«Я боюсь денег. Когда они появляются, начинаешь глупеть»

— Друзья, мы в гостях у самого предпринимательского предпринимателя России — Владимира Мельникова. Он начинал очень давно, я тогда еще не родился. Был цеховиком и даже сидел в тюрьме за фарцу. Сейчас всё расскажет.

— Я начал предпринимательство раньше, чем ты родился. Советский Союз спасли спекулянты, иначе бы люди с голоду умерли. Цеховиком я никогда не был, потому что не умел и не умею работать с властями. Цеховики — это те, кто сейчас стали великими предпринимателями. Они были комсомольцами и научились работать с милицией и КГБ.

Для меня предпринимательство — это как растить красивый сад вопреки всему. А когда ты пошел с кем-то договорился что-то украсть или узнал какую-то информацию у каких-то людей — мне это просто неинтересно.

— Предпринимателей было больше в Советском Союзе или сейчас? Считается же, что в то время всё было лучше, потому что много было запрещено. Даже кино было лучше.

— Конечно сейчас больше. А кино в Союзе было не хорошим, а ностальгическим. Но и теперь мало хороших фильмов и предпринимателей, потому что мы всё воруем. Пабло Пикассо говорил: «Выдающиеся люди копируют, а великие воруют». Воровать хорошо, но важно знать, когда, где и что украсть. Вот от этого становятся великими.

— Я долго находился под влиянием американских бизнесов, что-то чуть-чуть украл, развил в большой розничный банк. А нас сейчас копируют и копируют, но мало что получается у конкурентов нормальное.

— Так всегда и бывает, поэтому нужно быстрее меняться и бежать вперед.

— В «Глории-джинс» воруют или копируют?

— Мы воруем дуновение ветра и что он несет, а конкуренты копируют нас. Наши дизайнеры ездят учиться во Францию и Италию. У итальянцев мода легкая и солнечная, а у французов великая и консервативная.

— Успех «Глории-джинс» начался с развития сетей в регионах. И вы долго жили в Ростове-на-Дону. Зачем переехали в Москву?

— Мы начинали как производственники. Пока производство было нормальное, всё было хорошо. Но в 2001 или 2002 году Путин решил сделать потребительскую экономику, когда понял, что не перегонит китайцев в производстве. А мы хотели быть конкурентами китайцам: делали продукцию для «Эйч-энд-эм» и «Левайс». Сшили для «Левайс» 3 миллиона джинсов.

В 2002 году мы перестали шить для кого-то и стали делать наш бренд «Глория-джинс». В 2009 закрыли франчайзинг и опт, оставили только розницу. Когда поняли, что дальше будет развиваться электронная коммерция, перебрались в Москву, где больше талантов. Открыли два офиса: в Москве — развитие и дистрибуция, в Гонконге — снабжение.

— У вас позиционирование как у «Гэп»: где-то шьете и продаете в своих и чужих магазинах?

— Нет. У нас свое производство и магазины. Точно так же работают «Зара» и «Индитекс», больше никто. Американцы все шьют где-то. Кстати, у «Зары» в России дела не очень хорошо, но в мировом фэшн у нее громадный рост и капитализация 105 миллиардов долларов.

— У тебя есть идея международной экспансии?

— Да, для этого мы и переехали в Москву. Если выходить на IPO сейчас, цена будет 80 миллиардов рублей, например. А если мы успешно выйдем на зарубежный рынок, цена увеличится минимум на 50%.

Мы будем выходить за рубеж, но пока не готова структура. У нас есть три пути: юг, восток и запад. На юге можем начать в Болгарии, Румынии, Греции и Словении, на востоке — через франчайзинг в регионе Аль-Шахин, на западе — в Германии и Испании.

— Ты хочешь IPO до или после экспансии? Поднять денег и идти в мир выглядит правильнее.

— Я вообще боюсь денег. Когда они появляются, начинаешь глупеть.

«Умру с мечтой и попаду в ад»

— Ты рассказывал, что хотел продать свою компанию. Когда продашь, чем займешься?

— Я и сейчас хочу продать. Кто даст хорошие деньги, тому и продам. У меня есть мечта, о которой Иисус Христос сказал: «Всё, что имеешь, продай и раздай нищим. Тогда будешь иметь сокровища на небесах». Как будут работать те деньги, которые раздашь, тебя не касается. Сделай, как сказал учитель, вот и всё. Но это сделать невозможно, пока плоть и кровь играют и хочется всяких вожделений. Никто так не сделает, и я в том числе. Умру с мечтой и попаду в ад.

— У тебя еще есть проекты, кроме «Глории-джинс»?

— Нет. У нас в стране 140 миллионов, а в мире семь с половиной миллиардов человек. Представляешь, сколько нужно шить. Мне не хватит жизни, чтобы построить бизнес во всех странах. У того же «Индитекса», который владеет брендом «Зара», 6000 магазинов в мире. Примерно в 10 раз больше, чем у нас.

— Твой бизнес перейдет наследникам?

— Нет. Дочка замужем, у нас с ней разные мировоззрения. У сына другое ощущение мира, он психолог. Окончил факультет философии комиксов в университете Индианы и иначе стал смотреть на мир. У него наш благотворительный фонд, там ему легко и хорошо.

— Потребительский спрос всё больше уходит в интернет. На банках это особенно видно, мы сильно выросли. У вас чувствуется это влияние электронной коммерции?

— Огромная интернет-коммерция — одна из причин, почему мы переехали в Москву. В Ростове такого нет. Сейчас мы ищем, кто бы возглавил е-коммерс в компании. Тогда я инвестирую туда много денег.

Нас сейчас нет в электронной коммерции, потому что средний чек — 1000 рублей. Страна огромная, заниматься посылками и возвратами невыгодно.

— У тебя в компании работают экспаты. Приживаются ли иностранные специалисты в России?

— Есть три вида работников: рабы, наемники и свои ребята. У рабов нет творческого и профессионального потенциала, они хорошие исполнители и добросовестные работники.

Наемники как раз в большей степени экспаты. Россия — молодая страна, у нас мало предпринимателей и менеджеров, поэтому нанимаем из других стран. Эти люди — сильные профессионалы, управленцы и наставники, которые видят цель и тащат компанию к ней. Их работа очень дорогая. Больше чем на год не задерживаются в компании. Например, мы сейчас в третьей фазе развития и хотим перейти в четвертую. Наемники научат нас, помогут выйти на четвертый уровень и будут уволены. По отношению к компании они безразличны, но есть исключения, как твой Оливер Хьюз.

Свои ребята — это культура нашей компании, самые сильные и лучшие. Мы отправляем их учиться в США, Швецию, Италию и Францию. У меня есть пара своих профессионалов, которые по миллиону долларов в год зарабатывают.

— Скажи, а сколько стоит пошить джинсы в России, Китае и Италии?

— Я знаю стоимость 1 минуты работы. В России — 10 центов, в Китае — 11, в Италии — 20—25 центов. Сшить джинсы на потоке можно за 12 минут. Еще важно, какая ткань и опыт работы. Мы шьем уже 25 лет, а всему научили меня в «Левайсе».

— Производство в России — правильное место?

— Смотря что производить. Мы хорошо делаем джинсы, платья, юбки и трикотаж.

— Какой у вас оборот в год и прибыль?

— В этом году оборот будет 850 миллионов долларов. А чистая прибыль мы стараемся, чтобы была не меньше 10% от оборота — будет 85 миллионов долларов.

«Предприниматель предпринимает что-то, чтобы накормить другого человека»

— Как ты думаешь, нужно ли бизнесмену или предпринимателю учиться?

— Я учился. У меня есть учителя в бизнесе, нравственные и духовные. Нравственные — это Гомер, Софокл, Ветхий и Новый Заветы, Сервантес, Толстой. Духовный учитель — апостол Петр. А учитель в бизнесе — Пол Самуэльсон. Это один из заместителей Милтона Фридмана в Чикагской школе экономики. Самуэльсон говорил очень просто: «Четкое знание рынка сбыта и расчет предполагаемой прибыли — 50% успеха. Вторые 50% успеха — это труд, терпение и удача».

— Как ты распределяешь баланс работы и личной жизни?

— У меня есть работа и церковь. Раньше была семья, теперь ее нет. Никак не могу забыть жену, она была единственная.

— Какое самое важное качество для предпринимателя?

— Должны быть врожденный талант, терпение и труд. Удача тоже имеет огромное значение. В Израиле богатых людей считают одними из тех, кому надо подражать. Там считают, что богатый человек не может зарабатывать насилием и обманом, потому что это грех. Если ты уважаемый и богатый человек, значит, делаешь какое-то свое дело, у тебя есть талант. Заниматься делом — такой же талант, как мудрость. Предприниматель предпринимает что-то, чтобы накормить другого человека.

А если ты зарабатываешь деньги через инсайдерскую информацию или лижешь задницу правительству, значит, ты не предприниматель, а эксплуататор.

— Какое у тебя самое большое достижение?

— Вера в Иисуса Христа.

— Самая большая ошибка.

— Предательство в юности.

— Что ты пожелаешь молодым предпринимателям?

— Цитатой из Нового Завета: «Претерпевший до конца — победит».