Дети
4K

«Важный шаг в эстетическом воспитании»: детский иллюстратор — о том, как выбирать детские книги

23
«Важный шаг в эстетическом воспитании»: детский иллюстратор — о том, как выбирать детские книги
Аватар автора

Кася Денисевич

художник-график

Аватар автора

Юлия Скопич

любит рассматривать иллюстрации

Страница автора

Картинки могут завлечь или, напротив, оттолкнуть ребенка от чтения.

Иногда родителям сложно разобраться в причинах: отторжение могут вызвать как иллюстрации современных художников, так и классических мастеров. О том, почему так бывает и на что обращать внимание при выборе оформления, поговорили с детским иллюстратором и главным редактором издательства «А+А» Касей Денисевич.

— Почему важно обращать внимание на иллюстрации в детской книге?

— Иллюстрации — это лицо детской книги, вход в нее. Если они привлекут, заинтересуют, удивят ребенка, даже не умеющего читать, — он будет держать книгу в руках, возвращаться к ней и в конце концов приучится к ней как к физическому объекту, который будет его другом всю жизнь. К тому же хорошая иллюстрированная книга — такой же важный шаг в эстетическом воспитании, как поход в музей. Только она оказывается у вас дома — и это искусство, к которому вы можете обеспечить ребенку ежедневный доступ.

А вообще, имеют значение не только текст и картинки, но и бумага, полиграфия, макет. Когда мы приносим книгу ребенку, мы знакомим его с культурой чтения, с удовольствием не только читать, но и собирать, любить, ценить книги. Поэтому обращать внимание, мне кажется, надо на все. Книга — это единое целое.

Правда ли, что картинки для самых маленьких должны быть примитивными?

— Возникает вопрос: что считать примитивностью? Проработку деталей? Нет. Если мы посмотрим на классические детские книги 1920—1930-х годов, когда работали великие иллюстраторы, увидим, что ответ заключается, скорее, в сложных сочетаниях цветов, отточенности и проработанности формы, точности композиции. Отрисовать реснички несложно, а вот сделать так, чтобы двумя линиями было понятно, где у человека реснички, намного труднее.

Есть много разных мнений о том, какими должны быть картинки в детских книгах. Например, некоторые считают, что дошкольникам не нужна перспектива, они ее не воспринимают. Другие полагают, что детская иллюстрация должна имитировать рисунок ребенка, говорить с ним на одном языке и вызывать желание «сделать так самому».

Версий столько, что родителю лучше исходить из собственных представлений о прекрасном и ужасном. Я бы, наверное, посоветовала только не следовать шаблонам и помнить, что иллюстрация должна выполнять воспитательную функцию, быть необычной, интригующей, вызывать интерес.

Книга «Рынок» с текстом Евгения Шварца и иллюстрациями Евгении Эвенбах — пример работы с цветом и формой художника 1920⁠-⁠х годов
Ее интересно рассматривать, хотя в чем⁠-⁠то она может показаться «примитивной» — например, у людей не прорисованы лица

Стоит ли обращать внимание на яркость?

— Конечно, эмоциональное воздействие цвета нельзя игнорировать, но я бы советовала обращать внимание на продуманность рисунка. Например, изображен медведь. О чем говорит этот рисунок? Какие эмоции вызывает? Есть ли в нем какая-то интересная деталь? Если это просто узнаваемый медведь и о нем ничего не получится сказать — это и есть примитивность, о которой был предыдущий вопрос.

Часто за счет аляповатости и ярких цветов художники компенсируют отсутствие смысла.

Можно нарисовать среднестатистического медведя, но при этом ярко его раскрасить. Это привлечет внимание, но такой рисунок ни о чем не скажет, никак не воспитает ребенка, не поможет ему воспринять текст и узнать что-то новое. А хорошо продуманная иллюстрация все это может.

Выбор хорошей книги требует столько же внимания и работы мысли, как все родительство: он состоит из заботы о том, чтобы ребенок провел время не впустую, а получил от книги как можно больше, чтобы захотел взять ее с полки еще раз и нашел в ней что-то новое.

Всегда ли цветные иллюстрации выигрывают у черно-белых?

— Черно-белая картинка может быть не менее выразительной, чем цветная иллюстрация.

Как художник я очень люблю ограниченные палитры, люблю добавлять совсем немного цвета в черно-белые картинки. Мне кажется, это делает более эффектным, заметным цвет, помогает ребенку научиться понимать его смысл.

Но еще я думаю, что не яркие, не пестрые книги — медленнее. Что они располагают к тому, чтобы не спешить, разглядывать, читать изображения. Мне нравится смотреть, как дети в них погружаются. Ведь особенность книги по сравнению, например, с видео в том, что читатель управляет скоростью смены кадров, что он может вернуться к предыдущей картинке, провести с ней сколько угодно времени, двигаться по страницам в любом направлении.

