Мы перешли на семейное обучение в 2019 году, и сначала казалось, что все очень радужно.

Почему мы решили перейти на дистанционное обучение, я уже объяснила в отдельной статье Т—Ж. Я закончила рассказ на позитивной ноте: тогда мы с детьми дистанционно отучились всего несколько месяцев и поверили в светлое будущее для всех нас.

В этой части я расскажу, как все получилось на самом деле с учетом пандемии и возможностей нашей семьи.

Промежуточная аттестация

Я вообще не волновалась по поводу аттестации в конце учебного года. Зато других, включая читателей прошлой статьи, очень интересовал исход эксперимента. Мне даже писали в личку. Но весна 2020 года полностью поменяла наши планы, и все получилось совсем не так, как мы рассчитывали.

В теории у нас было два варианта, как пройти промежуточную аттестацию: прикрепиться к своей школе или прикрепиться к школе дистанционно. В допандемические времена мы всерьез рассматривали вариант бесплатной аттестации в местной школе, откуда до этого ушли, однако с ним у нас не сложилось. В марте 2020 года я пришла туда на разведку и спросила, когда и как мы можем сдать промежуточную аттестацию за пятый класс. Директор ответила мне, что они массово готовятся переходить на дистанционку, с аттестацией ничего не понятно и вообще им сейчас не до нас. «Приходите после пандемии», — вот что она сказала. Пандемия так и не закончилась, потому мы остались без промежуточной аттестации за пятый класс.

Осенью начался новый учебный год и новая волна коронавируса. Я подумала, что в школе опять будет не до нас, поэтому прикрепилась к «Фениксу». Это негосударственное образовательное частное учреждение, у которого есть право проводить промежуточную аттестацию. Я нашла его в интернете.

Чтобы прикрепиться к дистанционной школе, нужно от руки заполнить договор, приложить к письму его скан, свидетельство о рождении, паспорт и СНИЛС. Вам вышлют подписанный договор, его нужно будет оплатить — и все.

Если нет прописки в Москве, услуга будет стоить 8000 Р в год. Прикрепиться к обычной школе можно бесплатно, но после предыдущего визита мне не хотелось снова туда ходить.

«Феникс» аттестовывает обучающихся на основании триместровых контрольных, которые дети писали в «Фоксфорде». Договор действует один год — если мы решим там остаться на следующий год, его нужно будет перезаключить. Мы прикрепились к этой школе и успокоились.

Общение с полицией

По закону я обязана обеспечить своим детям получение общего образования. Но в нем нет ни слова о том, что они обязаны каждый год проходить промежуточную аттестацию. Когда я приходила в управление образования по месту жительства, то писала заявление о том, что забираю детей из школы и что осваивать школьную программу мы будем на семейном обучении. Этим заявлением я поклялась надлежащим образом обеспечить образовательный процесс и, видимо, согласилась с тем, что кто-то должен регулярно проверять уровень знаний моих детей.

Управление образования должно наблюдать за тем, как родители обеспечивают образовательный процесс. Со мной у них этого не получилось, потому что они до меня не дозвонились: я не отвечаю на звонки с незнакомых номеров без предварительной смс. Благодаря этому меня не беспокоят колцентры из колоний общего режима и прочие надоедливые спамеры. Но оказалось, что сотрудники управления все лето и сентябрь безуспешно пытались со мной связаться.

А в октябре мне позвонили уже из полиции. Я взяла трубку только потому, что у меня сохранился номер майора: в 2017 году она помогала нам искать украденный велосипед. Меня вежливо пригласили в отделение, чтобы выяснить, почему я препятствую получению детьми общего образования и не создаю условий для своевременного прохождения аттестации согласно статье 58 ФЗ «Об образовании в РФ».

Я впала в шок, а затем — в бешенство и поехала в отделение полиции с огромной кипой документов: договорами, свидетельствами, медкартами. Еще я прихватила с собой ноутбук, чтобы продемонстрировать, что дети учатся и я не пропила все деньги, лишая их законного права на образование. Я не знала, что именно нужно было привезти в полицию, поэтому взяла все, что было под рукой.

Протокол, объяснительная — и вот вы уже проблемная семья, состоящая на учете в полиции. Непередаваемые ощущенияМайор полиции помогла мне составить объяснительную. Она просто указала, как мы учимся, перечислила сертификаты и лицензии школы и переписала все данные

Я провела в полиции примерно полтора часа: показала все документы и объяснила, как было дело. Сотрудник полиции все посмотрела и заполнила протокол, а также объяснительную. Мне было строго наказано позвонить в управление образования и явиться на заседание комиссии по делам несовершеннолетних и защите их прав.

