Летом 2019 года меня пригласили на работу в Китай, и уже в декабре я оказался в Поднебесной. Планировал немного обжиться на новом месте, а потом перевезти к себе жену и трехлетнюю дочку. Но случилась пандемия — и все пошло не по плану.

Я пишу эту статью спустя полтора года после переезда. Семья до сих пор остается в России из-за ограничений на поездки в Китай. Я могу вернуться домой, но, выехав за пределы страны, сразу потеряю работу: китайское правительство остановило выдачу виз, запретило въезд даже с действующими ВНЖ и назвало это временными мерами. Насколько они временные, никто не знает, но работодатель явно не будет терпеть мое длительное отсутствие.

Поэтому я уже второй год живу на небольшом острове в Восточно-Китайском море и строю международную карьеру. Расскажу, как я туда попал, как там все устроено и как мы жили во время пандемии.

Что за место

Я живу на острове Дайшань, он находится в Восточно-Китайском море, недалеко от Шанхая. Здесь всего 200 тысяч жителей — по китайским меркам это небольшая деревня. В крупных городах страны проживает в среднем 5—10 млн человек, в Шанхае — около 24 млн.

Дайшань — это второй по величине остров архипелага Чжоушань. Всего в нем около тысячи островов. Традиционно эти места представляли собой сплошные рыбацкие поселения, поэтому сейчас здесь расположен один из крупнейших рыбных промыслов в КНР. Но с ростом экономического могущества Китая постепенно тут стали строить крупные пищевые и химические фабрики, а еще — современные судоремонтные верфи. В итоге на данный момент провинция Чжэцзян, куда входит и архипелаг Чжоушань, и мой остров Дайшань, уже несколько лет занимает второе место по вкладу в общекитайский ВВП.

Мой остров находится на восточном побережье Китая — в самой зажиточной и экономически активной части страны
Мой остров находится на восточном побережье Китая — в самой зажиточной и экономически активной части страны
Вид на Дайшань с горы. В целом местные пейзажи типичны для Юго-Восточной Азии и чем-то напоминают наш Владивосток — те же сопки, заливы, мосты. Только тут заметно теплее
Вид на Дайшань с горы. В целом местные пейзажи типичны для Юго-Восточной Азии и чем-то напоминают наш Владивосток — те же сопки, заливы, мосты. Только тут заметно теплее

Визы

До переезда я уже несколько раз был в Китае, ездил туда в командировки. Для этого компания оформляла мне туристическую визу типа L, которая дает право на однократный въезд в Китай в течение 90 дней с возможностью 30 дней оставаться в стране. А когда я оформлял документы для третьей командировки, мне дали визу на те же 90 дней, но с возможностью въехать в страну дважды.

Обычная туристическая виза стоит 3300 Р. Пакет документов вполне стандартный: загранпаспорт и его копия, две фотографии 33 × 48 мм, заполненная анкета, бронь гостиницы и авиабилеты.

Когда я собрался надолго уехать в Китай, мне потребовалось оформить рабочую визу типа Z, а для супруги и дочки — семейные визы типа S1: по ним члены семьи могут жить в Китае более 180 дней. Работать и учиться по семейной визе нельзя, но ребенку можно ходить в местный детский сад. Если бы супруга нашла работу в Китае, то визу S1 можно было бы переоформить на тип Z уже внутри страны.

Для получения рабочей визы мне понадобились такие документы:

  1. Официальное приглашение от китайской стороны и рабочий контракт — этими бумагами занимался мой работодатель.
  2. Копии загранпаспортов и фотографии всех членов семьи размером 33 × 48 мм на белом фоне.
  3. Справка об отсутствии судимости из МВД России — необходимы нотариально заверенный перевод на китайский язык и легализация в консульстве. Такая справка была нужна только мне, потому что я запрашивал рабочую визу.
  4. Копии дипломов — для них также нужны нотариально заверенный перевод на китайский язык и легализация в консульстве.
  5. Нотариально заверенный перевод на китайский и легализация свидетельства о браке и о рождении ребенка.
  6. Справка о результатах медицинского осмотра — моего и супруги. Ребенку до 16 лет она не нужна.
  7. Справки с предыдущих мест труда, которые подтверждают наличие совокупного опыта работы по специальности не менее 3 лет. Переводить эти документы на китайский не нужно — достаточно английского языка. Нотариальное заверение тоже не требуется.

Когда пришло время собирать все эти документы, я решил не тратить нервы и обратился за помощью в специальное агентство. Я нашел его в интернете. Агентство взяло на себя все заботы по переводу, нотариальному заверению и легализации необходимых бумаг. В общей сложности я потратил на его услуги 22 500 Р.

Так выглядит приглашение на работу от китайского правительства
Так выглядит приглашение на работу от китайского правительства

Пока агентство делало свою работу, мы с супругой занялись медицинскими справками: обзвонили несколько частных медцентров в Москве и в тот же день нашли терапевта, который мог заполнить справку на английском языке. Получение справок обошлось нам в 7000 Р с человека. Результаты анализов, рентгена и кардиограммы мы принесли из другой клиники, где сделали их по ДМС.

Процесс подготовки документов занял у нас полтора месяца. Когда все бумаги были готовы, я отправил их сканы своему будущему китайскому работодателю. Еще через месяц мне пришло официальное приглашение на работу, которое выдает местное правительство после проверки всех документов.

Мы обратились с этим приглашением в визовое агентство. Оно подало наши паспорта и документы в посольство. Можно обойтись и без него, но тогда придется стоять в очереди: по крайней мере, раньше было много желающих получить китайские визы. Услуги агентства вместе с консульским сбором обошлись нам еще в 12 000 Р, зато уже через неделю мы получили свои паспорта с готовыми китайскими визами.

В итоге на получение виз для всей семьи мы потратили три месяца и 48 500 Р. Потом работодатель компенсировал мне эти расходы.

На наших визах было написано, что въехать в Китай необходимо в течение трех месяцев с момента их получения. А уже оказавшись в стране, нужно в течение 30 дней подать документы на временный вид на жительство
На наших визах было написано, что въехать в Китай необходимо в течение трех месяцев с момента их получения. А уже оказавшись в стране, нужно в течение 30 дней подать документы на временный вид на жительство

Переезд в Китай и начало пандемии

Я прилетел в Китай 1 декабря 2019 года. Ехал один, чтобы найти квартиру, все там обустроить и подготовиться к приезду семьи. У жены и дочки были визы и билеты — ничто не предвещало беды.

За месяц с небольшим я успел уладить все формальности и 11 января 2020 года поехал в ближайший аэропорт в городе Нинбо встречать семью, которая как раз сделала пересадку в тогда особо никому не известном Ухане. Через три дня официально объявили, что в Китае началась эпидемия коронавируса.

Поначалу все шло как обычно: мы зарегистрировались в полиции, оформили все необходимые документы и стали готовиться к празднованию китайского Нового года, который в 2020 году выпал на конец января. Тем временем число заболевших новой непонятной заразой в Китае постоянно росло — людей обязали носить маски. Но паники или давки в магазинах из-за масок и туалетной бумаги я не видел.

Так как жена с дочкой побывали в Ухане, к нашей семье было очень пристальное внимание: каждый день приходили врачи и полицейские. Они проверяли, есть ли у нас температура или другие симптомы болезни.

