Я спасаю лес и животных от браконьеров
Кто помогает
2K
Фото в материале — фонд «Озеро Байкал»

Я спасаю лес и животных от браконьеров

Из-за этого на меня периодически нападают, а мой дом сожгли

10
Аватар автора

Николай Маковеев

спасает лес от браконьеров

Аватар автора

Антон Ефимочкин

поговорил с героем

Страница автора

Ежегодно в России уголовные и административные дела тысячи браконьеров доходят до суда.

Их судят за незаконную охоту, ловлю рыбы, вырубку лесов, а также за нападения на инспекторов особо охраняемых природных зон, ООПТ. Всего в России до 13 тысяч таких зон — в них на 2021 год работали 3727 человек.

Я стал инспектором в Забайкальском национальном парке в 2001 году и сейчас занимаю должность заместителя директора по охране. Ежегодно браконьеры наносят стране ущерб примерно в 20 млрд рублей, и я вместе с коллегами борюсь с этим. В этом нам помогает фонд «Озеро Байкал», который закупает современное оборудование для поиска нарушителей.

Расскажу, как построена наша работа и как нас поддерживает НКО.

О важном

Эта статья — часть программы поддержки благотворителей Тинькофф Журнала «О важном». В рамках программы мы выбираем темы в сфере благотворительности и публикуем истории о работе фондов, жизни их подопечных и значимых социальных проектах.

В июле и августе мы рассказываем о теме диких животных. Почитать все материалы о тех, кому нужна помощь, и тех, кто помогает, можно в потоке «О важном».

Как я стал защищать лес

Я родился в Мухоршибирском районе в южной части Бурятии. Когда мне исполнился год, мы переехали в поселок Курбулик в Баргузинский район. Сейчас он входит в состав Забайкальского национального парка, образованного в 1986 году.

В нашей семье было пятеро детей, а в населенном пункте не оказалось детского садика и средней школы. Поэтому мы все время проводили на улице.

В мои девять лет мы переехали в более крупный поселок Усть⁠-⁠Баргузин. Но на лето приезжали в Курбулик и много времени проводили в лесу: ходили в походы и на рыбалку. Это привило мне любовь к природе.

В 1996 году я окончил десятый класс и поступил в сельхозакадемию в Иркутск на факультет охотоведения. В 2001 году выпустился из учебного заведения и вернулся в Усть-Баргузин. С тех пор работаю на территории ООПТ.

Изначально я стал старшим государственным инспектором в Забайкальском нацпарке. На этой должности занимался охраной природы: тушил пожары, искал браконьеров, проводил рейды, дежурил на постах, вел учет зверей, занимался экологическим просвещением туристов.

После стал руководителем оперативной группы из 20 человек — распределял, кто на каком посту будет дежурить и чем заниматься. Мы также боролись с браконьерами: составляли протоколы и отдавали их в полицию для возбуждения уголовных дел.

Затем я стал заместителем директора по охране в Забайкальском нацпарке. В 2012 году к нам присоединили Баргузинский заповедник и природный заказник «Фролихинский» — в них мы тоже проводим патрулирование. Сейчас у меня в подчинении 57 человек.

Какие нарушения есть в нацпарке

В начале 2000-х в ООПТ было массовое браконьерство, а промысловые участки поделены между криминальными структурами. Инспектора за этим особо не следили, а силовики были заодно с браконьерами. Те массово вылавливали рыбу, убивали редких животных, безнаказанно рубили лес.

Я начал жесткую борьбу и не соглашался на «договорняки». За это в 2007 году сожгли мой дом, а на меня самого периодически нападали. Но я стоял на своем и добивался уголовных дел и реальных сроков для браконьеров. Постепенно число нарушений пошло на спад, и к 2014 году таких случаев стало совсем мало.

Браконьерам без разницы, в какой период можно охотиться или ловить.

Им не надо ничего оставлять на следующий день для потомков. Сегодня сколько поймаешь рыбы — столько и продашь. Поэтому они идут на все, чтобы больше заработать: ловят в нерест  , расставляют сети.

Это наносит большой ущерб водным биологическим ресурсам. Если ловить рыбу в нерест, она не оставит потомства, тогда популяция уменьшится. А если браконьер потеряет сеть, она начнет пассивно вылавливать рыбу — и та просто погибнет.

