Как я перевезла детей из Доминиканы в Приморье за 12 дней на самолете, автостопом и поездом

И заплатила за дорогу около 215 000 ₽

91

Этот текст написан в Сообществе, в нем сохранены авторский стиль и орфография

Аватар автора

Поющая в коровнике

Страница автора

Я родилась и закончила школу в маленьком городе Приморского края, в 2000 году переехала в Санкт-Петербург, закончила там вуз и поставила перед собой цель заработать на квартиру в Питере. В 2013-м карьерный путь привел меня в Доминиканскую республику на работу в русском туризме.

Там почти внезапно у меня появились местный муж, двое детей и ипотека. Не появилось только мечты остаться в Доминикане насовсем: меня там не устраивают ни качество жизни, ни цены, ни уровень образования, тем более бесплатного.

Поэтому я изначально знала, что мои дети в 7 лет пойдут в российскую школу. Старшей дочери исполнилось 7 лет в мае 2022-го года — все годы с её рождения передо мной стояла задача перевезти детей в Россию до 1 сентября 2022 года. Сыну в 2022 году исполнилось 4 года — его можно было ещё на год или два оставить в Доминикане, но мы с мужем решили не разлучать детей.

Ещё в 2018-м году я купила студию в Мурине на стадии котлована. По обещаниям застройщика, ключи ожидаются до конца 2022 года, в худшем случае ближе к февралю 2023-го. Ждать осталось немного, но из-за неготовности квартиры откладывать образование дочери на год я не стала бы ни за что. Поэтому мной ещё год назад было принято решение летом 2022 года вывезти детей в Россию, в случае неготовности квартиры — сначала к моим родителям в Приморье. Муж его поддержал.

Подготовка к поездке

В марте 2022 года, в связи с санкциями, в Доминикану перестали приезжать туристы из России. В результате этого я и мои коллеги, не имея подушек безопасности после пандемии, которая у нас закончилась только в августе 2021-го, снова стали безработными. Многим пришлось менять свои планы и срочно куда-то уезжать.

Мой же отъезд был запланирован изначально — планы пострадали только на количество зарплат, которые должны были быть мной накоплены к отъезду. После получения последней зарплаты у меня на руках осталось около 4300 долларов, часть из которых предстояло пустить на текущие бытовые расходы. Будь у меня возможность доработать до конца июня, как я изначально планировала, эта сумма была бы, как минимум, на 1500 долларов больше.

Также из-за санкций отменились прямые маршруты перелётов, а на непрямые маршруты выросли цены. Летом 2021 года перелёт между Россией и Доминиканой стоил 500—570 долларов (наш переезд планировался исходя из этих цен), теперь же всем, кто не имеет визы для перелёта через Европу, за безвизовые маршруты нужно отдать не менее 1300 долларов. Мной было принято решение оформить всей семье шенгенские визы. В том числе мужу, который лететь с нами не собирался, но должен был иметь возможность прилететь позже.

Визы. За визами обратились в консульство Франции. Предоставили им маршрут: авиарейс Пунта-Кана — Париж, оттуда авиарейс Париж — Хельсинки, оттуда автобус до Санкт-Петербурга. На мужа предоставили бронь обратных билетов по тому же маршруту — для иностранцев без российского паспорта это обязательное условие. За визы отдали пошлину 9400 песо: 4700 за мужа, по 2350 за меня и дочь (гражданам России по упрощённому режиму вдвое дешевле), четырёхлетний сын бесплатно. Также отдали 665 песо за копии всех требуемых документов и 400 песо за печать фотографий детей (у нас с мужем фотографии были).

На собеседование в столицу нужно было приехать всей семьёй, включая детей. Дети жили не с нами, а на другом конце страны, в городе Асуа, с родителями мужа. Я накануне собеседования ездила за ними на автобусе и после собеседования отвозила обратно. Это обошлось в 2720 песо: 460 доехать из Пунта-Каны до столицы, 300 доехать до Асуа, 600 за проезд с детьми из Асуа обратно в столицу и ещё ровно столько же за всё это в обратном порядке. Муж добирался до столицы из Пунта-Каны сам и платил за себя сам.

Спустя 11 дней после собеседования за паспортами с визами ездила одна я. Это стоило 920 песо за проезд туда и обратно. Итого все расходы на оформление виз (не считая проезда мужа) обошлись мне в 14105 песо. За счёт виз экономия на авиабилетах по теперь доступным маршрутам выходила гораздо больше этой суммы.