Сначала мы подумали, что с вирусом быстро справятся внутри Китая и жизнь вернется в привычное русло. Но глядя на то, как китайское правительство сажает на строгий карантин целые многомиллионные города, мы стали сильно волноваться. А когда власти нашего архипелага объявили, что некоторые паромы приостанавливают рейсы и частично прекращается движение между провинциями, мы уже натурально запаниковали: было непонятно, как на наш остров будут завозить продукты и другие важные товары и хватит ли их на всех.

У нашей дочери с рождения непереносимость глютена. В Китае о такой проблеме практически никто не слышал. В обычное время мы покупали безглютеновые товары в интернет-магазине, но из-за китайского Нового года и коронавирусных ограничений все поставки полностью остановились, что осложнило нам жизнь. Но мы стали по-настоящему собираться домой, когда вышла новость о том, что российские власти рассматривают приостановку авиасообщения с Китаем.

Я купил билеты на рейс Шанхай — Москва на 1 февраля и обратился в российское консульство в Шанхае, чтобы нам помогли с покупкой билетов на паром и попросили пропустить наш автомобиль на дорогах и блокпостах между провинциями. Иначе с острова было не выбраться: китайские власти строго запретили автомобилям с номерами одной провинции пересекать границы других.

Сотрудник нашего консульства записал номер машины, на которой мы должны были ехать, и дал нам какой-то номер телефона. Сопровождающий нас водитель-китаец несколько раз звонил по нему, что-то долго обсуждал, но в итоге нам сначала продали билеты на паром, а потом дали перейти границу нашей провинции, чтобы добраться до Шанхая. Причем мы пересекали границу между провинциями как в шпионском фильме: водитель довез нас ровно до черты, а с другой стороны нас уже ждал водитель из Шанхая. Мы буквально перекинули сумки из одной машины в другую и пересели сами. К этому времени повсюду уже были блокпосты.

Знаменитый открыточный вид на набережную Шанхая
Знаменитый открыточный вид на набережную Шанхая
В обычное время по ней бродят толпы местных и туристов. Но в этот раз на улицах было непривычно пустынно
В обычное время по ней бродят толпы местных и туристов. Но в этот раз на улицах было непривычно пустынно

Мы оказались в Шанхае за день до рейса, поэтому нам пришлось остановиться в отеле. Часть гостиниц уже закрыли на карантин, но нам удалось найти большой 5-звездочный отель, в котором еще действовало одно крыло. На ресепшене сказали, что мы единственные гости и что бар и ресторан не работают, ужин и завтрак можно заказать только в номер. Не знаю, хорошо это было или плохо, но цены были такими же, как и в обычное время: мы заплатили за номер 1093 ¥ (12 307  Р).

Мы добрались из Шанхая в Москву без приключений. Оказавшись дома, я продолжал надеяться, что ситуация скоро улучшится и мы сможем уехать обратно. Чтобы не возникло проблем на работе, я взял отпуск. И действительно — заболеваемость в Китае постепенно пошла на спад, стали снимать жесткие ограничения. Я понял, что нужно возвращаться, чтобы не лишиться работы. Поэтому 23 февраля 2020 года я улетел обратно, а семью на всякий случай оставил в России. Мы думали, что эпидемия в Китае закончится к маю 2020 года и жена с дочкой снова смогут приехать ко мне. Но это предсказание сбылось лишь наполовину.

Эпидемия в Китае действительно закончилась, но началась мировая пандемия, и китайские власти запретили въезд иностранцам. Эти правила до сих пор действуют. В такой ситуации мне оставалось лишь посвятить все время работе и надеяться, что ситуация скоро наладится.

Моя работа в Китае

Я окончил государственный университет нефти и газа имени Губкина в Москве, учился на факультете экономики и управления. Этот университет считают главным профильным вузом российских газовиков и нефтяников, поэтому я решил связать свою карьеру с нефтегазом и еще со студенчества хотел получить зарубежный опыт — поработать в другой стране на международном проекте.

Сейчас я тружусь на китайской верфи, где собирают плавучие платформы, добывающие нефть прямо в океане, а также заводы по переработке газа и большие ветрогенераторы, которые потом тоже установят в океане для выработки электроэнергии.

Я специализируюсь на контрактах и закупках: занимаюсь тендерами, коммерческими предложениями и переговорами, составляю договоры и помогаю коллегам следить за их исполнением. Мое направление сравнительно новое для российского рынка, поэтому я даже написал отдельную статью, чтобы рассказать о деталях этой профессии.

Найти эту работу мне помог случай, а также моя любознательность. До этого я трудился в компании, которая заказывала сборку оборудования именно на той китайской верфи, где я сейчас работаю. В тот момент мой нынешний китайский руководитель выступал моим контрагентом на переговорах по условиям контракта. После встречи у нас остались хорошие впечатления друг о друге, мы обменялись контактами. Через месяц я решил внимательнее изучить деятельность этой компании и в разделе «Карьера» на их сайте нашел вакансию менеджера по контрактам. Тогда я подумал, что это мой шанс попробовать что-то новое и получить тот самый международный опыт, о котором я всегда мечтал. Поэтому я написал своему бывшему китайскому оппоненту, чтобы напомнить о себе, — и не прогадал.

До этого я трудился только в офисах, но в Китае нахожусь непосредственно на производстве. Поэтому я могу вникать во все процессы и тонкости, видеть ход сборки завода своими глазами, плотно работать с инженерами и хорошо понимать детали бизнеса. В этом плане текущий проект уже дал мне просто колоссальный опыт.

Так выглядит наша верфь: справа — офисы, слева — производство
Так выглядит наша верфь: справа — офисы, слева — производство
А так наши офисы выглядят вблизи
А так наши офисы выглядят вблизи

Однажды за чашкой кофе я разговорился со своим китайским начальником и спросил, почему они берут на работу иностранцев: у них же навалом своей рабочей силы. Он объяснил, что на работу приглашают только иностранцев, обладающих ценным опытом, которого у китайцев пока нет. У россиян такой опыт — это нефтегаз.

При этом знание китайского языка для трудоустройства на такие проекты обычно не требуется. Если деятельность иностранца приносит прибыль, ему создадут комфортные условия для жизни и работы. Но и взять с него китайцы постараются по максимуму. Например, моя компания не вкладывается в мое развитие как специалиста, не включает в программу тренингов, а наоборот — выстраивает наши взаимоотношения так, чтобы я их чему-то научил и передал свой опыт.

Чтобы привлечь к себе иностранных специалистов, китайцы готовы платить им высокие зарплаты. Человек с трехлетним опытом в моей области может получать здесь от 4000 $ (291 160  Р) чистыми. По условиям контракта я не могу разглашать свою точную зарплату, поэтому скажу, что в Китае я зарабатываю примерно в 2,5 раза больше, чем в Москве, при этом мои должностные обязанности и загрузка не очень изменились.

Уровень жизни в Китае

У меня сложилось впечатление, что ограничения, связанные с коронавирусом, практически никак не сказались на китайцах, хотя я могу судить только по жителям своего острова. Здесь все прошло относительно тихо и спокойно — может, только несколько кафе не пережили тотального локдауна, который длился около месяца. По словам моих местных коллег, китайские власти не поддерживали граждан финансово, пока все сидели дома и не могли работать.

