«Каждая яйце­клетка — на вес золота»: 7 вопросов о донор­стве ооцитов
Кто помогает
704

«Каждая яйце­клетка — на вес золота»: 7 вопросов о донор­стве ооцитов

15
Аватар автора

Татевик Мкртчян

помогает стать родителями

Страница автора
Аватар автора

Мария Пассер

задумалась о заморозке яйцеклетки

Страница автора

Из 36 млн россиянок репродуктивного возраста 6 млн бесплодны.

Бесплодием считают ситуацию, когда женщина не может забеременеть больше года при регулярном сексе без каких-либо методов контрацепции. Оно может быть первичным — если девушка никогда не была беременна — и вторичным, если беременности уже были, независимо от их исхода. Причинами бесплодия у женщин могут быть патологии яичников, матки, фаллопиевых труб и эндокринной системы. Один из способов стать родителем — использовать донорские клетки.

С 2018 года я работаю в сфере репродукции, а с 2022 года возглавляю «Репробанк» — криобанк репродуктивных тканей и клеток. Мы уже рассказывали, как происходит донация спермы. На этот раз поговорим о донорстве яйцеклеток. Объясним, может ли участница программы в будущем познакомиться с детьми, насколько процедура опасна для женщины и зачем девушки участвуют в программе.

Кто помогает

Эта статья — часть программы поддержки благотворителей Т⁠—⁠Ж «Кто помогает». В рамках программы мы выбираем темы в сфере благотворительности и публикуем истории о работе фондов, жизни их подопечных и значимых социальных проектах.

В мае и июне мы рассказываем о донорстве. Почитать все материалы о тех, кому нужна помощь, и тех, кто ее оказывает, можно в потоке «Кто помогает».

Вопрос № 1

Сколько яйцеклеток есть у женщины и когда требуются донорские?

В отличие от мужчин, у которых половые клетки производятся постоянно, ооциты  у девочки формируются еще в утробе матери и их число не восполняется. Изначально их около 5—6 млн, к моменту рождения число достигает 1—2 млн, к первой менструации — до 470 000.

При этом они продолжают гибнуть по мере взросления — от стрессов, заболеваний, экологии и других вредных факторов. К 30—35 годам обычно их остается около 35 000, а к 50 годам число снижается почти до нуля.

Каждый менструальный цикл из внутренней части яичников выходят антральные фолликулы. Фолликул — это мешочек, где созревает отдельная яйцеклетка, а антральный фолликул — это фолликул размером 2—10 мм. Их должно быть от 8—10 штук, чтобы произвести 8—10 яйцеклеток. Этот показатель называется овариальным запасом.

Яйцеклетки — самые большие клетки в человеческом организме. Фотография: компания «Репробанк»
Яйцеклетки — самые большие клетки в человеческом организме. Фотография: компания «Репробанк»

Только одному из фолликулов достаточно фолликулостимулирующего гормона, или ФСГ  , чтобы получилась овулирующая яйцеклетка. Все остальные погибают. Таким образом, за весь репродуктивный период  женщины в среднем овулируют  около 400—450 ооцитов. Поэтому каждая яйцеклетка — на вес золота.

Донорские яйцеклетки используют для лечения бесплодия, связанного с качеством или количеством ооцитов пациентки. Причины бесплодия могут быть разными, среди распространенных — естественная менопауза, синдром недостаточности яичников, удаление половых органов или последствия агрессивного лечения, к примеру онкологических заболеваний.

Еще одно популярное показание для использования донорских яйцеклеток — мутации и болезни, которые могут привести к развитию наследственных патологий. Всего их около 6000, и особенно врачей беспокоят те, которые связаны с женской X-хромосомой. В их числе — гемофилия, дальтонизм, мышечная дистрофия Дюшенна и наследственный ихтиоз. Если у женщины установлен соответствующий диагноз, врач может порекомендовать ей воспользоваться донорским материалом.

Бывает, что пациентка сама здорова, но при этом она носитель наследственного заболевания. ЭКО  с собственными клетками позволяет проверить эмбрионы и выбрать здоровый. Но иногда с первого раза не получается, и у пациентки не хватает физических и моральных ресурсов для повторной попытки. В этом случае помогает донорский материал.

