Многие наши читатели пробовали начать свой бизнес. У кого-то получилось, а у кого-то нет.

Мы попросили рассказать этих опытных людей, чего они ожидали, когда только собирались начать свое дело, и что из этого вышло. Мертвые клиенты, ушедшие в запой сотрудники и огромные долги — в новой рубрике «Ожидание и реальность».

Запуск

Ожидание: если хорошо работал в найме, то и свой бизнес потянешь наверняка.

Реальность: два последних года я работал интернет-маркетологом, помогал людям развивать и масштабировать их бизнес. Получалось неплохо, 90% кейсов были успешными, меня приглашали читать лекции для предпринимателей. В один прекрасный день я подумал: «Хей, Арсений! Ты можешь сделать свой проект, с блек-джеком и хорошим CPO, вместо того чтобы помогать зарабатывать на спортивные машины и яхты другим». Принял решение, написал бизнес-план интернет-магазина товаров для взрослых. Я хотел, чтобы показатели магазина были не хуже, чем у проектов, в которых я принимал участие. Но все пошло не так.

Ниша сильно отличалась от тех, с которыми мне доводилось работать. Тут свои законы и свои правила — инструменты, которые помогали достигать хороших результатов на других проектах, здесь попросту не работали. Например, секс-шоп нельзя рекламировать в Яндексе и Инстаграме. Прежде чем это понять, мы потратили много денег. Очень много денег, все средства уходили в бизнес. Себе — ничего. Сначала получалось жить на запасы и старые накопления, потом они иссякли, и стало совсем тяжко.

Друзья видели во мне успешного бизнесмена, владельца секс-шопа, московского Кристиана Грея.

А я уже считал покупку биг-мака расточительством. Сейчас мы с партнером проанализировали ошибки, учли опыт конкурентов, разработали план развития на полгода. На биг-мак мне все еще не хватает, но ситуация уже не кажется безвыходной.


Ожидание: если конкуренции на рынке нет, то успех обеспечен.

Реальность: все оказалось куда более сурово. Наш маленький городок сильно отстает в развитии информационных технологий. Порядка 90% клиентов просто не понимают, зачем им нужны мои услуги. Сложно убедить человека в качестве предоставляемой услуги, когда ему просто неинтересно.

При этом перед открытием своего дела я ходил к потенциальным клиентам, разговаривал, спрашивал, узнавал. Все как один твердили о необходимости открытия такого рода бизнеса, заверяли, что станут моими клиентами. Когда же я получил статус ИП и пошел с договорами к «своим» клиентам, подписали только двое. Остальные нашли миллион отмазок и продолжают уходить от подписания.


Ожидание: продукт хороший, взлетим быстро.

Реальность: мы продаем энергосберегающие обогреватели, они потребляют на 25% меньше энергии, чем обычные. В 2015 году мы сделали пробные продажи под специально созданным брендом, в 2016 наладили мелкосерийное производство. Потребитель в России пуганный и настороженный из-за всех этих «инноваций» и «новинок». Мы сами такие же, поэтому с пониманием отнеслись к тому, что первые два года новые покупатели брали по одному-два обогревателя «на пробу», чтобы удостовериться в заявленных характеристиках. На третий год продажи выросли в разы, но число повторных покупателей оказалось на тревожно низком уровне. Почему к третьему отопительному сезону с нашей продукцией они не возвращаются за повторной покупкой уже на весь дом? В какой-то момент мы и сами начали сомневаться в своем труде. Колоссальная неопределенность, сложности с доработкой продукции, финансовая нагрузка и накопившийся стресс едва не раскололи коллектив и не утопили проект. Удержались только на подтвержденных данных об экономичности и вере в то, что делаем.

Упорно продолжали улучшать продукт — за три года сменили три поколения устройств, — наращивать объемы и рассказывать о проекте. И вот наступил 2018 — продажи взорвались в нескольких регионах, причем 75% покупателей пришли по сарафанному радио: мол, друг, сосед или знакомый купил, ему все нравится, я тоже решил попробовать. По всей видимости, дала результат работа над узнаваемостью продукта: участие в выставках, на ТВ, статьи, баннерная реклама, контекст. Воспрянули духом, но тут же столкнулись с не меньшей проблемой: нужно было увеличить объемы выпуска в четыре раза — и это после длительного «финансового голода» и с чудовищной сезонностью продаж.


Ожидание: для высоких продаж достаточно найти хорошее место под аренду.

Реальность: франшиза по продаже весового мороженого казалась очень прибыльной, потому что маржинальность высокая и продукт востребованный. Запуск я подгадала на начало апреля, как раз перед сезоном, но все получилось с точностью до наоборот. Оказалось, что в торговом центре, который я выбрала, летом нет достаточного трафика для высоких выручек. Люди уезжают отдыхать или гуляют в парках, поэтому трафик низкий. Сейчас я с ужасом представляю, как переживу зиму.