Но и с ценами за полтора года моей жизни здесь ничего не случилось — даже на фоне пандемии. У меня уходит примерно 100 000—129 000 Р в месяц. Из них 47 000 Р я трачу на аренду жилья, 3000—10 000 Р — на коммунальные услуги, до 67 000 Р — на еду и кафе, 5000 Р — на интернет и сотовую связь.

Эти расходы мне компенсирует работодатель: помимо зарплаты, я получаю пособие для жизни за границей — overseas allowance. Оно составляет 10 000 ¥ (112 600  Р). В крупных городах типа Шанхая или Пекина при том же уровне потребления на эти деньги сложно прожить даже в одиночку. Но на острове мне хватает этой суммы и не приходится тратить что-то из основной зарплаты. Хотя подозреваю, что, когда ко мне наконец-то приедут жена и дочка, наши общие расходы возрастут.

Мои знакомые китайцы говорят, что не только траты на жизнь, но и само ее устройство в разных частях Китая могут сильно различаться. Самая зажиточная и прогрессивная часть страны — это пояс городов-миллионников, который тянется вдоль восточного и южного побережий. Там сосредоточены крупные промышленные производства, а главное — порты, через которые китайская продукция растекается по всему миру. Территории на севере и западе преимущественно сельскохозяйственные — там люди чаще всего живут, мягко говоря, небогато.

По моим ощущениям, у нас на острове тоже преобладают сельские жители, которые существуют в основном за счет собственного подсобного хозяйства. Они разводят маленькие огороды и сады, сушат рыбу и морепродукты, занимаются рыбалкой и мелкой торговлей.

Мои коллеги говорят, что по внешним признакам нельзя судить об уровне жизни китайца, потому что у них принято скрывать свой достаток и даже прибедняться. С виду китаец может быть самым обычным специалистом с очень средней зарплатой, но при этом иметь несколько домов и автомобилей, а его семья — владеть бизнесом. Так как в стране коммунизм, возможно, никто не хочет выделяться на общем фоне, чтобы к ним не возникло лишних вопросов.

Еще здесь дети поддерживают своих родителей в старости. Поэтому китайцы очень стараются, чтобы их дети получили хорошее образование и выбились в люди: для некоторых семей это порой вопрос выживания.

Вот несколько примеров, сколько в Китае зарабатывают люди с хорошим образованием:

Тем не менее многие в Китае зарабатывают гораздо меньше: например, минимальная зарплата в Шанхае составляет около 2400 ¥ (27 024  Р), а в Тибете — 1100 ¥ (12 386  Р).

Ставка налога на доходы физических лиц в Китае прогрессивная — от 3 до 45%. Вот как рассчитывают точный размер налога.

Как рассчитывают точный размер налога

Ежемесячный доход Налоговая ставка
До 3000 ¥ (33 000  Р) 3%
3000—12 000 ¥ (33 000 132 000  Р) 10%
12 000—25 000 ¥ (135 000 281 250  Р) 20%
25 000—35 000 ¥ (281 500 394 100  Р) 25%
35 000—55 000 ¥ (394 000 619 142,8571  Р) 30%
55 000—80 000 ¥ (619 000 900 363,6364  Р) 35%
От 80 000 ¥ (901 000  Р) 45%
До 3000 ¥ (33 000  Р)
3%
3000—12 000 ¥ (33 000 132 000  Р)
10%
12 000—25 000 ¥ (135 000 281 250  Р)
20%
25 000—35 000 ¥ (281 500 394 100  Р)
25%
35 000—55 000 ¥ (394 000 619 142,8571  Р)
30%
55 000—80 000 ¥ (619 000 900 363,6364  Р)
35%
От 80 000 ¥ (901 000  Р)
45%

Мне повезло: мой работодатель платит мне зарплату, о которой мы изначально договаривались, чистыми. Так что я не беспокоюсь о налогах.

Деньги и банки

Я получаю зарплату в двух валютах. Деньги на жизнь в Китае приходят в юанях на счет в китайском банке, а основной оклад — в долларах на счет в российском банке. На такой схеме с самого начала настаивал мой работодатель. Но из-за пандемии для меня это оказалось удобным, потому что деньги на счете в российском банке я могу сразу же тратить на погашение ипотеки в Москве и содержание семьи, которая осталась в России.

В противном случае могли возникнуть сложности с переводами и снятием наличных с карты российского банка. Основная платежная система в Китае — China Union Pay. Карты «Виза», «Маэстро», «Мастеркард» тоже принимают, но чаще всего только в крупных туристических местах вроде известных отелей или аэропортов.

Для получения оплаты в юанях я открыл счет в Bank of China — это крупнейший банк страны. Для этого я заполнил анкету, показал свой ВНЖ и договор об официальном трудоустройстве в китайской компании. Карту выпустили за 2 часа, за ее обслуживание я не плачу.

Я стараюсь особо не связываться с банковской системой Китая: судя по сайту и мобильному приложению моего банка, там все находится на довольно примитивном уровне. Например, банки не дают никаких поощрений в виде кэшбэков и других бонусов. Вместо них этим занимаются отдельные торговые и ресторанные сети, чтобы привлечь к себе новых клиентов.

В то же время в Китае есть очень удобные финансовые сервисы — их развивают местные компании «Вичат» и «Али-пэй». Достаточно привязать к их мобильным приложениям свой счет в любом китайском банке — и после этого можно просто забыть о том, зачем нужны наличные: в Китае практически за все можно заплатить с помощью телефона.

«Али-пэй» — это полноценная платежная система. Для оплаты используют либо номер электронного кошелька, либо QR-код, который есть у каждого продавца в Китае: в отелях, транспорте, обычных и онлайн-магазинах и даже у таксистов и продавцов фруктов в небольших лавках.

У «Вичата» такие же функции, но еще это мессенджер с возможностью делать обычные и видеозвонки. Деньги пересылают прямо в сообщении: я так плачу за аренду хозяину своей квартиры.

Главный экран приложения «Али-пэй»
Главный экран приложения «Али-пэй»
Список операций по моему кошельку в «Али-пэе»
Список операций по моему кошельку в «Али-пэе»
Главный экран приложения «Али-пэй»
Главный экран приложения «Али-пэй»
Список операций по моему кошельку в «Али-пэе»
Список операций по моему кошельку в «Али-пэе»
Это скриншоты чата в приложении «Вичат». Тут я переписываюсь с хозяином квартиры и сразу же скидываю ему арендную плату и плату за коммунальные услуги. Пока приходится прогонять все это через переводчик на смартфоне
Это скриншоты чата в приложении «Вичат». Тут я переписываюсь с хозяином квартиры и сразу же скидываю ему арендную плату и плату за коммунальные услуги. Пока приходится прогонять все это через переводчик на смартфоне

Жилье

Сейчас на острове ведут активное строительство и постепенно обновляют жилой фонд. Так как исторически тут жили в основном рыбаки, то и дома раньше представляли собой хибарки максимум в два этажа. Большинство из сохранившихся строений такого типа выглядят довольно уныло.

Но из-за появления новых современных производств на острове начинают селиться высококвалифицированные специалисты, в том числе иностранцы. Правда, сейчас их всего около 100 человек. У этих людей хорошие зарплаты и, соответственно, совершенно другие требования к уровню жизни. Во многом именно из-за этого тут стали появляться жилые комплексы с современной архитектурой, подземным паркингом и ухоженной территорией.