Также использование донорских яйцеклеток рекомендовано, если женщина пыталась забеременеть при помощи ЭКО, но получались нежизнеспособные эмбрионы или их перенос в полость матки несколько раз заканчивался неудачей.

Вопрос № 2

Кто может стать донором яйцеклеток?

Донорство яйцеклеток регулируется федеральным законом об охране здоровья и приказом о порядке использования вспомогательных репродуктивных технологий. В них сказано, что донорами могут стать физически и психически здоровые женщины 18—35 лет. В «Репробанке» решение о допуске в программу принимает комиссия врачей — терапевт, репродуктолог и генетик.

Сначала мы изучаем анкету и оцениваем, соответствует ли кандидатка основным требованиям: возраст, личный и семейный анамнез. Хотя по требованиям Минздрава минимальный возраст для донорства — 18 лет, есть исследования, которые говорят, что организм женщины готов к беременности примерно к 20 годам. Поэтому мы редко берем в программу девушек младше.

Для подходящих кандидаток проводим первичное собеседование, на котором рассказываем о процедуре. В отличие от донорства спермы — элементарного процесса, который позволяет совместить приятное с полезным, сдача яйцеклеток — сложная инвазивная процедура.

Потенциальная участница должна быть готова к этому, а также к тому, что ее яйцеклетка будет использована для зачатия чужого ребенка, на которого у нее не будет прав. По моему опыту, для женщин психологически это более тяжело, чем для мужчин.

После успешного собеседования кандидатка проходит УЗИ органов малого таза, чтобы убедиться в овариальном резерве. Мы узнаем количество антральных фолликулов, которые борются за право стать яйцеклеткой в этом цикле, и можем оценить ее донорский потенциал. В идеале ожидаем увидеть ⁠15—16 фолликулов на оба яичника. Но решение принимается в каждом отдельном случае: бывает, что УЗИ показывает 10—13 фолликулов, но виден хороший потенциал яичников.

Параллельно девушка проходит осмотр у терапевта и сдает анализы. В первую очередь оцениваем, в норме ли показатели репродуктивных гормонов — лютеинизирующего, фолликулостимулирующего, пролактина и эстрадиола. Также проверяем гормоны щитовидной и молочных желез, чтобы не допустить осложнений у самого донора, — подробнее об этом расскажу ниже.

Важно, чтобы индекс массы тела потенциальной участницы был в пределах нормы — от 18,5 до 24,9. Если девушка слишком стройная, то медицинская стимуляция для подготовки к донорству может подействовать чересчур сильно, если полная — не сработать вовсе.

Затем кандидатка сдает клинический и биохимический анализы крови, мазки из влагалища и шейки матки на бактерии и инфекции, проходит проверку на ВИЧ, вирусы гепатита и сифилис, рентген и ЭКГ. Также девушка приносит справки из психоневрологического и наркологического диспансера. Полный список обследований есть на нашем сайте.

Кроме того, наш криобанк с 2024 года проводит расширенное генетическое тестирование — полноэкзомное секвенирование  . Это позволяет убедиться, что у донора нет опасных мутаций или серьезных наследственных заболеваний, которые она может передать потомству.

Так, у кандидаток не должно быть заболеваний из списка противопоказаний, например туберкулеза, сахарного диабета или цирроза печени. Если есть временные противопоказания, такие как ОРВИ, направляем на лечение.

Некоторые клиники требуют наличие у потенциального донора хотя бы одного здорового ребенка. Они рассматривают это как доказательство фертильности  . У нас и многих других репродуктивных центров такого критерия нет: если у женщины есть ребенок, это не гарантирует, что она здорова и сможет забеременеть в будущем.

Все обследования обычно занимают около месяца и бесплатны для девушки. Если в процессе или после принятия в программу она решила отказаться от участия по причинам, не связанным со здоровьем, то должна компенсировать расходы — до 230 000 ₽. Если же кандидатка получает отказ от нас, то ничего не оплачивает.

Ежемесячно мы получаем около 150—200 заявок на участие в донорской программе, но принимаем одну-две девушки. Строгий отбор важен, чтобы сдача ооцитов не повредила самой участнице, а наши клиентки с наибольшей вероятностью смогли зачать здорового ребенка.

