Сегодня у нас сверхспекулятивная идея: купить акции производителя искусственного мяса Beyond Meat на фоне повышенного интереса к этичным с экологической точки зрения предприятиям.

Потенциал роста: 10% в год на протяжении многих лет или 20—30% в абсолюте.

Срок действия: пока предприятие не обанкротится (шутка) или его не купят; или пока акции не вырастут достаточно сильно, чтобы их можно было продать с большой прибылью; или держать много лет — может, акции вырастут, как Amazon за 20 лет, на 50 000%.

Почему акции могут вырасти: в двух словах — тренд на экологичное производство будет разгонять капитализацию компании.

Как действуем: можно взять и сейчас по цене в районе 81—82 $, а можно и подождать снижения.

Без гарантий

Наши размышления основаны на анализе бизнеса компании и личном опыте наших инвесторов, но помните: не факт, что инвестидея сработает так, как мы ожидаем. Все, что мы пишем, — это прогнозы и гипотезы, а не призыв к действию. Полагаться на наши размышления или нет — решать вам.

Если хотите первыми узнать, сработала ли инвестидея, подпишитесь на Т⁠—⁠Ж в Телеграме: как только это станет известно, мы сообщим.

Любим, ценим,
Инвестредакция

На чем зарабатывает компания

Компания делает мясо — в основном это всякие сосиски и фарши, а не полноценные куски мяса. Но мясо это не простое: оно сделано из растений, т. е. не на основе животных.

В структуре продаж компании доли ресторанов и розничных сетей примерно равны.

Аргументы в пользу компании

Разглядеть деревья за мясом. Есть важные политические аргументы в пользу растительного мяса, которые, как мне кажется, будут толкать инвесторов к вложениям в эту отрасль.

Конкуренты-коллеги из Impossible Burger утверждают, что при изготовлении растительного мяса они используют на 96% меньше сельскохозяйственной земли, на 87% меньше воды, а в процессе генерируется на 89% меньше выбросов в атмосферу: животные в сельском хозяйстве генерируют очень много метана.

Вопрос злободневный, поскольку, чтобы «вырастить» 1 кг животного мяса, нужно от 500 до 4000 литров воды. Получается, что постепенный перевод населения планеты на экологичное потребление — это тренд. Население Земли продолжает увеличиваться — чтобы всех накормить традиционным путем, никаких ресурсов не хватит. Отсюда и возросшая частота конфликтов вокруг доступа к водным ресурсам, которые связаны с поиском пригодной для ведения сельского хозяйства земли, потому что полям нужна ирригация.

Эта статья могла быть у вас в почте
Подпишитесь на Инвестник — рассылку для инвесторов, и получайте письмо с главными новостями каждый понедельник

Здесь весьма характерны примеры Англии начала 20 века и нацистской Германии: в обеих странах вегетарианскую диету популяризировали в мирное время, чтобы в военное — с его перебоями в поставках продуктов — потребители сидели смирно и ели пресный сухпаек. Или можно вспомнить Румынию эпохи второй половины правления Чаушеску, где в рамках программы экономии ресурсов — страна очень много была должна западным кредиторам — свет включали на пару часов в день, а первые лица страны всерьез рассказывали, что мыться раз в неделю или в месяц для здоровья гораздо полезнее, чем каждый день.

Сейчас к мировой войне никто не готовится и коммунизм вводить никто не хочет, но соображения у людей, принимающих решения, все те же: убедить потребителей перейти на более «экономически целесообразный» образ жизни.

На графике ниже можно посмотреть на иерархию «идеальных потребителей будущего», выстроенную в соответствии с количеством выбросов углекислого газа в атмосферу в результате следования разным типам диет.

Инвесторов тоже убедят участвовать во всем этом. Financial Times, например, активно убеждает читателей, что этичное инвестирование — когда при принятии решений о покупке акций учитывают «моральность» менеджмента, влияние деятельности компании на экологию и пр. — оказывается в долгосрочной перспективе более выгодным, чем менее этичное. То есть обычное инвестирование, когда вы покупаете акции производителя оружия, если бизнес растет, и не бойкотируете их только потому, что из оружия убивают людей.

Как показала история с Tesla и электрокарами в целом, инвесторам можно продать картинку «экологичного, перспективного бизнеса» в форме «многообещающей молодой компании», чтобы привлечь деньги куда надо. Таким образом, Tesla остается убыточным, закредитованным бизнесом, зато массовые автопроизводители вроде General Motors начали делать свои электрокары. А Tesla, хоть и пришла в отрасль раньше многих, на мировом рынке электрокаров занимает далеко не первое место.