Я искал жилье через агентство, контакты мне дали коллеги. Здесь у каждого агентства есть свой аккаунт в «Вичате», где они выкладывают доступные варианты квартир под аренду и на продажу. Диапазон цен разный: можно найти что-то и за 1800 ¥ (20 268  Р), и за 6000 ¥ (67 560  Р). Обычно основная разница заключается именно в качестве жилья — дом двадцатилетней давности против современной многоэтажки с закрытой и благоустроенной территорией.

Последний вариант жилья еще называют компаундом. Они набирают популярность по всей стране, в особенности в богатых городах-миллионниках. Такой вариант организации жилого пространства сыграл на руку властям Китая, когда они решили ввести жесткий локдаун: жителям просто запретили покидать территорию своего компаунда, а на входе поставили охрану. Пройти внутрь можно было, только если у тебя соответствующий «код здоровья». Еду людям доставляли курьеры: они оставляли ее у охраны либо передавали прямо через забор.

Я тоже снял жилье в одном из таких компаундов. Площадь квартиры — 80 м2, стоимость — 4200 ¥ (47 292  Р) в месяц. Но у нас на острове не вводили таких жестких ограничений, и наш компаунд не закрывали, потому что за все время пандемии тут не было ни одного случая заражения.

При заключении договора на аренду жилья нужно заплатить агентству комиссию в размере одного месячного платежа. Потом нужно внести арендную плату за несколько месяцев вперед. В крупных китайских городах обычно просят оплатить один или два месяца аренды. Но так как наш остров малонаселенный, местные владельцы недвижимости требуют деньги сразу за полгода. Мне нужно было внести 25 200 ¥ (283 752  Р). Я оказался к этому не готов — пришлось выложить все свои запасы.

На севере Китай граничит с Россией, и в тех местах бывает очень холодно. Соответственно, там в домах есть централизованное отопление. Но мой остров относится к Южному Китаю, где в домах нет отопления. Тут оно и не нужно, потому что большую часть года здесь тепло, а температура практически никогда не опускается ниже нуля.

Если в квартире становится холодно, я включаю кондиционер в режим обогрева. Летом температура на острове доходит до +36 °C, из-за большой влажности становится очень душно — и я опять включаю кондиционер. Словом, без него тут не прожить. У меня в квартире их три — по одному на каждую комнату. Единственная проблема — кондиционер сильно сушит воздух, что вызывает большой дискомфорт, но я с этим смирился. Теперь для меня самые приятные месяцы в году — это май и июнь, а также сентябрь и октябрь: в эти периоды можно обойтись без кондиционера.

Основная часть моих коммунальных платежей — это электричество. Размер платы зависит от того, как часто я включаю кондиционер и водонагреватель, потому что централизованной подачи горячей воды здесь тоже нет. Летом я могу платить по 200—300 ¥ (2252 3378  Р) в месяц, а зимой — уже по 600—1000 ¥ (6756 11 260  Р).

Забавный факт: в Китае нельзя купить квартиру в собственность — ни иностранцам, ни китайцам. Вместо сертификата о правах на собственность государство заключает с вами договор длительной аренды. Точнее, квартиру или дом считают вашим имуществом, но земля, на которой они стоят, всегда государственная. К — коммунизм.

Срок аренды определяет правительство, он зависит от провинции, города, района и даже улицы. Обычно это 40, 50, 60 и 70 лет. Если вы доживете до окончания срока аренды, он автоматически продлится. При этом срок аренды земли напрямую влияет на стоимость квартиры: если договор заключили на 70 лет, она будет дороже. Жилье со сроком аренды в 40 лет стоит гораздо дешевле, потому что имеет примерно такой же статус, как апартаменты в России: с большой вероятностью в нем нельзя будет прописаться. А прописка — важный фактор для китайцев, особенно для семейных людей. От нее зависит, в какую школу возьмут ребенка и возьмут ли вообще.

У меня в Москве ипотека под 9,5%, поэтому мне было интересно узнать, под какой процент ее берут китайцы. Коллеги рассказали, что ставка варьируется от 3 до 8% и зависит от банка, типа недвижимости, первоначального взноса, дохода и других факторов.

Новая двухкомнатная квартира площадью 60 м2 в комплексе, где я живу, стоит 860 000 ¥ (9 683 600  Р). За эти деньги там сделают хороший ремонт, установят кухню и кондиционеры, даже повесят шторы. Мебель придется покупать самостоятельно.

Белая штука слева в углу — один из моих кондиционеров. А рядом — какой-то очень раритетный и дорогой диван из резного дерева. Хозяин квартиры хотел меня удивить и порадовать. Долго сидеть или лежать на нем невозможно
Белая штука слева в углу — один из моих кондиционеров. А рядом — какой-то очень раритетный и дорогой диван из резного дерева. Хозяин квартиры хотел меня удивить и порадовать. Долго сидеть или лежать на нем невозможно
Риелторы предлагают варианты для аренды жилья прямо в чате в приложении «Вичат»
Риелторы предлагают варианты для аренды жилья прямо в чате в приложении «Вичат»

Транспорт

Я нигде так не кайфовал от общественного транспорта, как в Китае. Транспортная инфраструктура развита здесь, пожалуй, лучше всего в мире. Вся страна связана широкой сетью скоростных междугородних поездов, в крупных городах есть метро, а в Шанхае — поезд на магнитной подушке, который разгоняется до 431 км/ч и связывает центр города с местным аэропортом. Правда, я очень редко пользуюсь этими достижениями цивилизации — лишь когда выезжаю со своего острова, где весь общественный транспорт представлен только автобусами.

Автобусы в Китае тоже хорошие: чистые, просторные, ходят точно по расписанию, оснащены кондиционерами. Еще они никогда не бывают заполнены — возможно, потому, что автобусов достаточное количество и они часто ходят. Билет на одну поездку в зависимости от маршрута стоит 2—3 ¥ (22 33  Р). Оплатить можно с телефона через «Али-пэй» или «Вичат» — достаточно приложить QR-код к считывающему устройству, которое находится у водителя.

Я заметил такую особенность: я захожу в автобус, сажусь у окна, салон постепенно заполняется, но место рядом со мной остается свободным до тех пор, пока не окажется последним. Только тогда кто-нибудь решится сесть рядом со мной. Коллеги-китайцы говорят, что местные, с одной стороны, немного стесняются сидеть рядом с иностранцем, а с другой — таким образом выказывают мне уважение. Потому что в общении между собой китайцы вообще не чувствуют границ: например, могут очень плотно подходить друг к другу в очереди или в лифте.

505-й маршрут автобуса проходит через весь наш остров. Внутри чисто, комфортная температура благодаря кондиционерам, а места хватает даже с моим ростом — 190 см
505-й маршрут автобуса проходит через весь наш остров. Внутри чисто, комфортная температура благодаря кондиционерам, а места хватает даже с моим ростом — 190 см
«Фольксваген» построил в Китае свой завод, поэтому многие местные таксисты теперь ездят на машинах этой марки
«Фольксваген» построил в Китае свой завод, поэтому многие местные таксисты теперь ездят на машинах этой марки

Такси я пользуюсь достаточно часто, посадка и 10-минутная поездка стоят 11 ¥ (123  Р), далее — 2 ¥ (22  Р) в минуту. Для заказа такси я использую приложение «Диди». Оно очень выручает, потому что я пока плохо знаю китайский, а в приложении можно просто поставить геолокацию, выбрать пункт назначения — и ближайший водитель примет заказ. Оплатить можно через «Вичат» или «Али-пэй». Так что говорить с водителем необязательно.