Вопрос № 3

Как происходит донация яйцеклеток?

Перед каждой сдачей донор проходит медицинское обследование, почти аналогичное тому, что и при приеме в программу. Если все анализы в норме, со второго дня цикла проводим участнице стимуляцию суперовуляции  яичников, чтобы одновременно созрело несколько яйцеклеток. За счет насыщения гормоном всех антральных фолликулов за одну донацию удается получить не одну яйцеклетку, а 14—16.

Мы бесплатно выдаем донору ручки-шприцы с ФСГ и табличку с дозировками. Уколы нужно делать самостоятельно в подкожную жировую клетчатку — в складку на животе. Поэтому важно, чтобы индекс массы тела донора был в разрешенных пределах. Раз в три-четыре дня девушка приходит на УЗИ, на котором врач отслеживает рост фолликулов и состояние яичников.

Очень важно ответственно подходить к процедуре и своевременно делать уколы. Если участница программы пропускает время или нарушает дозировку, то получатся некачественные яйцеклетки. Это легко увидеть уже на этапе мониторинга. В этом случае мы откажемся от сотрудничества с донором и попросим возместить затраченные средства.

На качество яйцеклеток влияет образ жизни участницы. За три месяца до донации нужно воздержаться от курения и алкоголя. Во время стимуляции и на неделю после рекомендуем белковую диету, чтобы хватало элементов для «строительства» новых клеток.

Для стимуляции используем гормон, который и так есть у девушек в организме. Если до процедуры у нее было все в порядке с гормональным фоном, то она в усиленном режиме испытывает те же ощущения, что и во время естественной овуляции: приподнятое настроение и настрой на поиск партнера. Также многие доноры отмечают, что им хочется вести более сохранный образ жизни, подходящий для вынашивания ребенка, — снизить физические нагрузки и активность.

Стимуляция длится 11—12 дней. После этого мы делаем девушке укол триггера — аналога лютеинизирующего гормона, который позволяет произойти овуляции одновременно у фолликулов.

Через 36 часов после этого донору в состоянии медикаментозного сна проводится пункция: через стенку влагалища, без надреза, аспирационной иглой собирают яйцеклетки. Процедура длится около 20 минут, сон — примерно 45 минут.

Некоторые представляют, что операция проходит под наркозом, к телу подключены разные трубки и аппарат искусственного дыхания. Но речь идет именно о медикаментозном сне: одним препаратом девушку в него вводят, другим — выводят.

У всех доноров есть возможность полежать пару часов после пробуждения, но обычно девушки уже через полчаса уходят по своим делам. Я сама несколько раз пережила эту процедуру для заморозки своих яйцеклеток и могу сказать, что она прекрасно переносится и я как обычно принимаю пациентов после нее.

Пару дней после пункции мы отслеживаем состояние донора, готовы ответить на вопросы и оказать помощь при необходимости. В начале следующего цикла девушка бесплатно проходит чекап у того же гинеколога, который проводил стимуляцию. Большинство же участников наших программ — постоянные, и мы всегда на связи с ними.

Полученные яйцеклетки мы подвергаем криоконсервации — замораживаем в жидком азоте при температуре −196 °C. Это останавливает все биологические процессы и позволяет хранить биоматериал годами. Самый большой в мире срок хранения яйцеклетки, с использованием которой удалось успешно зачать ребенка, — 14 лет

Когда к нам обращается пара, которая нуждается в половых клетках, мы помогаем выбрать донора. Затем отправляем материал в выбранную пациенткой клинику для проведения ЭКО. Будущий отец сдает сперму, донорские яйцеклетки размораживают и проводят оплодотворение «в пробирке». Несколько дней эмбрионы развиваются в специальной среде, после чего их переносят в матку женщины.

Есть и другой вид донорства — нативный: в этом случае яйцеклетки не замораживают, а сразу используют для ЭКО. Для этого перед сдачей ооцитов донор принимает гормональную терапию, чтобы синхронизировать свой менструальный цикл с циклом пациентки. Это трудоемкий и физически сложный для девушки процесс. Кроме того, в этом случае есть риск, что донор и реципиентка случайно встретятся на приеме в клинике.

