«Видеть красоту»: еще 2 истории во­лонтеров, которые возвращают жизнь в старые здания

Опыт неравнодушных читателей

4
«Видеть красоту»: еще 2 истории во­лонтеров, которые возвращают жизнь в старые здания

Это истории читателей из Сообщества. Собраны в один материал, бережно отредактированы и оформлены по стандартам редакции

Аватар автора

Катя Булгакова

пообщалась с героями

Страница автора

Историческое наследие может не дождаться, когда власти его отреставрируют.

Поэтому часто этим занимаются добровольцы. Мы уже рассказывали, как наши читатели восстанавливают многовековые усадьбы, памятники деревянного зодчества, а также печь и плитку в обычном жилом доме. Для них важно заниматься этим и подавать пример окружающим. Вот еще две истории читателей Тинькофф Журнала.

Кто помогает

Эта статья — часть программы поддержки благотворителей Тинькофф Журнала «Кто помогает». В рамках программы мы выбираем темы в сфере благотворительности и публикуем истории о работе фондов, жизни их подопечных и значимых социальных проектах.

В январе и феврале мы рассказываем о городском благоустройстве. Почитать все материалы о тех, кому нужна помощь, и тех, кто ее оказывает, можно в потоке «Кто помогает».

История №1

«Мы смогли превратить заброшенные руины в место, куда хочется приходить»

Аватар автора

Вадим Горбачев

развивает родной Улан-Удэ

Страница автора

С чего все началось. Я родом из Улан-Удэ. Мой интерес к городской среде и первые знания в этой области появились благодаря блогу Ильи Варламова и каналу «Город для людей» урбаниста Аркадия Гершмана. Я увлеченно смотрел их еще со школы, восхищался общественными пространствами в странах Скандинавии и Балтии — аккуратными, продуманными до деталей, доступными для различных людей.

Еще я видел в роликах примеры безбарьерных остановок общественного транспорта, удобных пешеходных улиц, качественной велоинфраструктуры. Это сподвигло меня стать транспортным активистом.

В девятом классе я впервые узнал о сохранении исторической застройки в видео Варламова. Он рассказывал, что обветшалые здания в историческом центре можно преобразить в ухоженные и милые домики, где будет кипеть жизнь. До этого я практически не бывал в старом городе Улан-Удэ, только проезжал мимо разрушающихся домов и не понимал, насколько это ценно и что можно помочь их сохранить.

После просмотра ролика проснулось желание что-то менять. Мне захотелось красоты, ухоженности домов и жизни в них. Я мечтал увидеть такой же приятный старый центр города, как в развитых странах мира. Еще я хотел добиться изменений в городской среде, например новых пешеходных переходов и широких тротуаров.

Тогда вместе со знакомым я решил создать в «Телеграме» сообщество «Улан-Удэнский урбанист», куда присоединились 30 человек. Все они обычные горожане, которые хотят что-то узнавать о городской среде. Теперь сообщество называется «Uubanistica — Улан-Удэ», в нем больше 170 подписчиков, и я продолжаю регулярно его вести.

В канале я рассказываю о способах сделать Улан-Удэ более зеленым и благоустроенным городом с качественным общественным транспортом и безопасными улицами. Например, будет здорово подсвечивать ночью пешеходные переходы, чтобы снизить количество аварий, создавать выделенные линии для автобусов и не стоять в пробке в час пик.

Сейчас я учусь на третьем курсе в иркутском университете по программе «Градостроительство». Еще я 3D-визуализатор и с 2022 года работаю в транспортной лаборатории своего вуза.

На мой взгляд, общественный транспорт должен быть основным средством передвижения, поскольку в городе просто не поместится масса автомобилей. Если же освобождать для машин еще больше места, от населенного пункта останутся лишь дороги и парковки.

