Жил-был один агрохолдинг. Он был настолько большим, что его акции торговались на Московской и Лондонской биржах.

Однажды холдинг решил автоматизировать ведение бухгалтерской и налоговой отчетности по международным стандартам. Для этого он нанял консалтинговую фирму, которая должна была установить программы и обучить сотрудников.

Научить сотрудников сложнее и дороже, чем нанять тех, кто уже разбирается. Поэтому консалтинговая фирма указала в договоре, что агрохолдинг не имеет права нанимать ее консультантов себе на работу. За нарушение этого пункта установили компенсацию в размере годовой зарплаты ушедшего сотрудника. Казалось бы, этот пункт из тех, что кочуют из одного шаблона договора в другой и никогда не пригодятся. Но не в этот раз.

Сначала из консалтинговой компании на работу в агрохолдинг перешел один человек. Чтобы соблюсти условия договора, агрохолдинг заранее спросил разрешения консалтинговой компании и подписал с ней дополнительное соглашение. Спустя год в агрохолдинг перешли еще 24 человека, но на этот раз без всяких согласований.

Поредевшая консалтинговая компания подала в суд и потребовала компенсацию в размере годовой зарплаты 24 бывших своих сотрудников — получился аж 41 миллион рублей. Агрохолдинг не согласился и подал встречный иск о признании спорных пунктов в договоре незаконными. Начался суд.

Аргументы сторон

Консалтинговая компания подбирала и учила сотрудников, тратила на них деньги и время. В этом суть консалтингового бизнеса: компания учит людей, люди консультируют заказчиков, заказчики платят деньги, компания получает прибыль. Обученные люди — главный актив консалтинговой компании.

Естественно, компания хочет защитить себя от утечки кадров. Поэтому в договоре с агрохолдингом она специально указала санкции за переманивание сотрудников. Это обычная практика для консалтинга, чуть ли не все ведущие мировые компании указывают такие условия в контрактах. Агрохолдинг с этим согласился, а потом нарушил договор. Есть пункт, есть нарушение, а где деньги?

Агрохолдинг действительно подписал договор с консультантом. Но кто сказал, что агрохолдинг виноват в том, что сотрудники перешли к нему работать? Сотрудники консультанта пришли в агрохолдинг сами, и компания не смогла им отказать: трудовой кодекс не предусматривает отказа в приеме на работу по причине обязанности соблюдать договор с другой компанией.

Получается, этот пункт договора противоречит законодательству РФ, а значит, вообще недействителен. Поэтому никто никому ничего не должен, а юристам в следующий раз стоит внимательнее вычитывать договоры и не пропускать пункты, которые нарушают закон.

Предпринимателям: ежемесячная рассылка о бизнесе
Главное о бизнесе: как вести дела по закону, избегать штрафов и зарабатывать на своем деле больше

Что сказали суды

Арбитражный суд, первая инстанция 💰

А40-230924/18

Сотрудники консалтинговой компании действительно перешли на работу в агрохолдинг. Причем ушли именно те, кто вел проект агрохолдинга. Это подтверждается целой кипой документов и не вызывает сомнений.

Уход квалифицированных сотрудников наносит ущерб компании, а значит, нарушитель должен возместить потери. Это объективные и рыночные условия, а стороны вправе заключать такой договор, какой хотят.

Дискриминации сотрудников тут нет. Наем сотрудников на работу — это не более чем юридический факт. Агрохолдинг принял на себя обязательство выплатить компенсацию в случае наступления такого факта. Всё.

Если агрохолдинг считает, что ему нужно нарушить трудовое законодательство, чтобы выполнить договор, — это его проблемы. Все прекрасно понимают, что не взять сотрудника на работу можно по сотне разных причин, и совсем необязательно обосновывать отказ в приеме на работу ссылкой на договор. В общем, если бы хотели не взять — не взяли бы.

Более того, между компаниями уже была история, когда один сотрудник захотел перейти на работу из консалтинговой компании в агрохолдинг. Тогда агрохолдинг сам озаботился соблюдением договора и подписал допсоглашение с консалтингом о переходе этого сотрудника. Получается, агрохолдинг считал, что это положение действует. А когда перешли еще 24 человека, агрохолдинг внезапно решил, что этим положением можно пренебречь.

Встречный иск о признании спорных пунктов недействительными агрохолдинг подал, только когда получил требование о взыскании компенсации. До суда действительность этих положений его не интересовала. Получается, этим встречным иском ответчик пытается уйти от выплаты компенсации за нарушение. Очень впечатляюще, но нет. Нарушили — будьте добры заплатить.

Иск консалтинговой компании удовлетворить. Взыскать с агрохолдинга 40 900 000 Р компенсации и 200 000 Р на госпошлины. Спорные пункты договора не противоречат законодательству, поэтому встречный иск агрохолдинга получает отказ.

Решение устроило консалтинговую компанию и не понравилось агрохолдингу. Он пошел в апелляцию, двадцать четыре бывших консультанта пошли за попкорном.

Апелляционный суд, вторая инстанция 😡

№А40-230924/18

Свобода договора между сторонами заканчивается там, где начинается действие закона. Трудовой кодекс запрещает необоснованный отказ в заключении трудового договора. При этом необоснованным считается любой отказ, связанный с чем-то, кроме деловых качеств соискателя.

В этом деле две компании заключили между собой соглашение о запрете найма сотрудников. Самих сотрудников при этом никто не спрашивал. Получается, что, если в компанию обратится сотрудник контрагента с просьбой устроить его на открытую вакансию, компания будет вынуждена ему отказать — несмотря на то, что человек удовлетворяет требованиям вакансии. Такой отказ будет незаконным и необоснованным.

Кроме того, это положение договора ставит бывших сотрудников консалтинговой компании в невыгодное положение по сравнению с остальными соискателями, которые откликнутся на вакансию агрохолдинга. Получается, при найме бывших сотрудников консалтинга агрохолдингу нужно будет заплатить компенсацию их бывшему работодателю, а при найме любых других соискателей такой проблемы не возникнет.

Если пункт договора нарушает требования закона, он недействителен. Этот спорный пункт в договоре по сути принуждает сторону совершить неправомерные действия. Когда положение признается недействительным, это значит, что его как будто бы и не было вовсе. Поэтому неважно, что с самого начала агрохолдинг соблюдал это положение и согласовывал переход первого ушедшего сотрудника.

Каждый человек сам вправе решать, где ему работать. Никакие соглашения между компаниями не должны мешать свободе труда.

Решение предыдущего суда отменить. Спорные пункты недействительны, никто никому ничего не должен.

Что в итоге

Суд консалтинговой компании и агрохолдинга еще не закончился. Апелляция вынесла решение в ноябре 2019 года. Консультанты обжаловали это решение в кассации, первое заседание назначено на март 2020 года.

Но едва ли что-то изменится: апелляционный суд в своем решении предусмотрительно сослался на аналогичное решение того же кассационного суда, который будет рассматривать жалобу. Когда будет окончательное решение, мы добавим его в статью.

Какие выводы можно сделать из этой истории

У работников в РФ гораздо больше прав, чем кажется на первый взгляд. Мы уже рассказывали, что на самом деле наемному работнику нельзя запретить уйти к конкурентам или открыть ИП. При этом неважно, что написано в трудовом договоре: несмотря на все подписи сотрудника, в случае спора суд признает эти пункты недействительными.

Получается, что подобные условия работают только до тех пор, пока сотрудник сам в них верит. Трудовой кодекс запрещает запрещать.