По этим причинам мы отдаем предпочтение криоконсервации. Исследования подтверждают, что шансы на рождение здорового ребенка при обоих видах донорства практически одинаковы.

Для хранения ооцитов в криоконсервированном состоянии используют специальные носители — «соломинки». На каждой замораживаем 3⁠—⁠4 ооцита. Фотография: компания «Репробанк»
Для хранения ооцитов в криоконсервированном состоянии используют специальные носители — «соломинки». На каждой замораживаем 3⁠—⁠4 ооцита. Фотография: компания «Репробанк»
Наше криохранилище может работать без электричества и дозаправки азотом до трех недель. Фотография: компания «Репробанк»
Наше криохранилище может работать без электричества и дозаправки азотом до трех недель. Фотография: компания «Репробанк»

Сдавать ооциты в «Репробанке» можно не чаще чем раз в три месяца. Это время необходимо, чтобы организм отдохнул и восстановился. Обычно наши доноры участвуют в программе от трех до пяти лет с частотой раз-два в год: сдача требует подготовки, моральных и временных затрат. Иногда мы сами отправляем на перерыв — если видим, что это необходимо.

От одной донации мы в среднем получаем 15 яйцеклеток. Этого достаточно, чтобы помочь одной — трем семьям. Во-первых, около 20% ооцитов погибают при разморозке. Это нормальная практика для криоконсервации, и у нас статистика лучше общемировой, где обычно до 45% погибших яйцеклеток. Именно такие показатели указывают в паспорте реагентов для витрификации  . Во-вторых, как и при естественном зачатии, не все клетки успешно оплодотворяются.

В среднем для процедуры ЭКО используют восемь клеток, чтобы получить один-два здоровых эмбриона.

Во многих странах законодательно ограничивают количество семей, которые могут воспользоваться репродуктивным материалом одного донора. Это сделано для того, чтобы не допустить ситуаций, когда дети одного биологического отца или матери случайно заведут семью, а у их потомства возникнут генетические нарушения. Также это позволяет избежать распространения мутаций, которые при текущем уровне развития науки не считаются значимыми, но в будущем могут оказаться опасными.

В России таких юридических требований нет, и каждый репродуктивный центр сам определяет лимиты. Мы в «Рерпобанке» установили, что яйцеклетками или спермой одного донора вправе воспользоваться не более 30 семей. Если у участника программы много братьев и сестер — лимит еще ниже. Для доноров спермы эти ограничения актуальны, потому что сдавать эякулят легко и быстро. В случае же с яйцеклетками достигнуть верхнюю границу почти невозможно. Рекорд в нашей клинике — 14 семей на одну девушку-донора.

Для каждой участницы донорской программы мы отслеживаем количество успешных беременностей. Тут все индивидуально: у одной участницы на пять яйцеклеток приходится лишь один пригодный эмбрион, у другой — четыре из четырех. Если статистика показывает плохие результаты, мы приостанавливаем участие женщины в программе, ведь наша цель — успешное лечение бесплодия.

Вопрос № 4

Есть ли риски для здоровья донора?

При стимуляции используют гормоны, аналогичные вырабатываемым в женском организме, а пункция — малоинвазивная процедура, то есть проводится без разрезов. Но все же у процедуры есть осложнения, которые происходят в редких случаях.

Первое из них — синдром гиперстимуляции яичников. Это вероятная реакция организма на триггер, используемый для провоцирования овуляции. В этом случае тело слишком активно реагирует на стимуляцию: в яичниках повышается проницаемость сосудов, они набухают, жидкость скапливается в брюшной полости, иногда — вокруг легких и сердца. У женщины вздувается живот, она испытывает там тяжесть и боли, может начаться тошнота, диарея, головокружение и затруднения дыхания.

В тяжелом проявлении этот синдром встречается в 1—2% случаев. По данным Российской ассоциации репродукции человека, в 2021 году в России провели 33 642 цикла ЭКО, которое также подразумевает стимуляцию яичников. При этом было зафиксировано 429 случаев гиперстимуляции средней и тяжелой степени.