К тому же городской транспорт позволяет в условиях ограниченной площади перевезти в 5—10 раз больше людей, чем личный автомобиль. Я помогаю делать его доступнее — начал с одной трамвайной линии Улан-Удэ, которую хочу избавить от заезжающих на нее машин. Из-за этого трамваи могли простаивать от 5 до 20 минут в час пик. Как общественник, я обратился с этой проблемой в депо и попросил оградить линию от авто. Еще писал посты в своем телеграм-канале, ходил в городской комитет по транспорту.

В итоге депо заказало разработку решения для этого проблемного участка, и так удалось уменьшить пересечение трамваев и автомобилей. За одну ночь поставили пластиковые заградители, сформировали будущий вид перекрестка, нарисовали дорожную разметку и наземные пешеходные переходы, установили дорожные знаки, разделили потоки машин. Как результат, трамвай перестал стоять.

Сейчас вместе с транспортной лабораторией моего университета я занимаюсь вторым участком трамвайной линии, по которой ездят машины. Мы разрабатываем проект, чтобы отделить рельсы от дороги бордюром и при этом не создать большую пробку.

Еще я привлекал постами внимание к пешеходной среде, потому что в городе и с ней большие проблемы. В одном месте тротуары узкие, где-то их совсем нет. Есть участки без пешеходных переходов, где люди все равно перебегают дорогу, потому что до ближайшего светофора далеко. Я обращался к городскому комитету по транспорту, но пока удалось немного расширить лишь один тротуар в центре.

Как стал волонтером. В мае 2022 года я узнал о проекте сохранения исторических домов «Старый город»  и решил к нему присоединиться. Я написал куратору Аюне Пивоваровой, что готов им помочь как местный урбанист.

Я выступил на межрегиональной конференции «Социокультурные инициативы в сохранении культурного наследия», которую проводил «Старый город», и после этого вступил в команду. Меня мотивировало участвовать то, что исторический центр с его деревянными усадьбами — это место, где зарождался город и его жизнь.

Дома несут историю, которую нельзя безвозвратно потерять.

В них намного больше красоты, чем во всех современных зданиях Улан-Удэ. Над ними работали с любовью, создавали много деталей: наличники, резные узоры, карнизы. Еще мне нравится само дерево, потому что у него красивая текстура.

В части домов продолжают жить люди — кто-то от безысходности, кто-то пробует развивать там бизнес. Некоторые здания кажутся пустыми и заброшенными, но на самом деле на одном этаже могут ютиться три семьи.

Мне больно видеть, как разрушается и не ценится это богатство. Многие люди называют дома бараками, хотя те ими никогда не были. 100—150 лет назад здесь жили обеспеченные купцы, строили доходные дома для сдачи квартир в аренду. Здания были качественными и хорошими — с высокими потолками, просторными комнатами и большими окнами.

Но оказалось сложным доносить жителям и чиновникам, что эта обветшалая историческая застройка имеет ценность. Некоторые не понимают, зачем она нужна, и предлагают снести.

Я участвую в команде как волонтер-визуализатор. Помогаю создавать 3D-макеты городских проектов, чтобы показать жителям и чиновникам, как мы хотим преобразить дома и руины и создать новые общественные пространства для отдыха. Важно демонстрировать не просто чертежи, а картинку того, что мы хотим сделать, — тогда люди лучше это представят и повысится шанс, что идею одобрят.

Чего удалось добиться. Я участвовал в двух проектах «Старого города». В одном из них мы работали с руинами у Центральной городской библиотеки на улице Ленина, 17. Там оставалась только часть кирпичных стен, и за годы все заросло и покрылось мусором. Место находилось в запустении, пока весной 2023 года мы не придумали, как его оживить.

«Старый город» выиграл грант в Президентском фонде культурных инициатив на благоустройства этого двора. Архитекторы команды разработали проект, а я сделал визуализацию, как он будет выглядеть. Планировалось засыпать землю гравием, установить простую мебель из палет и из этих же материалов смастерить сцену и скамейки. Администрация города согласовала проект и поддержала работы.