Паромы. Пока Дайшань не связан с материковым Китаем, хотя в 2021 году обещают наконец-то построить мост. Здесь все ждут его с нетерпением, потому что он решит главную проблему — даст возможность выбраться с острова в любое время и в любую погоду. Пока это можно сделать только на пароме. Часто они временно перестают ходить из-за сильного ветра и высоких волн. И если ты собрался в путешествие, то планы накрываются медным тазом. Поэтому, добираясь, например, в аэропорт, необходимо выехать с острова за пару дней, так как непредвиденные обстоятельства возникают часто и всегда внезапно. Прогноз погоды не особо помогает: на островах она меняется каждый час.

У меня есть два самых популярных маршрута для поездок. Первый — на ближайший остров Чжоушань, потому что там есть мост на материк. Паром идет туда 20 минут и стоит 11 ¥ (123  Р).

Второй маршрут — прямиком в Шанхай. Дорога от моего дома до центра города в общей сложности занимает 3 часа — 1 час на пароме и 2 часа на автобусе. За такое путешествие в один конец придется заплатить 110 ¥ (1238  Р). В Шанхае находится ближайшее российское консульство, поэтому я ездил туда, чтобы поменять паспорт и сделать нотариальную доверенность для супруги. Но вообще, Шанхай — это очень крутой, современный и динамичный город, поэтому я стараюсь оказаться там при первой же возможности, чтобы развеяться, погулять или просто зайти в бар.

Электроскутеры. Если вся Европа ездит на велосипедах, то в Азии, в особенности в Китае, сейчас в большом почете электроскутеры — это обычные мопеды, но на батарее. За 5000 ¥ (56 300  Р) можно купить скутер и «заправлять» его электричеством от обычной розетки. Даже у нас на острове на всех улицах города для скутеров предусмотрена отдельная дорожка, повсюду есть парковки и зарядки.

Люди, разъезжающие на электроскутерах, ведут себя очень беспечно: не следят за дорогой и пешеходами, в ночное время умудряются ездить без света, чтобы экономить батарейку, а маленьких детей сажают непристегнутыми.

Китайцы перемещаются по городу на скутерах и зимой, и летом
Китайцы перемещаются по городу на скутерах и зимой, и летом
Так выглядит обычный электроскутер — таких тут тысячи
Так выглядит обычный электроскутер — таких тут тысячи
Китайцы перемещаются по городу на скутерах и зимой, и летом
Китайцы перемещаются по городу на скутерах и зимой, и летом
Так выглядит обычный электроскутер — таких тут тысячи
Так выглядит обычный электроскутер — таких тут тысячи
Местные электроскутеры можно зарядить от любой розетки
Местные электроскутеры можно зарядить от любой розетки
На таких паромах я плаваю со своего острова на материковую часть Китая и обратно
На таких паромах я плаваю со своего острова на материковую часть Китая и обратно

Медицина

Вакцинация против коронавируса в Китае активно началась примерно в марте 2021 года. Сперва иностранцам было проблематично сделать прививку: нужно было предварительно записаться через интернет или приложение, но форма для записи поддерживала только китайский ID, то есть внести данные иностранного паспорта было нельзя.

Ситуацию уже поправили, и на момент написания статьи я сделал обе прививки китайской вакциной. Это оплатила моя компания, но если делать прививку самостоятельно, одна инъекция будет стоить 100 ¥ (1126  Р).

Китайцы активно прививаются: оба раза, когда я приезжал, была очередь из 30—50 человек. Поэтому и нужна предварительная запись: госпиталь заранее рассчитывает загрузку и количество вакцин.

Как только в стране официально объявили о начале эпидемии, китайские власти ввели жесткие ограничительные меры: масочный режим, измерение температуры на входе в жилые комплексы, магазины и кафе, приостановили работу общественного транспорта и запретили свободное перемещение между городами и провинциями.

Кажется, что именно благодаря таким решительным действиям в Китае очень быстро справились с коронавирусом. По данным университета Джона Хопкинса на июнь 2021 года, в стране зарегистрировали чуть более 100 тысяч случаев заболевания, а общее количество смертей не превышает 5 тысяч. На моем острове пока не было ни одного случая заражения.

Но никто не теряет бдительности. Например, чтобы попасть на прием к стоматологу, сначала я показал результаты теста на ковид.

Из забавного: был случай, когда я немного простыл и начал кашлять. Тогда коллега принес из дома чай в пакетиках и сказал мне заваривать его и пить — мол, это лекарство, которое местные использовали при лечении ковида.

Стоит сказать пару слов о традиционной китайской медицине. Она здесь не так популярна, как принято считать, и сами китайцы обращаются к ее услугам достаточно редко — обычно в тот момент, когда им уже больше ничего не помогает.

Не знаю, к счастью или к сожалению, но пока мне не довелось испытать на себе традиционную китайскую медицину. Но мои русские друзья, с которыми мы вместе жили на острове до пандемии, решили к ней прибегнуть. Они приехали к доктору, у которого был небольшой двухэтажный дом. На первом этаже продавали разные травы, отвары и порошки, а на втором он вел прием. Ребята рассказали, что он проверил пульс, пощупал лимфоузлы, а потом выписал какой-то рецепт и отправил с ним в магазин на первом этаже. Там его помощники отсыпали какой-то травы и объяснили, как ее принимать. При этом доктор не говорил ни на английском, ни даже на унифицированном китайском: он изъяснялся на каком-то из южных диалектов. Понять, что он прописал и что теперь с этим делать, оказалось довольно сложно. За такой прием и травы ребята заплатили почти 400 ¥ (4504  Р).

Вот по такой карте ведут прием в местных больницах. На ней изображен архипелаг Чжоушань
Вот по такой карте ведут прием в местных больницах. На ней изображен архипелаг Чжоушань
Меня очень позабавил этот зал в местном госпитале. Там сидят и общаются люди, которым поставили капельницу
Меня очень позабавил этот зал в местном госпитале. Там сидят и общаются люди, которым поставили капельницу

Несмотря на давно победивший в Китае коммунизм, государственная медицина здесь для всех платная — независимо от возраста и социального статуса пациента. Причем сначала нужно заплатить, а уже потом тебя будут лечить. У нас на острове прием у терапевта стоит 20—30 ¥ (225 337,5  Р), рентген — 150 ¥ (1689  Р), лечение кариеса на одном зубе — 1500—2000 ¥ (16 890 22 520  Р).

После посещения врача граждане Китая могут подать на возмещение части затрат через государственные страховые органы. Мои коллеги говорят, что, как правило, расходы долго возмещают, иногда даже до года, и выдают всего 60—70% от потраченной суммы.

Иностранные работники могут рассчитывать только на частную страховку. У меня тоже есть такая — это часть пакета компенсации от моего работодателя. Я ничего за нее не платил и даже не знаю, сколько она стоит. Страховка включает в себя любую амбулаторную и стационарную помощь, стоматологию, стоимость лекарств, а также послеоперационную реабилитацию. Но даже она не компенсирует все расходы: с ее помощью можно вернуть максимум 85% от суммы, которую потратили на лечение.

