Я до сих пор точно не знаю, как это у нас работает

— Что такое «Бизнес-молодость»?

— На данный момент это самое большое в мире сообщество предпринимателей. Мы объединяем около 2 300 000 человек. Мы искали мировые сообщества предпринимателей, но таких организованных, как мы, нет. У нас в сообществе не только предприниматели. Например, есть 105 тысяч клиентов, которые у нас за шесть лет учились. Сейчас у нас на курсах 5 тысяч человек учится.

— Погоди, что за курсы? Я думал, вы общественная организация, какая-то полугосударственная.

— В «Бизнес-молодости» есть сообщество, но мы им не управляем. Мы единственная частная бизнес-школа, но это больше ярлык, потому что у нас другая стратегия. Да, действительно, у нас занимается огромное количество предпринимателей — сейчас 5 тысяч человек. Пришли и купили курсы по 70 тысяч рублей.

Наши курсы — это самая крутая программа по прокачке людей с точки зрения денег и предпринимательства сегодня в стране. Я думаю, что и в мире на данный момент.

— Так это что, курсы?

— Это курсы, да.

— То есть «Бизнес Молодость» — это?

— Это самые крутые курсы.

— А чем вы отличаетесь от бизнес-инкубаторов?

— Мы отличаемся качеством. Аналогов нашей разработки нет ни у кого.

Мы начинали шесть лет назад, когда были бизнес-инкубаторы. Я не понимал, как в инкубаторе можно не то чтобы построить многомиллиардный бизнес, а просто зацепиться и сделать первые сто, двести, триста тысяч. Всё путает мозг: инвестиции, питчи, за чем-то надо бегать. Все инкубаторы не работают и далеки от реальности, где тебе нужно уметь делать что-то для людей и брать за это деньги.

— Как вы клиентов привлекаете?

— Я до сих пор точно не знаю, как это у нас работает. У нас есть отдел продаж, есть канал на «Ютубе», есть база электронных адресов, телефон. На сайте molodost.bz за февраль было примерно три миллиона посетителей.

Люди смотрят и идут на наш контент, на видео. Мы очень много снимаем и рассказываем понятно о результатах. В бизнес-инкубаторах неясно, для чего туда идти, там не рассказывают реальные истории. Людям очень нужно прийти куда-то, применить свои таланты и заработать денег.

У нас есть внутренняя разработка — аналитическая программа «Смол-дата», с помощью которой мы контролируем каждого человека, который проходит нашу программу. Например, на момент старта люди пришли с общим доходом 153 миллиона рублей. Это вот их доход был. Они поставили цель сделать прибыль 609 миллионов рублей. А по факту они сделали 1 миллиард. У нас люди делают реальные деньги, а мы их отслеживаем на каждом шаге.

— А как вы конкретно помогаете предпринимателям увеличить прибыль?

— Разными способами: постановка цели, внедрение управления. У нас сложная матричная система. Мы рейтингуем всех людей по доходу и даем каждому тренера — практикующего предпринимателя. Более того, наши тренеры соревнуются друг с другом, чей результат обучения лучше. Параллельно мы делим людей на команды, в которых есть свои забеги. В итоге люди находятся в трех рейтинговых системах, которые тянут их вверх.

На эти системы мы накладываем слой информации о трафике, упаковке, выборе правильной стратегии. Но мы не делаем это через мотивацию, а анализируем интересы человека, делаем выводы и даем информацию в виде машинного обучения. Мы рассказываем о разных технологиях и отслеживаем реакцию людей. Как «Нетфликс» изучает интересы пользователей.

За шесть лет у нас накопилось много данных для крутого продукта. Если человек приходит к нам, то гарантированно и прогнозируемо делает результат с помощью всех методик.

В 2014 году у нас случился кассовый разрыв в минус 77 миллионов

— А какая у вас выручка?

— За 2016 год мы сделали 977 миллионов рублей. Сейчас у нас 7 человек в управляющей компании, офис 200 м² на «Флаконе» и самостоятельные офисы отдельных организаций. Полная холакратия.

— Про выручку я понял, а про бизнес нет. Вы продаете сервисы предпринимателям?