Билеты. Получив паспорта с визами, мы обратились к проверенному билетному агенту. Агент нашла самый бюджетный вариант как раз по заявленному нами в консульстве маршруту Пунта-Кана — Париж — Хельсинки: 2320 долларов за авиабилеты для меня и детей в один конец. Если бы муж всё-таки полетел с нами, билет туда-обратно обошёлся бы ещё в 1420 долларов. Но мы по ряду причин отложили его поездку до готовности квартиры. Билеты на автобус Хельсинки — Санкт-Петербург стоили 9800 рублей, но их оплатила со своей карты моя мама (спойлер: билеты потом пришлось вернуть — маме вернулась половина этой суммы).

Разрешение на выезд. Поскольку муж с нами не едет, нужно было оформить его разрешение на вывоз детей (у сына и дочери оба гражданства) из страны. Это стоило 150 долларов за услуги юриста, который составил текст документа, заверил подлинность подписи мужа и легализовал документ в нужной инстанции.

Далее этот документ вместе с копиями билетов и паспортов всех членов семьи я загрузила на портал миграционной службы, после чего с оригиналами и копиями всех документов поехала в мини-офис этой службы в нашем городе, там уплатила пошлину в 3500 песо: тариф 2000 за одного ребёнка и по 1500 за каждого следующего. Туда же приложила свежеполученные свидетельства о рождении детей — здесь они выдаются загсами заново для каждой процедуры. Это стоило 800 песо за два свидетельства. Ксерокопии остальных документов обошлись мне в 130 песо. Итого разрешение на вывоз детей обошлось в 150 долларов и 4430 песо.

Как мы застряли в Париже

За два дня до вылета я привезла детей из Асуа в Пунта-Кану. Это стоило 2280 песо: 760 туда и вдвое больше обратно. На этом для детей путешествие уже началось.

Моё же путешествие началось 6 августа в 16:00 (23:00 по Москве), когда мы выехали из дома в аэропорт Пунта-Кана за три часа до рейса. Отстояли очередь, оформили багаж напрямую до Хельсинки, попрощались с мужем и папой, сели в самолёт. Там дети 8 часов с перерывами на сон смотрели мультфильмы, а я нашла золотую коллекцию Beatles, а потом Queen и слушала музыку под бокал белого вина.

Я даже представить не могла, что это последняя благополучная часть нашего путешествия!

Наутро, 7 августа мы были в Париже. Хотели, пользуясь наличием визы и десятичасовой пересадкой, погулять по городу. Но дальше всё пошло не по плану.

При попытке выйти в город оказалось, что сотрудники французского консульства в Доминикане дали нам транзитную визу, не позволяющую выйти из аэропорта в шенгенской зоне. Это была их ошибка: мы изначально прилагали брони всех билетов и объясняли офицеру, что в Хельсинки у нас пересадка на автобус с выходом из аэропорта в город. Если бы нас не хотели выпускать в город, нам должны были просто отказать в визах. Но нам дали визы, не позволяющие совершить путешествие по нашему маршруту. На каком основании?

Позвонить в консульство в воскресенье (а из-за разницы во времени ещё и в 5 утра по Доминикане) не было возможности. Отправить нас в Хельсинки французы отказывались. По их словам, оттуда нас тоже не смогут выпустить в город и будут вынуждены выслать по воздуху куда угодно за пределы шенгенской зоны.

Но из Хельсинки вариантов вылета гораздо меньше, чем из Парижа, а бесплатный рейс нам положен всего один. Наш багаж уже сняли с отправки в Хельсинки, и теперь французы могут предложить всего два варианта: выслать нас либо обратно в Пунта-Кану, либо в Стамбул. Если я не согласна ни на то, ни на другое, они готовы предложить нам бесплатное проживание с трёхразовым питанием в зоне ожидания до тех пор, пока с наш вопрос не решится. Я надеялась, что решится он уже завтра, с наступлением понедельника.

С учётом того, что мой изначальный план был в Питере какое-то время погостить у друзей бесплатно, покупая при этом только еду за свой счёт, французы этот план даже оптимизировали: в итоге на двое суток о покупке еды и организации ночлега думать не пришлось.