Я дважды был в китайской больнице. Это выглядело так: приходишь в регистратуру, оплачиваешь прием, получаешь талон в электронную очередь к нужному кабинету. Если помимо самого приема врач провел медицинские манипуляции или назначил медикаменты, их оплачивают прямо в его кабинете.

В последний раз я обращался к кардиологу: меня беспокоил ритм сердца. Врач направил меня на три отдельных анализа: компьютерную томографию, электрокардиограмму и анализы крови. За последний прием у кардиолога и все назначенные им анализы и процедуры я заплатил 622 ¥ (7003  Р). По страховке мне вернули 534 ¥ (6012  Р), то есть 85%.

Ну и чтобы вы поняли, что такое современная китайская медицина: врач посмотрел на мою кардиограмму, компьютерную томографию и полный анализ крови, не нашел ничего серьезного, посоветовал больше отдыхать и предложил сходить на иглоукалывание.

Это чек из страховой компании на возврат части суммы, которую я потратил на визит к кардиологу
Это чек из страховой компании на возврат части суммы, которую я потратил на визит к кардиологу

Продукты и местная кухня

Китайская еда очень своеобразная. Говорят, что ты либо сразу влюбляешься в нее, либо сразу понимаешь, что это не твое. Я где-то посередине: я могу ее есть, но она кажется мне сладковатой и жирной. У нее есть какой-то «китайский» привкус, который сложно описать, но вы его точно почувствуете, если хоть раз попробуете еду, приготовленную китайцами в Китае.

За полтора года жизни на острове я привык готовить обеды самостоятельно и приносить их с собой из дома. И когда коллеги не видят в моей тарелке риса, то начинают просто заваливать меня вопросами: «Как ты будешь есть без риса?», «Где рис?», «Почему ты не ешь рис?»

Для китайца рис — это главная часть любой еды. Это как для нас хлеб. Помню, раньше в любой столовой лежал нарезанный кусочками хлеб, можно было взять сколько хочешь. В Китае то же самое с рисом: где-нибудь обязательно стоит огромная рисоварка, из которой можно набрать столько риса, сколько в тебя влезет.

Еще из риса здесь делают лепешки, пирожки, разные сладости, водку и желтое вино. В любом местном магазине его продают мешками от 1 до 25 кг. Например, мешок весом 5 кг можно купить примерно за 50 ¥ (563  Р). И если китайцы побегут затариваться чем-то впрок, то это всегда будет рис. А хлеб в Китае мне не нравится: во-первых, тут он только белый, а во-вторых, практически всегда какой-то приторно-сладкий.

В гастрономическом плане мой остров не может похвастаться большим разнообразием. Из общепита здесь есть только парочка закусочных, где можно попробовать местные виды пельменей, тот же рис, лапшу и жареное мясо. Обед там в среднем обходится в 20—30 ¥ (225 337,5  Р).

У китайцев есть особенность: они любят ходить в кафе и рестораны большой компанией. При этом никто не заказывает блюдо специально для себя, а рассчитывает, что его будут есть и другие. Когда официант приносит заказ, он просто ставит его на общий стол — обычно на нем есть большая круглая подставка, которую можно крутить, чтобы добраться до интересующего блюда.

Паровые пирожки, или баоцзы. Они бывают с мясом, рыбой, морепродуктами, овощами или со всем сразу
Паровые пирожки, или баоцзы. Они бывают с мясом, рыбой, морепродуктами, овощами или со всем сразу
Обычно паровые пирожки продают в таких местах
Обычно паровые пирожки продают в таких местах
Китайская еда в местных кафе. В основном это разные формы риса, овощей и курицы
Китайская еда в местных кафе. В основном это разные формы риса, овощей и курицы
Китайская еда в местных кафе. В основном это разные формы риса, овощей и курицы
Китайская еда в местных кафе. В основном это разные формы риса, овощей и курицы
Китайская еда в местных кафе. В основном это разные формы риса, овощей и курицы
Китайская еда в местных кафе. В основном это разные формы риса, овощей и курицы
Китайская еда в местных кафе. В основном это разные формы риса, овощей и курицы
Китайская еда в местных кафе. В основном это разные формы риса, овощей и курицы

Здесь в большем почете традиционные паровые пирожки баоцзы — это уличная еда, которой можно быстро перекусить. Их продают на каждом углу по 1—2 ¥ (11 22  Р) за штуку. Мне они нравятся, особенно мясные и овощные. На вкус они напоминают манты с толстым тестом, но без сока в начинке.

На продукты и готовую еду я обычно трачу около 6000 ¥ (67 560  Р) в месяц. На острове есть два относительно больших супермаркета, а все остальное — это крохотные лавки, где торгуют всякой всячиной, в том числе и чем-то из еды.

Вот моя обычная продуктовая корзина:

Из еды в Китае мне нравятся хорошие и сравнительно дешевые овощи, фрукты и орехи — я ем их с удовольствием и в больших количествах. Но все равно очень скучаю по родным продуктам, к которым привык с самого детства: по молоку, ряженке, творогу и гречке. В местных магазинах таким не торгуют.

Хотя все чаще наши земляки, которые обосновались в Китае, открывают местное производство молочных продуктов либо просто возят продукты из России. Правда, они стоят дороже, чем в Москве. И процесс доставки долгий: нужно заказать, дождаться своей очереди, а затем вам отправят продукты. Иногда заказываешь вкусный творог, а доставляют его только через неделю.

Полкило творога в русском онлайн-магазине можно заказать за 60 ¥, полкило сметаны — за 18 ¥. Столько же сгущенки будет стоить 35 ¥, а ряженки — 30 ¥
Полкило творога в русском онлайн-магазине можно заказать за 60 ¥, полкило сметаны — за 18 ¥. Столько же сгущенки будет стоить 35 ¥, а ряженки — 30 ¥
Гречка обойдется в 60 ¥ за три упаковки по 800 г
Гречка обойдется в 60 ¥ за три упаковки по 800 г
Полкило творога в русском онлайн-магазине можно заказать за 60 ¥, полкило сметаны — за 18 ¥. Столько же сгущенки будет стоить 35 ¥, а ряженки — 30 ¥
Полкило творога в русском онлайн-магазине можно заказать за 60 ¥, полкило сметаны — за 18 ¥. Столько же сгущенки будет стоить 35 ¥, а ряженки — 30 ¥
Гречка обойдется в 60 ¥ за три упаковки по 800 г
Гречка обойдется в 60 ¥ за три упаковки по 800 г

Услуги и развлечения

Так как Дайшань — это большая деревня, да еще и на острове, особых развлечений тут нет. Местные просто гуляют вдоль побережья, рыбачат, катаются на велосипедах и проводят время в парках.

В целом я понимал, куда еду, и был готов к тому, что, кроме работы, заняться тут будет нечем. Но я надеялся, что смогу каждый день ходить на пляж, купаться и наслаждаться синей морской водой на фоне голубого неба. Реальность оказалась другой: вода не голубая, а коричневая, на острове никто не купается. И как вишенка на торте — повсеместный запах рыбы. Тухлая и свежая, на берегу и рыбацких лодках — этот аромат тянется по всему побережью.

