: подбирала корм с ветеринаром, купила лежанку за 12 тысяч рублей, дорогую амуницию, нашла кинолога. То есть старалась с самого начала быть максимально ответственным хозяином.

Как появились первые сложности

На первых порах Спарки вел себя образцово — так, как и должна себя вести активная жизнерадостная собака. Даша не замечала никаких проблем и расслабилась, но вскоре стало понятно, что совместные походы в кафе придется отложить.

Даша: Я думала, что у меня среднестатистическая собака, мы даже не пошли с ним к кинологу, потому что за месяц не было вообще никаких сложностей. Но в какой-то момент к нам приехал дедушка и зашел домой. А он такой крупный мужчина, да еще и взял с собой разные рыболовные штуки. В общем, Спарки его покусал.

А потом начала проявляться проблема с другими собаками, особенно с кобелями. Спарки очень перевозбуждается, когда видит кого-то чужого: начинает лаять, бросаться в их сторону. Он мог даже подраться на площадке, если перегреется. Постепенно стало понятно, что он не будет той собакой, с которой можно пойти в людное место: он не умеет лежать спокойно, полностью расслабляться, постоянно мониторит обстановку вокруг.

В один дождливый осенний день мы пошли гулять, и Спарки так резко меня потянул, что поводок обжег руку. Дождь, я вся мокрая. Помню, что просто бросила поводок, села, заплакала и сказала: «Все, можешь идти куда хочешь». Я реально думала, что не вывезу и надо отдавать собаку. Сидела, плакала — а он не ушел, просто стоял рядом. И я поняла, что не хочу его предавать, что он замечательный пес. И тогда я решила, что пора заниматься.

Как воспитывали Спарки

Даша: Сначала мы пошли к кинологу Юле Подкосовой. У нее была похожая история с ее собакой, риджбеком. Юля использует позитивный подход, учитывающий собачью психологию.

Мы следовали протоколу BAT, или Behaviour Adjustment Training, «Тренировке адаптивного поведения». Это подход, при котором собака учится самостоятельно переключаться с триггера: другой собаки, птички, чего угодно. Она должна выбрать отказаться от этого триггера, а достигается это при помощи постепенного сокращения расстояния между ним и собакой.

За нужную реакцию, то есть взгляд на хозяина, питомец получает поощрение. Спарки, например, больше ориентирован не на вкусняшки, а на меня и на игры — от лакомств он вообще может отказаться из-за перевозбуждения.

Кроме этого, нужно создавать для питомца безопасную среду, предсказуемость. Для таких тревожных и возбудимых собак, как Спарки, очень важна рутина. Например, наше интервью для него — непонятное событие, хотя на самом деле он сейчас отлично держится. Раньше он бы уже мельтешил и не давал нам спокойно поговорить.

Главный недостаток позитивного подхода в том, что результатов надо ждать очень долго. А мне было тяжело и хотелось, чтобы происходили какие-то изменения. К тому же мы закончили обучение у Юли, и я начала искать другие варианты. Мне хотелось верить, что есть чудо-кинолог, который щелкнет пальцами — и Спарки изменится. Так мы столкнулись в том числе с неприятными специалистами, использующими сомнительные методы.

Например, одна кинолог сказала, что не следует водить Спарки в шлейке: нужна полуудавка, мартингейл, который можно затянуть. Она подводила его вплотную к другим собакам, он, разумеется, начинал лаять, рваться, а она его дергала за поводок и прижимала к полу — говорила, что это единственный способ его воспитать.

Я была в таком отчаянии, что подумала: «А вдруг сработает?» Неделю ходили с полуудавкой, я попыталась на него поорать, поняла, что собака в шоке, ей это не помогает. Более того, он начинает меня бояться, потому что не понимает, чего от меня ждать, если я вчера его гладила, а теперь прижимаю к полу. Тогда я осознала, что это точно не наш путь.

Как Даша выстроила собственную систему воспитания

Чтобы решить проблему с другими собаками, Даша и Спарки ходили к разным кинологам, Даша активно читала материалы по воспитанию собак самостоятельно и проходила онлайн-курсы, брала консультации. Все это в итоге помогло ей выбрать методы, подходящие именно для них со Спарки.