Зона ожидания оказалась местом, в основном, для тех, кто прилетал в Париж из не самых благополучных стран с заведомо фейковым билетом куда-либо дальше, просил у Франции политическое убежище и здесь ждал около двух недель, пока дадут положительный или отрицательный ответ. Как мне объяснили офицеры, «не бойтесь, это не тюрьма, это Красный Крест». Но обслуживается заведение сотрудниками полиции и на хранение изымаются телефоны, имеющие видеокамеру. Звонки можно совершать час в день под присмотром офицеров, но мне как относительному вип-клиенту разрешали и дольше.

Также каждому полагается таксофонная карта для звонков по всему миру и таксофоны в коридоре. Есть один компьютер, на котором, отстояв очередь, можно нагуглить интересующую информацию. В остальное время для детей есть детская комната с игрушками, а взрослые вольны общаться друг с другом или слоняться по двору и коридорам от безделья.

В этом заведении мы с детьми дождались утра понедельника. На всякий случай, в 9 утра по Парижу я позвонила в консульство России во Франции. Там сказали, что помочь ничем не смогут, мне нужно обращаться в консульство, выдавшее визу. Я это и собиралась сделать через 6 часов, когда в Доминикане наступит рабочий день, просто решила пробить все возможные пути спасения.

В 15:00 по Парижу я наконец-то дозвонилась в Доминикану. Консульство, выдавшее визы, заявило: «Мы дали всё, что вы просили, архив для проверки поднимать не будем, но, если что, возвращайтесь к нам — исправим вашу визу на нужную». То же самое сказали и моему мужу, который в отчаянии успел через пару рукопожатий выйти на знакомых сотрудников консульства.

Возвращение подразумевало бы, что деньги на билеты, которые я копила почти год, пропали безвозвратно, а мы с детьми снова на исходной точке и деньги взять больше негде. Такой вариант никак не подходил. Оставался Стамбул. Туда нас обещали выслать бесплатно, а дальше придётся выбираться за свой счёт.

Как я решила добираться через Грузию

Я посмотрела цены на билеты из Стамбула в Питер или Москву — заплатить пришлось бы не менее 100 000 рублей на всех, мне это никак не подходило. Я посмотрела географическую карту на стене: по земле из Турции выбираться долго и явно не через Украину, а значит через Грузию. И тут меня озаряет! Я проверяю, есть ли у компании Эйр Франс прямые рейсы из Парижа в Тбилиси — и обнаруживаю, что они есть, совершаются раз в три дня, и следующий вылет уже завтра.

Вечером понедельника я прибежала к офицерам, спросила, есть ли у нас возможность на положенном бесплатном рейсе вылететь в Тбилиси. Они пообещали утром вторника связаться с авиакомпанией и уведомить меня. Наутро меня вызвали в офис по громкой связи. Офицеры сказали, что мой вопрос решён положительно, никаких нарушений визового режима в нашей истории не будет, наш вылет через 6 часов, но мне придётся оплатить рейсы из Тбилиси в Ереван, а оттуда в Москву, потому что короче путей в Россию нет.

Я спросила их, обязательно ли это и неужели нет опции просто высадить нас в Тбилиси и на этом закончить сотрудничество. Офицеры только обрадовались такому варианту и пожелали удачной дороги. На что я спросила их: «А если я через месяц с этой же визой, прилечу, например, из Грузии в Германию, дальше совру, что у меня оттуда запланирован поезд, например, во Францию, немцы вынуждены будут дать мне один бесплатный рейс за пределы шенгенской зоны — получается, я смогу выбрать рейс в Доминикану, где у меня есть ВНЖ, и, по сути, перелететь Атлантику по цене билета из Грузии в Германию?» На это один из офицеров восхитился, как у русских работает смекалка, а второй просто сказал: «Пожалуйста, это уже к немцам!»

Кстати, всего треть встреченных мною французов говорили по-английски. Зато остальные две трети говорили по-испански. Благодаря знанию испанского языка, я смогла достойно провести нужные мне переговоры в экстремальной ситуации.

Во вторник, 9 августа, мы вылетели из Парижа в Тбилиси. В 20:00 приземлились, прошли паспортный контроль, стали ждать багаж. В итоге оказалось, что французы, которых я трижды об этом переспросила, всё-таки не отправили наши чемоданы на нашем рейсе.