Эта проблема решается одним уколом раствора натрия хлорида, который нормализует водно-электролитный баланс. При легкой степени синдрома достаточно ограничить физическую активность, употреблять больше жидкости и богатой белком пищи. Мы просим наших доноров и пациенток сразу же связаться с координатором и врачом, если после пункции они ощущают, что что-то не в порядке. Так мы сможем оперативно сделать инъекцию.

Другое вероятное последствие — кровотечение из прокола. Мы проверяем, чтобы у кандидаток на участие в программе была хорошая свертываемость крови, но такое тоже может быть — это индивидуальные особенности.

Оба эти осложнения проявляются сразу после донации и быстро лечатся. Доказательств взаимосвязи донорства с отсроченными диагнозами и заболеваниями на данный момент не существует.

Распространен миф, что стимуляция яичников ведет к онкологическим заболеваниям. Действительно, есть гормонозависимые опухоли — например, в молочных железах. При медикаментозной подготовке к донации они будут расти. Но происходит это только в том случае, если есть предрасположенность.

Та же история — с эндокринной системой. Предположим, на обследовании мы обнаружим узел в щитовидной железе. Обычно беспокоиться не о чем, но мы направим девушку к эндокринологу для заключения, что это не станет противопоказанием для вступления в донорскую программу.

Именно поэтому перед каждой донацией девушка сдает анализы и проходит обследования. Это позволяет убедиться, что у нее нет заболеваний и состояний, которые в сочетании с донорством скажутся на ее здоровье. В целом же исследования показывают, что взаимосвязи между стимуляцией яичников и онкозаболеваниями нет.

Вопрос № 5

Что реципиенты знают о донорах и по каким критериям их выбирают?

Российское законодательство обязывает репродуктивные клиники предоставить реципиентам клинически значимую информацию о доноре и сведения о его внешности: цвете глаз и волос, весе и росте. Это важно, чтобы семья могла подобрать биологическую мать, похожую на одного из родителей. Но репродуктивные центры предоставляют пациенткам и другую информацию о донорах, чтобы облегчить этот непростой и ответственный выбор.

О каждой участнице программы мы собираем целое досье и узнаем информацию, которую порой не знают даже ее приятели. Кроме биометрических и фенотипических данных, которые фиксирует врач во избежание субъективности, девушка рассказывает о своем образовании и работе, увлечениях и хобби, любимых книгах и музыке, вкусах и особенностях характера. Подробно расспрашиваем и о семье — внешности и здоровье родителей и детей.

Доноры записывают свой голос, также просим выполнить творческое задание: написать эссе с ответами на вопросы и сделать рисунок — например, нарисовать дом. Все это позволяет семье увидеть за анкетой живую женщину, со своими интересами, мечтами и милыми особенностями.

При этом мы заботимся об анонимности наших доноров и следим, чтобы в анкете не было информации, по которой ее можно вычислить. По этой же причине индивидуальные карточки иллюстрируют детские портреты до 12 лет.

Часто семьи просят показать фотографии доноров спермы или ооцитов во взрослом возрасте. По моим наблюдениям, именно девушки почти всегда и сразу откликаются на эту просьбу. Я полагаю, что дело в женской солидарности: участница программы понимает, как это важно для будущей матери.

Именно благодаря их отзывчивости у нас в «Репробанке» появилась такая практика: если донор не против, мы показываем его актуальный снимок на консультации с врачом. Мы не отправляем эти фотографии и не включаем их в каталог, чтобы сохранить анонимность донора.

При выборе донора важна прежде всего его медицинская совместимость с реципиенткой и внешнее сходство с ней или супругом: рост, телосложение, цвет волос, глаз и форма лица должны примерно совпадать.

От родителей наследуется группа крови. Если у обоих первая, такая же будет и у малыша, а если у одного из родителей первая, а у другого четвертая — то вторая или третья. Чтобы у ребенка не возникло неудобных вопросов, важно подобрать подходящего донора. Мамам с отрицательным резус-фактором нужен такой же донор, иначе есть риск резус-конфликта  .

Врачи-консультанты по подбору донорского материала отбирают для пациенток подходящих по медицинским и генетическим показателям доноров и дают рекомендации. После этого семьи могут сделать окончательный выбор с учетом всех значимых для них критериев.

