По статистике, чуть меньше четверти россиян старшего поколения одиноки, о них почти некому заботиться.

Одиночество — проблема, с которой в том числе сталкиваются пожилые артисты. Некоторым из них помогают творческие профсоюзы, но этой помощи недостаточно. Чтобы поддержать пожилых деятелей искусства, в 2008 году появился благотворительный фонд «Артист».

Сейчас под опекой НКО 2500 подопечных из 69 городов России. Фонд оплачивает обследования, лечение и реабилитацию в частных клиниках и санаториях, организует патронаж на дому. А также обеспечивает пожилых артистов необходимыми лекарствами, средствами реабилитации и продуктами, помогает им материально и в быту.

Я работаю в «Артисте» с 2021 года и для Тинькофф Журнала поговорила с подопечными фонда об их жизни, а с сотрудниками и партнерами организации — об их работе.

О важном

Эта статья — часть программы поддержки благотворителей Тинькофф Журнала «О важном». В рамках программы мы выбираем темы в сфере благотворительности и публикуем истории о работе фондов, жизни их подопечных и значимых социальных проектах. Почитать все материалы о тех, кому нужна помощь, и тех, кто помогает, можно в потоке «О важном».

Проблема одиночества несет риски прежде всего для физического здоровья

Я занимаюсь геронтологией — это наука, которая изучает биологические, социальные и психологические аспекты старения человека. Среди пожилых сейчас много одиноких людей. Это связано с демографическими тенденциями: нет детей, родственники уехали жить в другой город или страну. Также продолжительность жизни мужчин короче, чем у женщин, поэтому среди пожилых людей много вдов.

Проблема одиночества несет риски прежде всего для физического здоровья. У пожилого человека нарушается походка, снижается функциональная активность, ухудшаются зрение и слух, возникают проблемы с памятью. Из-за этого ему трудно выйти за продуктами, приготовить еду, ухаживать за собой и заботиться о своей одежде, следить за приемом лекарств.

Пожилой человек становится зависим от посторонней помощи, и важно, чтобы рядом были те, кто его поддержит.

Если помощников нет, это даже может привести к смерти: например, если одинокий человек упадет, получит травму и не дотянется до телефона, чтобы вызвать скорую. Одиночество опасно и для психики: социальная изоляция часто становится причиной депрессии, тревоги и ускоряет развитие когнитивных нарушений.

Чтобы решить проблему одиночества, общественники объединяются с государством. Так появляются благотворительные фонды, которые помогают сделать жизнь пожилых людей яркой и достойной. Они организуют разные активности: секции по скандинавской ходьбе, танцевальные уроки, творческие кружки, курсы по компьютерной грамотности и иностранным языкам. Таким образом люди старшего возраста могут разнообразить жизнь и найти новых друзей.

Врачи нашего геронтологического научно-клинического центра РНИМУ имени Пирогова сотрудничают с фондом «Артист». Мы выезжаем на дом к подопечным НКО и принимаем их у себя в центре. Затем на основе первичных осмотров даем рекомендации: консультируем ветеранов и назначаем дальнейшие исследования и лечение. Фонд при необходимости оплачивает все медицинские услуги.

Сейчас я вообще не чувствую, что мне 80 лет, и не зацикливаюсь на возрасте

Когда я была школьницей, любила петь. Однажды я выступила с песней на молодежном концерте в Москве, после которого ко мне подошел организатор. Он посоветовал поступить учиться на вокальное отделение. На следующий год я поступила в училище имени Ипполитова-Иванова, а на предпоследнем курсе прошла конкурс на вступление в хор Большого театра.

Как только я окончила училище, стала полноценно работать в театре. Это было интересно: рядом со мной трудились великие оперные певцы — Вишневская, Мазурок, Атлантов, Милашкина. Всего я проработала в хоре 40 лет.

Когда мне исполнилось 57 лет, меня пригласили помощником режиссера оперных спектаклей. Это была сложная, но интересная работа. Нужно было знать от начала до конца весь постановочный процесс, техническую часть, оперный клавир, всех режиссеров и дирижеров, солистов и артистов, бутафоров и рабочих. Я вела спектакль за пультом: вызывала артистов, закрывала занавес, иногда примиряла режиссера и дирижера, учитывая мнение каждого.