В Америке, будучи первой по продажам электрокаров, компания занимает 2% всего автомобильного рынка. Скорее всего, крупные автомобильные компании и произведут «электрификацию» американского автопрома, но сама Tesla в течение следующих 20 лет рискует обанкротиться, хотя именно благодаря ей тему электрокаров популяризировали.

Задача же Beyond Meat — вдохновить крупных производителей мяса вроде Tyson Foods начать массовое производство растительного мяса. И раздувание капитализации Beyond Meat при поддержке государства и аффилированных с ним крупных институциональных инвесторов — это очень важный аргумент для привлечения серьезных производителей настоящего мяса в отрасль: смотрите, как капитализация растет от перехода на производство растительного мяса!

И хотя я понимаю политическую ангажированность вопроса экологичного потребления и отношусь к этому с иронией, мне жалко животных, и при прочих равных я и сам перейду на растительное мясо. Так что мне Beyond Meat свою идею «продали». Вероятно, инвесторам тоже.

Этот бизнес и вправду работает. Кроме комсомольской активности инвесторов в пользу бизнеса говорит и то, что он реально растет — сейчас, а не «в далекой перспективе».

Во-первых, продукция Beyond Meat становится доступной все большему числу потребителей в Америке. Компания наращивает присутствие в американской розничной торговле, но ей есть куда расти: из миллиона точек розничной торговли в США Beyond Meat представлена пока лишь в 24 тысячах.

Во-вторых, Beyond Meat понемногу перестает быть убыточной. На графике ниже можно увидеть рост прибыли компании — ну, точнее так: последний квартал оказался первым безубыточным.

Что может помешать? Практически все

Сомнительность аргумента «за здоровье». В бургерах Beyond Meat в 4 раза больше натрия, чем в обычных, — кто-то говорит, что это плохо, кто-то говорит, что это ничего не значит, — а калорий и жира столько же; химии в них тоже очень много. При этом 40% потребителей мяса на основе растений говорят, что покупают его потому, что не хотят «есть многократно переработанную еду». Но фокус в том, что мясо Beyond Meat получается не менее — а то и более — переработанным и нахимиченным, чем котлета в среднестатистической бургерной.

Велик риск того, что потребление искусственного мяса снизится через пару лет, когда потребители разберутся, что съеденная искусственная котлета не дает +5 к здоровью, — как надпись на этикетке «Без глютена» перестает привлекать обычных потребителей — кроме, конечно, тех, кому по состоянию здоровья нужно ограничить потребление глютена.

Не по Сеньке бургер. Объемы рынка альтернативного мяса в США в конце 2018 года составляли 1,44 млрд долларов. Рыночная капитализация самой компании на момент написания материала составляет 4,89 млрд долларов — то есть компания дороже всего рынка в целом.

Что еще хуже: доля Beyond Meat на этом рынке составляет около 2,1%. То есть компания не просто переоценена — ей еще придется побороться с конкурентами. Здесь также нужно иметь в виду перспективы прихода на этот рынок крупных производителей традиционного мяса, капитал и производственные мощности которых вкупе с налаженными каналами дистрибуции позволят задавить Beyond Meat.

Впрочем, возможно и обратное: крупные компании могут просто купить Beyond Meat, чтобы развивать «растительный мясной бизнес» на ее основе. Для инвесторов это хорошо, потому что акции начнут расти.

Что в итоге

Эта идея подойдет только тем, кто готов к риску и жалеет, что в 2012 году не взял биткоин — или что не вложил в Amazon 100 $ в 1997 году, чтобы держать их там 20 лет.

Учитывая шаткое основание бизнеса — все-таки одной политической мотивацией его не поднять, — здесь у нас есть два пути:

  1. взять акции сейчас за 81—82 $ и «пристегнуть ремни», потому что трясти их будет сильно;
  2. смиренно ждать падения до 15—24 $. Почему именно этот предел? Дело в том, что стартовая цена акций компании на IPO этой весной составляла 25 долларов. «Акции убыточного стартапа упали ниже цены, по которой их продавали в ходе IPO» — это расхожий сюжет в Америке в последние годы. Отметка «ниже цены IPO» — это очень важный психологический рубеж. Конечно, для такого падения должно произойти что-то достаточно страшное, но все же фундамент для развития у компании есть, поэтому и восстановление, возможно, не заставит себя долго ждать.

У вас есть инвестидея? Расскажите, во что, по вашему мнению, стоит вложить свои кровные.