Я обратилась в службу Lost&Found — они тут же проверили по системе, что все наши вещи ещё в Париже, сделали туда запрос на срочную отправку в Тбилиси. Я сказала, что намереваюсь покинуть Грузию уже сейчас — на что сотрудник грузинского Lost&Found пообещал, что оформит бесплатную отправку через Ереван в Москву. Разумеется, не раньше, чем через 3 дня, когда состоится следующий рейс из Парижа. Мы обменялись ватсапами и дальше поддерживали связь (на всякий случай на английском языке, хотя устные переговоры в офисе вели на русском), пока мне не отзвонились из Москвы, что получили багаж и ждут меня. Выражаю благодарность сотрудникам Lost&Found в Тбилиси!

Временное отсутствие чемоданов меня только обрадовало: даже с ручной кладью в виде рюкзака, сумок на плече и на поясе и двух пакетов выбираться с двумя детьми по земле было непросто.

Как мы ехали из Грузии в Москву

Мы вышли из аэропорта, я пошла искать автобус до автовокзала. К нам обратился таксист — за 20 евро мы поехали на автовокзал. Пока ехали, разговорились, таксист сказал, что автобусы ходят не каждый день и дорого стоят. Но я хотела убедиться в этом сама. В 22:00 мы были на автостанции — оказалось, что следующий автобус в Москву послезавтра и стоить будет 250 долларов за одного. Таксист выпросил у меня ещё 10 евро за свои услуги — и тут же в ночи вызвонил своего знакомого на видавшей виды «шестёрке» Жигулей. Знакомый готов был за 250 долларов отвезти нас во Владикавказ, но за детей сделал скидку до 200 долларов.

В Жигули мы сели в 23:00. К 02:00 добрались до границы. Автомобильный погранпереход Верхний Ларс был плотно забит машинами, но наш водитель лихо играл в шашечки, а на обоих паспортных контролях мой сын спросонья устраивал такую громкую истерику, что нас пропускали без очередей. Между штампами на выезд из Грузии и на въезд в Россию прошёл 1 час 40 минут — знакомые меня пугали, что можем простоять сутки, но обошлось.

На рассвете мы были во Владикавказе. Водитель высадил нас на заправке, от которой отходила трасса на Ростов-на-Дону. В 5 утра было зябко, хотелось спать, а не придумывать пути спасения. Я решила, что мы проедем автостопом на север насколько сможем, а дальше решу в зависимости от места, до которого доберёмся к следующей ночи. В автостопе я давно, опыт имею огромный. Но путешествовать с детьми пришлось впервые.

Вопреки моим страхам, меня с детьми водители подбирали даже охотнее, чем если бы я была одна. Каждый из водителей считал своим долгом остановиться возле торговой точки и принести детям что-нибудь вкусное. Из своего кармана я за день путешествия потратила 340 рублей на мороженое детям и минералку всем нам.

Я рассчитывала, что ночлег будем искать в районе Ростова-на-Дону. Но мы успели за день доехать до Воронежской области — и я позвонила подруге М. из города Лиски и попросилась на ночлег. М. с мужем встретили нас на машине у съезда с трассы и привезли к себе домой. Это было 11 августа, в 01:20 по Москве. Здесь таймер путешествия ставим на паузу: у подруги мы гостили 5 дней: в итоге мы остались у неё ждать прихода наших чемоданов в Москву.

Путешествие от выезда из дома в Доминикане до встречи с М. заняло 4 суток, 2 часа и 20 минут.

В понедельник, 15 августа, мне позвонили из аэропорта Внуково и сообщили, что наш багаж у них. Я стала искать билеты на поезд — но в конце августа все возвращались с юга, и билеты по приемлемым ценам были только по одному в разных вагонах, а семилетней дочери билет в отдельный от матери вагон никак не оформить. Решила, что раз уж преодолели автостопом 1200 километров, то ещё 600 километров автостопом до Москвы как-нибудь осилим. Зато из Москвы купила билеты на сидячий поезд в Питер. Они стоили 1853,66 рублей плюс 180 рублей за выбранную мною возможность вернуть полную стоимость билета, если во Внукове что-то опять пойдёт не так — итого 2033,66 рублей.

Во вторник, 16 августа, в 09:00 М. отвезла нас на нужный выезд — на этом снова запускаем таймер путешествия.