Такое медленное рассматривание иллюстрации и есть тот источник удовольствия, который абсолютно не зависит от количества цвета. И эта медленность, эта власть над скоростью поглощения информации — то, чего не хватает сейчас не то что нашим детям, но и нам самим. Это важнейшая сила книги.

В моей книге «Соседи» очень мало цвета, и это намеренный ход. Мне хотелось, чтобы ребенок думал о том, почему цвет используется, и «читал» его
В моей книге «Соседи» очень мало цвета, и это намеренный ход. Мне хотелось, чтобы ребенок думал о том, почему цвет используется, и «читал» его
В моей книге «Соседи» очень мало цвета, и это намеренный ход. Мне хотелось, чтобы ребенок думал о том, почему цвет используется, и «читал» его

— Как по мере взросления ребенка должно меняться оформление?

— Есть сложившиеся правила: в книгах для маленьких детей обычно больше картинок и цветов. Формы используются проще, а цвета — ярче. По мере взросления читателя иллюстрациям придается меньше значения, их количество сокращается, а яркие краски уходят. Считается, что дети постарше способны воспринимать большие блоки текста, что им не нужен отдых, который дает рассматривание картинок.

Но это общее правило, которое исходит из того, что иллюстрация — всего лишь помощник текста и не имеет особой самостоятельной ценности. Его вовсе не обязательно соблюдать, если ценишь картинки сами по себе. И на это есть не только субъективные причины.

Во-первых, многие современные дети любят комиксы и графические романы, продолжают рисовать и обращать внимание на визуальное оформление.

Во-вторых, есть особый пласт — познавательная литература. В ней количество картинок может вовсе не уменьшаться, потому что иллюстрации несут информацию точно так же, как текст.

Могут ли иллюстрации выполнять образовательную функцию?

— Конечно, могут, и они это делают не менее эффективно, чем тексты. Но здесь всегда важна игра. Скоро у нас в издательстве выйдет серия книг про живую природу «1001» польской художницы Иоанны Жезак. Это иллюстрированные энциклопедии о рыбах, птицах и насекомых.

Но чтение превращается в игру, потому что на каждой странице художница спрятала сюрприз, пасхалку. Например, из тысячи и одного муравья есть самый маленький в красных носочках, с которым на каждой странице что-то происходит. Ребенок читает о том, как устроен лес, какие бывают грибы, птицы, как живут муравьи, но всегда ищет этого муравья.

Тысяча первый муравей из книги Жоанны Жезак постоянно попадает в передряги — и ребенок всегда ищет его на странице
Тысяча первый муравей из книги Жоанны Жезак постоянно попадает в передряги — и ребенок всегда ищет его на странице

Познавательные иллюстрированные книги — это вообще очень интересная тема. Мне кажется, тут главное — чтобы они не были похожи на учебник, чтобы в них был другой подход, какой-то твист.

Например, мы издаем много книг об искусстве. Это бесконечно интересно, но завлечь ребенка на эту территорию может быть совсем непросто: старые мастера кажутся скучными, а современное искусство — непонятным. Поэтому мы все время ищем новые подходы, выпускаем на эту темы комиксы, книги сложных конструкций, книги о детстве архитекторов и о том, зачем люди танцуют и так далее.

В общем, пробуем вертеть тему с разных сторон, и иллюстрации во многом помогают.

Это страницы познавательной книги «А — это Антарктида»: художник Давид Бем использует и фотографию, и рисунок, и карты
Это страницы познавательной книги «А — это Антарктида»: художник Давид Бем использует и фотографию, и рисунок, и карты
Это страницы познавательной книги «А — это Антарктида»: художник Давид Бем использует и фотографию, и рисунок, и карты
Это страницы познавательной книги «А — это Антарктида»: художник Давид Бем использует и фотографию, и рисунок, и карты

— После знакомства с комиксами не будут ли остальные книги казаться пресными?

— Комиксы — это отдельный жанр, который я очень люблю. Мне кажется, что он совершенно не конкурирует с текстовыми книгами. Если человек стал читать комиксы, это вовсе не значит, что он больше никогда не возьмет в руки роман. Если ребенок увлекся одним, не нужно воспринимать это как ущерб другому.

Увлечения важно поощрять. Ограничив доступ к комиксам, мы не создадим атмосферу, в которой ребенок тут же возьмет «Войну и мир». Нет. Я уверена, что любая книга приучает к культуре чтения. Это просто навык — держать ее в руках, проводить с ней время. Именно так, постепенно, ребенок и может полюбить чтение.

Комикс «100 причин, почему плачет Лев Толстой» Кати Гущиной — это целая иллюстрированная биография русского писателя, пример того, как легкий и нелюбимый многими родителями жанр комикса может и доносить школьное знание, и говорить об очень серьезных вещах играючи
Комикс «100 причин, почему плачет Лев Толстой» Кати Гущиной — это целая иллюстрированная биография русского писателя, пример того, как легкий и нелюбимый многими родителями жанр комикса может и доносить школьное знание, и говорить об очень серьезных вещах играючи
Комикс «100 причин, почему плачет Лев Толстой» Кати Гущиной — это целая иллюстрированная биография русского писателя, пример того, как легкий и нелюбимый многими родителями жанр комикса может и доносить школьное знание, и говорить об очень серьезных вещах играючи
Комикс «100 причин, почему плачет Лев Толстой» Кати Гущиной — это целая иллюстрированная биография русского писателя, пример того, как легкий и нелюбимый многими родителями жанр комикса может и доносить школьное знание, и говорить об очень серьезных вещах играючи

— Какими должны быть картинки, чтобы не отпугнуть ребенка?