— В том числе. Какой смысл бизнес-образования в России и в мире? Получить сертификат, бумажку. Мы против такой системы и считаем главным результатом учебы деньги, которые люди зарабатывают на своем бизнесе уже в момент прохождения обучения.

Мы добились того, что 95% крупных предпринимателей, которые приходят учиться и платят 500 тысяч рублей, за первые два месяца обучения окупают стоимость курса и выходят на дополнительную прибыль.

— А сколько у вас учителей в организации?

— У нас около 300 тренеров. Они обучают офлайн, вживую. Тренер — это предприниматель с доходом минимум в десять раз больше, чем во всей группе учащихся. Тренерская работа не оплачивается — это волонтерство. Предпринимателям нравится обучать, им по фану это всё.

Сейчас на курсах учится 5 тысяч человек. Наша задача — индивидуальное обучение. Мы делим всех на группы по 20 человек, в которых и обучают наши тренеры. Каждому ученику мы уделяем внимание. У нас есть система, в которой отслеживаем результат каждого ученика.

— Расскажи об этой системе? Это ваша разработка?

— Да, это полностью наша разработка. Пять лет я пытался всё сделать своими силами, но понял, что это очень сложно самому, и начал делать воронку разработчиков. У нас порядка шести внутренних айти-проектов у отдельных команд, которые работают со своим бюджетом и прибылью.

Сейчас мы запускаем с Михаилом Смоляновым из «Мегапрорыва» проект со стартапами. Мы поняли, что умеем качать предпринимателей, но не хотим входить в доли бизнеса — это скучно. Сделать большой акселератор стартапов — вот цель. Мы хотим собрать тысячу крутых команд разработки, обучать их, давать возможность зарабатывать деньги, а самых крутых ребят забирать к себе на разработку сервисов.

За годы мы научились генерировать огромный поток лояльных предпринимателей, но наша боль в том, что они пришли и ушли. Они не пожизненные наши клиенты. Поэтому мы решили предложить айти-сервисы, закрывающие их боли.

Например, весь рынок платных ЦРМ-систем в России — 18 тысяч пользователей. Это очень мало. У нас в год проходит 43 тысячи клиентов-предпринимателей. Если бы была своя ЦРМ-система, то мы смогли бы этих людей обучать работать на ЦРМ, внедрять ее. За счет этого у нас были бы пожизненные клиенты, тот самый лайфтайм-вэлью.

На этот год у нас задача создать 30 сервисов. Сейчас у нас есть пять, которые уже приносят прибыль. К примеру, сервис генерации страниц «Пуля». Все лэндинги бесчеловечные и тяжелые, а в «Пуле» ты можешь создать сайт с одним экраном и максимальной конверсией, ответив всего на пять вопросов. На второй месяц работы «Пули» было 6 тысяч платных клиентов.

В общем, мы по-прежнему будем создавать воронку лояльных предпринимателей и параллельно создадим воронку айти-проектов для этих предпринимателей.

— Цифры говорят сами за себя: в 2014 году у вас было 300 тысяч посетителей на сайте, а сейчас — 21 миллион. Это серьезно. Нам, наверное, уже пора с вами партнериться.

— Мы можем для вас сделать очень многое, и это интересно. Есть убеждение, что мы работаем с маленькими начинающими предпринимателями, но это не так.

— У вас почти миллиард рублей выручки за 2016 год. А чистая прибыль какая?

— По основным продуктам, которые мы сделали, рентабельность повысилась значительно. За прошлый год мы сделали порядка 300 миллионов рублей.

В 19 лет у меня был кабинет с видом на Кремль

— А что, если постановлением правительства запретят бизнес в России и останется только государство?

— Поэтому единственный выход, который мы видим, — массовое предпринимательство. Как это сделать, когда в стране несколько бизнес-школ, которые между собой обсуждают, кто продвинутее? У нас критически мало бизнес-школ, особенно частных. Наша «Бизнес-молодость» выходит на айти-рынок, хотим выйти на Америку, Китай и Индию. Когда мы показываем свои разработки за рубежом, они просто в шоке. У нас талантливые люди, которые запаковывают это в систему. А потом мы ее распакуем в Америке, Китае и Индии.