Около 20:30 мы были во Внукове — нам повезло доехать на фуре, которая как раз объезжала Москву по ЦКАД и высадила нас в Селятине. Оттуда мы доехали до аэропорта на автобусе за 40 рублей. Там благополучно получили наши чемоданы, не без помощи прохожих докатили их до автобусной остановки и поехали ночевать к подруге К. За автобус отдали ещё 40 рублей, за метро ещё 40 рублей. Если бы подруга не смогла нам помочь, я планировала снять капсульный отель — так что на этом ночлеге таймер не останавливаем. В итоге мы ночевали у К., заодно перебрали три чемодана, и два с вещами не первой необходимости оставили у неё на хранение, а в Питер на 4 дня поехали с одним чемоданом самого нужного.

Как мы на поезде добирались в Приморье

Наутро, 17 августа, от подруги до вокзала отдали ещё 40 рублей за метро и за 269 рублей купили в поезд баскет из KFC. В 18:52 наш поезд прибыл в Питер, в 20:00 мы были на кухне друзей — на этом таймер снова ставим на паузу. Часть путешествия от прощания с М. в Лисках до приезда в Питер заняла 1 сутки 11 часов.

Уже в Питере я взяла билеты на недельный поезд от Москвы до своего родного города. Моему сыну нет пяти лет, поэтому ему полагается бесплатный проезд без места. Дочери нет десяти лет, поэтому она едет за половину стоимости. Итого полтора билета на троих обошлись нам в 19 025 рублей. Самолётом выходило не меньше 45 000 рублей на всех — таких денег у меня уже не было.

Между самолётами и поездами я всегда выбираю с экономической позиции: по деньгам разница 26 000 рублей, по времени — 6 суток. Когда я стану тем, кто за 6 суток заработает больше 26 000 рублей, я с удовольствием полечу самолётом, моё время дороже денег. Сейчас же, когда моё время не стоит ничего, а денег в обрез, вопрос решается однозначно в пользу поезда.

Из Питера до Москвы снова взяла сидячий поезд — уже без страховки, за 1853,66 рублей. На нём мы ехали 21 августа. В этот раз нам предстояло ночевать в Москве у подруги О., которой 5 дней тому назад не было в городе. О. вызвала нам такси от вокзала за свой счёт. Путь от дома друзей в Питере до дома О. в Москве занял 11 часов 30 минут.

Утром, 22 августа, О. вызвала нам такси на Ярославский вокзал. Там мы оплатили камеру хранения на 12 часов за 650 рублей, оставили все вещи и пошли гулять налегке. Я показала детям Красную площадь, Зарядье, потом с подругой Н. и её сыном погуляли в Коломенском.

Поближе к вечеру мы зашли в супермаркет, и я набрала еды в недельный поезд. Отдала 3000,80 рублей. Купила:

  • 10 пакетов лапши — 119,90;
  • 2 упаковки супа в стаканах, чтобы было где заваривать лапшу — 115,98;
  • 5 упаковок супа в пакетах — 99,95;
  • 3 пакета гречневой каши с грибами — 155,70;
  • 13 пакетов овсянки с разными вкусами (ещё 4 пакета мне отдали друзья) — 204,87;
  • 2 упаковки хлебцев — 99,98;
  • 2 упаковки мини-колбасок — 179,98;
  • 3 упаковки паштета — 74,97;
  • сыр косичку — 154,99;
  • палку сырокопчёной колбасы — 417,79;
  • большую пачку арахиса — 109,99;
  • банку кукурузы (съели в первый день — далее в банке заваривали чай, а крышкой резали колбасу) — 109,99;
  • полкило конфет — 261,65;
  • по полкило нектаринов и слив — 92,66;
  • 20 пакетиков чая — 18,90;
  • по упаковке кетчупа и майонеза — 91,98;
  • 2 литра молока — 132,98;
  • 2 бутылки пива (на неделю не хватит, но больше мне было не дотащить) — 229,98;
  • пластиковый контейнер с крышкой (просто нужна была одна посудина поприличнее стакана от супа) — 33,90;
  • десяток пластиковых чашек для кофе — 54,90;
  • десяток вилок — 19,90;
  • рулон туалетной бумаги — 13,99;
  • хозяйственное мыло (в итоге не пригодилось) — 55,99;
  • пакет (тоже не пригодился: мама О. отдала мне авоську, в которую всё влезло) — 7,9;
  • детям по мороженому (что к поезду уже не относится, но вычитать из чека не буду) — 141,98.