В советские времена выпускался один спектакль в полгода. Мы много работали, проводили массу репетиций. Я очень уставала, но после выпуска всегда было затишье на полтора-два месяца, когда мы отдыхали. На этой должности я проработала десять лет.

Следующие десять лет я трудилась в хоре ветеранов Большого театра, его организовал один из артистов перед выходом на пенсию. Нас с другими пожилыми певцами это радовало и поддерживало.

В 2009 году я ушла из театра. Тогда мне было очень одиноко, все время хотелось пойти обратно на работу. По совету коллег я обратилась в фонд «Артист», чтобы не сидеть без дела.

Благодаря НКО я начала ходить на занятия лечебной физкультурой, психологические тренинги, посещать экскурсии в музеи и театры. Также мне раз в квартал закупают продукты и лекарства. Я бы не смогла позволить себе и часть всего этого на пенсию в 30 000 Р, а тут я живу и радуюсь.

У меня нет семьи, но с фондом я чувствую, что не одна. В «Артисте» у меня сложился круг общения с людьми из одного цеха: кто-то из драматического театра, кто-то — из музыкального, кто-то — из киноиндустрии, из «Союзмультфильма». С ними приятно и радостно: такое окружение и образ жизни помогают мне легко и просто справляться с трудностями.

Сейчас я вообще не чувствую, что мне 80 лет, и не зацикливаюсь на возрасте: встаю с утра, делаю гимнастику на протяжении часа, много хожу, общаюсь с приятельницами и никогда не скучаю.

Я не отчаиваюсь: пока есть силы — буду ездить и выступать, у меня большие планы

На моем счету в кино более 80 работ. Я много лет посвятил работе каскадером и постановщиком трюков: в меня стреляли, меня поджигали и выкидывали из окон. Это непростое дело, ведь трюк недостаточно поставить — его надо отыграть.

В 90-х годах я решил купить квартиру в строящемся доме. Оказалось, что это законсервированный долгострой, — так мы с женой потеряли все и оказались на улице. Пришлось жить попеременно то у друзей, то у знакомых.

В 2009 году супруга умерла, мне стало совсем плохо. Несколько раз я ночевал на вокзале, какое-то время жил в подсобке. А потом, по счастливому случаю, переехал в Дом ветеранов кино. Это место появилось еще в 1975 году: деятели кинематографа приезжали сюда жить, отдыхать или работать. Сейчас учреждение работает больше как гостиница, но тут также проживают ветераны советского и российского кино. За жилье я плачу 1000 Р в день — это цена со скидкой.

В 2018 году я перенес инсульт, после которого у меня развилась аритмия, гипертония, частичная потеря зрения и памяти. В Доме ветеранов за моим здоровьем наблюдают терапевт и невролог.

Еще когда я лежал в больнице и мне выписали лекарства, врачи сразу предупредили, что они дорогие. Тогда коллеги по сцене посоветовали обратиться в фонд «Артист». Я сомневался, что мне помогут, поэтому сначала лично поехал пообщаться с сотрудниками НКО.

Когда я впервые позвонил в дверь офиса, то ни на что особо не рассчитывал. Но меня дружелюбно встретили и сразу помогли. Никто не говорил: «Ну, постойте или сядьте на лавочку — мы вас примем, когда сможем». В фонде взяли рецепт и спустя неделю прислали курьера с лекарствами. Одной партии хватило на полгода, затем я взял новый рецепт и снова обратился в организацию. «Артист» — это постоянная поддержка: я знаю, что здесь всегда помогут.

Так выглядит изнутри Дом ветеранов кино, где я живу
Так выглядит изнутри Дом ветеранов кино, где я живу

Еще фонд предложил оплатить мне поездку в санаторий, и я с радостью согласился: в 2017 году съездил в санаторий «Виктория» в Подмосковье. В благодарность за путевку я выступил перед другими отдыхающими, рассказал о кино и прочел свои стихи.