— На этот вопрос каждый родитель должен ответить для себя сам, потому что выбор книги — это все равно что выбор одежды, игрушек, школы. Совершая его, мы передаем свои предпочтения и свои представления о нужном, полезном и прекрасном.

Мы отлично понимаем, что русские народные сказки могут быть довольно страшными. Тем не менее их всегда читали детям, и мальчики, девочки были заворожены, потому что страх — это сильное переживание, а любая книга — это переживание. Хотим ли мы детей его лишить? Каждый должен сам ответить на этот вопрос.

Вообще, я все время говорю, что правил нет — это не совсем так, конечно, и у психологов есть на многие вопросы довольно точные ответы. Но я как родитель всегда выбирала брать на себя ответственность и просто следить за реакцией ребенка. А когда меня как иллюстратора спрашивают о правилах, я вспоминаю слова художника Владимира Лебедева. Он говорил, что для детей нужно работать как для взрослых, только лучше. Думаю, что в них много правды. По крайней мере, я не нашла рецепта точнее.

Были ли в вашей практике однозначно неудачные иллюстрации?

— Сложно определить неудачу. Книга — это живой организм. Наверное, неудачными можно назвать иллюстрации, когда картинка пустая, ни о чем не говорит и будто бы ни для чего не нужна. Или когда она отвалилась от текста и как будто попала сюда из другой книги.

В целом художники сложнее воспринимают свои работы, им часто кажется что-то неудачным. Наверное, судить в итоге должен читатель.

— Как закон регламентирует оформление детских книг?

— В России есть возрастная маркировка книжной продукции, но с иллюстрациями все еще сложнее, чем с текстом. Если родители будут слепо следовать ей, ребенок не прочитает русских народных сказок до старости, потому что в одних слишком натуралистично изображена смерть, в других — страдание, в третьих происходит предательство. Ответственность за выбор должна лежать прежде всего на самих родителях.

Наверное, хорошо было бы существовать в мире, в котором есть правила по поводу всего: берешь книгу, а на ней написано, подойдет ли она твоему ребенку. Но такого нет. Прежде всего родители должны отвечать за воспитание своего ребенка — как эмоциональное, так и эстетическое.

Еще хочу напомнить, что взрослые тоже когда-то были детьми. Многие книги нашего детства не совсем укладываются в современные нормы, но брать их с полок по-прежнему важно и интересно, а передавать этот интерес детям — значит создавать общий с ними мир. Да и важно понимать, что художественный уровень советской иллюстрации и вообще культуры детской книги был таков, что сейчас мы можем только мечтать к нему приблизиться. Мечтать и стараться!

— Какие издательства можете порекомендовать?

— Сейчас работает много хороших художников, но я бы советовала ориентироваться не на конкретные имена, а на каталоги издательств. Особенно маленьких, независимых: именно они делают самое инновационное и необычное, не гонятся за тиражами с потерей в качестве, внимательно подбирают авторов и художников. Им важно иметь собственное лицо, и если оно вам понравится — вот и готова книжная полка.

Мы в «А+А» так и делаем: чтобы найти своего читателя и не разочаровать его, мы с высоким стандартом подходим и к картинке, и к тексту.

Наши коллеги тоже выпускают замечательные книги: например, «Самокат» активно развивает культуру иллюстрации. «Поляндрия» много работает с современными авторами и художниками. Уже много лет вызывает восхищение «Пешком в историю». Один из самых цельных и продуманных каталогов — у издательства «Белая ворона». За многими я пристально слежу и сама покупаю их книги.

Разворот из книги «Формы» издательства «Самокат» для дошкольников: с помощью иллюстрации дети учатся узнавать геометрические формы в повседневных предметах
Разворот из книги «Формы» издательства «Самокат» для дошкольников: с помощью иллюстрации дети учатся узнавать геометрические формы в повседневных предметах
А так выглядит графический роман «Джейн, лиса и я», который в России опубликовало издательство «Белая ворона»: цвет помогает выделить важного героя на страницах книги
А так выглядит графический роман «Джейн, лиса и я», который в России опубликовало издательство «Белая ворона»: цвет помогает выделить важного героя на страницах книги

Материалы, которые помогут родителям сохранить бюджет и рассудок, — в нашем телеграм-канале @t_dety.

Покажите самые любимые книги вашего ребенка:
Комментарии проходят модерацию по правилам журнала
Загрузка

Вот что еще мы писали по этой теме

Сообщество