Я позвонила в управление по делам несовершеннолетних, чтобы выяснить, когда собирается комиссия. Оказалось, что идти никуда не нужно: достаточно прислать им мой договор со школой, где мы проходим аттестацию, и справку из «Фоксфорда», где мы обучаемся. Справку мне сделал наш куратор. Я отправила все документы по электронной почте.

Четыре листа документов — и вы вновь становитесь законопослушным гражданином и хорошим родителемЧетыре листа документов — и вы вновь становитесь законопослушным гражданином и хорошим родителемЧетыре листа документов — и вы вновь становитесь законопослушным гражданином и хорошим родителемЧетыре листа документов — и вы вновь становитесь законопослушным гражданином и хорошим родителем

Эта эпопея стоила мне кучи нервов. Теперь я знаю: чтобы не попадать в такие истории, нужно регулярно уведомлять управление о том, что происходит в вашей семье на ниве образования. Причем лучше делать это заранее — и тогда все будет хорошо.

Функция управления образования — надзор. Если у них не получается найти родителей, они обращаются в полицию, что совершенно логично. Поэтому все, что произошло, полностью на моей совести.

Если аттестоваться в своей местной школе, информация дойдет до управления и все будет хорошо. Но лучше перестраховаться и сообщить им все результаты.

Теперь расскажу, как у нас обстоят дела с обучением на втором году удаленки.

Как устроено наше обучение

По большому счету у нас обыкновенное очное обучение, просто удаленное. Сейчас, после нескольких локдаунов, этим уже никого не удивить. У детей есть обычное расписание уроков на всю неделю. Поскольку мы живем в Калининграде, учеба у нас начинается в 09:00 по местному времени. Московским детям повезло больше — для них это 10:00, можно поспать чуть подольше.

Расписание стандартное, есть все основные предметы. Преподавателей дети выбирали сами по системе «нравится — не нравится».

Дети обычно не переносят уроки на другой день, стараются смотреть онлайн. Но бывает так, что кто-то проспал, не встал или тренировку в субботу перенесли на другое время и она пересекается с уроками. Тогда уже все смотрят в записи.

Вот так выглядело расписание детей в начале сентября. Задвоившиеся уроки — это потоки. Весь сентябрь можно было определяться, к какому преподавателю ты будешь ходить на уроки весь учебный год
Вот так выглядело расписание детей в начале сентября. Задвоившиеся уроки — это потоки. Весь сентябрь можно было определяться, к какому преподавателю ты будешь ходить на уроки весь учебный год

Какие корректировки пришлось внести в наш учебный процесс

В первой статье я красиво расписала, как мы выбрали индивидуальные пути развития, стали успевать ходить во множество секций и заниматься с репетиторами. Но оказалось, что в жизни это работает не так.

Художка. Дочь ее забросила, потому что нужно было далеко ездить и она «съедала» у нее всю субботу. А так как существует аниме, подруги, чаты и форумы с фанфиками, я сдалась. Прививать ненависть к прекрасному мне не хотелось.

Скалолазание. Скалолазанием сначала занимались оба, но оно осталось только у сына. Это его единственный дополнительный внеклассный предмет. Но он очень нацелен на мастера спорта, потому тут я горжусь и им, и собой. Мы ездим на тренировки в зал трижды в неделю, соревнований за рубежом пока нет из-за коронавируса.

Фехтование. Дочь ходит туда дважды в неделю, ей это по душе, хотя она и не нацелена на спортивные результаты. Ей больше нравится сам процесс и тренер. Фехтование дает дочери возможность чувствовать себя особенной и непохожей на остальных. Это здорово, я ею горжусь.

Репетитор. Дочь продолжает дополнительно заниматься с репетитором по английскому. Сначала ее целью была иммиграция в Штаты, но потом какой-то ее кумир из США померк и английский остался просто так, потому что нравится. К IELTS пока не готова, но может спросить, где туалет.

Программирование. Я очень переоценила возможности и трудолюбие своих старших детей, поэтому с этим мы временно завязали. Однако младший ребенок ходит на робототехнику, где даже немного программирует. Так что пока моя мечта о безбедной старости на шее у детей поставлена на холд, но надежда теплится.

Кэндо. Один из близнецов в 2019 году ходил на кэндо с младшим братом. Сама судьба была против этого вида спорта в нашей семье: сначала старший сломал палец на ноге, а потом мы осознали, что логистика для нас просто ужасная. Время занятий было неудачным, было неудобно добираться, дети собирали все пробки и возвращались домой поздним вечером. Так что боевое искусство японского фехтования на бамбуковых мечах пришлось забросить.