Раньше у нас могло быть 20 уголовных дел за год, но за 2022 год — всего одно. Вот какие нарушения совершают в нашем нацпарке сегодня.

Транспортные. Чтобы попасть на территорию ООПТ, надо получить разрешение. Но некоторые заезжают на лодках, машинах и мотоциклах без одобрения — в объезд КПП или прямо под шлагбаум. Мы находим таких нарушителей во время патрулирования территории.

Режимные. Люди с пропусками тоже нарушают режим: например, выгуливают собак без поводка, ставят палатки в неположенных местах.

В разгар туристического сезона сложно уследить за каждым гостем. При этом если они устраиваются на ночлег там, где нельзя, то могут намусорить и привлечь этим медведя. Собака же может задавить птенца или начать охоту на зверей.

Но иногда сами туристы помогают нам отлавливать браконьеров. Было несколько случаев, когда они замечали сети или недоброжелателей — отзванивались и сообщали о правонарушителях.

Бороться с браконьерами нам помогает фонд

Фонд «Озеро Байкал» помогал нам дважды. В 2021 году он выделил 1,2 млн рублей, и на эти деньги мы закупили новый квадрокоптер и фотоловушки.

Мы выставили ловушки на всех дорогах и тропинках в лес. Это объемные коробки, которые видно издалека. Они фотографируют любого, кто заходит в нацпарк, и сразу же присылают фотографии на электронную почту.

Так инспекторам получается экономить время, поскольку мы меньше патрулируем эти места. А люди, даже если хотели нарушить правила, меняют решение, увидев фотоловушку. Некоторые однажды зашли в масках, но мы ведь знаем всех вокруг, поэтому сразу опознали нарушителей.

Также благодаря фотоловушкам мы увидели животных, о которых даже не знали, что они живут в нацпарке. Постоянно фиксируются косули, лоси, медведи, волки, лисицы, рыси, а также различные птицы, которые умудряются попасть на снимки.

Аватар автора

Антон Ефимочкин

старший менеджер проектов в фонде «Озеро Байкал»

Страница автора

«Мы решили поддержать тех, кто защищает природу Байкала»

Миссия нашего фонда — сберечь самое глубокое озеро на планете. Инспектора находятся на передовой этой работы, поэтому мы решили поддержать тех, кто защищает природу Байкала. Так родился проект «Байкал заповедный: охраняя, оберегаем».

В обязанности инспекторов входит охрана и контроль за соблюдением режима на территории, обеспечение безопасности на туристических маршрутах, предотвращение пожаров, патрулирование территории. Из-за того, что их всего 65 человек, они очень перегружены. Так ставится под удар возможность полноценно охранять и сохранять Байкал.

В самом начале проекта мы пообщались с разными инспекторами и проанализировали, с чем есть проблемы. На основе этого создали три основных направления работы.

Материально-техническое обеспечение. В этом направлении мы закупаем оборудование, которое помогает инспекторам более эффективно работать. Например, благодаря фотоловушкам легче зафиксировать и доказать факт правонарушения, а приборы ночного видения позволяют видеть в темноте.

Помощь руками. Поскольку у инспекторов много дополнительных хозяйственных и операционных задач, которые невозможно передать другим сотрудникам, то в «высокий» сезон им требуется помощь. Иногда у них нет времени даже поесть. Чтобы помочь инспекторам, в 2023 году мы запустили волонтерские смены в поселке Давша в Баргузинском заповеднике.

Первая смена прошла с 6 по 18 июля, в ней было 15 волонтеров, которые помогали расчищать туристические тропы от деревьев. Планируем приглашать добровольцев постоянно.

Инспектора Забайкальского нацпарка
Инспектора Забайкальского нацпарка
Байкал — то, что мы защищаем от людей
Волонтеры, которые стали участниками первой смены
Они помогали пилить дрова и занимались той работой, на которую инспекторам обычно не хватает времени

Обмен опытом. Мы организовываем мероприятия для обмена опытом с коллегами из других заповедников. На вебинарах рассказываем, как с помощью технологий мы экономим время и улучшаем эффективность работы.

Мы привлекаем деньги на работу проекта благодаря пожертвованиям и грантам от Фонда президентских грантов, фонда «Мир Вокруг Тебя» и фонда «Код Добра».

Николай Маковеев провел вебинар на тему «Передовые методы охраны заповедных территорий и вопросы предупреждения и предотвращения нарушений». Планируем провести еще один до конца лета
Николай Маковеев провел вебинар на тему «Передовые методы охраны заповедных территорий и вопросы предупреждения и предотвращения нарушений». Планируем провести еще один до конца лета

В 2023 году фонд выделил 1,3 млн рублей. На них мы купили три бинокля ночного видения, три инфракрасных лазерных осветителя, четыре навигатора с функцией фотофиксации, семь персональных видеорегистраторов, один тепловизионный монокуляр.

До этого мы пользовались устаревшими тепловизорами: они вредили зрению сотрудников и не помогали обнаруживать браконьеров на воде. С новыми приборами все иначе, от них не портится здоровье.

Благодаря помощи фонда браконьеров стало намного меньше: они знают, что за ними следят в режиме реального времени, и предпочитают не нарушать закон. Ведь это дорого обходится.

Самец сибирской косули обходит свой участок, чтобы понять, не появился ли у него конкурент. Здесь и далее — снимки с фотоловушки
Лисица с добычей после удачной охоты: в зубах — самец обыкновенной кряквы. Им она торопится накормить своих лисят
Самка сибирской косули в положении: скоро у нее появится на свет теленок, забот с лихвой прибавится
Самка сибирской косули на прогулке, пока ее теленок надежно спрятан в лесной чаще. Нагуляв молоко, она поторопится к своему детенышу
Вольно гуляющий пес породы сибирская лайка в Забайкальском национальном парке. Поскольку он может нанести ущерб окружающей среде, мы нашли хозяина и провели с ним профилактическую беседу. Теперь он знает правила поведения на особо охраняемой природной территории
Ночные кормежки сибирской косули. Она хочет набраться сил для дальнего осеннего перехода к местам зимовки

Как помочь животным, которым угрожают люди

Фонд «Озеро Байкал» с 2016 года работает ради сохранения самого глубокого пресноводного озера на планете. Вы можете поддержать его работу, оформив регулярное пожертвование:

Антон ЕфимочкинКак, на ваш взгляд, можно еще уберечь природу от браконьеров?
  • Resurrectedпомню была статья как какие-то браконьеры убили лося или самку лося... в общем там браконьерами оказались местные чиновники. А в итоге арестовали самого офицера охраны природы. Как защитить? никак.14
  • ЛанаВы делаете Большое Дело. Спасибо! Спрос рождает предложение- я думаю, если люди откажутся от настоящего меха и кожи в пользу искусственной - меньше бедных животных умрет. А еще увеличить штрафы, а на эти деньги купить необходимое оборудование для поимки браконьеров10
  • user1621699Просто хотела сказать СПАСИБО за вашу работу!34
  • AlenaStribog FДа, слов не хватает, чтобы выразить благодарность. Пока такие люди в моей стране еще остаются, свет надежды не гаснет.13
  • Анастасия ЧаплинМой любимый цикл статей, спасибо!7
  • Maxim DonikaЯ всегда полагал, что фотоловушки — маленькие автономные камеры с низким разрешением и ИК-подсветкой. В лучшем случае от них можно ждать фотографий, которые похожи на кадры с камер наблюдения: деталей и днём не разобрать, а ночью и подавно. А они снимают лучше, чем современные флагманские смартфоны!9
  • A TУ меня в детстве была любимая книга, Спангенберг "Из жизни натуралиста" 1955г. Эта книга и сейчас у меня на полке. Оттуда я узнавал про заповедники и дикие места всего СССР, читал про Баргузин и Сихотэ-Алинь. Очень хочется побывать в этих местах, в дикой природе. Потихоньку стараюсь ездить в разные уголки страны, хожу в походы. Но вот до Байкала всё никак не доберусь..10
  • Чеширский котейкаТак круто, что кто-то еще продолжает бороться за сохранение природы. После того, как из страны страны погнали Всемирный фонд, стало очень грустно. У меня были ежемесячные пожертвования им настроены. и теперь они отменились. Так что я поисках нового фонда, который заботится о природе6
  • Анжела СавицкаяДа что ж за день-то такой. Уже второй благотворительный фонд, на который подписываюсь на ежемесячные отчисления))2

Сообщество