Когда я подписала договор аренды, то подумала: «Ой, как все удачно! Аренду платить до седьмого числа каждого месяца, как раз апрель отработаю — и будут деньги на аренду». Открылась я 3 апреля, а на следующий день мне принесли счет за май.

Я была в шоке от своей наивности и невнимательности при проверке документов.

При этом мне пришлось вложить на 150 тысяч рублей больше, чем планировалось, потому что в моем ТРЦ был остров только на шесть квадратных метров вместо пяти — стоимость аренды и торговой стойки возросла. Но арендодатель мне так красиво расписал место, что я пошла на риск. В результате приходится каждый месяц на протяжении уже почти полугода вкладывать в бизнес в среднем 30 тысяч в месяц. Первые два месяца я ездила на точку каждый день, в том числе сама стояла на продаже по 12 часов, с 10:00 до 22:00. Франчайзеру — лишь бы продать, арендодателю — лишь бы сдать. Ваш успех никого не волнует, наоборот: все только и ждут дилетантов, чтобы максимально заработать на них.

Организация работы

Ожидание: найти наемных сотрудников будет не так уж и сложно.

Реальность: однажды мы думали, что нашли хорошего пекаря. Женщина средних лет с опытом работы в другом цеху, руки растут из правильного места. Сотрудники тоже отзывались о ней хорошо. Плюсом было то, что она совсем не пила: зашилась в свое время. В общем, надежная тетя. Однажды она работала в ночную смену. Мы в это время уже уехали и ужинали в кафе с друзьями. Раздался звонок. Фасовщица рассказала, что к пекарю пришел бывший муж, они закрылись в раздевалке, она не работает. И вообще, похоже, они бухают. Она же не пьет, думаем мы и мчим в цех. Нас встречает пьяный мужик, на голову выше меня. Агрессивно предъявляет нам что-то. Пекарь в цеху пытается делать вид, что работает. Только пьяная. Расшилась, стало быть.


Ожидание: найму девочку в офис и буду просто получать деньги на карточку.

Реальность: хотя у меня и есть администратор, горничные, я — альфа и омега в своем бизнесе. Реклама, стирка, ремонт, персонал — я слежу за всем. Просто физически не удается выехать из города уже два года. За все время работы мне больше всего запомнились два случая. Первый — в начале карьеры. Сдал квартиру на сутки малолеткам, они напились, устроили дебош в квартире, в подъезде, избили соседа. Во время драки у него выпали ключи от машины, и они ее угнали.

Второй случай произошел позже: тогда парень умер у меня на квартире.

Расстался с девушкой, напился водки, энергетика, курнул спайсов и запил крепким кофе. Сердце не выдержало. Прихожу я в квартиру: сидит участковый и этот трупик валяется, врач осматривает тело. Вот тебе и деньги на карточку.


Ожидание: можно совмещать работу по найму и свой бизнес.

Реальность: работала по найму директором в школе иностранных языков, а мой муж, потеряв работу в кризис 2008 года, пытался зарабатывать перетяжкой мягкой мебели. Получалось у него хорошо, оказалось, что эта услуга востребована. Я решила начать помогать ему. По своему складу мой муж не менеджер, а гениальный исполнитель с золотыми руками. И ему была необходима именно бизнес-поддержка.

Я разрывалась между двумя работами. Организация процесса в новой для нас обоих отрасли занимала много времени. Постепенно мебельный бизнес стал приносить доход, сравнимый с зарплатой директора курсов иностранных языков. Дела шли хорошо, при этом я продолжала работать директором.

В какой-то момент судьба недвусмысленно дала мне понять, что надо сделать выбор, поставив меня в крайне комичную ситуацию. Одна и та же компания назначила мне встречу с разницей в один день. Во вторник со мной хотели обсудить вопросы обучения сотрудников, а в среду — перетяжку кресел в приемной директора. Руководитель той компании совсем не ожидал, что два дня подряд к нему будет приходить одно и то же лицо. Договориться, кстати, тогда удалось по обоим направлениям. На этом мой спектакль «Слуга двух господ» подошел к финалу. Я подыскала себе замену на позицию директора в образовательной конторе и с головой погрузилась в диваны.


Ожидание: вести отчетность для налоговой и платить налоги не так уж и сложно.

