Постоянно везде, в том числе в ваших инвестновостях, читаю про торговые войны. Торговые войны там, торговые войны сям: у Китая с США, у США с кем-то еще и так далее.

Что это за войны? За что воюем? Как это происходит? Что именно на что влияет в итоге этих событий? Нужен ликбез в стиле Т—Ж с конкретными примерами.

Марина

Торговые войны — это экономическое соперничество двух или более стран. Оно может выражаться в попытке захватить зарубежные рынки сбыта или защите внутреннего рынка от импортных товаров.

Сюда же относятся санкции и эмбарго, то есть торговая изоляция. Изоляция может длиться не одно десятилетие, как в случае с экономической блокадой Ирана и Кубы со стороны западного мира.

Расскажу обо всем по порядку.

За что воюем

История насчитывает немало торговых конфликтов. Классический пример — первая опиумная война, которая произошла в 1840 году. В то время европейцы закупали в Китае эксклюзивные товары — шелк и фарфор, — но не могли предложить что-либо взамен. Чтобы исправить перекос в торговом балансе, Великобритания наладила на территории Индии производство опиума и наводнила им Китай. Попытки Китая бороться с ввозом наркотика привели к военной интервенции со стороны европейцев.

Когда говорят про нынешние торговые войны, обычно подразумевают США и Китай. Официальной причиной этого экономического конфликта также послужил внешнеторговый дефицит: по итогам 2017 года экспорт китайской продукции в США достиг 505,5 млрд долларов, а США поставили в Китай товаров на 130,4 млрд долларов. То есть дефицит составил 375,2 млрд долларов, увеличившись на 28,2 млрд по сравнению с годом ранее.

Получается, что США приходится закупать огромное количество продукции у своего прямого конкурента — и тем самым стимулировать его экономику и уровень занятости населения.

Между тем китайская экономика стала первой по ВВП, рассчитанному по паритету покупательской способности, то есть с поправкой на уровень текущих цен в экономике страны. И второй по абсолютной величине ВВП: 14,4 трлн долларов по итогам 2019 года против 21 трлн долларов в США. При этом она продолжает бурно развиваться, опережая темпы мирового ВВП: 6,1% против 2,9% по итогам 2019 года. А в 2020 году экономика Китая растет, даже несмотря на пандемию коронавируса.

Также увеличивается и геополитическое влияние Китая на международной арене. Теперь это глобальный игрок, который присутствует везде: возводит в Аргентине атомную электростанцию, строит канал в Никарагуа, реализует такой же проект на перешейке Кра в Таиланде, активно развивает евразийские континентальные шелковые пути, наращивает свое присутствие в Африке.

Все это подрывает гегемонию США. Поэтому противостояние двух стран носит стратегический характер: это битва за технологическое доминирование, геополитическое, культурное, идеологическое соперничество, ведь КНР не принимает либеральные порядки Запада.

Особо беспокоит США программа «Сделано в Китае — 2025», принятая КНР в 2015 году. Ее цель — превратить Китай в ведущую технологическую сверхдержаву и обеспечить лидерство в таких областях, как робототехника, биофарма, искусственный интеллект, сети 5G и выпуск электромобилей.

Но сфокусируемся на экономической стороне вопроса.

Как это происходит

Одна из причин высокой конкурентоспособности китайской продукции — ее дешевизна. Демпинг цен со стороны КНР в том числе осуществляется за счет периодической девальвации юаня: при ослаблении национальной валюты себестоимость товаров становится ниже в долларовом выражении. Дональд Трамп не раз критиковал подобную политику. По его словам, валютные манипуляции КНР разрушают американский бизнес и рабочие места: «Мы не можем позволять Китаю насиловать нашу страну».

Получается, что американцам выгоднее покупать продукцию из Китая, чем производить самим. А это влечет сокращение внутреннего производства и количества рабочих мест. Крупные американские компании на протяжении последних десятилетий активно переносили свои производственные площадки в Китай, где они экономили миллиарды на дешевой рабочей силе и льготных условиях работы. Администрация Трампа поставила цель вернуть производство в США.

Поэтому 22 марта 2018 года Трамп подписал указ об установлении ввозных пошлин на продукцию из Китая: 25% на сталь и 10% на алюминий. Торговая пошлина — это налог на ввозимую продукцию, направленный на защиту внутреннего рынка страны и поддержание рабочих мест в производственной сфере.

За этим последовала серия протекционистских мер: обе стороны вводили ввозные пошлины, которые затронули тысячи наименований продукции конкурента. В таком виде на текущий момент и происходят торговые войны между США и Китаем.

На что влияет

Ввозные ограничения со стороны Вашингтона коснулись и других контрагентов США: Евросоюза, Канады и Мексики. Таким образом, США действуют с позиции силы даже в отношении ближайших союзников.

Современные экономики тесно переплетены, а компании из разных стран — это часть глобальной цепочки поставок, поэтому от торгового противостояния страдают все страны. Возросшая неопределенность и сокращение инвестиций негативным образом сказались на мировой торговле в виде снижения темпов ВВП — с 3,1% в 2018 году до 2,9% в 2019. МВФ оценила потери мировой экономики в 2019 году в 700 млрд долларов.

Фондовый рынок быстро и остро реагирует на сводки новостей: всякий раз, когда торговое противостояние между США и Китаем обостряется, мировые биржи отвечают коррекцией. Например, в мае 2019 года, когда Китай ввел ответные санкции на американские товары на общую сумму 60 млрд долларов, мировые фондовые площадки отреагировали падением. Американский рынок просел за сутки примерно на 1 трлн долларов. Сильнее прочих пострадали технологические компании: индекс Nasdaq обновил годовой минимум, в частности «Эпл» и «Тесла» потеряли более 5% капитализации каждая.

США и Китай формально пытаются договориться о деэскалации конфликта, но его вряд ли получится так просто исчерпать. Основные требования, которые выдвигают США, — покупка их товаров, защита интеллектуальной собственности, структурные изменения экономики Китая, что неприемлемо для последнего. Это еще раз подтверждает тезис, что противостояние двух стран носит комплексный характер и выходит за рамки сугубо экономических противоречий.

В завершение добавлю, что КНР постепенно реализует крамольную для США идею — отказ от расчета в долларах при внешнеторговом обороте. В пользу отказа от американской валюты в свое время высказывались Муаммар Каддафи и Саддам Хусейн — и мы все знаем, чем это закончилось. Поэтому некоторые китаисты, например Николай Вавилов, не исключают возможности прямого военного противостояния между США и Китаем.

Если у вас есть вопрос о личных финансах, правах и законах, здоровье или образовании, пишите. На самые интересные вопросы ответят эксперты журнала.