Некоторые наши читатели оказались неплохо подготовленными к 2020 году.

В смутные времена самоизоляции они могли гулять без пропусков и масок, а работать — под собственным кленом с видом на лес или даже на Баренцево море, на даче или в своем доме. Мы попросили их рассказать и показать, в каких условиях они пережидали пандемию, а также подсчитать, как изменились расходы после переезда за город.

Дом в стиле томского зодчества под Новосибирском

Дом удивительной красоты и еще более удивительной истории постройки в СНТ в 40 километрах от Новосибирска перешел нам по наследству от бабушки.

Строил дом ее муж. Это был второй бабушкин брак — никому из нас ее супруг не являлся кровным родственником. Он был инвалидом войны, во время бомбежки получил серьезные повреждения рук: левой не было по локоть, на правой осталось два пальца. По рассказам бабушки, он соорудил здесь целую инженерную систему: установил рельсы, по которым бревна катились к пилораме, с пилорамы по какой-то неведомой конструкции доски попадали на станок, где он их строгал, а затем сам таскал балки и доски по лесам. Вдобавок он отлично владел лобзиком: весь дом украшен в стиле томского зодчества.

Получился большой дом с техническим подвалом, где можно хранить запасы, и русской печью, в которой можно даже готовить. Мы не всегда ее топим, потому что, во-первых, это долго, во-вторых, от нее потом очень жарко. Так что она используется только в самые холодные ночи, а летом при необходимости чаще включаем обогреватель.

В доме сделан хороший ремонт, для жизни все оборудовано. Газ не проведен, но есть электричество. Питьевая вода — в колонках на улице, но мы провели трубу на свои пять соток. На участке стоят баня, кухня, туалет и два парника: один капитальный, один маленький — огуречный. Но огурцы и кабачки в этом году сажать не стали: решили, что дешевле купить, чем мучиться с доставкой рассады на дачу.

Зато посадили помидоры 💪

Наш участок находится с краю СНТ, у леса. Через две улицы от нас — река Иня. Рядом приличный магазин, недалеко село.

В Новосибирске в этом году стало очень тепло уже в апреле, так что переехали сюда почти сразу. На самоизоляции жили здесь с мамой: она госслужащая и ее тоже отправили сидеть дома. Правда, при первом же посещении нас ждал неприятный сюрприз — от дома отвалилось крыльцо: зима была теплая, снег стал тяжелый и слежался. Крыльцо было закреплено огромными тросами, надетыми на толстые крюки, и поддерживалось балками. Тросы и крюки раскрутились, балки сломались пополам. Строительство нового крыльца обошлось в 27 000 Р.

Последствия падения крыльцаПоследствия падения крыльцаПоследствия падения крыльцаПоследствия падения крыльца

Но на этом сюрпризы не закончились. Во-первых, большая проблема загородного хозяйства — мыши. Они съедают все вокруг. Только за последние два года они уничтожили четыре розы, куст миндаля, куст сирени, сортовую яблоню и полку в шкафу. Бороться с ними практически бесполезно, потому что они хозяйничают здесь зимой, и любые приманки просто замерзают.

Во-вторых, месяц назад был ураган, и ветром сломало огромную яблоню, росшую рядом с домом. Вызов бригады по спилу деревьев обошелся в 3500 Р.

В целом между расходами на жизнь в городе и за городом существенной разницы мы не заметили. Добираемся сюда обычно на электричке. Проезд туда-обратно стоит 200 Р на двоих. Пару раз приезжали на такси — 900 Р в одну сторону. Дорога в любом случае занимает примерно полтора часа. Дополнительные траты — на инсектициды, средства от болезней растений и удобрения — около 500 Р в месяц.

А вот расходы на коммунальные услуги здесь гораздо ниже. Электричество оплачиваем раз в год. За весь прошлый сезон, примерно с мая по октябрь, получилось около 1500 Р, хотя папа жил здесь безвылазно два месяца. Вода подается бесплатно — напрямую из реки. Стоимость соответствующего оборудования распределена в членских взносах на несколько лет. Дрова покупаем раз в два сезона, в прошлом году кубометр стоил 3000 Р. Газовые баллоны для портативной плитки стоят 70 Р за штуку, одного баллона хватает чуть больше чем на неделю. Членские взносы платит мама. Они ежегодно индексируются, в этот раз составили порядка 5000 Р. В прошлом году внесли 7000 Р в фонд СНТ на капремонт электросети. А интернетом здесь почти не пользуемся — во время самоизоляции для работы раздавала его себе с телефона.