Благодаря «Артисту» ко мне вернулась вера в то, что у молодежи не пропали благородство, взаимопомощь и милосердие. Это вдохновляет — я начал работать над седьмым сборником стихов.

Свои книги я продаю на собственных творческих вечерах, которые провожу в Доме кино или Союзе писателей. Деньги идут на оплату жилья и лечение, но пенсии все равно не хватает на жизнь. Мне постоянно приходится ездить в больницу, проходить процедуры, сдавать анализы. Нарушать нельзя: врачи предупредили, что может быть второй инсульт — последний.

На транспорт уходит 3000 Р в месяц. У меня нет льгот на проезд, поскольку для этого нужна социальная карта москвича, а без регистрации ее не сделать. Но я не отчаиваюсь: пока есть силы — буду ездить и выступать, у меня большие планы.

Только вместе можно помочь людям, которые создали историю российской культуры

Наш фонд помогает деятелям искусства старшего поколения по трем направлениям.

SOS. Это срочная медицинская, медико-социальная и бытовая помощь для москвичей: мы оплачиваем необходимые обследования, лечение, патронаж, закупаем лекарства, средства реабилитации и продуктовые наборы. Также помогаем с регулярной или разовой уборкой жилья.

«Признание в любви». Фонд старается не только повысить качество жизни пожилых артистов, но и подарить им внимание и тепло: важно, чтобы они не чувствовали себя забытыми и одинокими. В этом нам помогают волонтеры: звонят ветеранам, поздравляют с праздниками, подписывают открытки, сопровождают в музеях, театрах, на экскурсиях и занятиях.

«Региональная программа». При поддержке Минтруда мы помогаем деятелям культуры в 69 городах России, в том числе в небольших населенных пунктах, где театрам сегодня особенно сложно выжить. Наши подопечные из регионов получают лекарства, продукты, восстанавливают здоровье и силы в клиниках и санаториях, в частности проходят реабилитацию после перенесенного коронавируса.

В России несколько профсоюзных организаций деятелей культуры, но они не помогают нуждающимся материально. Мы же понимаем, что у пожилых людей много проблем, которые решаются только деньгами: например, купить лекарства или продукты, слуховой аппарат, удобную инвалидную коляску. Для нас главное — сохранить достойное качество жизни подопечных: им важно оставаться признанными после стольких лет работы в театре и кино.

В фонд редко обращаются за помощью сами пожилые артисты. Чаще нам сообщают о нуждающихся их знакомые или сотрудники театров, союзов кинематографистов, деятели культуры. Дальше в работу включается координатор, который деликатно и бережно предлагает человеку помощь.

Многие стесняются признаться в том, что находятся в сложной жизненной ситуации, или не верят в бескорыстную помощь в принципе. Не все могут собрать пакет документов, чтобы получить льготы: заявление, медицинские и другие справки, которые подтверждают стаж и размер пенсии. В этих случаях тоже помогает координатор.

Еще у нас есть медицинский координатор. Он определяет, какие проблемы со здоровьем у подопечного надо решать в первую очередь, и организовывает помощь.

Мы отличаемся от других благотворительных фондов тем, что не собираем деньги на помощь конкретному человеку и не описываем его личную историю.

Наши подопечные болезненно относятся к публичной демонстрации нужды, ведь многие из них были известными артистами.

Из-за этого нам сложно собирать пожертвования на адресную помощь. Поэтому нас в основном поддерживают государство, корпоративные партнеры и меценаты. Они понимают: только вместе можно помочь людям, которые создали историю российской культуры.

Но мы также хотим увеличить число частных пожертвований, ведь среди наших подопечных 2500 человек со всей России. Их работа в театре и кино — наша непреходящая радость. Поэтому фонд делает все, чтобы настоящее пожилых артистов было достойным.

Как помочь пожилым деятелям искусства

Фонд «Артист» работает с 2008 года и помогает пожилым деятелям искусства с лечением и реабилитацией, оказывает материальную и моральную поддержку. Вы можете поддержать работу организации, оформив регулярное пожертвование в ее пользу: