Я бросила карьеру и устроенную жизнь в Петербурге и уехала жить в Килиманджаро на целый год.

В начале 2017 года мой муж искал работу. Ради шутки я отправила ему вакансию в Танзании, где мы до этого бывали в отпуске. Компания была основана нашими соотечественниками и занималась организацией сафари и восхождений на Килиманджаро.

Неожиданно шалость удалась: муж прошел несколько собеседований в компании-туроператоре и получил приглашение на работу менеджером. На последнем этапе выяснилось, что кроме основного бизнеса у компании есть отель, куда нужен управляющий. У меня как раз был опыт работы управляющей в петербургском отеле, и я подошла.

Для работодателя это был отличный шанс перевезти нас «парой». Экспаты в Танзании живут довольно обособленно, построить дружеские связи с местными сложно. Люди, переезжающие в одиночку, часто уже через пару месяцев все бросают и возвращаются домой. Перевезти пару гораздо надежнее: выше шанс, что работники не будут изнывать от скуки и недостатка общения.

Мы переехали в Мачаме — область на юго-западном склоне горы Килиманджаро. На фото я и мои коллеги на выпускном из колледжа, которому помогал мой отель, — об этом я пишу дальше
Мы переехали в Мачаме — область на юго-западном склоне горы Килиманджаро. На фото я и мои коллеги на выпускном из колледжа, которому помогал мой отель, — об этом я пишу дальше

Оффер мы получили в феврале, а прилетели в Африку только через три месяца. Почти во всем подготовиться к переезду можно очень быстро: выехать из квартиры, собрать вещи в коробки, перевезти их на хранение, оформить нотариальную доверенность на родственников. Три месяца мне понадобились, что закончить дела на своей работе: я не могла бросить команду и отель в одночасье.

Наш будущий работодатель посоветовал нам сходить к стоматологу, потому что в Танзании даже в платных клиниках стоматология плохая. От греха подальше я решила перед переездом удалить все четыре зуба мудрости. В остальном с медицинской точки зрения мы никак не готовились. Мы всегда много путешествовали, и все рекомендуемые прививки, включая желтую лихорадку и гепатит А, у нас уже были.

Самым сложным было уволиться с любимой работы, а самым обидным — то, что мы не нашли способ взять нашего кролика с нами. Оказалось, что большинство авиакомпаний не разрешают провозить грызунов. А мучить кролика сложными составными перелетами мы не рискнули.

Изначально мы планировали провести в Африке два года — на этот срок обычно дают разрешение на работу. Конечно, все пошло не по плану.

За год я поменяла работодателя, развелась, побрилась налысо, взошла на Килиманджаро и, когда бывший муж улетел обратно в Петербург, решила сменить жизненный курс. Завела блог, решила не возвращаться в Россию, отправилась волонтерить и в итоге переехала учиться в Европу. О Килиманджаро я писала в Т—Ж отдельную статью. А о том, как жить в танзанийской глубинке, расскажу в этой.

Что за страна

Объединенная Республика Танзания — это государство на восточном побережье Африки, сразу за экватором. С востока ее омывает Индийский океан, а с севера, запада и юга она граничит сразу с восемью африканскими странами. Танзания достаточно большая — почти как две Испании по площади. Проживает в стране порядка 60 млн человек. Официальная столица — Додома, но все самое важное находится в городе Дар-эс-Салам.

Танзания образовалась как независимое государство относительно недавно — в 1964 году, после слияния двух бывших британских колоний Танганьики и Занзибара. Белоснежные пляжи архипелага Занзибар — одна из трех вещей, за которыми сюда едут туристы. Остальные две — самая высокая гора Африки Килиманджаро и сафари в национальных парках, известных разнообразием и изобилием диких животных.



Регион Мачаме, где я провела весь год, расположен на севере страны. Именно здесь находится «Северное кольцо» — самые известные и посещаемые национальные парки страны. Здесь же — стартовая точка для восхождения на Килиманджаро. Туристов в регионе много, здесь все заточено под них. Местные жители стараются учить английский и не удивляются, увидев белых людей на улице.

Наш отель располагался между городами Моши и Аруша. Моши был ближе — в 20 километрах. Несмотря на население примерно в 200 тысяч человек, городом его можно назвать с натяжкой. Там есть несколько кафе и ресторанов и пара магазинов, куда ходят экспаты. Моши был построен немецкими колонистами, поэтому в городе есть зачатки канализации и водостоков — что очень значимо в сезон дождей.

А вот в столице региона Аруше, основанной англичанами, водоотводных канав нет. В сезон дождей улицы превращаются в непроходимые реки. В Аруше 400 тысяч жителей, есть кинотеатр, несколько приличных кафе, магазины одежды, один торговый центр и даже два магазина крафтового пива. Кроме того, именно здесь находятся большинство туркомпаний, которые организовывают сафари.

От отеля до Аруши было около 80 километров, но шоссе всегда стояло в пробках, так что дорога в одну сторону занимала не менее двух часов и каждая поездка в Арушу была большим событием. Я выбиралась туда регулярно — в оптовые магазины и на рынки, чтобы закупить что-то для отеля: например, посуду, белье, чайники.

Вот такие пейзажи, как в кино, я видела своими глазами в национальном парке Аруша, недалеко от которого жилаА это сцена из национального парка Тарангире. В статье расскажу, в какое время лучше ехать на сафари, чтобы увидеть побольше африканских зверейСтада жирафов, грациозно бредущие вдоль горизонта, в парке Серенгети. По неведомой мне причине жирафы смотрят в одном направлении. Так же синхронно они меняют направлениеОтель, трехэтажное здание справа снизу, — моя работа и мой дом. Место, где я проводила большую часть времени. На заднем плане КилиманджароВид на Арушу. Вообще, с городами в Танзании беда: обычно там нет ни тротуаров, ни интересной архитектуры. Главный город страны Дар-эс-Салам выглядит еще хуже, потому что там проживает больше 6 млн человек

Климат

Регион Килиманджаро находится почти на экваторе. Солнце светит большую часть года, а температура колеблется от «жарко» до «очень жарко» — +20…30 °C. Вместо времен года здесь три сезона: сезон длинных дождей в апреле и мае, сезон коротких дождей в ноябре и сухой сезон в остальное время.

Наш отель располагался на высоте почти 1500 метров над уровнем моря, среди тропических лесов. Поэтому там был свой, особый микроклимат. Из-за влажности даже высокая температура переносилась легко, кондиционеры не требовались. Именно из-за климата лоджи колониальных времен — отели на заповедных территориях — исторически строились у подножья гор.

В остальной Танзании погода разная, но везде высокий УФ-индекс. Из-за близости к экватору здесь можно обгореть даже в пасмурную погоду. На популярном у туристов Занзибаре температура тоже держится в пределах +20…33 °C, а вода там — не ниже +25 °C. Самый жаркий месяц — февраль. С марта по июнь и в ноябре есть шанс застать дожди, но может и повезти. Я была на Занзибаре в ноябре, и погода всю неделю была солнечная.

На сафари в Танзанию можно приезжать круглогодично. Лучшее время — прямо перед сезонами дождей. К этому моменту в саванне не остается высокой зеленой травы, и животных, особенно хищников, легче увидеть. С другой стороны, это самое популярное время у туристов, поэтому в национальных парках может быть очень много людей.

Дорога к нашему отелю и Килиманджаро на закате
Дорога к нашему отелю и Килиманджаро на закате

Визы

Официально работать в Танзании можно только по рабочей визе. Но получить ее трудно, дорого и долго. Процесс может занять вплоть до нескольких лет. У меня была компромиссная бизнес-виза и договор на оказание консультационных услуг, которые давали право осуществлять профессиональную деятельность за вознаграждение. Это примерно как заключить договор подряда в России вместо стандартного трудового.

Бизнес-виза оформляется в аэропорту по прилете и стоит 250 $ (18 750 Р), на руках нужно иметь контракт.

Мой первый работодатель обещал начать оформлять мое разрешение на работу, но постоянно откладывал этот процесс. Позже я узнала, что периодически в офис приезжала проверка иммиграционных властей и всех нелегальных сотрудников на это время высылали из страны. Иногда руководству удавалось договориться с проверяющими. Взятки в Танзании — обычное дело.

Большинство компаний в Танзании привозят сотрудников по туристическим визам, платят деньги «вчерную» и обещают обязательно оформить рабочую визу после испытательного срока. Как правило, этого не происходит. Кроме риска депортации такие сотрудники сталкиваются еще с одним неудобством: по туристической визе непрерывно в стране можно находиться не более 90 дней. Поэтому каждые три месяца нужно делать виза-раны — выезжать за пределы страны. Обычно ездят в Кению. Пограничники на повторный въезд смотрят сквозь пальцы, но порой могут и не впустить в страну. Тогда можно попробовать въехать через несколько дней или через другой пограничный пункт.

Интересный факт: по закону специалист с рабочей визой может получить разрешение на легальное проживание для своей жены. А вот жена с рабочей визой для мужа — не может. Считается, что это описка в законе из-за неудачного перевода с суахили: вместо «человек» там появился «мужчина». Но ошибку не торопятся исправлять. Видимо, считается, что женщины профессионалами быть не могут — и тем более не могут привозить с собой партнеров-мужей.

Так&nbsp;выглядела моя бизнес-виза. Туристическая виза выглядит примерно так&nbsp;же, только без&nbsp;пометки&nbsp;BV и&nbsp;названия компании. Она&nbsp;делается при&nbsp;въезде в&nbsp;Танзанию и&nbsp;стоит 50&nbsp;$ (3650&nbsp;<span class=ruble>Р</span>)
Так выглядела моя бизнес-виза. Туристическая виза выглядит примерно так же, только без пометки BV и названия компании. Она делается при въезде в Танзанию и стоит 50 $ (3650 Р)
Если на&nbsp;пограничном пункте не&nbsp;будет стикеров, как&nbsp;случилось со&nbsp;мной в&nbsp;первый приезд, вам&nbsp;просто впишут «визу» от&nbsp;руки. Визы обычно одноразовые, но&nbsp;однажды меня по&nbsp;одной и&nbsp;той&nbsp;же визе впустили в&nbsp;страну дважды. Был&nbsp;поздний вечер, пограничник не&nbsp;хотел разбираться с&nbsp;моими документами и оформлять новую визу, поэтому просто поставил штамп о&nbsp;въезде
Если на пограничном пункте не будет стикеров, как случилось со мной в первый приезд, вам просто впишут «визу» от руки. Визы обычно одноразовые, но однажды меня по одной и той же визе впустили в страну дважды. Был поздний вечер, пограничник не хотел разбираться с моими документами и оформлять новую визу, поэтому просто поставил штамп о въезде

Деньги и банки

Местная валюта — танзанийский шиллинг, TZS. 2300 шиллингов равны примерно 74 рублям или 1 доллару. При этом купюры обычно очень маленького номинала: 500, 1000, 2000 TZS. Когда мне нужно было что-то закупить для отеля, я отправлялась в магазин с сумкой, набитой деньгами.

В туристической сфере — в отелях и у туроператоров, а также в сфере услуг для богатых танзанийцев и экспатов в ходу доллары. Можно заплатить в евро или фунтах, но часто по невыгодному курсу.

Подготовка к&nbsp;большой закупке в&nbsp;отель. Эти&nbsp;огромные пачки денег — всего несколько тысяч долларов
Подготовка к большой закупке в отель. Эти огромные пачки денег — всего несколько тысяч долларов

Банки Танзании находятся в прошлом веке. Онлайн-банкинга почти не существует. Чтобы оплатить рабочие счета компании, наш бухгалтер выписывал чеки от руки и отправлялся в город Моши, чтобы отстоять очередь в банке и отдать чеки на оплату.

Оплата картами в стране не популярна. Если захотите заплатить безналом в отеле или ресторане, к счету добавят 3—6%. В маленьких магазинах терминалов вообще не будет, нужны наличные. Банкоматы есть только в городах, обычно в отделениях банка и у туристических объектов.

Я не стала открывать счет в местном банке, пользовалась наличными либо карточками российских банков. У большинства танзанийцев тоже нет никаких банковских продуктов. Они почти никогда не получают деньги на карту и не держат сбережения в банках. Но есть оригинальная замена банковской системе: это безналичные платежи через сотовых операторов. У них здесь есть собственная валюта: Airtel money, Tigo pesa или M-pesa — «песа» на суахили значит «деньги». К номеру телефона можно привязать счет и моментально оплачивать товары и услуги, в том числе госуслуги, а также отправлять деньги другим людям. Я так делала не раз — все быстро и очень удобно. А главное, подходит для страны, где у большинства жителей нет персональных компьютеров, зато есть мобильные телефоны.

Реклама безналичных расчетов одного из&nbsp;мобильных операторов. Вообще-то это&nbsp;английская версия сайта, но&nbsp;реклама все&nbsp;равно на&nbsp;суахили
Реклама безналичных расчетов одного из мобильных операторов. Вообще-то это английская версия сайта, но реклама все равно на суахили

Зарплаты

Минимальная зарплата в Танзании зависит от сектора экономики. Самый маленький МРОТ у домашнего персонала — 40 000 TZS (1300 Р) в месяц. Самый большой — 400 000 TZS (12 900 Р) для сотрудников финансовых институтов и телекоммуникационных сервисов. А сотрудник отеля должен получать не меньше 250 000 TZS (8000 Р).

По факту многие компании не обращают внимания на МРОТ, пока не придет проверка. Официально средняя зарплата в Танзании — порядка 371 000 TZS (12 000 Р). Однако большинство танзанийцев не работают официально, а заняты на сезонных сельскохозяйственных и других низкооплачиваемых работах и зарабатывают примерно 2 $ в день (150 Р).

Интересно, что трудовое законодательство в Танзании очень напоминает советское. Дело в том, что первый президент страны Джулиус Ньерере в течение 25 лет развивал сотрудничество с СССР и концепцию «уджамаа» — африканского социализма. В трудовом кодексе Танзании официально установлена 6-дневная рабочая неделя, 28 дней отпуска и оплачиваемый отпуск по рождению ребенка. Конечно, есть поправки на местный колорит: первые пять беременностей оплачиваются за счет работодателя, а вот последующие уже нет.

Все это мало касается экспатов. По моим ощущениям, им для комфортной жизни в Танзании на полном самообеспечении нужно порядка 2000 $ (150 000 Р) в месяц. Половина уйдет на обязательные траты — жилье, коммунальные услуги, питание и транспорт. Особенно дорого с детьми. Бесплатные образование и медицина в Танзании очень плохого качества, а частные школы стоят от 10 000 $ (750 000 Р) в год.

Мой доход на руки составлял 1200 $ (90 000 Р), при этом компания предоставляла проживание, питание, машину и перелет и оплачивала обновление визы. Работодатель обещал выплатить мне бонус по результатам работы, но в итоге этого не сделал. Большинство моих русскоязычных коллег получали 800—1000 $ (60 00075 000 Р).

Мы жили обособленно в отеле среди танзанийских лесов, поэтому в некоторые месяцы расходы составляли меньше 100 $ в месяц, и мне удавалось откладывать почти все заработанные деньги. Позже я потратила эти накопления на магистратуру в Европе. Единственные существенные наши траты за весь африканский период — поездка в Намибию за 4500 $ (337 000 Р) на двоих и мое восхождение на Килиманджаро за 2500 $ (187 000 Р).

Один из&nbsp;домов в&nbsp;Мачаме. Это не&nbsp;отель и&nbsp;не&nbsp;туристический аттракцион, люди правда в&nbsp;таких живут
Один из домов в Мачаме. Это не отель и не туристический аттракцион, люди правда в таких живут

Люди и язык

Люди. В Танзании довольно разношерстное население. Здесь уникальный религиозный микс: почти половина населения — мусульмане, а вторая половина — католики. Эти два сообщества сосуществуют очень мирно. Еще есть сообщества индусов и китайцев со своими духовными практиками, а также остатки традиционных племен.

Церковь играет важную роль в жизни людей. По выходным многие наряжаются в лучшую одежду и идут на воскресную мессу. Еще танзанийцы постоянно шлют друг другу картинки с цитатами из Библии в «Фейсбуке» или «Вотсапе».

Экспатов, по моим ощущениям, не так много: в сообществе Аруши — Моши порядка 400—600 человек. Точных цифр не знает никто, потому что многие живут нелегально и нигде не регистрируются.

Подружиться с местными мне не удалось. Я заметила достаточно сильные постколониальные настроения и мелкий бытовой расизм. Часто приезжих пытаются обсчитать или надуть. Многие танзанийцы убеждены, что бывшие колонизаторы должны «заплатить» за колониальные времена. В разные времена Танзания была немецкой и британской колонией, но местные не видят разницы между британцами и, например, русскими.

Экспатов, туристов и белых танзанийцев — в основном это потомки колонизаторов или приезжие из ЮАР — называют общим словом «мзунгу». Это как фаранги в Азии или гринго в Мексике. В лицо здесь так никого не назовут, разве что дети на улице, но отношение к светлокожим заметно другое. Иногда это удобно: можно без проблем пройти на территорию отеля или частного пляжа. Иногда наоборот: цены выше, полиция вымогает взятки.

Дети на&nbsp;улице в&nbsp;Мачаме. Примерно так&nbsp;выглядит вся&nbsp;область
Дети на улице в Мачаме. Примерно так выглядит вся область

Язык. Государственный язык страны — суахили. Жить без знаний суахили в экспатском пузыре достаточно легко. Я начинала учить язык, но быстро бросила: не видела в нем необходимости. Большинство работников отеля и моих партнеров говорили на английском. Для того чтобы общаться с неанглоязычными сотрудниками, например садовниками или охраной, у меня был помощник, который иногда выполнял роль переводчика.

Самыми полезными фразами, которые я выучила, были «рака-рака» — «быстрее» и «карибу кити» — «присаживайтесь, пожалуйста», в буквальном переводе гугла — «близко стул». Слово «карибу» используют повсеместно как «добро пожаловать». Еще есть всем известная «акуна матата» — «нет проблем».

Работа

В Танзанию я приехала работать на той же позиции, что занимала в России, — управляющей отелем. Задачи во многом были похожи, но на работу влиял местный колорит. Например, менеджер отеля в Танзании должен всегда находиться на стойке ресепшен. Это важно для гостей: европейцам помогает чувствовать себя спокойнее в такой экзотической локации, а для местных туристов работник-мзунгу — показатель качества отеля.

Работать с танзанийцами было непривычно: у них совершенно другое отношение к задачам. Планировать что-либо заранее тут не принято. Часто сотрудники отеля обращались ко мне со срочными просьбами в нерабочее время: вечером или воскресенье. Когда один коллега позвонил мне в 2 часа ночи по вопросу не первой важности, чтобы не принимать решение самому, я стала на ночь отключать стационарный телефон из розетки.

Туристические выставки, типичное для&nbsp;отеля мероприятие, в&nbsp;Танзании проходят на&nbsp;свежем воздухе и&nbsp;с&nbsp;живыми развлечениями
Туристические выставки, типичное для отеля мероприятие, в Танзании проходят на свежем воздухе и с живыми развлечениями

Большой недостаток работы в Танзании — низкий профессионализм отраслей и работников. Обычно работу здесь просто «отсиживают», мало кто стремится к эффективности. Мой бывший босс считал, что работа управляющего в том, чтобы бегать по отелю и лично контролировать сотрудников. Поначалу мне было интересно разбираться с процессами и адаптироваться к новым условиям, но уже через полгода стало скучно: не было никакого профессионального развития. Мне кажется, это очень важный момент: переезд в подобную локацию — это отличный толчок для личностного роста, но никак не для профессионального.

Были и забавные стороны работы в экзотической стране. Пару раз я забывала закрыть окно в офис, а на следующий день находила разбросанные документы и какашки: в гости заходили обезьяны.

Вообще обезьян в отеле было много, их все любили. Каждое утро сотрудники ресторана нарезали бананы и оставляли их на столике перед террасой для завтрака. Это делалось для того, чтобы гости смогли насладиться зрелищем, а в идеале — снять видео и опубликовать в соцсетях с отметкой отеля. Голубые мартышки, жившие в наших краях, быстро поняли, что от них ожидается, и являлись к завтраку заранее.

Мой офис и&nbsp;местные собаки
Мой офис и местные собаки
Еще один вид обезьян, которые жили рядом с&nbsp;отелем, — черно-белые колобусы
Еще один вид обезьян, которые жили рядом с отелем, — черно-белые колобусы
Мой офис и&nbsp;местные собаки
Мой офис и местные собаки
Еще один вид обезьян, которые жили рядом с&nbsp;отелем, — черно-белые колобусы
Еще один вид обезьян, которые жили рядом с отелем, — черно-белые колобусы

Безопасность

В целом Танзания — достаточно безопасная страна, если держаться туристических маршрутов и путешествовать в группах. Но в некоторых районах и даже регионах ситуация сложнее. В регионе Мачаме мы жили на закрытой территории отеля, в окружении деревьев и обезьян. На входе 24 часа в сутки дежурила охрана. Пешком за ворота отеля я за весь год выходила всего нескольких раз, всегда не одна.

Гулять по Мачаме небезопасно даже для местных. Мои коллеги-танзанийцы жаловались, что однажды после ночной смены им пришлось убегать от бандитов через поля кукурузы. Дело в том, что сотрудники возвращались в униформе отеля, — а это признак того, что у них есть деньги. После этой ситуации мы организовали трансфер домой для всех работников, хотя пешком им было идти всего 15 минут.

Где бы в Танзании вы ни оказались, я рекомендую не гулять по ночам, тем более в одиночку, избегать «плохих» районов, не надевать дорогие украшения, не ходить с дорогой техникой на виду, следить за вещами. Очень распространено воровство из карманов, на пляже и в номерах отелей.

Даже местные бары и&nbsp;магазинчики обычно имеют решетку, которая закрывает бармена и&nbsp;кассу от&nbsp;посетителей. На&nbsp;фото местная пекарня с&nbsp;выпечкой и&nbsp;кофе
Даже местные бары и магазинчики обычно имеют решетку, которая закрывает бармена и кассу от посетителей. На фото местная пекарня с выпечкой и кофе

Ну а самый частый случай — попытка надуть туристов. Обычно просто взвинчивают цены, но иногда придумывают более изощренные схемы. Вот типичная история: кто-то из персонала, например бармен, водитель или гид, становится за время поездки вашим «очень хорошим другом» и предлагает обменяться контактами. Дальше вас будут ждать бесчисленные сообщения в «Фейсбуке» о том, как по вам скучают. А однажды придет сообщение о трагическом событии: «Я / мои дети / моя жена / мои родители сильно заболели. Можешь ли ты, мой друг, прислать немного денег, чтоб я мог заплатить за лечение? Конечно, я отдам тебе эти деньги, как только заработаю».

Гостья моего отеля через пару месяцев после отъезда написала письмо с вопросом, навещаем ли мы нашего водителя в больнице после аварии и помогли ли мы его семье финансово. Стоит ли говорить, что никакой аварии не было. К счастью, перевести деньги гостья не успела.

Жилье

Рынков жилья в стране два: для местных и для приезжих. Разница огромна. Аренда дома с двумя спальнями в нормальном районе для экспата будет стоить 250—1000 $ (18 75075 000 Р) в месяц. Цена зависит от того, как хорошо вы знаете рынок и умеете ли торговаться. А местные могут снять комнату за 20—40 $ (15003000 Р), но, конечно, совсем другого качества.

Ищут жилье через группы в «Фейсбуке» и местный «Авито» — Tanzania Mailing. Это группа в «Гугл-почте», по сути — почтовый ящик, куда каждый может отправить письмо-объявление о чем угодно. Если вы хотите что-то продать, разместить объявление стоит 10 000 TZS (325 Р). Если хотите что-то купить, арендовать или, например, ищете работу — объявление бесплатно.

В ящике Tanzania Mailing можно найти почти все: объявления об&nbsp;аренде и&nbsp;покупке недвижимости и&nbsp;продаже автомобилей, резюме, предложения работы и&nbsp;различных услуг
В ящике Tanzania Mailing можно найти почти все: объявления об аренде и покупке недвижимости и продаже автомобилей, резюме, предложения работы и различных услуг
Типичное объявление о&nbsp;сдаче дома в&nbsp;аренду. Предупреждают, что&nbsp;у&nbsp;соседей собаки, но&nbsp;подчеркивают, что&nbsp;это&nbsp;дружелюбные собаки
Типичное объявление о сдаче дома в аренду. Предупреждают, что у соседей собаки, но подчеркивают, что это дружелюбные собаки

Мы жили в отеле, и я поисками жилья не занималась. Только один раз мне пришлось озаботиться временным жильем: после того как закончила сотрудничество с первой компанией. По знакомству мне удалось снять часть дома у своих знакомых всего за 100 $ (7500 Р), там я прожила чуть больше месяца.

Из тех вариантов, что я видела в Танзании, самый привлекательный — домики в горных отелях-лоджах. Это коттеджи, расположенные на территории заповедников. Снять такой сказочный домик можно на короткий или длительный срок. Например, идеальные коттеджи в отеле Ngare Sero Mountain Lodge — это второй отель, с которым я работала в Танзании. Другой красивый лодж для обеспеченных экспатов и путешественников — Kiligolf Estate.

Хорошие отели в Танзании дорогие, а в среднем и низком ценовом сегменте приличных вариантов мало. За 70 $ (5100 Р) в сутки можно арендовать комнату с минимальным набором удобств, а за 200 $ (14 600 Р) — 3 или 4 африканские звезды: просторный номер с горячим душем 24/7 и полноценным завтраком. Совсем другие цены в национальных парках: например, в Серенгети одна ночь в октябре будет стоить от 21 000 Р за ночь в простом кемпе и до 228 000 Р в шикарном глэмпинге.

Домик-студия, который я&nbsp;снимала на&nbsp;месяц у&nbsp;своих знакомых всего за&nbsp;100&nbsp;$ (7500&nbsp;<span class=ruble>Р</span>)
Домик-студия, который я снимала на месяц у своих знакомых всего за 100 $ (7500 Р)
Так&nbsp;выглядел мой&nbsp;домик внутри. Сетка над кроватью — от&nbsp;насекомых, но&nbsp;не&nbsp;могу сказать, что&nbsp;они меня сильно беспокоили
Так выглядел мой домик внутри. Сетка над кроватью — от насекомых, но не могу сказать, что они меня сильно беспокоили
Слева маленькая кухня, которой я&nbsp;не&nbsp;пользовалась: домик располагался на&nbsp;территории отеля и&nbsp;я&nbsp;ни&nbsp;разу не&nbsp;готовила дома. Душ и&nbsp;туалет за&nbsp;углом, горячая вода — через обогреватель
Слева маленькая кухня, которой я не пользовалась: домик располагался на территории отеля и я ни разу не готовила дома. Душ и туалет за углом, горячая вода — через обогреватель
Так&nbsp;выглядел мой&nbsp;домик внутри. Сетка над кроватью — от&nbsp;насекомых, но&nbsp;не&nbsp;могу сказать, что&nbsp;они меня сильно беспокоили
Так выглядел мой домик внутри. Сетка над кроватью — от насекомых, но не могу сказать, что они меня сильно беспокоили
Слева маленькая кухня, которой я&nbsp;не&nbsp;пользовалась: домик располагался на&nbsp;территории отеля и&nbsp;я&nbsp;ни&nbsp;разу не&nbsp;готовила дома. Душ и&nbsp;туалет за&nbsp;углом, горячая вода — через обогреватель
Слева маленькая кухня, которой я не пользовалась: домик располагался на территории отеля и я ни разу не готовила дома. Душ и туалет за углом, горячая вода — через обогреватель
«Нгаре-серо» — бывшая колониальная ферма, переделанная под&nbsp;горный лодж. В&nbsp;таком доме располагаются несколько номеров, каминный зал и&nbsp;столовая. Лодж управляется одной немецкой-британско-русской семьей с&nbsp;момента основания в&nbsp;1974&nbsp;году
«Нгаре-серо» — бывшая колониальная ферма, переделанная под горный лодж. В таком доме располагаются несколько номеров, каминный зал и столовая. Лодж управляется одной немецкой-британско-русской семьей с момента основания в 1974 году

Транспорт

Общественный транспорт. В Танзании есть следующие варианты передвижения: мототакси бода-бода, моторикши тук-туки, маршрутки дала-дала и редкие автобусы между городами.

Проезд в маршрутках дала-дала дешевле всего — 500 TZS (16 Р). Но удовольствия мало: маршрутки раздолбанные и всегда битком. Мототакси бода-бода — тоже сомнительная идея: мотоциклы выглядят ненадежными, а водят здесь как безумные, причем шлемы обычно не надевают. 10—15-минутная поездка на мототакси будет стоить 2300—11 500 TZS (75—375 Р), а на тук-туке — 4600—11 600 TZS (150—375 Р).

Самое интересное в маршрутках — то, как&nbsp;их&nbsp;украшают водители
Самое интересное в маршрутках — то, как их украшают водители

Автомобильное такси дороже — 9300—23 200 TZS (300—750 Р). Ловят машины прямо на улице. В Дар-эс-Саламе есть «Убер», но работает он странно: когда таксист принимает заказ, приложение сразу списывает сумму поездки, но машина может так и не приехать. Поездку из аэропорта попросят оплатить в долларах, причем стоить она будет от 40 $ (3000 Р) за полчаса.

Обычными рейсовыми автобусами между городами я ни разу не пользовалась, подозреваю, что они всегда переполнены. Любой туроператор организует вам билеты на туристический автобус. В свою первую поездку мы так добирались от Аруши до Дар-эс-Салама. Автобус был средней комфортности, без кондиционера, зато подходил нам по времени.

Типичная пробка между Моши и&nbsp;Аруши. На&nbsp;фото дала-дала  и бода-бода
Типичная пробка между Моши и Аруши. На фото дала-дала и бода-бода
А это уже «обочичники» — обгоняют поток, застрявший в&nbsp;пробке
А это уже «обочичники» — обгоняют поток, застрявший в пробке

Своя машина. У меня была возможность пользоваться корпоративной машиной и оплачивать только бензин. Тем не менее я довольно быстро перестала водить машину. В стране левостороннее движение и совсем нет культуры вождения. Выехать с боковой дороги не глядя прямо перед несущейся машиной — обычное дело, как и аварии, в том числе очень серьезные.

Кроме того, в регионе, где я жила, полиция постоянно останавливала машины, за рулем которых были экспаты. Постовой предъявлял какое-нибудь нарушение, а вместо доказательств показывал на телефоне фотографии, которые ему по «Вотсапу» отправил другой полицейский. На возражения предлагалось проехать в отделение и потратить там часов пять. Большинство водителей откупались — обычная такса была 30 000 TZS (485 Р). Примерно в одном случае из трех удавалось убедить полицейского, что нарушения не было, — обычно для этого достаточно говорить громко и уверенно.

Бензин в Танзании стоит около 2000 TZS (64 Р) за литр. Самостоятельных заправок нет — обязательно должен помочь заправщик, пусть и не очень быстро. Парковка во многих городах, таких как Моши, Аруша, Дар-эс-Салам, стоит 1000 TZS (32 Р) в день. Оплатив ее, можно парковаться на любых парковках в этот день, главное — не забыть попросить у парковщика чек и прикрепить его к стеклу. Обычно деньги собирают женщины в специальных жилетах и с кассовой машинкой. Платные парковки никак не обозначаются. Поэтому если к вам никто не подошел после остановки — платить не надо.

Любопытно, что&nbsp;если ты&nbsp;экспат, считается, что&nbsp;ты&nbsp;априори умеешь водить. Получить танзанийские права можно за&nbsp;сутки и&nbsp;180&nbsp;000&nbsp;TZS (5815&nbsp;<span class=ruble>Р</span>). Как&nbsp;обычно в&nbsp;Танзании, нужно знать кого-то, кто&nbsp;это для&nbsp;тебя сделает. Туристам местные права для&nbsp;аренды машины не&nbsp;нужны — хватит обычных международных
Любопытно, что если ты экспат, считается, что ты априори умеешь водить. Получить танзанийские права можно за сутки и 180 000 TZS (5815 Р). Как обычно в Танзании, нужно знать кого-то, кто это для тебя сделает. Туристам местные права для аренды машины не нужны — хватит обычных международных
Парковка — любое свободное место на&nbsp;обочине
Парковка — любое свободное место на обочине

Аренда машины. В Дар-эс-Саламе есть «Херц», «Юропкар» и другие прокатные конторы, а вот на севере страны — только мелкие локальные компании. Но на мой взгляд, брать машину не стоит ни там, ни там. В Даре ужасное движение, весь город стоит в пробках. Быстрее и гораздо дешевле передвигаться на тук-туках. А во все национальные парки на севере все равно придется брать полноприводную машину с гидом-водителем. Туристов на своих машинах не пускают, это небезопасно: они могут потеряться или нанести вред природе или себе.

Единственное место, где, как мне кажется, машина имеет смысл, — это Занзибар. Там почти нет международных прокатных контор, но можно найти местные компании, часто с одной машиной. Но советую проверять отзывы в интернете.

Однажды мы сняли машину в очень своеобразной компании: вместо офиса нас отвезли на пляж, где отдыхал владелец машины, договор мы подписали на капоте, а выданная машина постоянно ломалась. Зато цена была отличная. Кроме того, владелец машины настоял, чтобы мы оформили местную водительскую справку примерно за 30 $ (2250 Р). Мы думали, что нас развели, но потом нас несколько раз останавливала дорожная полиция и требовала именно эту справку.

Еда и продукты

Местная кухня показалась мне неинтересной: она состоит из бобовых, кукурузы, овощей и угали — каши из кукурузной муки. Традиционное мясное блюдо для больших праздников — мясо козы, порубленное вместе с жилами и костями на барбекю. Я в основном ела европейскую еду при отеле: ее готовили в ресторане, которым я управляла. Питание по системе «все включено» оплачивалось компанией.

Меню было стандартное: цезарь, стейки, свиные ребра, макароны с сыром и так далее — все, что привычно гостям-европейцам. Меню я составляла сама, а еще занималась отбором поставщиков и организовывала закупки продуктов для ресторана при отеле.

Супермаркетов в Моши и Аруше было мало. Местные в супермаркеты не ходят, в основном покупают продукты в палатках на улице или в маленьких магазинчиках. В Моши я очень любила магазин деликатесов Olimps — единственное место, где можно было купить сыр «Филадельфия» (650 Р за пачку) и красную рыбу (750—1225 Р).

За овощами и фруктами надо идти на рынок. Обычно это огромные развалы. С европейцами там торгуются неохотно, поэтому закупками для отеля занимался местный сотрудник. Цены на многие фрукты не сильно отличаются от российских. Многое продается поштучно.

Из привычных нам продуктов в Танзании нет творога и сметаны, а молочки и сыров очень мало. Местную выпечку и десерты я не оценила.

Чтобы покупать мясо и мясные продукты, нужно найти хорошего мясника. Со своим я познакомилась на профессиональной выставке для поставщиков отелей — он приехал из ЮАР, страны, где есть культура мяса, чтобы развивать свой мясной бизнес. Мы заказывали мясо с фабрики в Аруши, а доставку в отель организовали типичным танзанийским способом. В Аруше коробку с мясом привозили на автобусный вокзал и договаривались с одним из водителей за небольшую плату. А на перекрестке у отеля кто-то из наших сотрудников встречал автобус и забирал коробку.

Средняя стоимость продуктов в магазине или на рынке:

Многих типичных для&nbsp;нас продуктов в&nbsp;Танзании не&nbsp;найти. Например, томатов черри, черешни, укропа и&nbsp;петрушки. Поэтому на&nbsp;задворках отеля мы&nbsp;организовали свой сад-огород, где&nbsp;растили зелень и&nbsp;помидоры с&nbsp;огурцами
Многих типичных для нас продуктов в Танзании не найти. Например, томатов черри, черешни, укропа и петрушки. Поэтому на задворках отеля мы организовали свой сад-огород, где растили зелень и помидоры с огурцами

Кафе и рестораны

Несмотря на низкие зарплаты, рестораны и кафе в Танзании дорогие. Большинство хороших мест — при отелях. В местах, куда ходят европейцы, стоимость обеда на двоих обычно составляет 40—80 $ (30006000 Р). Чаевых принято оставлять 5—10% от суммы. Но это не железное правило. Если вы ничего не оставите, никто не будет смотреть на вас волком.

В Моши мест, где можно поесть, от силы 15—20. В Аруше и Даре чуть больше. Чтобы найти что-то хорошее, советую читать отзывы на «Трипэдвайзоре» и спрашивать местных. Если просто идти по улице в Даре, можно не наткнуться ни на одно приличное место.

Порекомендую несколько проверенных заведений. В Моши главное европейское место — кофейня Union Cafe. Здесь подают килиманджарский кофе и вкусные чизкейки с маракуйей, можно перекусить и плотнее.

Единственная «европейская» кофейня в&nbsp;Моши Union Cafe. Это представительство союза кофейных производителей из&nbsp;Аруши — он&nbsp;помогает небольшим производителям делать кофе лучшего качества, расширять зоны сбыта, продавать его&nbsp;дороже и&nbsp;сокращать издержки
Единственная «европейская» кофейня в Моши Union Cafe. Это представительство союза кофейных производителей из Аруши — он помогает небольшим производителям делать кофе лучшего качества, расширять зоны сбыта, продавать его дороже и сокращать издержки
Так&nbsp;выглядит процесс приготовления бананового пива. Я&nbsp;попробовала «настоящее» самодельное пиво один раз из&nbsp;любопытства. Пробовать второй раз&nbsp;не&nbsp;захотелось
Так выглядит процесс приготовления бананового пива. Я попробовала «настоящее» самодельное пиво один раз из любопытства. Пробовать второй раз не захотелось
А так&nbsp;это банановое пиво продается в&nbsp;местном баре — в ведерках по 500&nbsp;TZS (16&nbsp;<span class=ruble>Р</span>). Это&nbsp;один из&nbsp;немногих баров без&nbsp;решеток
А так это банановое пиво продается в местном баре — в ведерках по 500 TZS (16 Р). Это один из немногих баров без решеток
Так&nbsp;выглядит процесс приготовления бананового пива. Я&nbsp;попробовала «настоящее» самодельное пиво один раз из&nbsp;любопытства. Пробовать второй раз&nbsp;не&nbsp;захотелось
Так выглядит процесс приготовления бананового пива. Я попробовала «настоящее» самодельное пиво один раз из любопытства. Пробовать второй раз не захотелось
А так&nbsp;это банановое пиво продается в&nbsp;местном баре — в ведерках по 500&nbsp;TZS (16&nbsp;<span class=ruble>Р</span>). Это&nbsp;один из&nbsp;немногих баров без&nbsp;решеток
А так это банановое пиво продается в местном баре — в ведерках по 500 TZS (16 Р). Это один из немногих баров без решеток

На барбекю в Моши стоит идти в место со смешным названием Kaka’s Pub. Готовят при посетителях, порции огромные и очень вкусные. Правда, интерьер очень простой — с пластиковыми столами, а сервис отсутствует. Зато относительно дешево: половина курицы с гарниром обойдется в 10 000 TZS (325 Р).

Еще несколько мест в Моши: дорогая вегетарианская еда в ресторане More Than a Drop, индийская кухня — в El Rancho, мексиканская — в La Fuente Gardens. В последнем особенно рекомендую начос и свежий сок из малины.

В Аруше мое любимое место — китайский ресторан Chinese Whispers с хорошей едой и адекватными ценами. Вкусные бургеры в Alpha Choice, а отличная шаверма и фруктовые коктейли — в The Blue Heron. За кофе и десертами идите в The Blue Heron или Fig & Olive. В последнем мой фаворит — круассан с мягким сыром и лососем, редкость для Танзании. Пара хороших ресторанов при отелях: Arusha Coffee Lodge и Rivertrees. Еще есть кафе Le Patio: еда обычная, но можно поиграть в бильярд.

Кофе в кафе стоит 5000—8000 TZS (160—260 Р). Капучино практически не найти. Бутылка местного пива Kilimanjaro, Serengeti или Safari обойдется в 2—4 $ (150300 Р), бутылка импортного пива — в 5—8 $ (375600 Р). Разливного пива мало. В Аруше есть две крафтовые пивоварни — 0,5 л пива в них стоят 10 000 TZS (325 Р). Для местных все это дорого, они предпочитают банановое пиво, которое варят прямо на улице из очень спелых бананов с добавлением дрожжей. Получается слабоалкогольный напиток, который выглядит уж очень неаппетитно. Есть и промышленное производство такого пива.

Интересной уличной еды, как в Азии, я в Танзании не видела. Пробовала только уличную кукурузу за 1000 TZS (32 Р).

Так выглядит бар, где&nbsp;можно купить бутылочное пиво и&nbsp;крепкий алкоголь. Обратите внимание на&nbsp;решетку между барменом и&nbsp;гостями. Это&nbsp;защита от&nbsp;ограблений
Так выглядит бар, где можно купить бутылочное пиво и крепкий алкоголь. Обратите внимание на решетку между барменом и гостями. Это защита от ограблений
Еще один бар с&nbsp;решеткой. За&nbsp;мной — большая фотография первого президента страны Джулиуса Ньерре, которого все&nbsp;уважительно называют «Учитель». Слева от&nbsp;него мужчина в&nbsp;военной форме — это&nbsp;Джон Магуфули, нынешний президент Танзании
Еще один бар с решеткой. За мной — большая фотография первого президента страны Джулиуса Ньерре, которого все уважительно называют «Учитель». Слева от него мужчина в военной форме — это Джон Магуфули, нынешний президент Танзании
Наш с&nbsp;друзьями любимый виски-бар находился в&nbsp;отеле Kaliwa Lodge в&nbsp;15&nbsp;минутах езды от&nbsp;нас. Бар открыл управляющий отеля, немец. Многие бутылки виски он&nbsp;привозил лично из&nbsp;своих европейских поездок: в&nbsp;коллекции было больше 150&nbsp;видов по&nbsp;цене от&nbsp;5000&nbsp;TZS (160&nbsp;<span class=ruble>Р</span>) и&nbsp;сильно дороже. Отдельно подкупал вид на&nbsp;Килиманджаро
Наш с друзьями любимый виски-бар находился в отеле Kaliwa Lodge в 15 минутах езды от нас. Бар открыл управляющий отеля, немец. Многие бутылки виски он привозил лично из своих европейских поездок: в коллекции было больше 150 видов по цене от 5000 TZS (160 Р) и сильно дороже. Отдельно подкупал вид на Килиманджаро
Еще один бар с&nbsp;решеткой. За&nbsp;мной — большая фотография первого президента страны Джулиуса Ньерре, которого все&nbsp;уважительно называют «Учитель». Слева от&nbsp;него мужчина в&nbsp;военной форме — это&nbsp;Джон Магуфули, нынешний президент Танзании
Еще один бар с решеткой. За мной — большая фотография первого президента страны Джулиуса Ньерре, которого все уважительно называют «Учитель». Слева от него мужчина в военной форме — это Джон Магуфули, нынешний президент Танзании
Наш с&nbsp;друзьями любимый виски-бар находился в&nbsp;отеле Kaliwa Lodge в&nbsp;15&nbsp;минутах езды от&nbsp;нас. Бар открыл управляющий отеля, немец. Многие бутылки виски он&nbsp;привозил лично из&nbsp;своих европейских поездок: в&nbsp;коллекции было больше 150&nbsp;видов по&nbsp;цене от&nbsp;5000&nbsp;TZS (160&nbsp;<span class=ruble>Р</span>) и&nbsp;сильно дороже. Отдельно подкупал вид на&nbsp;Килиманджаро
Наш с друзьями любимый виски-бар находился в отеле Kaliwa Lodge в 15 минутах езды от нас. Бар открыл управляющий отеля, немец. Многие бутылки виски он привозил лично из своих европейских поездок: в коллекции было больше 150 видов по цене от 5000 TZS (160 Р) и сильно дороже. Отдельно подкупал вид на Килиманджаро
Мой прощальный ужин в&nbsp;аэропорту — типичное пиво и&nbsp;традиционный пирожок самоса. Такие бывают с&nbsp;мясом или&nbsp;овощами
Мой прощальный ужин в аэропорту — типичное пиво и традиционный пирожок самоса. Такие бывают с мясом или овощами

Связь

Мобильная связь. Самые большие операторы — Airtel, TiGo и Vodacom. Купить симкарту можно по паспорту в салоне связи. Важно сказать, что вы хотите не только купить симкарту, но и пополнить баланс и подключить пакет услуг. Это три разных процесса. Советую попросить активировать симку при вас и проверить, работает ли она.

Пополняют телефон через скретч-карты. Купить их можно практически везде. В маленьких лавках стандартный номинал такой карты — 500 TZS (16 Р), реже встречаются карты на 2000 TZS (65 Р). Местные обычно пополняют телефон на очень маленькие суммы.

У меня был пакет на 30 дней за 10 000 TZS (325 Р), туда входили 6 Гб, 550 минут и 500 смс. Каждый месяц, чтобы пополнить телефон на нужную сумму, мне нужно было купить 20 скретч-карт, 20 раз стереть защитный слой и 20 раз ввести код. А потом отправить смс на номер оператора и выбрать нужный тариф. Меню операторов было на суахили, поэтому я просила местных коллег мне помочь.

Интернет. С интернетом в Танзании плохо — и с домашним, и с мобильным. Скорость очень низкая, смотреть фильмы онлайн или созвониться по «Скайпу» с видео сложно. Мы пользовались интернетом от провайдера, с которым сотрудничал отель. Он часто ломался, и добиться исправления проблемы было сложно. Сменить провайдера тоже возможности не было: в том месте, где я жила, он был только один.

В туристических местах в стране обычно есть вайфай, но не всегда. Когда бронируете отель, советую задать не только вопрос «есть ли вайфай?», но и «работает ли он?». Это не шутка. Однажды в кафе нам подтвердили, что вайфай есть, и даже дали пароль для входа. А после нескольких наших безуспешных попыток подключиться пояснили: «Вайфай есть, но он не работает».

Образование

Школьное образование в Танзании бесплатное. Дети идут в школу в семь лет. Среднее образование делится на две ступени — первая обязательная, длится семь лет и проходит на суахили, вторая — четыре года и на английском. Эта ступень тоже бесплатна, но уже не является обязательной. Многие танзанийцы учебу не продолжают, потому что вынуждены искать хоть какую-то работу. Как и во всех странах третьего мира, эта проблема в большей степени касается девочек.

Между тем знание языков, особенно английского, и полное школьное образование — это возможность получить стабильную работу. На севере страны больше всего хороших вакансий в туризме, а работа в отеле или ресторане считается очень престижной.

В целом качество школьного образования низкое. Как-то мы делали тест с вопросами о работе для гидов, лидеров групп на Килиманджаро, сотрудников с образованием и опытом работы. Ответы меня поразили. Многие не знали количества континентов, не могли перечислить страны, с которыми граничит Танзания, или ответить на простые вопросы по физике: например, назвать температуру кипения воды. Я думаю, что образование — одна из главных причин бедности населения в Танзании.

Зачастую после семи лет обучения в школе дети не продолжают образование. Особенно это касается самых бедных и незащищенных слоев населения. В Танзании много организаций, которые помогают школам или самим студентам получить полное среднее образование. Многие экспаты тоже вовлечены в благотворительные проекты или берут «шефство» над местными школами. Волонтеры проводят дополнительные уроки, собирают деньги на нужды классов и закупают материалы для обучения, например книги и канцелярию.

Утренняя линейка в&nbsp;обычной общеобразовательной школе рядом с&nbsp;лоджем «Нгаре-серо». Волонтер, который жил в&nbsp;лодже в&nbsp;то&nbsp;же&nbsp;время, что&nbsp;и&nbsp;я, проводил мастер-классы по&nbsp;педагогике для&nbsp;учителей. В&nbsp;один из&nbsp;дней я&nbsp;сходила в&nbsp;школу вместе с&nbsp;ним
Утренняя линейка в обычной общеобразовательной школе рядом с лоджем «Нгаре-серо». Волонтер, который жил в лодже в то же время, что и я, проводил мастер-классы по педагогике для учителей. В один из дней я сходила в школу вместе с ним
Экзамен по&nbsp;английскому в&nbsp;обычной школе, первый или&nbsp;второй класс. Дети должны знать такие слова, как&nbsp;«кот», «шляпа», «ручка»
Экзамен по английскому в обычной школе, первый или второй класс. Дети должны знать такие слова, как «кот», «шляпа», «ручка»

Моя компания сотрудничала с несколькими благотворительными организациями. Одна из них — More Than a Drop, бесплатная частная школа-колледж для девочек. Организация помогает девочкам из самых бедных семей, которые были вынуждены бросить школьное обучение или переживают сложную жизненную ситуацию. Они предоставляют возможность не только бесплатно жить и учиться в школе в течение года, но и получить практические навыки в гостиничном бизнесе. Ученицы практикуют английский, учатся готовить, убирать и общаться с гостями.

Основательница школы — голландка, живущая в Танзании. Она лично договаривается с местными отелями и ресторанами о практике для воспитанниц. Я с радостью участвовала в этом проекте вместе с моим отелем. Для девочек это одна из немногих возможностей получить приличное образование и шанс на достойную жизнь.

Университеты и колледжи в Танзании есть, но тоже достаточно низкого качества. Все, у кого есть деньги, отправляют детей получать высшее образование в Европу или Америку.

Дети в&nbsp;шапках. На&nbsp;улице январь, самое теплое время года, но&nbsp;для&nbsp;танзанийцев все&nbsp;равно прохладно по&nbsp;утрам
Дети в шапках. На улице январь, самое теплое время года, но для танзанийцев все равно прохладно по утрам
Я&nbsp;на&nbsp;выпускном наших практиканток из&nbsp;More Than&nbsp;A&nbsp;Drop. Мы&nbsp;не&nbsp;только взяли несколько девочек на&nbsp;практику, но&nbsp;и&nbsp;наняли их&nbsp;потом на&nbsp;работу
Я на выпускном наших практиканток из More Than A Drop. Мы не только взяли несколько девочек на практику, но и наняли их потом на работу
Дети в&nbsp;шапках. На&nbsp;улице январь, самое теплое время года, но&nbsp;для&nbsp;танзанийцев все&nbsp;равно прохладно по&nbsp;утрам
Дети в шапках. На улице январь, самое теплое время года, но для танзанийцев все равно прохладно по утрам
Я&nbsp;на&nbsp;выпускном наших практиканток из&nbsp;More Than&nbsp;A&nbsp;Drop. Мы&nbsp;не&nbsp;только взяли несколько девочек на&nbsp;практику, но&nbsp;и&nbsp;наняли их&nbsp;потом на&nbsp;работу
Я на выпускном наших практиканток из More Than A Drop. Мы не только взяли несколько девочек на практику, но и наняли их потом на работу

Медицина

Государственная медицина в Танзании бесплатная и работает по принципу российского ОМС. Но качество бесплатных услуг и состояние больниц ужасает. Экспаты и обеспеченные танзанийцы ходят только в частные клиники, многие покупают платную медицинскую страховку. Если нужно пройти серьезное обследование, ездят в столицу Кении Найроби: там с медициной лучше.

Я не оформляла платную страховку. К счастью, медицинская помощь за год мне не понадобилась. Только один раз я обращалась в частный медицинский центр для планового приема у маммолога. Прием и узи обошлись мне в 60 $ (4500 Р). Впечатление осталось не очень хорошее: диагностика и заключение показались формальными, а врач — незаинтересованным.

Услуги и развлечения

Услуги. Со сферой красоты в Моши дела не очень. Мы жили, по сути, в деревне, где не было практически ничего. Один раз я рискнула сходить в местный салон красоты на маникюр и педикюр. Отдала за них по 20 $ (1500 Р). Темно-синий шеллак на ногах выглядел так, как будто ребенок изрисовал мои ногти фломастером.

Стриглась я тоже один раз, когда была в Дар-эс-Саламе. Стрижка обошлась в 20 $ (1500 Р), парикмахер управился за семь минут.

Салон красоты в&nbsp;Моши. Танзанийки стараются следить за&nbsp;внешним видом, поэтому услуги в&nbsp;сфере красоты пользуются большой популярностью. Можно найти предложение на&nbsp;любой бюджет
Салон красоты в Моши. Танзанийки стараются следить за внешним видом, поэтому услуги в сфере красоты пользуются большой популярностью. Можно найти предложение на любой бюджет

С волосами вообще интересная история. У большинства танзаниек волосы растут очень мало и остаются очень короткими. А длинные волосы и прически считаются очень красивыми. Поэтому девочки-тинейджеры, как правило, на первые личные деньги покупают себе парики. Очень важно купить себе парик на школьный выпускной и другие важные жизненные события. Так что когда я побрилась налысо, многие местные коллеги смотрели на меня с нескрываемой жалостью: как же так, я собственноручно отказалась от самого важного атрибута женской красоты.

Выход для экспатов — салоны красоты при отелях. Там вам окажут качественные услуги с соблюдением стандартов гигиены. Цены соответствующие. В «Нгаре-cеро», например, я делала массаж за 50 $ (3750 Р) — но он этих денег стоил.

Из одежды я за весь год ничего не купила: в Моши магазинов не было вовсе, а в Аруши был торговый центр, но мне ничего не приглянулось.

В&nbsp;Аруше только один торговый центр. Новобрачные часто выбирают его&nbsp;для&nbsp;праздничной фотосессии. Приглядитесь — увидите парочку на&nbsp;эскалаторе
В Аруше только один торговый центр. Новобрачные часто выбирают его для праздничной фотосессии. Приглядитесь — увидите парочку на эскалаторе
Так&nbsp;выглядит типичная торговля в&nbsp;Танзании: развалы на&nbsp;улице
Так выглядит типичная торговля в Танзании: развалы на улице
А&nbsp;так&nbsp;выглядят рынки
А так выглядят рынки
На&nbsp;фото традиционные расписные ткани, из&nbsp;которых шьют одежду
На фото традиционные расписные ткани, из которых шьют одежду
А&nbsp;так&nbsp;выглядят рынки
А так выглядят рынки
На&nbsp;фото традиционные расписные ткани, из&nbsp;которых шьют одежду
На фото традиционные расписные ткани, из которых шьют одежду

Развлечения. Ближайший кинотеатр был в Аруше. Сайта у него не было, только страница в «Фейсбуке», где и публиковали расписание. Билеты стоили от 5000 TZS (162 Р) на индийский фильм и от 24 000 TZS (775 Р) на голливудский блокбастер. Местная особенность — по умолчанию в стоимость билеты включена стоимость многоразовых 3D-очков. Поэтому обычно в кинотеатр все ходят со своими 3D-очками — билет выходит дешевле.

Других развлечений немного. Можно записаться в гольф-клуб: членство стоит 250 $ (19 523 Р) на неделю, 450 $ (35 140 Р) на месяц, 700 $ (54 660 Р) на полгода и 1000 $ (7090 Р) на год. Посещения только в выходные дешевле, для пар есть скидка на годовые абонементы.

Также можно покататься на лошадях, прогулки организуют многие местные операторы по цене от 50 $ (3750 Р). Или посетить ферму диких животных — это бесплатно, но советую оставить донейшен 15—20 $ (11251500 Р). Ферма — единственное место в стране, где лечат диких животных, пострадавших от браконьеров, на дорогах или получивших травмы другим способом. Проект частный и существует за счет пожертвований и туров, организуемых компанией.

Иногда мы отправлялись в однодневные поездки в регионе Аруша — Килиманджаро. На горячие источники Чемка ехать я бы не рекомендовала: слишком много людей и вживую не так интересно, как на фотографиях. А вот другие локации мне понравились: водопад Матеруни, банановые и ванильные плантации и озеро Чала, где можно покататься на каяках. Для туристов такие поездки будут стоить от 75 $ (5620 Р) до 150 $ (11 240 Р), включая трансфер, входные билеты и обед. Мы брали корпоративную машину и ездили самостоятельно, таким образом экономили до 50—75 $ (37505620 Р).

Гольф-клуб «Килигольф». Не&nbsp;могу оценить качество гольфа и&nbsp;лунок, так&nbsp;как я&nbsp;играла в&nbsp;первый раз&nbsp;в&nbsp;жизни и&nbsp;мне не&nbsp;с&nbsp;чем сравнить, но&nbsp;виды там&nbsp;открываются фантастические — на&nbsp;горы Меру и&nbsp;КилиманджароТак&nbsp;выглядит главная резиденция «Килигольфа» — там&nbsp;находится клуб и&nbsp;ресторан. Отель и&nbsp;коттеджи для&nbsp;проживания — чуть поодальПоездка на лошадях. Для&nbsp;тех, кто&nbsp;не&nbsp;умеет сам, предусмотрен вариант, когда лошадь ведут. Мы&nbsp;катались вокруг лоджа друзей и заплатили всего по&nbsp;30&nbsp;$ (2340&nbsp;<span class=ruble>Р</span>) лично конюхам. Обычно поездка стоит в&nbsp;два&nbsp;раза дороже. Часть денег идет лоджу: на&nbsp;содержание лошадей, зарплаты сотрудникам и&nbsp;прочееЯ на&nbsp;ферме диких животных, у&nbsp;меня на&nbsp;руках голубая обезьянка. Она&nbsp;попала на&nbsp;ферму совсем малышом, когда оказалась без&nbsp;мамы, и&nbsp;у&nbsp;нее&nbsp;нет навыков выживания в&nbsp;дикой среде. Поэтому отпустить ее&nbsp;в&nbsp;лес нельзяЭто Пумба как&nbsp;в&nbsp;«Короле Льве» — бородавочникСамое популярное занятие выходного&nbsp;дня — провести время у&nbsp;бассейна. Фото сделано в&nbsp;моем отеле, с&nbsp;дрона. Несмотря на&nbsp;облака, уровень ультрафиолета очень высокий. Если не&nbsp;намазаться защитным кремом, сгореть можно за&nbsp;пять минутНа&nbsp;горячих источниках Чемка можно прыгнуть на&nbsp;тарзанке в&nbsp;воду. Выглядит круто, но&nbsp;в&nbsp;реальности озеро совсем маленькое, а&nbsp;людей очень многоОзеро Чала — по&nbsp;нему проходит граница между Кенией и&nbsp;Танзанией. Мы&nbsp;брали каяки в&nbsp;аренду в&nbsp;местном туристическом центре и&nbsp;катались несколько часов

Сафари и другие достопримечательности

Самое интересное в Танзании — это природа. В стране 12 национальных парков. На севере, где я жила, сосредоточены лучшие парки мира, так называемое «Северное кольцо»: Серенгети, Нгоронгоро, Тарангире, озеро Маньяра и национальный парк Аруша.

В национальные парки ездят на сафари, чтобы посмотреть на диких африканских зверей. В поездке вас обязательно должен сопровождать рейнджер, он же водитель и гид. Главная его задача — найти места, где вы сможете увидеть животных. Это не всегда просто: парки — это не зоопарки, животные могут прятаться от жары, хищников, шума машин и внимания туристов. Проще всего их увидеть на рассвете или закате, когда они выходят на охоту или водопой. Может и не повезти: гарантий, что вы увидите позирующих слонов или львов, никто не дает. Но даже просто виды бескрайней саванны обычно производят на городских жителей неизгладимое впечатление.

Типичный день на сафари предполагает подъем около 7 утра, завтрак и ранний выезд в поисках животных. Обед может быть в кафе, а может состоять из сэндвича и сока — зависит от того, как далеко вы находитесь от цивилизации.

Сафари — дорогое развлечение: нужно не только заплатить за вход в парк, но и оплатить аренду машины, услуги рейнджера и, если парк большой, проживание на территории. Часто еще берут с собой повара. День сафари стоит от 150 $ (11 225 Р) в зависимости от парка. Чтобы увидеть основные парки — Серенгети и Нгоронгоро — понадобится минимум три-четыре дня. Если хочется посмотреть еще пару парков, лучше заложить неделю.

Это&nbsp;одно из&nbsp;племен масаев, традиционно они&nbsp;живут рядом с&nbsp;национальными парками или&nbsp;прямо на&nbsp;территории. Если вас&nbsp;обещают свозить к&nbsp;традиционным племенам, то&nbsp;в&nbsp;95% это&nbsp;будут деревни масаев. Обычно представление включает национальные танцы
Это одно из племен масаев, традиционно они живут рядом с национальными парками или прямо на территории. Если вас обещают свозить к традиционным племенам, то в 95% это будут деревни масаев. Обычно представление включает национальные танцы

Национальный парк Серенгети многие называют лучшим нацпарком в мире. Здесь больше видов животных и больше особей, чем в любом другом парке. Можно встретить всю большую африканскую пятерку: слона, носорога, льва, леопарда и буйвола. Впрочем, на меня гораздо большее впечатление произвели нескончаемые стада антилоп и жирафов.

Серенгети огромный: его площадь составляет 14 763 км². На севере парк граничит с Кенией и кенийским парком Масай-Мара. Граница только юридическая: оба парка представляют собой одну экосистему. В течение всего года здесь происходит знаменитая великая миграция: сотни тысяч антилоп и зебр двигаются от более засушливой части равнины к менее в поиске свежей травы и безопасного пространства для детенышей.

В Серенгети нам&nbsp;очень повезло: мы&nbsp;встретили всех зверей из&nbsp;большой пятерки. И&nbsp;даже маленьких леопардов-котят
В Серенгети нам очень повезло: мы встретили всех зверей из большой пятерки. И даже маленьких леопардов-котят
Это взрослый леопард. Они&nbsp;обычно прячутся на&nbsp;деревьях, и&nbsp;их&nbsp;очень сложно заметить
Это взрослый леопард. Они обычно прячутся на деревьях, и их очень сложно заметить

В Серенгети, как и в другие парки, можно приезжать круглый год. Мы провели там три дня и две ночи, жили в кемпинге в палатках посреди парка. Кроме палаток в кемпинге есть несколько строений: кухня, помещение для питания с решетками на окнах, чтобы животные не могли добраться до продуктов, и здание с душем и туалетом.

Самое впечатляющее — что кемпинг не огорожен. Несмотря на это, там безопасно: это место не стоит на пути опасных животных. Вечером гид упомянул, что если мы решим ночью сходить в туалет, на всякий случай стоит сначала посветить фонариком рядом с палаткой: зеленые глаза у травоядных, красные — у хищников. Насколько помню, ночью никому никуда не захотелось. Зато мы слышали «чавкающие» звуки над палаткой. Думаю, это мог быть жираф.

Спокойно гуляющие слоны
Спокойно гуляющие слоны
Моя&nbsp;любимая фотография с&nbsp;попой слоненка. Через минуту после фото слоненок развернулся и&nbsp;побежал прямо на&nbsp;нас. Помню, как&nbsp;его&nbsp;уши развевались на&nbsp;ветру. Мы&nbsp;начали убегать и&nbsp;кричать нашему другу, который на&nbsp;фото, чтобы убрался оттуда поскорее
Моя любимая фотография с попой слоненка. Через минуту после фото слоненок развернулся и побежал прямо на нас. Помню, как его уши развевались на ветру. Мы начали убегать и кричать нашему другу, который на фото, чтобы убрался оттуда поскорее
Жираф в&nbsp;кемпинге посреди Серенгети. Мы&nbsp;старательно тянем шеи, чтобы на&nbsp;него походить, а&nbsp;жираф выглядит заинтересованным. Между нами и&nbsp;им&nbsp;всего метров 10—15 и&nbsp;никакой ограды. Тогда я&nbsp;узнала, что&nbsp;жирафы очень доброжелательны и не опасны. Все&nbsp;равно быть так&nbsp;близко страшновато
Жираф в кемпинге посреди Серенгети. Мы старательно тянем шеи, чтобы на него походить, а жираф выглядит заинтересованным. Между нами и им всего метров 10—15 и никакой ограды. Тогда я узнала, что жирафы очень доброжелательны и не опасны. Все равно быть так близко страшновато

Национальный парк Тарангире находится ближе всего к Аруше. Обычно программы сафари начинаются именно с него: если выехать из отеля около 7:30, то к 10 утра уже можно оказаться в парке.

Одного дня, на мой взгляд, для Тарангире достаточно. Там почти не встретить хищников, зато много слонов, птиц и баобабов. В парке есть одноименная река, к которой в сухой сезон все животные сходятся на водопой.

Тарангире называют парком великанов из-за слонов и&nbsp;гигантских столетних баобабов
Тарангире называют парком великанов из-за слонов и гигантских столетних баобабов
Фламинго в&nbsp;Тарангире. Издалека озера выглядят полностью розовыми
Фламинго в Тарангире. Издалека озера выглядят полностью розовыми

Национальный парк Лейк-Маньяра — еще один северный парк, совсем небольшой. Он расположился вокруг озера Маньяра. В парке чрезвычайно много растительности и, в отличие от Серенгети и Тарангире, почти нет саванны. Здесь можно увидеть уникальное зрелище: прайд львов, расположившийся на ветвях деревьев. Вообще-то для львов такое поведение нехарактерно.

Еще в парке Лейк-Маньяра мне запомнились озера с резвящимися бегемотами. Несмотря на добродушный вид, это одни из самых опасных животных в парках. В отличие от других хищников, они бывают агрессивны без причины. Например, лев нападет, только если чувствует опасность для себя или детеныша. А бегемотам повод не нужен. Единственное, что можно посоветовать, — никогда не оказываться рядом, а смотреть на них издалека или из машины.

Очень милый бегемотик, который может откусить руку, причем просто потому, что&nbsp;может
Очень милый бегемотик, который может откусить руку, причем просто потому, что может

Кратер Нгоронгоро находится на краю саванны Серенгети. Он образовался 2,5 млн лет назад в результате грандиозного извержения вулкана. Сейчас это огромная кальдера диаметром около 20 километров и глубиной более 600 метров, внутри нее находится одноименный парк.

За миллионы лет в кратере сложилась уникальная экосистема. Здесь обитают 25 тысяч животных. Это место с самой высокой плотностью хищников в Африке. И есть носороги, которых сложно встретить в других местах.

Я ездила на бюджетное сафари, обычно в таких программах гостей размещают за пределами парка. Чтобы попасть внутрь кратера, сначала нужно подняться по внешней стороне его склона, а потом спуститься по внутренней. Это занимает пару часов. Виды с кромки кратера открываются потрясающие, а вот само сафари мне не особенно запомнилось. К тому моменту, как мы оказались в кратере, солнце уже пекло вовсю, поэтому животных мы видели мало. Но возможно, мне просто не повезло. Многие клиенты, с которыми я работала, отзывались о кратере как о самом интересном месте в Танзании. Если позволяет бюджет, я бы советовала бронировать лоджи максимально близко к парку, на кромке кратера.

Национальный парк Аруша располагается вокруг горы Меру и включает в себя озера Момела и кратер Нгордуто. Поездки сюда стали моими любимыми за все время в Танзании.

Я была в парке два раза. Первый — на традиционном сафари на машине вокруг озер и смотровых площадок. В другой раз мы с друзьями устроили пикник в кратере. Парк Аруша — один из немногих, куда можно отправиться на пешее сафари.

Мы были с&nbsp;друзьями-танзанийцами, которые хорошо знают местность. Тем&nbsp;не&nbsp;менее группу сопровождал рейнджер — так&nbsp;положено по&nbsp;закону. У него есть ружье на&nbsp;случай встреч с&nbsp;дикими животными. Говорят, в&nbsp;парке есть леопарды, но&nbsp;их&nbsp;совсем немного — шанс их&nbsp;встретить очень мал
Мы были с друзьями-танзанийцами, которые хорошо знают местность. Тем не менее группу сопровождал рейнджер — так положено по закону. У него есть ружье на случай встреч с дикими животными. Говорят, в парке есть леопарды, но их совсем немного — шанс их встретить очень мал
Пикник в кратере
Пикник в кратере
Пешее сафари к&nbsp;месту пикника через тропические леса
Пешее сафари к месту пикника через тропические леса
Наша машина — открытая со&nbsp;всех сторон, чтобы не&nbsp;мешать видам
Наша машина — открытая со всех сторон, чтобы не мешать видам
В парке Аруша больше всего поражает растительность: огромные деревья, всевозможные папоротники
В парке Аруша больше всего поражает растительность: огромные деревья, всевозможные папоротники
И миллионы оттенков зеленого
И миллионы оттенков зеленого
В парке Аруша больше всего поражает растительность: огромные деревья, всевозможные папоротники
В парке Аруша больше всего поражает растительность: огромные деревья, всевозможные папоротники
И миллионы оттенков зеленого
И миллионы оттенков зеленого

Что еще посмотреть

Кроме национальных парков в Танзании есть огромные озера и вулканы, горы Килиманджаро и Меру, первоклассные пляжи на островах Занзибар, Пемба и Мафия и другие достопримечательности. Например, ущелье Олдувай, где обнаружены древнейшие останки человекообразных обезьян.

За восхождение на Килиманджаро вы отдадите от 2000 $ (150 000 Р) за неделю. Я писала о своем опыте восхождения в отдельной статье.

За пляжным отдыхом я летала на Занзибар. «Занзибар» — одновременно и название архипелага из 75 островов, и самого крупного острова, и города. Перелет сюда из небольшого аэропорта Аруши стоит от 150 $ (11 240 Р) в одну сторону. Перелет или паром из Дара — от 30 $ (2240 Р).

На Занзибаре интереснейшим образом смешались арабская и африканская культуры. Город построен арабами, там много мечетей, дворцов и резных дверей. Именно в сердце Занзибара, в Стоун-тауне, родился Фредди Меркьюри. Не знаю, гордятся ли этим фактом занзибарцы, но для привлечения туристов используют. Лучшие пляжи — на севере острова: в остальных частях бывают сильные приливы и отливы, море может уходить от берега очень далеко.

Напротив Стоун-тауна располагается остров Призон — Тюремный остров. На&nbsp;самом деле заключенных на&nbsp;острове никогда не&nbsp;держали, а&nbsp;использовали его&nbsp;как&nbsp;карантинную станцию. Если на&nbsp;прибывающем в&nbsp;порт корабле были больные, например желтой лихорадкой, их&nbsp;оставляли на&nbsp;острове на&nbsp;карантин. Сейчас там&nbsp;старый форт и&nbsp;музей, а&nbsp;в&nbsp;саду можно встретить огромных черепах
Напротив Стоун-тауна располагается остров Призон — Тюремный остров. На самом деле заключенных на острове никогда не держали, а использовали его как карантинную станцию. Если на прибывающем в порт корабле были больные, например желтой лихорадкой, их оставляли на острове на карантин. Сейчас там старый форт и музей, а в саду можно встретить огромных черепах

За год мне удалось съездить из Танзании в некоторые другие африканские страны: Кению, Намибию, Ботсвану, на водопад Виктория со стороны Зимбабве.

Кения меня не особенно впечатлила. В кенийском Момбасе я оценила пляжи, дайвинг и колоритный старый город. А вот в столице страны Найроби мне не понравилось. Город был построен чуть больше ста лет назад как перевалочная железнодорожная станция, и там почти нет интересной архитектуры, зато есть пробки и грязь. Еще в Кении есть красивые национальные парки, но по сравнению с парками Танзании они показались мне менее впечатляющими.

Намибия — наоборот, по моему мнению, одна из самых потрясающих и при этом недооцененных стран в мире. Природа там сильно отличается от танзанийской, в основном это пустыни. Там находятся самые большие песчаные дюны на планете, которые спускаются прямо в океан. А еще — второй по размерам каньон в мире, долина мертвых деревьев и очень интересные национальные парки, например Этоша. В Намибию я бы хотела вернуться.

Итоги

На самом деле жизнь экспата в Танзании проходит в невидимом пузыре. Интеграции в местное сообщество не происходит. Заводить друзей сложно: люди постоянно приезжают и уезжают, тусовка экспатов маленькая, постоянно меняется. Мзунгу практически не пересекаются с местными.

Про танзанийцев ничего плохого сказать не могу. Как и везде, люди попадаются разные: хорошие, добрые, открытые — и наоборот. Работать мне было сложно: вместо того чтобы доверять команде, я развила в себе привычку проверять все по несколько раз и контролировать каждую деталь.

Обычная тусовка на&nbsp;день рождения, среди гостей почти все — мзунгу
Обычная тусовка на день рождения, среди гостей почти все — мзунгу

Лучшим для меня в Танзании была возможность жить на природе и ощущение свободы. Я сразу воспринимала свой переезд как временное явление. Было интересно попробовать совершенно другую жизнь: без пробок, стрессов и серого питерского неба. Если бы мои отношения с работодателем сложились лучше, я бы проработала изначально оговоренные два года. Но я даже немного рада, что этого не произошло. Все-таки работа управляющего в Танзании оказалась достаточно скучной.

Опыт жизни в Африке мне очень многое дал с точки зрения личностного развития. Я ничуть о нем не жалею, но и возвращаться не хочу. Разве что как турист, чтобы еще раз увидеть Килиманджаро и диких зверей. Кстати, в зоопарки я после Танзании ходить перестала: смотреть на животных в клетках очень грустно.