Даша: Я поняла, что кинолог все равно в первую очередь работает с человеком. Он не может забрать собаку и выдать тебе новую. Но чаще всего вы проводите вместе час, кинолог дает указания, и дальше начинается работа хозяина. И я пришла к тому, что в основном нам нужно с ним работать вдвоем.

Я начала изучать какие-то материалы, много читала, начиная с базовых книг, которые все знают, например «Не рычите на собаку» Карен Прайор, заканчивая книгами на английском. Мне захотелось понять Спарки, чтобы помочь ему, потому что лучше меня все равно никто бы не смог это сделать.

Конечно, нам было сложно: Спарки весит 30 кг, так что это как минимум физически тяжело, особенно зимой, когда скользко. Я даже покупала себе специальные альпинистские кошки на ботинки. Меня спрашивали в магазине, куда я еду, а мне просто хотелось не уехать во дворе.

Но и психологически воспитывать Спарки было непросто. На прогулках, например, многие люди могут расслабиться, фотографировать цветочки и птичек, а для меня выход с псом на улицу — это всегда напряжение. Если он куда-то долго смотрит, я проверяю, что там. Собака идет — он ее еще не видит, а я уже вижу. Если Спарки не пускать к собаке, он возбуждается и у него начинается фрустрация. Он не понимает, что ему делать: он хочет общаться. Можно сравнить с человеком, которого что-то бесит и он в конце концов взрывается.

При этом Спарки никогда не будет рычать на собаку, если она без поводка. Дело в том, что животное на поводке зачастую не может показывать сигналы тела, которые говорят о том, что оно не опасно. Обычно пес тянет вперед и поэтому может выглядеть угрожающе, тогда как без поводка собаки обычно расслаблены, и Спарки это видит и понимает. На девочек он реагирует сильно меньше, особенно на маленьких или пожилых собак, потому что они, как правило, более спокойные. В общем, сейчас он нервничает гораздо реже, хотя пять лет назад лаял абсолютно на всех.

Сложнее всего было эмоционально принять тот факт, что у меня не обычная собака, которую нужно только один раз научить базовым командам или приучить не тянуть поводок. Но с тех пор как я приняла, что он такой особенный мальчик, стало сильно легче. Что называется, отстала от собаки.

Некоторые люди романтизируют приютских собак: как будто можно забрать любую и она в благодарность будет вести себя идеально. Но это не так — вернее, не всегда так. Собаки из приютов — это немного русская рулетка. Например, мне выпал сложный пес. И в такой ситуации нормально не вывозить, переживать и даже сдаваться. Но если вы не сдались, важно держать в голове, что ваша собака тоже нормальная. Просто у нее такие особенности, такой характер, такое прошлое — в общем, она просто живая.

Мне в первую очередь было важно, чтобы он стал безопасным для окружающих, потому что для меня это тоже большой стресс. Когда он на кого-то гавкает, люди могут начать кричать, ругаться, и я не могу их за это осуждать. Хотелось, чтобы со Спарки можно было комфортно гулять просто во дворе или парке. И хотя нам еще есть над чем работать, прогресс уже заметный.

У меня нет цели, чтобы он любил каждую собаку. Мне тоже не все нравятся в этом мире, это нормально. То, что он сейчас потрясет в зубах колечко или пару раз рыкнет, меня устраивает — не вижу смысла упарываться, чтобы он стал псом, который обнимается со всеми собаками.

Как Спарки проводит время сейчас

Хотя мечты Даши ходить в кафе с питомцем не осуществились, нашлись и другие, не менее интересные варианты досуга.

Даша: Мы вместе ездили в Грузию на восемь месяцев, были в разных городах. Спарки вообще часто ездит со мной куда-то. Я нашла способ здорово проводить время вместе с ним — в основном это вылазки на природу, и я тоже это очень люблю. Мы можем поехать в лес или какой-то другой город. Спарки весьма крупный — конечно, ему хочется бегать, развлекаться, а не сидеть рядом со мной, пока я пью матчу.

Спарки классный, потому что с ним можно очень весело и по-разному гулять. Он лезет в грязь, копает ямы в лесу — никогда не знаешь, чем все закончится, особенно на природе. Поэтому, например, в Грузии ему было очень хорошо, к тому же там много бездомных собак, и он со всеми дружил. Когда мы приехали на море в первый раз, я думала, что он будет стоять в стороне, а он сразу прыгнул и поплыл.