От супермаркета поехали к К. за оставленными на хранение чемоданами — за метро отдали 102 рубля (проездной закончился, а в очередь не хотелось — оплатила банковской картой). Из дома К. мы вышли 22 августа в 22:50.

На вокзале мы забрали из камеры хранения третий чемодан и ручную кладь, купили 5 литров воды за 136 рублей и погрузились в поезд. Самым большим моим страхом было остаться без еды где-то под Читой, но на этот случай оставался вагон-ресторан с монопольными ценами (спойлер: туда в итоге даже не заглянули, ограничились рассказами попутчиков).

В поезде сперва съели суп в стаканах, чтобы заиметь посуду. Также съели банку кукурузы — в результате получили крышку-нож и заварочный сосуд для чая. Завтракали овсяной кашей, обедали бутербродами из хлебцев с паштетом и майонезом плюс многочисленные угощения от попутчиков в течение дня.

Попутчики щедро делились: некоторым провожающие родственники положили много еды на небольшое время путешествия. Нам достался пакет дачных ранеток, маленькая баночка варенья, три куриных ноги, около пяти варёных яиц, несколько свежих огурцов и помидоров и не поддающееся счёту количество печенья и конфет. Ужинали супом или макаронами, в которые я мелко резала колбаски, добавляла арахис, кетчуп и майонез. Это оказалось любимым блюдом детей.

Запаса продуктов хватило ровно на неделю путешествия — даже остались три пакета супа, которые я оставляла на последний ужин, но в этот день мы проехали через Хабаровск со стоянкой 1 час 10 минут — там я успела купить баскет в KFC, и супы не понадобились. Дополнительно за неделю пути были куплены только беляш где-то в районе Тюмени за 100 рублей и баскет в Хабаровске за 499 рублей. Внезапно закончилась только туалетная бумага: я не рассчитала, что с детьми постоянно что-то опрокидывается и проливается и нужно вытирать. На пятый день пришлось идти в туалет с пустой втулкой и отмотать себе бумаги на оставшееся путешествие. Не считаю это криминалом, потому что в любом случае мы всю её израсходовали в вагоне — просто не пришлось часто бегать за бумагой и стоять в очереди.

Сперва я собиралась уложить детей на нижней полке, а сама лечь на верхнюю. Но они оба много ворочаются во сне, при этом каждый засыпает и просыпается в своём режиме. Вместе получалось бы, что один толкнул только заснувшего другого, в результате оба не спят и кричат. Я отдала верхнюю полку дочери, а сама спала валетом на нижней полке с сыном. Не всегда это было удобно, но днём я оставляла детей играть внизу, а сама уходила на верхнюю полку поспать несколько часов. Попутчики всегда сами вызывались присмотреть за детьми в это время.

Я ожидала, что мои дети превратят путешествие попутчиков в кошмар. Но нам повезло: в соседнем плацкартном отсеке из Кирова в Хабаровск ехал годовалый малыш, одинаково громко выражавший как недовольство, так и восторг в режиме 24 на 7. На его фоне весь вагон признал моих детей образцово воспитанными.

Во вторник, 30 августа, в 01:29 по местному времени (по Москве 29 августа в 18:29) мы наконец-то вышли на вокзале моего родного города. Ещё полчаса занял путь до дома на оплаченном родителями такси. Путешествие от дома К. в Москве до дома родителей в Приморье заняло 6 суток, 20 часов, 10 минут.

В итоге между выходом из дома в Доминикане и прибытием в дом в Приморье прошло 22 суток 20 часов. Из них непосредственно на путешествие было потрачено 12 суток 21 час.

Сколько все стоило

Затраты на путешествие составили 20 815 песо, 2670 долларов, 30 евро и 28 169,12 рублей. В одной валюте это около 3560 долларов или 215 000 рублей.

Из них:

  • Оформление предшествующих документов — 14895 песо и 150 долларов;
  • Поездки за детьми по Доминикане — 5920 песо;
  • Непосредственно проезд, включая и самолёты, и метро — 2520 долларов, 30 евро и 23 174,32 рубля;
  • Еда — 4344,80 рублей;
  • Камера хранения — 650 рублей.
Редакция
Какой была ваша самая длинная поездка? Расскажите в комментариях?
Комментарии проходят модерацию по правилам журнала
Загрузка

Сообщество