Скалолазание теперь — только в зале скалодрома «Дача»Хотя мы верим, что в январе Аркадий поедет на соревнования в ВоронежДарина не дала свою фотографию. Но эта — с занятий «Усы Д’Артаньяна». Так называется ее клуб фехтования

Обучение в «Фоксфорде». В 2019 году мне еженедельно присылали отчеты о процессе обучения, а наставница списывалась с детьми в «Телеграме», но на нас — родителях — тоже лежало много ответственности. Больше всего в прошлом учебном году я устала «поучать своих паучат». Каждый конец недели был моим личным днем сурка. Может, это как-то повлияло на детей, но я в этом не очень уверена.

В этом году у детей назначены еженедельные занятия с наставником. На них они обсуждают планы на неделю, как правильно организовать свой день, что получается по учебе, а что нет, а еще договариваются на совместные онлайн-игры типа Among Us. Если ребенок не пришел на занятия, то наставник бьет тревогу и пишет мне, но в нынешнем году этого стало существенно меньше.

Напомнить — это проорать с одного этажа на другой: «Арка-а-а-а-адий». Мне ответили уже после созвона
Напомнить — это проорать с одного этажа на другой: «Арка-а-а-а-адий». Мне ответили уже после созвона

Как мотивировать детей учиться

Возможно, на свете есть крутые родители, которые могут мотивировать поступить в Гарвард на бюджет даже плюшевого кита. Я так не умею. Может, у меня нет мотивации мотивировать, но я не вижу ничего плохого в том, что мои дети могут не захотеть получать высшее образование. Или поступят куда-то не сразу же после школы. Я люблю фразу про «уметь учиться», ею пока и спасаюсь.

Сейчас в процессе обучения очень много давления оказывают именно на родителей. Ведь с точки зрения маркетинга родитель — это покупатель. А на что можно его поймать? В ход пускают что только можно: тревогу за будущее ребенка, тревогу за свое будущее, установки на успех, «не быть хуже остальных» — всего не перечесть. Отсюда все эти несчастные дети, которые ходят на китайский, программирование, дополнительную физику, углубленную космическую биологию, и все это в 7 лет. Я бы не хотела себе такой судьбы.

Моя позиция такая: ребенок и так находится в подростковом возрасте. Организм работает на пределе, он перестраивается, растет. А тут еще и я со своим самоутверждением: «Давай, деточка, мамуся хочет тобой гордиться». Мое мнение — мамуся перехочет.

Но все это лирика. Вот что еще мы попробовали для повышения мотивации.

Облегчить учебный процесс. Иногда сделать учебу проще — не значит сделать ее хуже. Мы отказались от сложной индивидуальной программы, которая была у нас в пятом классе. Детям было тяжело, они не успевали, да и видеть постоянные красные ответы вместо зеленых не очень-то мотивировало. Когда результат всех твоих усилий равен нулю, это отбивает охоту что-либо делать. А ты как родитель, условно говоря, купил в начале обучения образ успешного маленького Илона Маска, а в реальности у тебя Петя, у которого сопли пузырями от того, что он устал и у него ничего не получается.

Отказавшись от программы для гениев, мы сэкономили приличное количество денег. Теперь месяц обучения каждого ребенка стоит 7900 Р, а не 8910 Р, как в прошлом году. И учиться стало приятнее.

Кнут. Помогают испытанные поколениями методы — забрать телефон и отключить интернет. Остальные я не использую, потому что это не мой путь.

Пряник. Я пообещала одному из близнецов свой Макбук-эйр 2016 года. Его получит тот, кто лучше закончит учебный год. Качество оценок неважно: мы сложим баллы — победит тот, у кого их будет больше. Не очень справедливо, но пока работает.

От денежного вознаграждения детям мы отказались, хотя изначально идея платить за помощь по дому и за хорошие оценки казалась мне очень крутой. Ценник называть не буду, чтобы не вызвать лишних дискуссий.

Но дети не дураки. Во-первых, они в курсе цен в магазинах; во-вторых, платить им по рыночной стоимости за работу по дому — слишком хорошо для них; в-третьих, я и так на этом экономлю. И если уж платить, тогда проще найти нормального человека, чем потом что-то переделывать за детьми.

Главный вывод — такая благотворительность быстро превращается в обязаловку. А денег в семье и так немного.

Геймификация. Сама по себе эта идея мне очень нравится: ты превращаешь в игру все, что делаешь, и учишься играя. Это работает, но только почему-то не в тех местах. Предполагалось, что благодаря геймификации дети будут больше интересоваться математикой или легче запоминать новые слова по английскому. Но вышло не так.

