GlobalFoundries находит неожиданный успех — пусть это и было ожидаемо. Shell планирует переезд в Великобританию — и это скорее плюс для инвесторов.

Дисклеймер: когда мы говорим о том, что что-то выросло, мы имеем в виду сравнение с аналогичным кварталом годом ранее. Поскольку все эмитенты из США, то все результаты в долларах. При создании материала использовались источники, недоступные пользователям из РФ. Надеемся, вы знаете, что делать.

«Почему да почему? Чтобы сделать ветчину»: как идут дела у GlobalFoundries

В октябре мы делали обзор бизнеса полупроводниковой компании GlobalFoundries (NASDAQ: GFS) в преддверии ее IPO. С момента выхода компании на биржу прошло более трех недель, так что можно сделать какие-то промежуточные выводы о настоящем и будущем GFS.

Сплошная угадайка. Среди аналитиков фондового рынка распространена привычка гадать о будущем котировок эмитентов по результатам их IPO. Если в ходе дня размещение акций закончится ростом их цены выше изначальной, то ближайшее будущее у этих акций будет позитивным — значит, инвесторы проявили значительный интерес к акциям, который будет сохраняться и, может быть, даже расти в течение какого-то времени. А вот если цена акций к концу торговой сессии упадет ниже цены размещения, это значит, что сильного роста ждать не следует, ибо инвесторы не проявили интереса.

Ну, в общем, примерно как с сурками, гаруспициями и авгурами. GFS начала торговаться по 47 $ за акцию и к концу дня стоила дешевле, чем при размещении — 46,4 $. Так что по всем признакам это было вяленькое IPO, не предвещавшее особого успеха акциям впоследствии. Но за следующую после IPO неделю акции GFS выросли с 46,4 до 63,83 $ — то есть почти на 34% просто так, без каких-то значимых новостей!

Это говорит нам о том, что биржа — это всегда угадайка и спрашивать о том, почему целевая цена в инвестидее у акций такая-то, бессмысленно. Такой рост котировок GFS после такого IPO не поддается никакому объяснению с точки зрения теханализа, сложных формул и прочих плясок с бубнами. Просто так вышло.

Источник: TradingView
Источник: TradingView
Источник: TradingView
Источник: TradingView

Ухищрения и уловки. Успех акций GFS, пусть и запоздалый, подтверждает, что высказанное нами в обзоре предположение о том, что акции компании ждет искусственная накачка с целью привлечь капитал в сферу производства полупроводников в развитых странах, было правильным.

У GFS слишком много проблем, чтобы привлечь инвесторов «естественным путем»: она убыточная даже в условиях дикого спроса на полупроводники, в то время как у ее конкурентов огромная итоговая маржа. Собственно, отсутствие роста в день IPO и говорит об отсутствии естественного интереса инвесторов к этим акциям. Такой рост акций показывает, что заинтересованные инвесторы накачали котировки компании из политических соображений — чтобы привлечь частный капитал в сферу производства полупроводников и создать такие производства в развитых странах вдали от Китая, снизив зависимость развитых экономик Запада от ситуации в Восточной Азии.

Зачем все это нужно западным странам, уже видно по новостям: Ford (NYSE: F) вчера заключил стратегическое соглашение с GFS о сотрудничестве в деле производства полупроводников внутри США. Ведь сейчас это большая проблема — достать новые чипы для производства авто. GFS будет помогать эту проблему решать — и, скорее всего, задешево — ведь это убыточная компания, как мы помним. Чтобы таких GFS стало больше, и нужна была накачка ее акций. Построить новый завод по производству чипов — это очень дорого — и если делать это не в Китае или опасной близости от него, то стоимость будет очень высокой. Может случиться, что прибыли не будет в разумные сроки. Акции GFS от новостей про Ford выросли несильно — лишь на 3%.

Но в целом успех GFS на бирже позволяет нам надеяться на накачку котировок уже существующих производителей полупроводниковой продукции и оборудования из развитых стран.

Твоя прописка в зоне риска: Shell хочет переехать в Лондон

Англо-нидерландская нефтегазовая компания Royal Dutch Shell (NYSE: RDS.A) решила стать менее нидерландской и перевести свою штаб-квартиру из Амстердама в Лондон. Заявленные руководством Shell планы переезда преследуют следующие цели.

Упростить структуру владения компанией — компания намеревается создать один класс акций вместо нынешних двух. Сейчас у компании есть нидерландские акции (RDS.A) и английские (RDS.B).

Облегчить выкуп акций. На нидерландские акции компании распространяется специальный налог 15% на дивиденды. На английские акции компании этот налог не распространяется, а значит, у компании будет больше денег, которые она сможет потратить на выкуп акций. Сейчас, например, регуляторы запрещают Shell покупать больше 25% среднего ежедневного объема торгов акциями компании в квартал — это примерно 2,5 млрд долларов в квартал, — а после переезда запрет исчезнет. В теории переезд поможет увеличить объем выкупа акций Shell до 5 млрд долларов в квартал — почти в 2 раза. Некоторые особенно наглые акционеры считают, что объем выкупа может вырасти до 6 млрд в квартал.

Усилить конкурентоспособность компании. Это самый таинственный момент, оставшийся без конкретики. Есть теория, что компания переезжает в Великобританию, дабы избежать более строгого надзора экологических регуляторов с континента. Но я в этом сомневаюсь.

Во-первых, Shell — один из лидеров нефтегазовой отрасли по инвестициям в чистую энергетику. Она на втором месте после Total и с большим отрывом от следующей в списке компании Equinor.

Во-вторых, у нее планы по сокращению выбросов соответствуют пожеланиям экологичных инвесторов гораздо больше других нефтегазовых компаний. К слову, ESG-рейтинг Shell от MSCI выше, чем у ее коллег по нефтегазовому цеху.

Да и, судя по новостям с экологического саммита в Глазго, правительство Великобритании будет придерживаться не менее прогрессистской повестки по сравнению с бывшими соседями по ЕС. Переезд же компании в Лондон не решит проблемы с ее тянущимися судебными делами по части экологии.

В значительной степени решение о переезде было продиктовано стартом кампании инвестфонда Third Point. Напомню, что Third Point предложил разделить компанию на две части в надежде, что два разных эмитента по отдельности будут расти бодрее. Тогда мы говорили, что Shell, скорее всего, «поймет намек» правильно. Ведь акционеры недовольны стагнацией котировок при наличии объективно неплохого бизнеса, и Shell сделает для них что-то, от чего акции будут расти. Собственно, это и произошло.

И еще один момент: при переезде в Лондон Shell уберет слова «Royal Dutch» из названия. На торгующиеся на нидерландской, американской и английской биржах акции переезд не повлияет — они там и останутся. Только теперь их там будет не по два класса, а один.

Голосование акционеров по вопросу переезда в Лондон состоится 10 декабря. Переезд может не состояться, если 75% инвесторов проголосуют против. Но, учитывая все вышеописанное, думаю, что среди инвесторов большая часть будет приветствовать переезд компании. Во всяком случае, нет причин считать иначе: переезд компании выгоден инвесторам.

Другое дело, что правительство Нидерландов крайне недовольно ситуацией. Есть риск, что оно решит наказать Shell крупным налогом на переезд. В свое время Unilever уехала из Нидерландов в Великобританию и ей тоже грозили таким налогом — сумма составляла около 11 млрд евро. Правда, тогда угроза так и не реализовалась, потому что закон о таком налоге на смену корпоративной прописки нидерландцы так и не приняли. Но ради Shell такой закон могут принять в экстренном порядке. А может, нидерландское правительство пойдет на уступки компании с налогом на дивиденды, из-за которого Shell, по сути, и переезжает. Все возможно.

Для акционеров Shell переезд компании в Лондон считается скорее позитивным. Я не одобряю выкупа акций — лучше бы компания больше тратилась на развитие бизнеса, — но он уменьшает ее P / E и делает акции привлекательнее для сторонних инвесторов. Все это искусственно создает спрос на ее акции, что способствует росту котировок.