— Будьте аккуратнее. Там всё другое: рынки, менталитеты, культура, масштабы инвестиций. На пальцах рук можно пересчитать российские проекты, успешные за рубежом.

— Если честно, у нас большая задача: сделать номер один акселератор в мире. У нас есть технологии, и мы не хотим плестись в хвосте. Наши показатели по мировым масштабам показывают, что мы летим вперед. И если мы будем идти дальше, то создастся уникальный феномен «российского большого инкубатора».

— Смотрю ваши цифры на портале «Симилар-веб». Вот много реферальных ссылок. Где вы размещаете рекламу и как трафик получаете?

— Есть ремаркетинг и ретаргетинг. Есть платная реклама. Но основной трафик — это органика. У нас много контента, люди его смотрят на «Ютубе» и «Вимео» и приходят к нам. Мы умеем делать большие движухи, но пока не очень умеем их конвертировать.

Я всегда старался ставить целью большую цифру и стремиться к ней. Например, мы посчитали, что если один менеджер продаж приносит 600 тысяч, то нам нужно 500 продажников. Мы брали в штат 40 человек в месяц, прошерстили весь рынок, смотрели 10 тысяч резюме. Мы всё автоматизировали и были признаны одним из лучших внедрений «Сэйлзфорс» в России.

Мы сделали большую выручку, но не знали, что есть большие расходы. У нас была большая неэффективная структура. Я тогда думал, что всё знаю, и всё делегировал на топ-менеджеров. Потерял рычаги управления компанией. Но в 2014 году случился кассовый разрыв в минус 77 миллионов. Благодаря этому я взялся за компанию, почистил структуру и стал заниматься финансами, учетом и управлением.

— А расскажи о себе. Кто такой Петр Осипов?

— Я родился в Чебоксарах в 1987 году. Вырос там же. Отец мой был художником и участвовал в политических кампаниях как дизайнер. Я хотел работать в политической сфере, потому что с 17 лет участвовал в рекламных кампаниях местных выборов. Потом в 2005 переехал в Москву, пошел учиться на политолога и работать в Госдуме. Был помощником депутата, провел порядка трех выборов. У меня был кабинет с видом на Кремль в 19 лет. Это были романтические времена: читал Огилви, Пелевина, слушал Боуи.

Через какое-то время понял, что мне некуда развиваться в политике. И пошел продавать рекламу и дополнительные курсы. Лиды были достаточно крутые: нужно было обойти школы, зайти на уроки, рассказать о продукте.

Параллельно я много читал, развивался в бизнес-психологии. Посещал тренинги Радислава Гандапаса, Сергея Азимова. Мне это было интересно, информация помогала мне продавать в школах. Но я не понимал, какая конечная цель у этих обучений и каким должен быть результат. В итоге я открыл два своих курса для подростков. Мы читали книжки Брэнсона, тусили, делились идеями. Так я заработал свои первые 100 тысяч рублей.

Потом я встретил Михаила Дашкиева, своего партнера. У него был классный маркетинговый опыт. Мы собрали первую группу ребят из студентов и новичков в бизнесе, которые не нашли себе применения в бизнес-инкубаторах и государственных программах. Мы стали встречаться и придумывать, как можем вырасти и что сделать для заработка больших денег. Так появилась «Бизнес-молодость».

— Что бы ты мог посоветовать молодому предпринимателю из Чувашии?

— Никого не слушайте и зарабатывайте много денег. Лучшее, что вы можете сделать сегодня для страны, — это купить себе отличный «Мерседес», встать на ноги, заработать миллион и так далее.

Россия — это лучшее место с огромной рентабельностью для бизнеса. В Европе нет таких цифр по возврату инвестиций. Смотрите только на себя, ищите людей, которые верят в вас, зарабатывайте первый миллион, а там и до миллиарда недалеко. России нужно больше миллиардеров.

Не бойтесь неверия. У нас 18% ВВП — доля малого и среднего бизнеса. Мы еще мало что понимаем, экономика в стране только зарождается. Отхватывайте свой кусок, ставьте амбициозные цели, делайте реальные деньги.