В каталоге доноров есть инструкция, которая объясняет, как читать личные карточки. Из них можно узнать о внешности, характере, образовании и религиозных взглядах
В каталоге доноров есть инструкция, которая объясняет, как читать личные карточки. Из них можно узнать о внешности, характере, образовании и религиозных взглядах
Мы привлекаем в программу доноров любых национальностей, чтобы ребенок мог появиться у пациенток с разными корнями
Мы привлекаем в программу доноров любых национальностей, чтобы ребенок мог появиться у пациенток с разными корнями
Наш каталог доноров спермы представлен на сайте. Но яйцеклеток мы получаем намного меньше, потому что овариальный запас у каждой женщины ограничен, а материал быстро заканчивается. Поэтому регулярно обновляемую базу мы высылаем на почту или показываем на консультации. Фотография: компания «Репробанк»
Наш каталог доноров спермы представлен на сайте. Но яйцеклеток мы получаем намного меньше, потому что овариальный запас у каждой женщины ограничен, а материал быстро заканчивается. Поэтому регулярно обновляемую базу мы высылаем на почту или показываем на консультации. Фотография: компания «Репробанк»
Вопрос № 6

Может ли донор познакомиться с биологическим ребенком?

В России легализовано неанонимное донорство ооцитов. По достижении 18 лет ребенок может запросить у нас контакты биологической матери, если она дала на это согласие и не изменила решение к тому времени. Но если сам он такого желания не выразит, встретиться не получится. Пока таких знакомств в нашей практике не было: «Репробанк» основан в 2013 году.

Когда девушка вступает в программу, ей важно осознавать, что она не вправе претендовать на ребенка и даже знать, как биоматериал будет использован. Мы проговариваем это на первичном собеседовании и вносим в договор. Аналогичный документ подписывает принимающая семья, отказываясь от претензий.

Наша компания выступает связующим звеном между обеими сторонами. Если семье необходимо получить какую-то информацию о здоровье участницы программы, мы свяжемся с ней и все узнаем. Также мы замораживаем несколько пробирок крови донора на случай, если понадобится провести какие-то анализы персонально для пациентки.

В некоторых клиниках у доноров есть возможность познакомиться с реципиентом, но я не приветствую такие истории, если это не родственное донорство. Хотя и оно может оказаться не лучшим вариантом. Даже близкие могут поссориться, и это может стать проблемой для матери и ребенка. Моя знакомая юрист говорит: сегодня вы сестры не разлей вода, а завтра не хотите говорить друг с другом.

Первая девушка — открытый донор, она согласна познакомиться со своими биологическими детьми. Вторая предпочла сохранить анонимность
Первая девушка — открытый донор, она согласна познакомиться со своими биологическими детьми. Вторая предпочла сохранить анонимность
Вопрос № 7

Зачем женщины становятся донорами яйцеклеток?

Не буду отрицать, что некоторые становятся донорами ради вознаграждения. В нашем банке оно зависит от количества ооцитов, полученных при пункции. Минимальная сумма за раз, которую платим за 1—7 зрелых ооцитов, — 40 000 ₽, максимальная — 100 000 ₽. За результат в пределах среднего — от 13 до 24 ооцитов — платим 80 000 ₽ за первую сдачу и 90 000 ₽ за повторную. Деньги переводим на счет в течение пяти рабочих дней после донации.

Но, на мой взгляд, это слишком сложная процедура, чтобы соглашаться на нее и тратить пару месяцев жизни только ради 80 000 ₽. Поэтому многие девушки находят для себя дополнительные мотивации, в том числе — альтруистическую. По моим оценкам, самая распространенная — сохранение ооцитов для себя.

Мы предлагаем донорам гибридную программу: 25% яйцеклеток замораживать для себя, а остальные — передавать нашим клиентам. Это позволяет сэкономить 230 000 ₽ — именно столько стоит услуга забора биоматериала и подготовка к ней. Правда, вознаграждение в этом случае не полагается и девушке нужно самой оплачивать криохранение. Ячейка стоит 5000 ₽, в ней помещается 5—8 криосоломин — в зависимости от производителя, на одной можно хранить до 4 яйцеклеток. Гибридной программой пользуются 30—40% девушек-доноров.