Я стараюсь нагружать его, мы много занимаемся поисковыми упражнениями, я учу его командам, например кружиться. Он научился сбрасывать напряжение при помощи колечка: треплет его и успокаивается, вместо того чтобы лаять на собак.

При этом у Спарки нет каких-то нюансов, свойственных многим другим собакам. Он ничего не подбирает с земли: может лежать курица, а он пройдет мимо. Почти ничего не боится, разве что каких-то запахов, и еще его почему-то раздражает звук поводка-рулетки.

Была проблема с ветеринарами, но я поняла, что нужно просто найти хорошего врача, который сможет подобрать к Спарки подход. Над ним нельзя стоять со шприцем. Он видит шприц и сразу показывает, что его не интересует это мероприятие. В общем, нужно отвлекать, как с ребенком.

Еще у нас есть загородный дом, там круглый год живет моя семья. И прошлым летом мы туда взяли вторую собаку, девочку, из приюта. И теперь у них со Спарки большая любовь.

Даша и Спарки советуют почитать:

  1. Софья Баскина «Новая жизнь бездомной собаки» и «Давай поГАВорим».
  2. Мария Хензе «Гиперактивная собака».
  3. Кларисса фон Райнхардт, Мартина Нагель «Стресс у собак».
  4. Тюрид Ругос «Сигналы примирения» и «Лай — о чем говорят собаки».
  5. Патриция Макконнелл «Эмоции людей и собак» и «По ту сторону поводка».
  6. Ксения Колосова «Я нашла вам собаку» — истории пристройства приютских собак, без особой кинологии, но очень поддерживающая книга.
Алина АдырхаеваА у вас были проблемы в воспитании собаки? Расскажите:
  • РитаДаша, вы большая молодец. Все мы проходили ситуацию, когда хотелось просто сесть и выть, потому что ничего не получается -- и это нормально, такое нельзя стигматизировать. Нам потом в награду -- любящие собаки и эмоции, которые они нам дарят. Наш пес был супервозбудимый и до года мало спал, предлагал играть, скакать и все, что угодно, лишь бы не чиллить, как и положено собакам дома. Было сложно, но справились)7
  • Jeanne de GrammontСтолкнулась и успешно справилась с воспитанием соседкой собаки 👍 У нас в доме живёт очень старенький дедушка, плохо ходящий, с лежачей женой. Так вот, у него есть две маленькие собачки, размером меньше кошки, которых он выгуливает на слишком длинных поводках. И одна из собак оооочень вредная (была). Я его про себя зову "Чепыш". Маленький чёрный истерик, все время облаивал в подъезде, кидался под ноги, агрессовал. Не кусал, но приятного было мало. В итоге меня это достало. Однажды я шла с тяжёлыми сумками, Чепыш с диким лаем кинулся под ноги. Я не выдержала, двинулась на него и зажала в углу сумками. Собакен сразу затих, посидев пару секунд в тишине. И вот, voila, уже два года он на меня никак не реагирует! Все понял, лаял на школьников, на моего отца лаял, на всех остальных. Меня как почует - делает вид, что не видит и даже голову отворачивает.🥰🥰1
  • ОльгаВ январе 2013 дочка привела с улицы взрослую собаку. Ровно через 40 дней Ника родила нам 8 щенков. Это была эпопея: как мы их растили, как пристраивали (плакала когда каждого отдавала). Последнюю девочку не смогла отдать. Ника и ее дочка Персик дали мне, конечно, в первые годы прос….ся. И дома постоянно что-то грызли, и на улице сбегали, младшая ещё оказалась тревожная, пока мелкая была ещё и жутко подозрительная. Вообщем через многое я прошла со своими собаками. Ника умерла в декабре 2022, Персику сейчас двенадцатый год. И понимаешь, что они - одно из лучших, что со мной случилось в жизни.6
  • Руслан КриминскийАлександр, ну так иди на сайт с картинками, ёпт5
  • Витас ПоляковJeanne, это ооочень мило0
  • Витас Поляковдо сих пор пытаемся приучить кушать со своей миски, а не с кошачей, лет 5..0
  • Мария ОвчинниковаПеревоспитали получается0
  • Мария ОвчинниковаОльга, так смотрят забавно)1