В общем, жить на даче нам более чем комфортно. Единственный минус — каждую весну нужно многое приводить в порядок, это тяжело. Трудности кончаются примерно в конце мая, когда все посажено, отремонтировано и установлено. И можно жить, пока не выпадет снег. Дорогу не чистят, поэтому позже отсюда будет сложно выехать.

Дом с видом на Баренцево море

У меня кирпичный дом на скале на полуострове Немецкий. Подходит для круглогодичного проживания, но зимой в Мурманской области сильный ветер, много снега, и жить здесь в холодное время года непросто. Хотя вид на Баренцево море классный.

Этот дом строили военные, раньше он использовался как пост технического наблюдения: отсюда следили за акваторией Баренцева моря. В 1991 году военные по своим причинам отсюда ушли, и три года эту постройку кто только ни пытался сломать и разобрать. Но в 1994 году на полуостров приехал мой отец, увидел красоту нашего севера и купил дом буквально за копейки. Папа стал его восстанавливать, ремонт длился целых семь лет. Не последнюю роль в этом сыграла удаленность дома от цивилизации. Пешком сюда идти очень долго, машины и даже танки проехать не смогут.

Самый быстрый и недорогой путь к дому — 8,5 км по морю.

Газ сюда провести не получится, я привожу его в баллонах, мне хватает. Греюсь обычной дровяной печкой. Содержание дома обычно не очень затратное, но в этом году, думаю, потрачу тысяч 50. Электричество вырабатывает бензиновый генератор, есть мысли поставить ветряную электростанцию, но пока взвешиваю все плюсы и минусы. Также хочу установить в доме пластиковые окна и постепенно начать ремонтировать его изнутри.

Сейчас я безработный, поэтому отдыхаю и трачу накопленные деньги. Жить выгоднее в городе, так как тут многое приходится доставлять по морю или пешком. Тем не менее здесь много плюсов: чистый воздух, красивый вид, одиночество. Иногда огромное количество людей меня пугает и раздражает. Но однажды, когда ночью штормовой ветер разбил в доме окно, было по-настоящему страшно одному.

Бревенчатый деревенский дом в Подмосковье

Прошлым летом приобрели старый бревенчатый дом родом из 1950-х в деревне на 50 домов, расположенной в 40 километрах от Мкада. Продала нам его дочь предыдущего хозяина, который жил здесь с середины 1980-х до 2017 года, а в 1990-е пересобрал дом на добротном ленточном фундаменте, пристроил гараж и сделал мансарду. Участок с домом обошелся нам в 1 700 000 Р. Почти за год потратили на его благоустройство еще тысяч 500. Здесь долгое время жил пожилой человек, и обновлять нужно практически все. Так, сразу после покупки дома пришлось отремонтировать старую печь за 40 000 Р: она почти развалилась и адски дымила внутрь. Теперь отапливаем ею дом, он прекрасно держит тепло.

Дом расположен на самом краю деревни, поэтому соседей практически не видим. Вся деревня в среднем равномерная — без братков, бомжей, алкашей и царьков. Нет ни трехметровых заборов, ни покосившихся хибар. Газ не проведен, потому что местные бабушки не хотят здесь прописываться, — у них московские пенсии и льготы. В некоторых домах есть летний водопровод, у нас вместо него свой колодец. Пользуемся биотуалетом, в ближайших планах выкопать септик и провести всесезонный водопровод из колодца.

Участок — 13 соток, без огорода, зато с четырьмя тридцатилетними яблонями и старой деревенской банькой, которую когда-то топили по-черному, а потом сделали печку. В просторном бревенчатом сарае хотим оборудовать бар «Три петуха» и позвать на открытие друзей. Но это пока только в планах, сначала его нужно разгрести от хлама. Аналогичная история с гаражом — он весь завален.

Источник: 5_walls / Instagram.comИсточник: 5_walls / Instagram.comИсточник: 5_walls / Instagram.com]Источник: 5_walls / Instagram.com]Источник: 5_walls / Instagram.com]Источник: 5_walls / Instagram.com]Источник: 5_walls / Instagram.com]

Практически безвылазно живем в деревне с 25 марта. В срочном порядке ничего не ремонтировали, все работы плановые. И именно поэтому тратим тут значительно больше, чем в городе. Запланировано еще много работы: обновить водостоки, разгрести сарай, гараж и веранду, покрасить дом, поменять крышу на бане и гараже. И это только первые несколько строчек из нашего многостраничного «бэклога».

Остальные траты — периодические и не такие значительные. Интернет здесь стоит 790 Р в месяц, электричество и вывоз мусора летом — около 1000 Р, зимой в два раза дороже. Дрова — 9000 Р за пять кубометров. До магазина в соседнюю деревню идти минуты четыре, но обычно мы ездим те же четыре минуты на машине до ближайшего супермаркета, а раз в несколько недель — в «Ашан», он в 25 минутах езды.

Раньше в доме были мыши, но сейчас они ушли, а щебетание птиц ранним утром — можно сказать, удовольствие, в Москве такого не услышишь. Раздражают только мотоциклисты из соседних СНТ, которые по выходным гоняют на дерт-байках вдоль нашего забора. Недавно познакомились со старостой деревни, вместе организуем установку лежачих полицейских.

Самое лучшее в деревне — это то, что из нее всегда можно уехать.

Думаю, если бы у нас не было квартиры в хрущевке на Бауманской, мы бы воспринимали самоизоляцию совсем по-другому. Но сейчас, приезжая в Москву, мы с женой не можем вообразить, как бы эти три месяца безвылазно просидели в своей тридцатиметровой однушке. Да и такой тишины и простора в Москве не найдешь. Живем здесь, пока есть возможность: оба работаем на удаленке. Возникнет необходимость — вернемся в город, а пока кайфуем от каждого дня в деревне.

Большой семейный дом в Курортном районе Санкт-Петербурга

Наша дача располагается в 25 километрах к северу от Санкт-Петербурга. Курортный район, сообразно своему названию, оборудован прогулочными аллеями, парками, спортивными площадками. Здесь много санаториев, ресторанов и магазинов. В основном сюда приезжают ради прогулки по Финскому заливу, но район приятен и для жизни: здесь много таунхаусов, поселков и садоводств. В одном из таких садоводств и располагается наша дача.

Семейный дом из кирпича и газобетонных блоков строили с размахом: два этажа плюс полноценный подвальный, общая площадь более 200 квадратных метров. По сути, это три трехкомнатные квартиры. Успели достроить дом до кризисов 2008 и 2014 годов. Внутренней отделкой занимались уже без спешки, исходя из свободных средств. Дом до сих пор облагораживается, но обязательный минимум есть: туалет и душ, газовая плита, печь, электричество, интернет, обогреватели.

С 2019 года в доме может комфортно жить вся семья из пяти человек, но в полном составе мы тут ни разу не собирались. В основном здесь живу только я, остальные приезжают из города по настроению и погоде. Лет через десять родители планируют переехать сюда насовсем, но пока используют дом для летнего отдыха и экспериментов с садом.

Вид из окна моей комнаты на нашу лужайку. В нашем садоводстве большинство участков довольно маленькие, по шесть-восемь соток. А это значит, что, выглянув в любое окно, можно увидеть соседские угодья. Мало кто строит массивные заборы, с одним из соседей у нас его вообще нет. Младшие дети обеих семей могут свободно перемещаться по участкам и играть вместе
Вид из окна моей комнаты на нашу лужайку. В нашем садоводстве большинство участков довольно маленькие, по шесть-восемь соток. А это значит, что, выглянув в любое окно, можно увидеть соседские угодья. Мало кто строит массивные заборы, с одним из соседей у нас его вообще нет. Младшие дети обеих семей могут свободно перемещаться по участкам и играть вместе

Я съехал из Москвы на дачу под Санкт-Петербургом в конце апреля. На решение самоизолироваться за городом повлияли два фактора: было непонятно, когда отменят ограничения, и нужно было платить за аренду жилья 50 000 Р в месяц. Сначала я отправил крупногабаритные вещи: телевизор, монитор, Playstation 4 со всеми проводами и аксессуарами и самокат. Заплатил за это 7700 Р. Все, что не пригодилось бы мне в Санкт-Петербурге, оставил у друга с его разрешения. Доставка этих вещей обошлась мне в 450 Р.