На удаленке дети очень быстро освоили интернет, но не в том направлении, в котором мне хотелось бы. Так, они быстро научились скачивать игры, регистрироваться в «Дискорде» — бесплатном мессенджере для любителей игр, восстанавливать почту, деанонимизироваться, неформально общаться в играх. Но быстрее решать задачи по математике не стали.

А еще интернет научил их считать свои деньги лучше и быстрее, чем это сделала я.

Как привить организованность и готовиться к контрольным

Самое сложное для детей во всей этой истории — организовать самого себя. Это не тот навык, который можно насильно привить за короткое время. Я не могу сказать, что научила детей организованности.

Некоторым людям просто необходима рабочая атмосфера. Им тяжело трудиться дома, потому что это место для отдыха и там абсолютно невозможно сосредоточиться. Прокрастинация подстерегает нас повсюду — это соцсети, игры, чаты, «Ютуб». Как с этим бороться — не знаю. У меня нет проблем с организацией труда дома, я люблю удаленку, могу работать и в кровати. Моя лень распространяется только на физическую активность. Может, именно поэтому я молодец на удаленке, а дети — не очень.

В прошлом году я старалась внедрить в процесс обучения детей методологию канбан — это такой метод управления проектами из аджайл-философии. Мы сделали пробковые доски и прикрепили на них стикеры-задачи, которые нужно было успеть выполнить за неделю. Все наглядно: смотришь на доску и сразу видишь свою загрузку на ближайшие дни. Если не успел сделать математику сегодня, можно передвинуть ее на другой день, чтобы задача не потерялась. Еще с такой доской хорошо видно, что накапливать задачи — неудачная идея.

Все это выглядело круто и эффективно только в моей голове взрослого и деформированного жизнью менеджера. На деле вышло вот что: несколько месяцев я мужественно следила за обновлением досок. Потом с них опали карточки-задачи. Потом коробку с карточками перевернула собака, половина из них потерялась. Теперь в каждой комнате у нас есть по пустой пробковой доске.

Выглядит очень классно. Красные карточки — обязательные занятия, желтые — домашнее задание, зеленые — спорт. Но в реальности оказалось не так эффективно, как у меня в голове
Выглядит очень классно. Красные карточки — обязательные занятия, желтые — домашнее задание, зеленые — спорт. Но в реальности оказалось не так эффективно, как у меня в голове

Тогда же, в прошлом году, во время триместровых контрольных мне приходилось сидеть с детьми и смотреть, как их слезы заливают клавиатуру. Они все оставляли на последний день, на потом, на «сделать быстренько», но это не срабатывало. Мы отбирали телефоны, блокировали сторонние сайты и отправляли детей повторять материал. Так как заниматься было особенно нечем, то им приходилось смотреть обучающие видео. Когда и это не помогало, мы дежурили в комнатах. Получился почти тюремный режим, но мы применяли его только на время контрольных. Отрицательная мотивация иногда лучше, чем положительная.

В итоге все всё сдали в среднем неплохо, выводы сделали. После Нового года стало немного легче, но только немного.

Вот итоги триместровых контрольных за пятый класс. Но их нельзя внести в личное дело, потому что в пятом классе мы никуда не прикреплялись. В этом году у нас все официально
Вот итоги триместровых контрольных за пятый класс. Но их нельзя внести в личное дело, потому что в пятом классе мы никуда не прикреплялись. В этом году у нас все официально
Вот итоги триместровых контрольных за пятый класс. Но их нельзя внести в личное дело, потому что в пятом классе мы никуда не прикреплялись. В этом году у нас все официальноВот итоги триместровых контрольных за пятый класс. Но их нельзя внести в личное дело, потому что в пятом классе мы никуда не прикреплялись. В этом году у нас все официально

В этом году дети справляются сами, в ноябре мы сдали очередные триместровые контрольные. Сейчас у нас снова период вечных напоминаний. Но так как дети взрослеют, им иногда и правда проще сделать, чем выслушивать мои длинные и сердечные излияния по поводу тревоги об их судьбе.

Мы решили попробовать на детях метод помидора — это популярная техника по повышению эффективности. Мы засекаем таймер и даем установку ни на что не отвлекаться в течение этого времени. Если отвлекся, таймер нужно остановить. У меня нет уверенности, получится или нет. Время покажет.

В общем, играть в демократию при подготовке к контрольным не слишком получилось. Тут, к сожалению, не работает принцип «дал задачу — выполнили» или «они такие ответственные — все сделали сами без напоминаний». Приходится постоянно ходить, напоминать, повышать голос, спрашивать, а не забыли ли, проводить душеспасительные беседы.