Новости, которые касаются всех, — в нашем телеграм-канале. Подписывайтесь, чтобы быть в курсе происходящего: @tinkoffjournal

Мария ПассерРасскажите, согласились бы вы стать донором яйцеклеток и почему:
  • Alexandra P.Донорство яйцеклеток - ещё более непонятная история для меня, чем донорство спермы. По-моему, это какой-то удар по организму для донора. Печально, что за 80 000 рублей женщины соглашаются на такое.0
  • OladyaВ статье как минимум одна неточность. С конца 2022, эмбрион с донорской яйцеклеткой нельзя переносить суррогатной матери.3
  • OladyaВот, чтобы не пришлось использовать донорские, лучше по возможности заморозить свои. К сожалению, мало женщин знает о такой опции в условные 25-30.1
  • MMaximaOladya, только это не дает никакой гарантии, только шанс с неопределенным уровнем положительного исхода.5
  • AlephAlexandra, почему удар? Вроде среди последствий ничего критичного нет, если верить статье. А 80к - это, на минуточку, на 50% выше медианной зп по России.0
  • Alexandra P.Aleph, если верить статье, то это вообще классно, весело, альтруистично и т.п. Однако мне не кажется, что гормональная стимуляция, тем более неоднократная (в статье говорится, что повторять процедуру можно каждые несколько месяцев) без каких-либо медицинских показаний - хорошая идея. В статье перечислены возможные осложнения, они тоже не вдохновляют. Ещё удивило, что в этой клинике нет требований, чтобы у донора были дети. Раньше я читала, что наличие детей - обязательное условие донорства яйцеклеток. И не только потому, что это показатель фертильности, но и потому, что количество яйцеклеток ограничено. А тут получается, что у женщины, у которой нет детей, неоднократно забирают яйцеклетки. Где гарантии, что когда она сама решит стать матерью, у неё это получится? Тоже будет обращаться за донорскими? Ну и это я молчу про то, что я в принципе в шоке от такого беззаботного разбазаривания собственного генетического материала. Да, 80 тысяч - это больше, чем платят донорам спермы, но по моим представлениям, не настолько много, чтобы подвергать свой организм гормональной стимуляции, пункции и лишать клеток, количество которых ограничено.2
  • AlephAlexandra, "удивило, что в этой клинике нет требований, чтобы у донора были дети. Раньше я читала, что наличие детей - обязательное условие донорства яйцеклеток" - соглашусь, мутный момент. "количество яйцеклеток ограничено. А тут получается, что у женщины, у которой нет детей, неоднократно забирают яйцеклетки. Где гарантии, что когда она сама решит стать матерью, у неё это получится?" - я уж не в курсе, насколько кол-во яйцеклеток ограничено, но конкретно клиника из статьи же предлагает 25% ооцитов заморозить для себя, разве что с доплатой за хранение. "беззаботное разбазаривание собственного генетического материала" - ну, я здесь вижу посильную добровольную помощь тем, кто по какой-либо причине не в состоянии самостоятельно зачать/выносить ребёнка.0
  • Alexandra P.Aleph, вот мне как раз и кажется, что они предлагают заморозить яйцеклетки для себя, потому что есть риски впоследствии естественным путём не зачать. А как писали в недавней статье про донорство тут же на ТЖ, яйцеклетки сохраняются хуже, чем эмбрионы. То есть по мне это так себе идея - за 80 000 рублей подвергнуть себя риску впоследствии решать собственные репродуктивные проблемы, которых могло бы не быть. Насчёт добровольной помощи - ну я не понимаю, как можно спокойно жить, зная, что где-то ходит твой биологический ребёнок. Которого ты, можно сказать, продал за 80 тысяч рублей.1
  • OladyaAlexandra, як не сохраняются хуже, они размораживаюся хуже эмбрионов. Например, из ЯК разморозится 70-80%, у эмбрионовов такой показатель почти 99.1
  • Alexandra P.Oladya, в любом случае, на мой взгляд, все эти предполагаемые риски и заморочки не стоят 80 тысяч рублей.5