Потом перевозил самого себя вместе с котом, из-за которого и такси, и билет на «Сапсан» вышли дороже. Трансфер обошелся в 400 Р, билеты на поезд стоили 3400 Р. Мой друг ехал в том же вагоне без животного за 2900 Р. От вокзала до квартиры, где я оставил кота, и уже непосредственно до дачи меня довез отец. В итоге переезд обошелся в 11 950 Р. Но рано или поздно мне предстоит вернуться, поэтому придется потратить еще около 10 000 Р на отправку вещей назад и билеты до Москвы.

Первым делом на даче я провел интернет, чтобы комфортно работать. За городом это обошлось в 20 000 Р. Еще 2100 Р потратил на роутер. А так как в доме много офисной мебели, то буквально за 10 минут я соорудил себе отличное рабочее место. Сейчас мне гораздо комфортнее находиться на даче, чем в городе. Наступил тот самый момент, когда безразличный мне ранее семейный актив превратился в настоящее спасение моей психики.

Но это только из-за невыносимости городской жизни в эпоху пандемии.

Здесь я могу свободно гулять по участку, кататься на самокате по пустым прогулочным аллеям и ходить на Финский залив. Все, что обеспечивало мне комфорт в квартире, под рукой: даже еду мне привозит та же компания, что и в Москве. Единственное, что давит на меня, — это недостаток социальной жизни. Борюсь с этим, организовывая в «Зуме» вечеринки пару раз в неделю, играя с друзьями в игры по сети или принимая редких гостей, которым не лень прокатиться до Курортного района.

Типичный внутренний вид: в доме много офисных столов и стульев с предприятия отца, часть мебели привезена после большого ремонта городской квартиры, что-то куплено специально. Кухонный стол на самом деле офисный, но едим все равно на веранде
Типичный внутренний вид: в доме много офисных столов и стульев с предприятия отца, часть мебели привезена после большого ремонта городской квартиры, что-то куплено специально. Кухонный стол на самом деле офисный, но едим все равно на веранде
Вечерний вид на веранде
Вечерний вид на веранде
Типичный внутренний вид: в доме много офисных столов и стульев с предприятия отца, часть мебели привезена после большого ремонта городской квартиры, что-то куплено специально. Кухонный стол на самом деле офисный, но едим все равно на веранде
Типичный внутренний вид: в доме много офисных столов и стульев с предприятия отца, часть мебели привезена после большого ремонта городской квартиры, что-то куплено специально. Кухонный стол на самом деле офисный, но едим все равно на веранде
Вечерний вид на веранде
Вечерний вид на веранде

Содержание дома складывается из постоянных расходов, которые не зависят от того, живет ли здесь кто-то, и жилых расходов, которые стремятся к нулю, когда тут никого нет. За время моей жизни в доме из постоянных расходов пришлось оплатить воду (900 Р) и членские взносы (2900 Р) — итого 3800 Р/месяц. Жилые расходы составили 20 700 Р/месяц: электричество (15 000 Р), дрова (4000 Р), интернет (1200 Р), газ (500 Р). Если учесть, что в доме постоянно живут около трех месяцев в году, то обслуживание дома составляет около 107 700 Р в год.

В Москве я тратил около 100 000 Р в месяц. Половина этих денег уходила на арендную плату и ЖКХ. Переехав на дачу, я не только стал экономить, но и увеличил свои доходы — наконец-то дошли руки сдать квартиру в Санкт-Петербурге, которая около полугода стояла пустой. Правда, за май я все равно потратил почти 70 483 Р. Половину этих денег — 35 395 Р — оставил в местном дорогущем супермаркете. Решил не наступать на те же грабли в июне и оформил заказ еды на весь месяц — 22 000 Р. Сразу же отложил 20 700 Р на оплату счетов и внес платеж на кредитную карту — 5000 Р. А кофе и прочие мелочи стал покупать в другом супермаркете.

Минималистичный дом в пригороде Смоленска

У нас свой домик в ближайшем пригороде. Рядом с нашим СНТ есть лес, болота, огромные поля, дубовая роща, несколько больших озер и прямо по соседству с нами — маленький прудик, красиво названный на карте Эллипсоидным озером. Неподалеку — дачный домик родителей и брата. Живем дружно: у всех свои дела и понимание границ. Наш участок крайний, поэтому остальные соседи, слава богу, далеко. Грядок нет, но есть настоящее пионовое поле, целая плантация.

Дом в 30 квадратных метров строили с нуля: проводили электричество, рыли колодец, делали септик, покупали мебель. Возвели за полгода, с апреля по октябрь.

Все вместе обошлось нам примерно в 1,5 миллиона рублей.

Теперь мечтаем достроить вторую часть домика — с камином. Обожаю живой огонь и тепло от печки.

Живем здесь постоянно с 2015 года. Работаем удаленно. Недавно буквально в километре от нас поставили сетевую вышку — интернет у нас теперь лучше, чем в городе. Газ есть, но я его опасаюсь на каком-то интуитивном уровне, поэтому отапливаемся электричеством. В доме есть все удобства, включая посудомоечную и стиральную машины. А пять лет назад, когда мы только переехали сюда, первое время пришлось жить без удобств, с туалетом на улице, без воды и с младенцем на руках. Но оно того стоило.

В городе основными тратами были аренда жилья, квартплата, метро. За городом платим за интернет, электричество, откачку септика, раз в год сдаем целевые взносы за участок в СНТ, немного тратим на дрова, покупаем песок и гравий для дороги.

Как экс-жительница Москвы говорю, что за городом жить однозначно лучше. Хотя если бы не 12 лет в мегаполисе, я вряд ли ценила бы так, как сейчас, всех этих ночных ежиков, ухающих сов и майских кукушек.

Изба с печкой в Ярославской области

Родовое поместье в Борисоглебском районе Ярославской области — 220 километров от Мкада — досталось нам по наследству. Это 30 соток с классической деревянной избой, баней и садом в небольшом селе на 30 домов недалеко от асфальтовой дороги местного значения. На участке несколько яблонь, ягодных кустов, терраса со столом, качели и большая лужайка. Рядом лес, поле и речка.

После объявления в стране первой нерабочей недели в конце марта я, муж, родители, сестра, бабушка мужа и наша собака уехали на самоизоляцию в село. Благо жить здесь можно круглый год: проведено газовое отопление, есть водопровод от собственной скважины. В доме две комнаты: кухня-гостиная с маленьким санузлом и большая спальня. Есть еще спальня в пристройке — без отопления, но с дровяной печью длительного горения. Обычно в холодную, сырую погоду топим обе печи — и в избе, и в пристройке. Чтобы не делать этого, купили по дороге электрообогреватель за 5700 Р.

За время самоизоляции кое-что обновили внутри и снаружи: полностью заменили пол и полки в бане — 15 000 Р, сделали новую проводку в пристройке — 3000 Р, покрасили потолок в одной из комнат — 800 Р, сделали пол на уличной террасе из старого материала, остатки которого распилили на дрова.

Так как родителей и нас с мужем перевели на удаленную работу, для обустройства рабочего места мы привезли из города всю технику и уже на месте купили симкарту с безлимитным интернетом, который раздали через роутер. Оказалось, сигнал в нашем селе достаточно хороший для бесперебойной работы, созвонов по «Скайпу» и даже просмотра «Ютуба».

Основной серьезный минус жизни в селе — удаленность от постоянного места жительства. Если забыл дома любимый инструмент, кофту, книгу, то возвращаться не будешь, тем более в условиях самоизоляции.

Когда мы только приехали и началась теплая весенняя погода, в траве было много клещей. Постоянно снимали их с собаки, с одежды, а иногда и с самих себя. Еще здесь много комаров и мошек, в доме живут мыши, которые иногда дают о себе знать.

Сюда нет доставки, до ближайшего продуктового магазина два километра, поэтому нужно тщательно составлять список покупок. Вещи или стройматериалы можно купить в райцентре, это около 15 километров от нас. А ближайшие сетевые магазины — только в Ростове Великом, за 40 километров. Также нужно учитывать, что в большинстве регионов совершенно разбитые асфальтовые дороги местного значения. Скорость на них местами едва может превышать 20 км/ч при разрешенных 90 км/ч.

Когда живешь в своем доме, то к обычным для городского жителя уборке и готовке еды прибавляется уход за участком: чистка снега, уборка травы, уход за деревьями и т. д. Зато здесь нет городского шума и можно гулять на свежем воздухе до работы и в перерывах. А вечером можно отправиться на рыбалку, в баню или просто приготовить ужин на мангале. Больше активностей и по выходным: можно плавать на лодке или пойти в лес за грибами — и для этого не нужно стоять в многочасовых пробках на выезде из Москвы.

У соседей можно купить домашние яйца и мясо кролика. Два раза в неделю к асфальтовой дороге привозят свежее молоко, из которого мы делаем простоквашу, творог и даже домашний сыр. В целом жизнь в деревне положительно сказывается на здоровье: за три месяца никто в семье не болел.

Мы с мужем сравнили наши семейные траты за февраль и март, проведенные в Москве, и за апрель и май уже в сельской изоляции. В городе в среднем тратили порядка 50 тысяч рублей в месяц, здесь заплатили за все необходимое 33 тысячи, то есть в деревне наши расходы сократились на треть. Выросли только траты на ремонт и обустройство дома: с 4000 до 11 000 Р в месяц. Периодические траты в деревне: оплата счетов за газ — около 2000 Р в месяц, электричество — без использования обогревателя 500 Р в месяц, с использованием — 2500 Р, ТВ — 1500 Р в год. Симкарта с безлимитным интернетом стоит 550 Р.

В селе не надо тратить деньги на рестораны, развлечения, транспорт и одежду. Здесь наш гардероб состоит из спортивных и строительных спецкостюмов, на ногах — либо удобные кроссовки, либо резиновые сапоги
В селе не надо тратить деньги на рестораны, развлечения, транспорт и одежду. Здесь наш гардероб состоит из спортивных и строительных спецкостюмов, на ногах — либо удобные кроссовки, либо резиновые сапоги

В общем, за период самоизоляции мы убедились, что в город нас не тянет и на природе, в грамотно обустроенном деревенском доме, с удаленной работой можно жить хоть круглый год.

Старый домик под Самарой

Уже пять лет живу в домике в жилом поселке на окраине Самары. Хотя на самом деле это полноценный круглогодичный дом — старенький, но вполне комфортный. Проведен газ, вода. Канализацию сделал сам. Есть банька.

Голый участок в 11 соток постепенно превращаю в сад. В первое лето насажал яблонь, теперь постепенно привожу «что плохо лежит»: со старой дачи пересадил черноплодную и обычную рябину, ели, кустарники, у бабушкиного соседа спас семилетнюю яблоню от истребления, у дороги выкопал молодую березку, на рынке попутно купил жасмин. Огород наполовину засадил цветами, их много не бывает. За забором — вековые дубы и остатки озера. Сейчас оно похоже скорее на болотце, но в дождливые годы оттуда даже можно качать воду на полив.

Живу один, часто приезжают родственники. Для самоизоляции пришлось сделать единственную вещь: в одно действительно прекрасное утро, о котором я мечтал все эти годы, не поехать на работу. Для работы в теплое время у меня есть стол и самодельная скамейка со спинкой под кленом, куда я выношу ноутбук и блаженно провожу время.

Сам дом достаточно скроменРабочее место удаленщикаДля вип-гостей в бане есть индивидуальное спальное место с тумбочкойЕда!Кот в естественной среде обитанияЕсли посмотреть наверхЦветов много не бываетЦветов много не бываетЦветов много не бываетЗимой тоже очень красиво

В общем, здесь я сам себе хозяин: хочу — включаю котел отопления хоть в июле (как в прошлом году), хочу — иду мыться в летний душ. А хочу — сплю в бане в уютной атмосфере старого сруба под пение соловьев и кваканье лягушек. Ремонт делаю когда хочу. Могу включить музыку или пылесос в два часа ночи. И вообще меньше завишу от соседей за стенкой, фонда капремонта и так далее.

Зимой иду на лыжах от порога и возвращаюсь домой в чистых сапогах. Кошка не приносит мне никаких хлопот, кроме мытья лап в межсезонье. У меня нет проблем с парковкой и розеткой для зарядки электромобиля. В жару у меня все равно прохладные ночи. Никто не спилит мои тенистые деревья и не вытопчет мои клумбы.

Единственная беда — непутевое многодетное семейство напротив. Отец-алкаш недавно умер, а мать гуляет и не справляется. Поэтому терплю от детей постоянные пакости. То забор разрисуют, то камень на крышу бросят, то кота дохлого подкинут.

Машину у двора теперь не оставляю даже на короткое время и даже подключил видеонаблюдение. С ужасом думаю, что будет, когда соседские дети вырастут: старшей уже 16.

Иногда в гости заходят такие соседиИногда в гости заходят такие соседиИногда в гости заходят такие соседи

Пять лет назад участок с домом купил по цене однушки, за 1 600 000 Р. Поскольку состояние дома было запущенным, за эти годы вложил тысяч 300 в благоустройство: утеплил сам дом, построил навес с летней кухней, достроил гараж, довел до ума баню, поставил забор, дооформил документы. Присоединил три сотки земли примерно за 100 тысяч. Трачу 1500 Р на отопление и свет — по сути, столько же, сколько в квартире. Интернет, как у всех, мобильный через телефон за 150 Р в месяц.

Конечно, топить старый дом дорого. Друзья в однушке с котлом тратят рублей 500 в холодные месяцы, у меня выходит в 2—2,5 раза дороже. Но оно того стоит. Плюс появились расходы на транспорт: билеты на электричку обходятся примерно в 1000 Р в месяц. Сейчас у меня своя «электричка» — электромобиль, на который предположительно каждый месяц будет уходить еще больше денег, зато с ним я стал гораздо мобильнее.

Дом в частном поселке под Москвой

Мой уютный домик находится в 65 километрах от Москвы на территории частного поселка на 100 домов. Здесь все друг друга знают, нет никаких высоченных глухих заборов и соседских войн. Сотрудники крупного завода — и в их числе мои родители — бесплатно получили тут по 15 соток земли и один из трех вариантов архитектуры коттеджа. Остальные траты остались на усмотрение хозяев. Сколько именно денег потратили на строительство, я у родителей не спрашивала, но что-то мне подсказывает, что немало.

Мама рассказывала, что папа привозил полный дипломат денег на стройку каждую неделю.

Думаю, она преувеличивает. Но пока отец хорошо зарабатывал, финансы особо никто не контролировал. Прораб, который строил нашу дачу, из остатков стройматериалов построил себе летний домик. Папа был очень неразборчив в строительстве.

Дом он строил к моему рождению, только немного задержался: я старше на три месяца. И мне, и дому сейчас по 25 лет, но отец приложил все усилия, чтобы он простоял не меньше века: блочный фундамент, кирпичная кладка, толстые стены и качественная вентиляция. Получилось 300 квадратных метров кирпичного снаружи и деревянного внутри дачного счастья.

В нашем доме можно жить круглый год. 15 лет назад в поселок провели газ, электричество было здесь всегда, а водоснабжение подается двумя способами: из водонапорной башни для полива и из 30-метровой подземной скважины — для питья. Я росла здесь до пяти лет, пока папа не купил квартиру в столице. А теперь наш поселок вошел в состав территории Москвы — спасибо за повышенные налоги! — можно тут зарегистрироваться и иметь московскую прописку.

Когда мне исполнилось шесть лет, папы не стало. Дом с участком перешел в наследство нам с мамой. Долгие годы она сама тянула на себе и хозяйство, и мое обеспечение, и пожилых родителей, и даже мою последнюю просьбу у папы — собаку. Теперь я выросла, встретила дельного и рукастого молодого человека, начала хорошо зарабатывать и помогать маме. Сейчас в доме постоянно живет она одна. На работу добирается на электричке — недалеко станция, откуда можно за час доехать до Киевского вокзала. На участке мама обожает копаться в огороде, я это терпеть не могу. Зато кошу газон, сажаю кусты гортензии, выращиваю пионы и лилии — в общем, отвечаю за эстетику сада. Зимой мы тоже приезжаем сюда каждые выходные, встречаем здесь Новый год.

Дом пока не требует ремонта и больших вложений. Но раз в год обязательно случится что-то, на что экстренно понадобятся деньги. Сломался насос в скважине — минус 20 000 Р на новый и еще минус 10 000 Р на его установку. Зимой выключился газ, дом замерз и чугунные батареи лопнули — минус 30 000 Р на новые батареи, минус 15 000 Р на спирт вместо воды в систему отопления, минус 5000 Р на инструменты и плюс миллион пунктов к моему удивлению от того факта, что мама сама смогла заменить все батареи в доме.

Однажды в поселке ограбили шесть домов, включая наш. Никогда не храним ничего ценного на даче, но именно накануне того дня мама оставила прямо на камине 60 000 Р на новую газонокосилку. Воры удачно зашли: взяли конверт с наличкой и прихватили плазменный телевизор.

В конце этого марта моего молодого человека отправили на удаленную работу, я уже была на самоизоляции, и мы уехали на дачу. Взяли с собой бабушку — и нам, и ей веселее. Нам оставалось только обустроить себе комфортные рабочие места и докупить интернет на телефон. Повезло, что рядом вышка: даже прямые эфиры смотрели без зависаний.

За первый месяц переделала все в саду. Следующие две недели убиралась в доме, выкидывала лишнее, организовывала пространство. Оставшееся время с надеждой смотрела в сад: не надо ли еще что-нибудь обрезать? Может, где-то пророс сорняк? Никогда такого на даче не было, чтобы все дела были сделаны.

За период самоизоляции в щели крыши прямо над моим окном свили гнездо синицы. Маленькие птенцы орали с пяти утра и до позднего вечера. Мой парень предлагал залить эту дыру монтажной пеной. Пришлось уговаривать его не брать грех на душу: пусть уж вырастут и улетят, потом запеним.

Колоссальной разницы между расходами в городе и за городом не заметила. Обыкновенные траты для дачи: членские взносы — 10 000 Р в квартал, оплата электроэнергии — около 1000 Р в месяц. За газ в холодное время платим по 10 000 Р в месяц, но последние годы радуют теплыми зимами и этой суммы хватает на три-четыре месяца.

Интернет сюда не проводим: за исключением периода самоизоляции здесь дачный информационный детокс.

Бытовые расходы на цветы, кусты, рассаду, дачную утварь и домашние нужды даже не считаем — это баловство в удовольствие: новый крутой секатор — 3000 Р, три куста гортензии — 2700 Р, уголь для костра — 1000 Р в месяц.

Во время самоизоляции экономили порядка 20 000 Р на кофе, рабочих перекусах, спонтанных покупках и транспорте. При этом вырос чек на покупку еды. Если раньше мы тратили 20 000 Р в месяц на двоих, то теперь эта сумма выросла до 35 000 Р (дурацкая самоизоляция, все время хотелось что-нибудь поточить). Плюс пришлось докупить некоторые бытовые вещи типа светонепроницаемой шторы, новых шлангов для сада, хорошей подушки и прочих мелочей — всего на 15 000 Р.

Люблю свою дачу. Отдых для меня — смена деятельности. Покосить газон, подстричь кусты, подмести дорожку — так я отдыхаю. А самое важное — здесь тихо. В Москве я живу в однокомнатной квартире, где у соседей наверху ребенок, цель жизни которого — как можно больше бегать и орать. На даче же слышны лишь звуки железнодорожной станции. Хотела бы жить здесь постоянно, но до работы добираться далековато. Может, уйду в декрет и буду выращивать здесь не только пионы, но и собственных детей.

Тоже хотите рассказать о месте, в котором живете? Заполните анкету для ценителей уюта и станьте героем нашего нового материала.