Дочь милостиво разрешила опубликовать ее результаты. Это текущий учебный год — шестой класс. Контрольные за триместр в процессеДочь милостиво разрешила опубликовать ее результаты. Это текущий учебный год — шестой класс. Контрольные за триместр в процессеДочь милостиво разрешила опубликовать ее результаты. Это текущий учебный год — шестой класс. Контрольные за триместр в процессеДочь милостиво разрешила опубликовать ее результаты. Это текущий учебный год — шестой класс. Контрольные за триместр в процессе

Как сберечь родительские нервы

Я у себя одна, и меня тоже надо холить и лелеять. Вот к каким выводам я пришла в процессе семейного обучения.

Не нужно сидеть в родительских чатах. Как правило, там не происходит ничего интересного. Если от родителей что-то будет нужно, вам точно напишут в личку. Все вопросы можно решать через одного человека. Я состою только в одном чате, связанном с обучением старших детей. Изредка там можно найти что-то полезное.

Иногда в родительском чате бывают полезные советы. Почему бы и не воспользоваться
Иногда в родительском чате бывают полезные советы. Почему бы и не воспользоваться

Не стоит сравнивать своих детей с другими. Я тоже могу написать в статье, что мои дети вундеркинды, говорят на древнеарамейском и дотракийском, владеют техникой боя на световых мечах и заканчивают докторскую по космической медицине, дописывая левой ногой программу на С++. Но это не так.

Преувеличивать достижения, да и просто гордиться своим ребенком, — здорово и нормально. Но если вас задевает то, что другие родители хвастаются своими детьми и их достижениями, — что-то идет не так. Тогда лучше не читать такие чаты и не посещать неформальные посиделки родителей. Нервы дороже.

Кто-то любит рассказать, что они все сделали одной левой, а кто-то расстраивается
Кто-то любит рассказать, что они все сделали одной левой, а кто-то расстраивается
В чате всегда много эмоций
В чате всегда много эмоций

Не стоит беспокоиться о том, что ребенок станет автослесарем. Ну и пусть станет: автослесари тоже хорошо зарабатывают. И с такой специальностью можно найти работу где угодно и даже легче переехать в другую страну, чем юристу с российским дипломом. Любимая работа — что может быть круче?

Нужно воспитывать не только детей, но и себя. Если у ребенка перед глазами будет хороший пример, у него не будет шанса вырасти плохим. Хороший пример — это люди, которые любят себя, свою работу, своих близких и уважают их.

Нельзя делать за детей домашку. «Почему даете такие сложные задания?» — их вообще-то дают не родителям, а детям. Если родители будут пытаться сесть на шпагат — на шпагат в итоге сядут они, а не ребенок. Ему нужно дать научиться самому.

Я искренне надеюсь, что дети сделали все сами, а родители им просто помогли
Я искренне надеюсь, что дети сделали все сами, а родители им просто помогли
Я своим точно не помогала, потому что не разбираюсь
Я своим точно не помогала, потому что не разбираюсь

Что хорошего я вижу в дистанционном обучении спустя год

Из-за того, что вся семья, кроме младшего сына, учится и работает удаленно, мы стали много общаться между собой. Дети делятся историями с занятий и рассказывают об уроках. При этом у каждого есть личное пространство, благодаря чему нам удается не убивать друг друга.

Младший сын пока что не перешел на удаленку, но тренируется — смотрит уроки в записи. Так как мы семья удаленщиков, он тоже хочет приобщиться к прекрасному. Но пока активно учится в местной школе и ждет.

Удаленка за этот год стала более понятным форматом и для детей, и для взрослых. Оказалось, что это не значит 24/7 сидеть за экраном компьютера, ведь и взрослые не проводят столько времени за работой. Всегда находится множество интересных занятий и помимо компьютера, даже если никуда нельзя выходить из дома.

Дочь переняла мою привычку что-то писать на бумажках. Недавно она даже переписала себе эльфийский алфавит, то есть еще не разучилась пользоваться ручкой. При этом дети стали гораздо быстрее печатать. Еще они учатся общаться с разными людьми не только в реале, но еще в играх и на форумах.

У меня нет претензий к семейному обучению. Удаленка — это здорово. Я могу на полном серьезе рассматривать переезд в любую страну, которая мне по карману, когда закончится эта история с пандемией. Единственное, что страшно, — вдруг не станет интернета. Но с учетом того, что все больше людей переходит на удаленную работу, думаю, и это скоро перестанет быть проблемой.