С середины июня 2023 года шла работа на площадке. Волонтеры расчистили территорию, администрация сделала покрытие, помогла провести электричество. Вместе собрали из палет мебель и покрасили ее, высадили цветы, установили фонарики, повесили гирлянды. На всю работу — от задумки до результата — ушло два месяца. Проект стоил около 600 000 ₽, что не очень много для такого пространства.

В 2023 году ребята также отреставрировали двор у независимого книжного магазина «Калашников» в двух минутах от библиотеки и начали работать с каменной аркой на Свердлова, 10.

1 июля мы открыли фестиваль «Новые краски старого города» вместе с мэром и провели его в трех локациях — двух дворах и у реставрируемой каменной арки. На мероприятии было чаепитие, мастер-классы, ярмарка, лекторий, квизы и квесты. Люди, идущие по улице, останавливались, смотрели, подходили. В тот момент я почувствовал, что город живет, в нем не скучно и есть что делать.

Когда фестиваль закончился, горожане спрашивали в соцсетях, где найти эти пространства, можно ли там провести фотосессии. Мы смогли превратить заброшенные руины в место, куда хочется приходить.

Сейчас «Старый город» организует в двух дворах разные мероприятия — например лекции, ярмарки или бранчи с учеными. Горожане приходят участвовать, иногда с детьми. Все анонсы публикуются в группе проекта во «Вконтакте».

Фото до: разрушенное здание библиотеки. Источник: соцсети «Проект "Старый город" Улан⁠-⁠Удэ»
Фото после: пространство «Руины», которое мы создали. Получилось сделать его уютным и универсальным
Волонтеры также установили шкаф с книгами для буккроссинга. Остальные предметы, например складные стулья, зонтики, пуфы и подушки, приносят уже под каждое мероприятие его организаторы. Источник: соцсети «Проект "Старый город" Улан⁠-⁠Удэ»
Время от времени в пространстве проходят лекции с экспертами, в которых можно бесплатно участвовать. Источник: соцсети «Проект "Старый город" Улан⁠-⁠Удэ»
Восстановленный двор у независимого книжного магазина «Калашников». Источник: соцсети «Проект "Старый город" Улан⁠-⁠Удэ»
Сейчас в нем проводятся творческие мастер⁠-⁠классы, книжные ярмарки, экскурсии. Источник: соцсети «Проект "Старый город" Улан⁠-⁠Удэ»

Больше всего волонтеры вложили сил в косметический ремонт усадеб в старом центре. Весной и осенью организаторы объявляли акции по покраске домов в соцсетях, и к ним присоединялись добровольцы из организаций с лицензиями на работу с объектами культурного наследия.

Команда «Старого города» проводила все необходимые согласования, разрабатывала проекты ремонта фасадов, получала согласие от собственников жилья. Работы поддержал комитет государственной охраны объектов культурного наследия.

На февраль 2024 года удалось отремонтировать 25 объектов в Улан-Удэ и Кяхте в 240 км от столицы региона. Волонтеры покрасили все усадьбы, где это требовалось, и сейчас ведутся только реставрационные работы. Так, продолжается реставрация дома купца Розенштейна на Свердлова, 10 после начатых работ по реставрации крыши, фасада и каменной арки усадьбы.

Работы ведутся на выигранный грант Фонда президентских грантов. Еще на эти деньги ребята организуют выставки современного искусства и музейную экспозицию по следам историко-этнографической экспедиции в старом городе.

К сожалению, обо всех очных мероприятиях я знаю из личных рассказов волонтеров и соцсетей проекта. Мне не удалось побывать на акциях. Каждый раз, когда ребята собирались на покраску очередного дома, я был в Иркутске на учебе. Но у меня есть мечта — реконструировать все каменные арки, потому что их не обслуживали и они обветшали. Когда это удастся, арки украсят город и могут стать достопримечательностями. После окончания магистратуры планирую вернуться в Улан-Удэ.

Моя занятость в проекте зависит от сезона. Например, зимой деятельность «Старого города» затихает, сейчас я практически не участвую. В самые активные периоды весной и летом я мог потратить на волонтерство 40—50 часов в неделю.

Как можно присоединиться. На мой взгляд, «Старый город» объединил всех местных активистов, кому небезразлична городская среда. Сейчас в команде организаторов костяк из 20 человек, а всего в проекте участвовали больше тысячи волонтеров.

Если вы хотите сделать город лучше и стать добровольцем, можно написать по контактам в группе во «Вконтакте». Даже если акций по восстановлению домов пока не планируется, ребята всегда рады помощи на просветительских мероприятиях, например лекциях, фестивалях. Каждому желающему смогут подобрать занятие в зависимости от того, что ему интересно и что он знает.

Я стал волонтером, потому что хочется показать горожанам пример, как можно в историческую застройку вдохнуть жизнь, а не только снести ее и забыть. Я уверен, что судьба города в руках его жителей — именно они могут сделать Улан-Удэ лучше.

История №2

«Хочется, чтобы жизнь вернулась в села и деревни»

Аватар автора

Евгения Тарасова

помогает восстанавливать храмы на Русском Севере

Страница автора

С чего все началось. Я живу в Москве и преподаю историю культуры в лицее. В студенчестве в 90-х годах моя однокурсница и подруга интересовалась городской архитектурой, и благодаря ей я тоже начала подмечать красоту вокруг.

В те годы я узнала об архитекторах-реставраторах, которые добровольно восстанавливали храмы в Подмосковье. Ведь в советское время многие церкви и монастыри переоборудовали в хранилища, в некоторых появлялись даже камеры для заключенных. Уцелевшие храмы лишились части ценных икон, колоколов, декоративных элементов. Архитекторы-волонтеры приглашали всех желающих помочь расчищать и реставрировать церкви — приходило много светлых, увлеченных молодых людей. Я чувствовала, что мне важно к ним присоединиться.

Как стала волонтером. Мы много ездили по подмосковным храмам. Я знакомилась с любящими свое дело людьми и, общаясь с ними, училась видеть подлинную красоту церковной архитектуры. Их интерес и трепетное отношение к памятникам передавались и мне.

Вспоминаю, как мы приехали в село Остров, где находится храм Преображения Господня 16 века, и начали убирать мусор. Мы поднялись на самый верх и оказались внутри необыкновенного шатра, где ютилась стая птиц. Открывшаяся передо мной картина надолго запала в душу. Я поняла, что хочу заниматься восстановлением памятников. Начинаешь что-то любить, ощущать и видеть, когда ты вкладываешь частичку себя. Это я называю волонтерством.

Через церковную архитектуру я пришла к вере. Полюбила петь в церквях — голос в них слышится по-особенному: льется, отражается от сводов и будто наполняет все пространство. В том же храме в Острове я спела после нашей уборки и почувствовала, будто в церковь вдохнули жизнь.

Много лет позже, когда я уже окончила институт и у меня родился ребенок, начала преподавать детям историю культуры и ближе познакомилась с деревянным зодчеством. Также вела у студентов курс о деревянной архитектуре. Однажды благодаря выпускнику, ставшему архитектором, я познакомилась с основательницей фонда «Вереница»  Ритой Баевой.

На первую встречу Рита пришла ко мне домой. Я узнала, что она преподает в школе, любит Русский Север и особенно то, как эти края описывал детский писатель и поэт Юрий Коваль. Рита объединила команду архитекторов, реставраторов и просто неравнодушных людей, которые каждый год ездят в села и деревни и стараются не дать разрушиться еще сохранившимся шедеврам архитектуры.

Я поняла, что мы с Ритой близки по мировоззрению и отношению к людям. С тех пор мы уже пять лет работаем вместе в отрядах.

На 2024 год фонд занимается 20 объектами: церквями, часовнями и несколькими ценными гражданскими зданиями — среди них пожарная каланча 1912 года в деревне Березник, дом богатого крестьянина Осипа Буракова 19 века. За это время мы восстановили три памятника деревянного зодчества и стремимся дальше делать все, что в наших силах.

Иногда мы узнаем о деревянных церквях и других старинных постройках от местных жителей, которые обращаются за поддержкой: одним с такими работами не справиться. Часто архитекторы-реставраторы просят заняться объектом, так как его состояние близко к обрушению. Также мы сами в фонде решаем, взяться ли за тот или иной объект, когда видим, что он может исчезнуть.

Карта с объектами «Вереницы»

После выбора объекта архитектор готовит противоаварийный, ремонтно-реставрационный или реставрационный проект, оформляет его и подает в госинспекцию — там проверяют и дают разрешение. Так как деревянных памятников много, стараемся ежегодно работать с каждым из них. Мы не можем заниматься лишь одним храмом и остановить восстановление остальных — они просто рухнут. Поэтому делаем на каждом из объектов то, что наиболее необходимо.

Например, во время одной смены ремонтируем крышу в одной деревне, во время второй — устанавливаем причелины  и корим бревна у храма в другой деревне. Если участвует много людей и специалистов, можем одновременно работать на нескольких объектах. Зимой команда фонда планирует график на следующий год.

Восстановление храма — небыстрое дело. За это время мы успеваем познакомиться и подружиться с местными жителями, затем они также вовлекаются в работу. Жизнь в селе не должна угасать — порой можем поставить даже спектакль для ребятишек. Эти дети вырастают и затем сами помогают нам в работе. Между добровольцами и жителями возникают теплые отношения, а реставрируемая церковь становится духовным центром села, точкой притяжения.

Возле нашего Никольского храма в деревне Гридинская есть кладбище, и на Троицу и в другие дни туда приезжают почтить родных. Когда помогаю в храме, всегда говорю людям: «Если вы хотите, чтобы мы послужили, вспомнили имена ваших родных, приходите», — и они присоединяются. Часто рассказывают о своих родственниках и о том, что когда-то здесь жили, для них это тоже важно. Церковь оживает и снова собирает людей внутри себя.

Наши смены длятся по-разному, в зависимости от того, какие работы предстоят, — обычно по 5—10 дней. Волонтеры приезжают на то время, какое могут, главное — заранее предупредить о возможностях. Проживание тоже организовано по-разному: в нескольких деревнях селимся в домики на три-четыре человека, летом иногда живем в палатках.

Едим мы вкусно. Я люблю вставать рано и готовить всем завтраки: варю каши, заворачиваю их в одеяло, как в детстве делала мама, чтобы еда оставалась теплой. Еще в деревнях нас всегда ждет местная картошка, и мы с удовольствием жарим к ней рыбу. Рита любит готовить борщи. Летом продумываем блюда на десятерых человек и больше, зимой — на трех-пятерых. Стараемся покупать все продукты в сельских и деревенских магазинах, чтобы поддерживать местных жителей.

Традиционно вечерами после работы собираемся на ужин и топим баню — в одном селе даже построили ее. Во время трапезы поем и греемся у печи, если приезжаем зимой.

Для каждого добровольца у нас находится дело. С одной девушкой мы продумывали конструкцию, которая защитит крыльцо храма от осадков. А наш 76-летний волонтер Николай Васильевич ремонтирует крыши волонтерских домиков, ставит леса и берет на себя другие высотные работы. Я сама вымывала старые окна и стены от грязи, косила и убирала сено. Еще волонтеры расчищают пол и стены от мусора и наслоений грязи, готовят доски для обшивки, топят печку в доме.

Я люблю приезжать на север — мы одновременно трудимся и отдыхаем душой
Я люблю приезжать на север — мы одновременно трудимся и отдыхаем душой

Мы не всегда знаем, когда завершится реставрация и будут ли собраны для этого деньги, хотя всегда стараемся, чтобы это получилось. Когда у храма есть крыша и он очищен от мусора, в него приходят молиться жители и он уже начинает жить.

Ценно, что волонтеры объединяются с местными жителями. Мы привозим книги в сельские библиотеки, одежду для детей и взрослых. Еще обращаемся к местным властям, чтобы помочь деревням и селам. Так, вместе с жителями деревни Гридинская в Архангельской области писали письма с просьбой пустить автобус, чтобы хоть раз в неделю он заезжал в деревню. Это получилось.

К нашим волонтерским выездам присоединяются молодые творческие ребята из разных городов. Местные жители видят вокруг себя много воодушевленных людей, чего раньше не было. На наши мероприятия и работы также приезжают уроженцы, которые давно не живут в деревнях, но знают свои корни.

В такие тяжелые времена люди возвращаются к истокам. Многие, прикоснувшись к родному, затем приходят в храмы. Если в селе нет священников, мы привозим своих и проводим службы.

Я пою в храмах для пришедших людей. В эти минуты понимаю, что делаю это не только от себя, но и от их имени. Все должно дышать и звучать, чтобы не уходила жизнь.

Никольский храм в Гридинской в 2009 году. Источник: verenitsa.ru
Никольский храм в Гридинской в 2009 году. Источник: verenitsa.ru
Так он выглядит в декабре 2023 года. Я рада, что вокруг церкви и в ней самой началась новая жизнь. Деревня стала местом, куда каждое лето приезжают семьи наших волонтеров, где проводятся занятия для детей по подготовке к школе, рисованию. Источник: verenitsa.ru
Так он выглядит в декабре 2023 года. Я рада, что вокруг церкви и в ней самой началась новая жизнь. Деревня стала местом, куда каждое лето приезжают семьи наших волонтеров, где проводятся занятия для детей по подготовке к школе, рисованию. Источник: verenitsa.ru

Мы всегда сами собираем деньги на лес, кровельные материалы, краску, гвозди, перевозку и разгрузку материалов, оплату работы мастеров. Принимаем пожертвования, но зачастую их не хватает. Рита отдает часть своей учительской зарплаты, другие волонтеры тоже скидываются как могут.

Сейчас нам нужно собрать 480 000 ₽ на лес для замены нижних венцов сруба в церкви Николая Чудотворца 1849 года в Архангельской области, а также на оплату труда мастеров-реставраторов. Пока нам пожертвовали только 55 777 ₽.

Сложности возникают еще и в отношениях с реставрационными фирмами: иногда они сдвигают сроки работ, все затягивается. Мы же стараемся никого не подводить.

Как можно присоединиться. Мы публикуем расписание на будущий год в нашей группе во «Вконтакте» и просим добровольцев сообщить заранее, если решат присоединиться. Так волонтеры могут планировать свое время и приезжать на столько дней, сколько смогут: кто-то — на пять, другие — на десять.

Мы можем предоставить только проживание в домиках, и то не всегда, добровольцы сами оплачивают дорогу и питание, порой берут с собой палатку. Бывает, кто-то из команды едет на машине и по пути забирает с собой людей.

На еду в день скидываемся по 200—300 ₽. Также всегда хочется купить подарки, вкусности для местных детей и взрослых.

Тяжело признавать, что по всей России из деревень и сел уходит жизнь. Молодежь в них практически не остается. Я встречала талантливых деревенских жителей: мастер Андрей плетет корзины из бересты, Светлана чудесно вышивает. Николай Павлович работает учителем, пишет стихи, издает периодическую газету поэтов Архангельской области и организует киноклуб любителей фильмов Андрея Тарковского.

В этих местах потрясающие люди, и хочется, чтобы жизнь вернулась в их села и деревни.

Какие здания и пространства вам дороги в месте, где вы живете? Что бы вы хотели сохранить?
Комментарии проходят модерацию по правилам журнала
Загрузка

Вот что еще мы писали по этой теме

Сообщество