Реальность: налоговый контроль оказался серьезным препятствием. Заказчики попросили оформиться как ИП, чтобы заключить договор, поэтому вопрос надо было решать срочно. Жена была в роддоме, и я взял двухлетнюю дочку в МФЦ. Дома распечатал и заполнил все документы, но в МФЦ мне сказали, что документы не те. Как потом выяснилось, все было правильно, но местные не знали, как их провести. В общем, выдали свои формуляры, но недодали мне бумагу для перевода на упрощенку. Пока заполнял, клеил с дочкой наклейки с динозаврами — мне было совершенно не до перепроверки бумаг.

Через год я подал документы на получение ипотеки, банки начали меня проверять. Выяснилось, что налоговая, хотя и принимала мои отчеты и платежи, только спустя год осознала, что у меня не УСН, а общая система налогообложения. Так как я случайно забыл перейти с ОСНО, мне пришлось проплатить сверху 400 тысяч, а оплаченные ранее 150 тысяч — 6% — ждать назад еще месяц.

Это было критично: налоговая арестовала расчетный счет.

Заказчики перевели туда деньги, все мои исполнители вынуждены были работать в долг, а все мои собственные деньги оказались заморожены. Причем оказалось, что нормальные сервисы вроде «Эльбы», у которых есть интеграция с Тинькофф-банком и которые сами генерируют отчетность по УСН, просто не работают с ОСНО у ИП. А бухгалтерам, работающим с ОСНО, нужно было обязательно заплатить с расчетного счета, а не как физлицо.

Я спешил рассчитаться с налогами и оплатил все платежки, но кое-где не увидел пеню. Через месяц опять получил арест счета, при этом деньги сняли, а арест нет. Пришлось идти в налоговую и лично выяснять, в чем дело. Я люблю разбираться с цифрами, но в моем случае этого оказалось мало.


Ожидание: если работаешь в сфере туризма, то и сам будешь много путешествовать.

Реальность: туристы звонят днем и ночью, 24/7. Кому-то реально нужна помощь, а кто-то в два часа ночи хочет сообщить, как же ему здорово. В сезон, летом, получаю три-четыре ночных звонка от подвыпивших туристов с рассказами о том, как же им там хорошо. Утром ставлю отметку в графе «алкоголь» отеля: его много. При этом, как только происходит обвал очередного туроператора, я попадаю на одну-две-пять стоимостей отдыха моих туристов. И так происходит примерно через год. Моя собственная семья в такой год отдыхать едет только чудом, если что. А чудом мы называем трудовой энтузиазм, повышающий продажи после больших убытков. В своих мечтах я видела себя на шезлонге, красивую, с прищуренными счастливыми глазами, смотрящими вдаль. И думала, большую часть своей жизни я буду проводить так, а не сидя за письменным столом за рассказами о количестве алкоголя в отеле.

Деньги

Ожидание: можно легко получать 15—20 тысяч рублей, просто как бонус к своей зарплате.

Реальность: начинать с нуля было страшно, поэтому я искал доступные франшизы. У нас было двое детей, поэтому остановился на франшизе развивающих игрушек. Чтобы магазин приносил прибыль, отбивалась аренда и зарплата продавцов, средний чек за день должен был быть 4300 рублей. За все время работы магазина средний чек был по факту 1850 рублей. Как я ни пытался мотивировать продавцов, продажи не шли. Им было пофиг: проще сидеть и ничего не делать за 15 тысяч в месяц, чем пошевелиться и заработать 45 тысяч. Я этого не понимал.

Несмотря на то что на канцелярию и игрушки самая большая наценка — от 90 до 140%, — мне пришлось закрыть магазин спустя год и два месяца работы с убытком 700 тысяч рублей. Потом удалось продать оборудование на 50 тысяч, а оставшиеся игрушки я сдал в детский дом. Я мог бы продолжать этот бизнес и получал бы доход, но для этого надо было уходить с основной работы и работать только в магазине.


Ожидание: ну уж свою обычную зарплату я точно всегда заработаю.

Реальность: у нашей компании трое учредителей, и вот мы втроем три года подряд жили на МРОТ — около 13 тысяч рублей в месяц. Порой едва хватало на коммуналку, топливо и питание. К тому же мы влезли в долги под залог личного имущества, чтобы были деньги на развитие и финансовые обязательства перед сотрудниками и поставщиками. Но в итоге мы вывели на рынок новый и сложный продукт, запустив производство с нуля, — пусть не из гаража, как у культовых американских стартаперов, а из комнаты 12 квадратных метров в частном доме.

На третий год работы проекта я открыл старые наброски бизнес-плана, который составлял, еще будучи сотрудником крупной международной компании, и увидел, какие объемы производства и сбыта были намечены на второй год работы проекта. План превышал факт почти в 20 раз. Признаться, я даже не расстроился, а рассмеялся вслух над тем, насколько был наивен и насколько слабо представлял реалии — пусть и малого — производственного бизнеса.


Ожидание: буду зарабатывать очень много денег и стану свободным.

Реальность: за два с половиной года мы не то что не заработали — мы даже не закрыли кредиты, которые брали на первое время, — больше 300 тысяч на двоих. Так и остались с долгами. Со свободой тоже не сложилось. Бывали дни, когда мы приходили утром, целый день занимались делами, уезжали ужинать и возвращались работать фасовщиками в ночную смену. Потому что наши фасовщики ушли в запой.


Ожидание: если что, государство всегда поддержит малый бизнес.

Реальность: когда я только собиралась открыть свою фотостудию, то пыталась подать документы на микрофинансирование ИП: такая программа поддержки есть у нас в Краснодарском крае. Чтобы получить кредит под 10—11%, нужно собрать огромный пакет документов, так как каждую покупку нужно подтверждать определенным образом. Такая «поддержка» хороша, только если ты покупаешь один трактор, к примеру, а не кучу штативов, обвесов и софтбоксов.

Из дохода вычитается аренда, вмененный налог, интернет, коммуналка, затраты на расходники, новые покупки для фотосессий, обеспечение кредита на технику, затраты на доставку готовых заказов из города к нам. Первый месяц работы студии вышел не в ноль, но и не в сильный минус. Затем ситуация ухудшилась: минус 15 тысяч рублей — вот результат месячной работы.

Как оказалось, поддержки ИП, особенно у такого микробизнеса, как у нас, в нашей стране нет, сколько бы о ней ни говорили. Плюс оказалось, что ИП, которому еще нет трех лет, не может взять кредит почти нигде и тем более рефинансироваться. ИП не сможет получить налоговый вычет. К слову, у меня пока так и нет заключенного с пожарной службой договора и других подобных вещей: на все нужны деньги. Будем с этим разбираться чуть позже. Благо, говорят, сегодня к ИП в первые месяцы внезапно нагрянуть с проверкой не могут.

Неудача помогла родиться новому плану: если дело не выгорит, то можно все распродать и пойти работать продавцом.

Зарплата больше, а график менее загруженный. Но потом пошли заказы, в том числе и на год вперед. Студия вышла в плюс, нарисовались понятные ежемесячные суммы по заключенным договорам: годовое сопровождение школьников, детсадовских групп. И это главное преимущество в официальном предпринимательстве: есть уверенность, что ты не останешься без защиты и при недобросовестности заказчика получишь по договору либо неустойку, либо компенсацию через суд, если до него дойдет.

Личная жизнь

Ожидание: стану свободным от начальников.

Реальность: конечно, сейчас я сама себе начальник, но такой строгой к себе я никогда не была. Теперь я требую только с себя, виню тоже сама себя, а если не успеваю что-то, то не откладываю до понедельника, потому что ничего не изменится. Я мечтала, что буду чаще ездить на море, а оказалось, что я подстраиваюсь под график клиентов и сезонность. У меня сейчас нет выходных и праздников, а мои клиенты пишут мне практически круглосуточно. А когда мы с партнером все-таки уезжаем в отпуск — два раза в год, на майские и на новогодние праздники, — мы отпрашиваемся у наших клиентов.


Ожидание: свободное время все-таки будет.

Реальность: да, я не встаю в 7:30, а мой рабочий день начинается около 10:30—11:00 утра. Тем не менее огромное количество текущих задач пожирают время. Особенно задачи финансово ответственные и при этом нелюбимые. Пока их боязно делегировать наемным сотрудникам, а продолжать выполнять самостоятельно не нравится. Есть тотальная нехватка времени, огромное количество звонков, внезапно возникающих всевозможных проблем и отсутствие разграничения между личным и рабочим временем. Многие люди звонят из других часовых поясов, в разные мессенджеры, не задумываясь о том, какое время у тебя. Сначала это раздражало, но теперь я привык выключать звук, если понимаю, что ничего суперсрочного ночью не предвидится.


Ожидание: качество жизни улучшится.

Реальность: храню фото в облаке, и периодически оно напоминает, как я проводил время раньше. И раньше я проводил его лучше! Было больше времени, больше удовольствия. Когда работаешь на кого-то, то обычно, после того как переступаешь порог, забываешь о работе. Хотя некоторые и на работе не сильно вспоминают. А когда управляешь своим делом, думаешь о нем всегда. И дома, и в отпуске, и в выходной. Постоянно какие-то важные сделки, и кажется, что без твоего участия все пойдет не так и развалится. Удовольствие от работы пропало, уже давно подумываю заняться чем-то другим.

Тоже пытались запустить бизнес, потерпели неудачу и хотите рассказать об этом, чтобы другие учились на ваших ошибках? Заполняйте анкету. Возможно, вы станете героем одного из наших новых материалов.