У воды коричневый цвет не только потому, что она грязная, хотя грязи тоже хватает — из-за паромов, грузовых судов и рыбацких лодок. Основная причина такого цвета — осадочная горная порода, которую река Янцзы смывает с материка в море. Китайцы называют ее желтой землей. Поэтому вода в реках и на морском побережье в этих местах тоже желтая. Если присмотреться, в ней можно увидеть много частиц земли и песка. Купаться в такой воде не хочется. Поэтому и пляжей на острове всего парочка, да и те нужны только для того, чтобы просто погулять вдоль моря и погреться на солнышке, максимум — помочить ноги.

При этом природа на острове очень красивая — гористый ландшафт с преобладанием холмов и сопок. Даже в центре города есть небольшая гора. Местные любят гулять по этим возвышенностям и любоваться видами на море.

Многие местные ловят рыбу буквально во дворе, если дом или жилой комплекс находится на берегу
Многие местные ловят рыбу буквально во дворе, если дом или жилой комплекс находится на берегу
Вот такой цвет воды в наших местах — он не очень мотивирует пойти поплавать
Вот такой цвет воды в наших местах — он не очень мотивирует пойти поплавать
Многие местные ловят рыбу буквально во дворе, если дом или жилой комплекс находится на берегу
Многие местные ловят рыбу буквально во дворе, если дом или жилой комплекс находится на берегу
Вот такой цвет воды в наших местах — он не очень мотивирует пойти поплавать
Вот такой цвет воды в наших местах — он не очень мотивирует пойти поплавать
Типичные пейзажи в наших местах
Типичные пейзажи в наших местах

Я работаю 6 дней в неделю с 08:00 до 17:00, у меня только один выходной — воскресенье. Из-за этого большую часть свободного времени приходится тратить на дела по дому и готовку. Но по вечерам я стараюсь бегать или кататься на велосипеде.

Баров и клубов на острове нет. Главное место, где любят собираться местные, — KTV, китайское караоке. За время жизни здесь у меня сложилось впечатление, что китайцы очень любят две вещи — собираться большими группами и петь. Поэтому всякий раз, когда у них есть время и повод, они идут в KTV. Обычно оно выглядит как несколько отдельных комнат на 10—20 человек каждая. Там стоят 2—3 телевизора, есть пульт для выбора песен и микрофоны. Каждую комнату обслуживают два официанта, поэтому можно заказать еду и напитки. Аренда такой комнаты обычно стоит от 700 ¥ (7882  Р).

Еще китайцы любят заниматься физической активностью — и обязательно в большом коллективе. Например, офисные работники утром и в обеденный перерыв часто играют в бадминтон или пинг-понг — во многих компаниях для этого есть специально оборудованные комнаты. Но меня завораживают пенсионеры, которые каждый день собираются где-нибудь в парке, чтобы позаниматься китайской гимнастикой или потанцевать.

По вечерам на улице каждый второй наматывает километры по двору, при этом он разминает руки или даже идет спиной вперед. Местные говорят, что такие прогулки задом наперед не дают мозгу состариться.

Привычные нам фитнес-клубы тут тоже есть. У нас на острове он только один — с нетипичным для китайцев названием «Спартак». Абонемент на полгода стоит 1500 ¥ (16 890  Р). Как-то раз я зашел туда ради интереса: народа было очень много — видимо, западный подход к тренировкам тоже пользуется популярностью.

Еще мне довелось побывать в местных парикмахерских. Они устроены по принципу конвейера: пришел, дождался своей очереди, тебе помыли голову, постригли, снова помыли голову, ты заплатил и можешь быть свободен. На каждом этапе с тобой работает отдельный человек: кто-то только открывает дверь, кто-то следит за очередью, кто-то моет голову.

Для уборки в доме можно пригласить уборщицу — по-китайски ее называют «аи». Она пылесосит, моет полы, окна и посуду и берет за это 60 ¥ (675  Р) в час. Мои русские коллеги нашли в Шанхае русскую няню, чтобы оставлять с ней 4-летнего ребенка. Ее услуги стоят 45 ¥ (506  Р) в час. Няни-китаянки берут за свои услуги примерно столько же. В их обязанности входят присмотр за ребенком и игры с ним. Они не готовят и не убирают.

На Дайшане нет торговых центров. На шопинг надо отправляться в соседние города, что накладно и по времени, и по деньгам. Другая моя проблема — при росте 190 см местная одежда мне просто не по размеру: рост местных — 160—170 см. Я решаю эту проблему с помощью приложения «Таобао» — это аналог «Алиэкспресса». Там продают все: одежду китайских и международных брендов, мебель, предметы гигиены и даже продукты питания. Часто покупать через «Таобао» дешевле, чем в сетевых магазинах, порой даже на 50%, но высока вероятность подделки, поэтому нужно внимательно выбирать продавца.

Модная короткая мужская стрижка, как у парня слева, стоит 50 ¥. Под китайский Новый год стоимость подняли до 128 ¥. Местные коллеги говорят, что это очень дорого и с меня столько взяли, потому что я иностранец. Они стригутся за 20—30 ¥
Модная короткая мужская стрижка, как у парня слева, стоит 50 ¥. Под китайский Новый год стоимость подняли до 128 ¥. Местные коллеги говорят, что это очень дорого и с меня столько взяли, потому что я иностранец. Они стригутся за 20—30 ¥
В приложении «Таобао» можно купить и новую фотокамеру, и финики. Доставка будет до дома, обычно она стоит не более 2 ¥, а иногда ее включают в стоимость товара
В приложении «Таобао» можно купить и новую фотокамеру, и финики. Доставка будет до дома, обычно она стоит не более 2 ¥, а иногда ее включают в стоимость товара
Джемпер «Зара» в приложении стоит 159 ¥, брюки — 299 ¥. Цены как в обычном магазине, но в приложении я могу заказать не китайский, а европейский размер
Джемпер «Зара» в приложении стоит 159 ¥, брюки — 299 ¥. Цены как в обычном магазине, но в приложении я могу заказать не китайский, а европейский размер
В приложении «Таобао» можно купить и новую фотокамеру, и финики. Доставка будет до дома, обычно она стоит не более 2 ¥, а иногда ее включают в стоимость товара
В приложении «Таобао» можно купить и новую фотокамеру, и финики. Доставка будет до дома, обычно она стоит не более 2 ¥, а иногда ее включают в стоимость товара
Джемпер «Зара» в приложении стоит 159 ¥, брюки — 299 ¥. Цены как в обычном магазине, но в приложении я могу заказать не китайский, а европейский размер
Джемпер «Зара» в приложении стоит 159 ¥, брюки — 299 ¥. Цены как в обычном магазине, но в приложении я могу заказать не китайский, а европейский размер

Язык

Я очень мало говорю по-китайски, и чтение иероглифов составляет для меня одну из главных проблем. А без этого здесь вообще никак: указатели и важную информацию дублируют на английском только в очень крупных городах типа Пекина и Шанхая. Простые китайцы не владеют английским, а те, кому он нужен для работы, очень плохо на нем говорят.

С одной стороны, это стало моим конкурентным преимуществом при трудоустройстве: я намного увереннее говорю по-английски, чем все мои китайские коллеги, поэтому общение с западными заказчиками во многом замкнуто на мне.

С другой стороны, без коллег я бы никак не справился с жизнью в Китае. Мне приходится постоянно просить у них помощи, чтобы решать вопросы с квартирой, регистрацией в полиции и общением с китайскими докторами. Хотя в мелких бытовых вопросах я уже наловчился пользоваться переводчиком в смартфоне: например, так я перевожу надписи, указатели, вывески и ценники в магазинах.

