— Привет. Мы в гостях в ресторане «Хулиган» у Дениса Симачева. Покажи, что у тебя тут есть.

— Привет. Внизу ресторан для всех, а наверху закрытая студия.

— У вас есть ринг. На нем проходят настоящие бои?

— Да проходят бои по классическому боксу. Ринг сделали по чертежам сороковых годов, канаты, кожа — все надежно.

— Что такое сегодня дизайнерский бизнес в нашем заснеженном пространстве? Можно деньги зарабатывать?

— Да. У нас стало выгодно шить здесь, а не в Китае. Китай стал дорогим. Плюс логистическое плечо длинное: из Китая доставлять минимум три месяца. Здесь можно сделать все за месяц. У нас сейчас новая история, связанная со смарт-шоппингом. Все начинают думать о том, что они приобретают, за какие деньги, начинают считать, начинают понимать, что такое добавочная стоимость и так далее. Все идет к удешевлению продукта.

«Все, что в интернете продается под брендом „Денис Симачев“ — подделка»

— А телефон мобильный и приложения помогают как-то? В банкинге это полный переворот.

— Да, помогает. Очень сильно все изменилось, расстояние между дизайнером и клиентом сократилось. Вся прослойка, которая зарабатывала в промежутке между дизайнером и потребителем исчезает. Раньше дизайнера поднимали куда-то высоко и говорили, что он недоступен — это какой-то бог, который что-то там ваяет, а мы распространяем. Сейчас наоборот: дизайнер становится реальным человеком и сокращает эту дистанцию.

— Можно купить на твоем сайте напрямую одежду?

— Нет, сейчас нельзя. Все, что в интернете продается под брендом «Денис Симачев» — подделка. Пользуясь случаем прямо говорю. Подделывают Китай и Турция. Полуфабрикаты привозят, здесь собирают.

— Открывай сайт и продавай сам настоящее.

— Да, но для этого нужно построить производственный цикл с дешевым товаром. Именно дешевым, потому что с дорогим невозможно сейчас участвовать в битве за клиента через интернет-продажи. А дешевый товар — это отдельная линейка и отдельная работа, начиная от производителя тканей и заканчивая сборкой, логистикой и доставкой.

— А где сейчас можно купить твою одежду?

— В ЦУМе, в «Цветном» с 12 ноября запустился бренд «Хулиган». Продаем все, что связано с кастетами и бандитами, все бюджетное. В нашей истории тюремная и пацанская эстетика ассоциируется с чем-то таким бандитским. Поэтому я взял за основу кастеты и название «Хулиган».

— В твоем ресторане «Хулиган» какая кухня? Все вкусно?

— В ресторане смесь очень многих культур. Есть Европа и Азия. Есть правильный подход к ингредиентам. Нет сахара и масла, все очень легкое и вкусное. Можно съесть три блюда и не почувствовать тяжести.

— Мне нравится стилистика ресторана и английские диваны. Это тоже твой дизайн, сам делал?

— Да, сам выбирал. Это «Честер» классический.

«Моя мечта — продавать футболки по 1 доллару»

— Какие у тебя планы на ближайшее будущее? Что думаешь, как развивать, что делать?

— Много проектов у меня в движении. Три бренда одежды: «Хулиган», «Денис Симачев» и еще один бренд, который будет супердешевый, это давняя моя мечта. Прям абсолютно бюджетная, то есть футболка за 1 доллар, пуховик за 10.

— За доллар? Такое возможно?

— Практически невозможно, но я вот три года этим занимаюсь. Там все надо раскладывать на молекулы.

— 60 рублей — это круто!

— Да. И хочу именно базовые вещи сделать, чтобы это уже не про моду, а про одежду, без которой не обойтись.

— По 100 рублей футболка хорошо бы продавалась.

— Ну она бы продавалась уже и для тех, кто производит эти футболки, и для тех кто из этих футболок пытается сделать бизнес, то есть для всех, как основа.

Нужно наработать базу одежды, сделать удобную посадку, крой и дешевые цены. Тогда владельцы бизнеса или дизайнеры смогут покупать базовые партии и штамповать на них что-то свое, пришивать лейблы и запускать в продажу по своей цене.

— Помню я купил футболку с Путиным лет 10 назад. А потом хохлома у тебя была. А сейчас у тебя что?

— У меня много направлений, сейчас развиваю ювелирку и пацанскую одежду. Все скучают по девяностым. Они были очень романтическими годами, по моим воспоминаниям. Дух свободы витал в воздухе. Делай, что хочешь. Молодежи нравится эстетика девяностых, это в тренде и в моде.

«Триллион рублей тратит на одежду население, чтобы просто не замерзнуть»

— В связи с провалом рубля у нас больше шьют?

— Да, эта отрасль как раз сейчас освобождается, и это огромные деньги. Около триллиона рублей в год население нашей страны тратит на одежду, чтобы просто не замерзнуть. Я говорю про одежду стратегического назначения. То есть просто сходить ребенку в школу и обратно домой, а взрослым на работу и не замерзнуть зимой. Это большой рынок.

— Триллион — это серьезно.

— Это очень большие деньги. Они сейчас уходят в Китай, потому что так договорились: «Мы не можем сами тянуть, поэтому, ладно, зарабатывайте вы». Но не за горами время, когда это все может осесть у нас.

— Про деньги заговорили. Какой у тебя оборот и какой у модной индустрии?

— По моим подсчетам модной индустрии в стране продается на 500 миллионов рублей в год. В основном это Москва, конечно.

Могу сказать, какой оборот контрафакта бренда «Денис Симачев». В год около 60 миллионов евро. Именно контрафакт. То, что задерживается нами на таможне, по морю и по железной дороге.

— А что-то с контрафактом делаете?

— Делаем, но тут все такое очень криминальное. Мне были даже предложения: «Давай, подпиши нам заявление, что тебя подделывают, а мы будем забирать, как бы, конфисковывать этот товар». А я говорю: «А дальше что?» Мне говорят: «А дальше будем уничтожать». Я говорю: «Вы уверены?» Они говорит: «Абсолютно». Я говорю: «Давайте я вместе с вами буду уничтожать». Они испугались и сказали: «Нет, мы же честные офицеры, будем уничтожать».

— А на Западе что у тебя происходит? Ты где-то продаешь, пытаешься продавать?

— Да, в Америке выходит наш бренд «Денис Симачев». Как раз на волне всех страшилок о России откроем магазины в Нью-Йорке, Лос-Анджелесе и Сан-Франциско. Я весь этот пиар многомиллиардный, который затрачен на историю против нас, попытаюсь на свою сторону перетянуть.

—То есть ракетные комплексы «Искандеры» будут у тебя на майке?

— Нет, это просто. Там будет намного интереснее, намного жестче и страшней. Как будто превратилось все в фильм ужасов.

— Умная идея. Раз уж сделали врага из нас, то надо на этом деньги зарабатывать.

— А ты проводил много времени в Доминикане. Летаешь сейчас?

— Да. Там школы серфинга открыты у нас уже 12 лет. Сейчас поеду туда все проведать. И еще так получилось, что признали серфинг олимпийским видом спорта. Вот сейчас будем воспитывать серферов четыре года до Олимпиады. Будем входить в олимпийскую федерацию и воспитывать на нашей базе. В олимпийскую федерацию входит практически вся Россия. И на Дальнем Востоке есть очень хорошие ребята, и в Сочи, везде, где есть море и люди катаются. Вот недавно на Камчатке прокатился, я просто в шоке был.