  • Little AmsterdamСтатья вводит в заблуждение "В целом же исследования показывают, что взаимосвязи между стимуляцией яичников и онкозаболеваниями нет" - начнем с того, что долгосрочного мониторинга именно донорок яйцеклеток так и не ведется ни в одной стране. Между тем, многие из донорок говорят о возникновении проблем по онкологии, хотя при их обследовании ничего не было выявлено, и в семьях нет истории онкологии. Исследования есть максимум по реципиенткам, но это женщины с уже, как правило, сниженной функцией гормонов. Для них стимуляция это скорее восстановление гормонального фона. А вот донорки - это здоровые женщины с достаточным уровнем гормонов, поэтому для них стимуляция - это как если бы вместо рентгена тебя облучили дозой радиации с Хиросиму примерно. Поэтому это или ошибка редакции, или намеренный обман. Ну не может гиперстимуляция здоровых людей каким-либо гормоном быть безопасной. Правильно было бы не проводить доноркам никакой стимуляции, остлеживать фолликулы и проводить забор 1-2 доминантных фолликулов во время овуляции. Вот это точно было бы безопасно. Но...это было бы не так выгодно для бизнеса, правда?1
  • Little AmsterdamAleph, допустим, вы здоровы, у вас гормоны в норме. И тут вам две недели колят гипер дозу какого-то гормона. Неважно, эстрогена, тестостерона, ТТГ или там кортизола, пролактина. Как думаете, это будет без последствий? Уверены? А если через пару лет прийти и проверить последствия для вас? Напомню, что длительного мониторинга донорок не ведется ни в одной стране. А последствия могут быть довольно отложенными.2
  • Little AmsterdamОтдельно хочу отметить - это вторая статья с представительницей Репробанка. Эммм, а почему такие разные требования к донорам? Мужчинам рекомендуется воздерживаться от алкоголя и курения за 3-5 дней до сдачи материала - хотя сперматогенез составляет 60-70 дней, а учитывая сопутствующие процессы - так и все 120 дней, то есть логично было бы требовать у мужчин-доноров вести ЗОЖ минимум 4 месяца до сдачи материала. Сперматогенез - мега-мутагенный процесс. Сколько знакомых пар к детям ни готовились - все переходят на ЗОЖ хотя бы за полгода до начала попыток - и женщины, и мужчины. При этом женщинам рекомендуют аналогичное за 3 месяца до сдачи материала - хотя яйцеклетки на момент рождения женщины уже все на месте, и процент их мутации заметно ниже, чем мутации сперматозоидов.0
  • Мария ПассерOladya, да, действительно, с 2022 года перенос донорских яйцеклеток к суррогатным матерям в России невозможен из-за поправки в законодательство. Но когда говорилось о возможности переноса эмбриона суррогатным матерям, имелась в виду мировая практика. Убрали этот момент, чтобы не вводить в заблуждение. Благодарим, что на него указали!2
  • Татевик МкртчянLittle, добрый день, спасибо за Ваш комментарий! Сейчас есть уже достаточное количество ретроспективных исследований, которые показывают: стимуляция суперовуляции не оказывает значимого влияния на жизнь, физическое и психологическое здоровье донорок ооцитов. Есть страны, где ведется ретроспективный контроль, такие как Испания, США, и Вы можете обратиться к их регистрам для уточнения информации. Сегодня отработанные протоколы стимуляции суперовуляции применяются не только в случае с донорством ооцитов. Многие женщины сохраняют свой собственный материал для отложенного родительства. У них нет каких-либо диагнозов и они проходят все те же самые процедуры, что и донорки. По ним также имеются данные о минимальных долгосрочных и короткосрочных последствиях. Вы предложили проводить забор 1-2 доминантных фолликулов во время овуляции. Такая практика была, на заре вспомогательных репродуктивных технологий. Но, к сожалению, это низкорезультативная процедура, так как выживаемость клеток низкая, даже в нативных протоколах. Вероятность наступления беременности в естественных условиях — 25%, но здесь это значение снижается. Прикладываю пару исследований для ознакомления, остальные можете поискать самостоятельно: https://pubmed.ncbi.nlm.nih.gov/30958043/ https://pubmed.ncbi.nlm.nih.gov/26724795/3