Перед тем как поехать в Китай, я два месяца занимался языком в частной школе в Москве, успел усвоить азы грамматики, выучить 300 иероглифов и научился худо-бедно изъясняться. А сейчас мне помогает коллега-китаянка, но процесс идет со скрипом. Чтобы начать различать иероглифы, их нужно учить каждый день и прописывать сотни раз. Если этого не делать, можно мгновенно их забыть. Кажется, даже образованные китайцы иногда не могут вспомнить значение какого-то иероглифа, поэтому им приходится лезть в словарь.

Другая проблема — диалекты. Они могут быть настолько разными, что китаец с юга и китаец с севера не поймут друг друга. Чтобы они все же смогли объясниться, есть унифицированный диалект — мандарин, исторически на нем говорили жители Пекина. И когда встречаются люди из разных частей Китая, они просят друг друга использовать мандарин.

Чтобы запомнить написание иероглифов, мне приходится методично прописывать каждый из них десятки и даже сотни раз
Чтобы запомнить написание иероглифов, мне приходится методично прописывать каждый из них десятки и даже сотни раз

Местные жители

Из разговоров со своими китайскими коллегами я узнал, что местный менталитет строится на трех основополагающих концепциях: синоцентризме, континуальности и конфуцианстве.

Синоцентризм — это непоколебимая убежденность китайцев в том, что Китай представляет собой культурный и любой другой центр мира. Название страны состоит из двух иероглифов, которые можно перевести как «срединное государство», то есть центр мира.

Китайцы не просто в этом убеждены — они даже не думают, что может быть по-другому. И то, как быстро им удалось справиться с коронавирусом у себя в стране, стало этому лишним подтверждением. В то время как и местное телевидение, и суверенный китайский интернет постоянно рассказывают им, что весь остальной мир уже второй год не может победить эту заразу.

Но одновременно с этим невооруженным глазом видно, насколько китайцы увлечены всем западным и европейским: они стараются одеваться как европейцы, покупать европейские машины и строить дома в европейском стиле. Видимо, в их парадигме в этом нет никаких противоречий.

Наверное, этой же дихотомией можно объяснить и то, как местные реагируют на меня. С первого же дня в Китае я почувствовал, что ко мне приковано повышенное внимание местных жителей. Во-первых, потому, что мой приезд совпал с началом эпидемии коронавируса, во-вторых, просто потому, что на острове никогда не было столько иностранцев, а когда начался наш проект, их приехало сразу около сотни.

При этом я бы не сказал, что китайцы относятся ко мне как к чужаку, — скорее как к «другому», отличающемуся от них. Из-за высокого роста и европейской внешности меня часто пытаются сфотографировать, а дети показывают пальцем и дергают родителей, чтобы те тоже обратили на меня внимание. Иногда кто-то просто останавливается и долго с любопытством меня разглядывает. Были случаи, когда на кассе меня старались обслужить в первую очередь.

Но такой интерес местных к моей персоне не вызывает у меня чувства тревоги или угрозы. Наоборот, Китай — это одна из самых безопасных стран, в которых я бывал. На улицах можно гулять в любое время суток и не опасаться, что кто-то нападет. В городе много полиции, которая активно патрулирует улицы на машинах и мотоциклах.

Не знаю, почему здесь столько полицейских. Мне кажется, что у китайцев даже в мыслях нет кому-то навредить. Здесь не принято брать чужие вещи: например, когда службы доставки и почтовые курьеры привозят посылки или продукты, они оставляют их прямо у двери, если хозяина не оказалось дома. И можно быть уверенным, что посылка дождется получателя и ее никто не заберет.

Континуальность — это понимание непрерывности жизни и естественной монотонности занятий. Что бы ни случилось, жизнь все равно будет течь, ведь она была до тебя, а значит, будет и после. Так зачем суетиться, переживать или сильно горевать, когда можно просто жить и получать от этого удовольствие. На практике такой подход выражается хотя бы в том, что китайцы спокойно и качественно выполняют любую монотонную работу.

Еще это способствует сильному коллективному чувству и убежденности в том, что тебе обязательно помогут, если что-то пойдет не так. Это очень ярко проявилось во время пандемии, когда вся страна действовала как одна полуторамиллиардная команда. Все люди безропотно носили маски и соблюдали другие ограничительные меры, целые мегаполисы сидели по домам, службы доставки работали бесплатно, никто не задирал цены и не создавал дефицит. Все сплотились, чтобы справиться с общей бедой вместе.

Конфуцианство — это этическое учение, которое стало духовным стержнем китайского менталитета. Один из его постулатов заключается в глубоком уважении старших: это и родители, и руководители, и все те, кто стоит выше тебя в общественной иерархии. Но здесь есть важная оговорка: априори считается, что этот вышестоящий, как и твой родитель, должен желать тебе только добра и процветания.

У этой концепции, на мой европейский взгляд, есть как минимум одно слабое место: такой подход лишает людей самостоятельности и душит любую инициативу снизу. Например, в китайской фирме начальник всегда прав, а его решения и инструкции никогда не оспаривают. Порой я вижу на совещаниях, как босс раздает задания, которые прямо противоречат положению дел, но никто не решается сказать ему об этом. Все тихо расходятся по своим рабочим местам и начинают думать, что им теперь с этим делать. Как следствие, все пытаются перенести решение проблемы на вышестоящий уровень, чтобы не оказаться крайним.

Местные жители гуляют по одной из улиц на моем острове
Местные жители гуляют по одной из улиц на моем острове

Итоги

Я никогда не мечтал поехать именно в Китай — скорее, оказался здесь просто волею судеб. Но спустя полтора года могу сказать, что в целом доволен тем, как все сложилось.

Когда в мире началась пандемия, Китай закрыл границы на въезд для всех иностранцев и я оказался отрезан от своей семьи. У жены и дочки были готовые визы, но в июле 2020 года они закончились, а китайское консульство в Москве до сих пор не принимает документы, чтобы оформить новые.

Конечно, я много раз пожалел о том, что поддался панике и решил вывезти семью в Россию в самом начале эпидемии. Но кто же знал, что страна, где все это началось, уже через пару месяцев станет одним из самых безопасных мест в мире — хотя бы в плане эпидемиологической обстановки. Сейчас мне остается лишь относиться к этой ситуации как к чему-то, что проверяет тебя на прочность и закаляет характер.

Пока семья далеко, я просто осваиваюсь и привыкаю к жизни в Китае. Тут много культурных особенностей, поначалу не очень понятных людям с западными культурными ценностями. Но здесь есть главное — дружелюбная среда, благоприятная для развития, получения новых знаний и навыков, интеллектуального и духовного роста.

И пусть на моем маленьком острове это слабо заметно, но, оказавшись в крупных городах Китая, я вижу всю технологическую и экономическую мощь этой страны и огромный потенциал для дальнейшего развития.

Мы с женой хотим, чтобы наша дочь росла в динамичной и международной среде, поэтому, когда мой текущий проект завершится, я планирую перебраться в Шанхай и продолжить там построение своей международной карьеры. Надеюсь, что скоро границы наконец откроют и я снова смогу увидеться со своей семьей.

Что еще почитать об эмиграции

В Т⁠—⁠Ж вышли десятки статей о жизни в других странах. Мы собрали их на одной карте: