Мы запускаем новую рубрику, где будем разбирать бизнес-дела из судов. Вот первая история.

Одна девушка из Московской области в ноябре 2015 года купила за 300 000 рублей франшизу барбершопа. Еще 886 511 рублей она потратила на покупку оборудования, помещение и ремонт в нем. Но запустить бизнес во всю мощь не дала местная администрация: оказалось, что у продавца франшизы не зарегистрирован товарный знак, а значит, нельзя вешать на улице вывеску с модным названием на английском языке.

Разжалобить администрацию и получить разрешение на вывеску девушке так и не удалось. В итоге барбершоп с горем пополам проработал четыре месяца. На обещанную прибыль без вывесок выйти не получилось, зато девушка заплатила продавцу франшизы еще 75 000 рублей роялти. В итоге она не выдержала и решила закрыться, попросив продавца вернуть все деньги, потраченные на франшизу.

Суд затянулся на два года: первая инстанция, апелляция, кассация, пересмотр дела в суде первой инстанции, снова апелляция и снова кассация. Но вернуть деньги так и не получилось.

Аргументы сторон

Заявление предпринимательницы:

Я заплатила создателям сетевого барбершопа за право работать под их брендом. Они сказали, чтобы я купила недешевое оборудование, сделала ремонт по их стандартам. Я сделала все как они говорили, все за свои деньги. А потом оказалось, что никакого бренда-то у них и нет: товарный знак барбершопа не зарегистрирован. Причем выяснилось это, когда я уже все закончила и оставалось только получить разрешение на вывеску. В итоге мой барбершоп по-нормальному так и не заработал.

Продавцы франшизы убеждали меня, что я буду зарабатывать, а в итоге я ничего не заработала и потеряла то, что у меня было. Я считаю, что они должны вернуть мне все деньги, которые я потратила на эту историю: 300 000 рублей паушального взноса, 75 000 рублей роялти и 886 511 рублей, потраченные на открытие салона. Мебель и оборудование пусть оставят себе, если хотят.

Возражения франчайзера:

Предпринимательство — это всегда риск, и франчайзи об этом знают. Если у этой девушки что-то не получилось, это не значит, что мы должны теперь возвращать деньги. Регистрировать товарный знак мы не обязаны, брендбук мы передали, а дальше начинается ее бизнес. Кроме этого мы передали еще наши ноу-хау: стандарты ведения бизнеса, методику найма барберов, стандарты постов для соцсетей и прочее. С помощью этой информации можно заработать миллионы, а она получила их за какие-то жалкие триста тысяч.

Никаких денег возвращать мы не будем. Кто хочет, тот ищет возможности, кто не хочет — ищет причины.

Как шло разбирательство

Девушка подала в суд в 2016 году, спустя полгода после покупки франшизы. Первый суд частично согласился с ней и обязал продавца франшизы вернуть 375 000 рублей — паушальный взнос и роялти. Продавца франшизы такое решение не устроило. Он пошел в апелляционный суд, где решение первого суда отменили, а девушке вообще отказали в иске. Та отправилась судиться дальше. Дело завертелось еще на четыре инстанции и закончилось только в конце 2018 года.

Что говорили суды

Арбитражный суд, первая инстанция 👍

А51-11422/2016

Договор между девушкой и продавцом франшизы очень странный.

В шапке договор указан как «лицензионный». Передаются по нему какие-то «неисключительные права правообладателя», а в законе таких объектов нет.

Между собой стороны называют все это дело франшизой. Но франшиза — это когда одна компания разрешает другой работать под своим брендом. Для оформления таких отношений заключается договор коммерческой концессии, и этот договор регистрируется в Роспатенте, чтобы люди знали, кто имеет право представлять бренд. Здесь товарного знака у компании нет, договора коммерческой концессии между сторонами тоже нет.

В общем, условия договора не согласованы, а значит, договор и не был заключен. Пускай стороны возвращают друг другу все, что получили, и расходятся — как будто договора и не было.

Барбершоп остается у девушки, она может продолжать вести бизнес сама. Деньги, потраченные на барбершоп, возвращать не нужно.

Иск удовлетворить частично, истцу вернуть 375 000 Р.

Ответчик с этим решением не согласился и подал апелляцию.

Апелляционный суд, вторая инстанция 👎

05АП-285/2017

Предыдущий суд неправ.

Договор составлен криво, но в целом из него понятно, что продавец франшизы передал предпринимателю некие секреты производства, а также право работать под своим коммерческим обозначением, пускай и не под зарегистри­ро­ванным брендом.

Договор составлен с нарушением закона и рядом грубых юридических ошибок, но стороны понимали, о чем договорились. Действия сторон после заключения договора это подтверждают.

Значит, лицензионный договор между сторонами все-таки был, его нельзя считать незаключенным.

Товарного знака у франчайзера нет, но в договоре он и не писал, что будет его передавать. Документов, подтверждающих запрет на размещение вывески, предпринимательница в суд не приносила.

Следовательно, договор действителен. Секреты бизнеса истцу передали, а то, что у него что-то там не срослось с администрацией и вывеской, — его проблемы. Деньги за франшизу ему возвращать не должны, а инвестиции на открытие — тем более.

Истцу отказать.

Кассационная инстанция, суд по интеллектуальным правам 😡

С01-453/2017

Оба предыдущих суда неправы. Апелляционный суд слишком широко истолковал договор, закон так не разрешает.

Все суды не уделили должного внимания фактам по делу. Никто не выяснил, почему предприни­матель решила, что ей запрещено размещать вывеску. Никто не разобрался в том, какие объекты передал франчайзер: первая инстанция лихо заявила, что ничего не передал, а вторая инстанция так же лихо сказала, что все нормально.

Раз не разобрались в сути договора, значит, непонятно, какова правовая природа платежей между сторонами. Получается, что про деньги выводы тоже необоснованные.

В общем, наворотили так наворотили. Надо рассматривать все дело заново.

Первая инстанция, пересмотр дела 👽

А51-11422/2016

Спасибо кассации за разъяснения, мы сами и правда не поняли сначала, как тут быть. Сейчас все исправим.

Между сторонами заключен лицензионный договор.

Этот договор ничтожен, потому что основная цель — передать право на бренд, а бренда как такового нет.

Под «брендом» стороны, видимо, имели в виду не зарегистрированный товарный знак, а просто брендбук. Его франчайзер и передал.

Кроме этого он передал ноу-хау: методику поиска барберов, обязанности администратора, стилистику оформления, стандарты клиентского сервиса, стандарты постов для соцсетей и другие материалы.

Истец эти материалы получила. Бизнес она вела: вон даже разрешение на вывеску пыталась получить.

Иск удовлетворить частично: договор признать недействительным, но деньги не возвращать.

Апелляционный суд, пересмотр дела 🙈

05АП-2885/2018

Подтверждаем мнение первой инстанции.

У продавца франшизы не было товарного знака, фирменное наименование передавать в принципе нельзя, а чтобы передать коммерческое обозначение, нужно заключать договор коммерческой концессии. Здесь такого договора не было, поэтому часть договора про бренд недействительна. Бизнес-стандарты и прочие материалы неразрывно связаны с брендом, поэтому в этой части договор тоже недействителен, а значит, весь договор — ничтожный.

Тем не менее истец получила все материалы, указанные в договоре. Она начала вести бизнес, а то, что прибыль оказалась меньше, чем ей хотелось бы, — так это ее проблемы.

Решение предыдущего суда оставить в силе.

Суд по интеллектуальным правам, финальное решение 🎭

С01-453/2017

Со второго раза суды вынесли правильное решение.

Договор был составлен неправильно, но девушка получила то, что ей причиталось. Продавец франшизы не обязан возвращать деньги.

Барбершоп она построила сама для себя, он остался ей, то есть это ее расходы.

Оставить предыдущее решение в силе.

Что в итоге

Девушка хотела заработать, а в итоге потеряла даже то, что у нее было. Договора как будто бы и не было, а денежки — тю-тю. Остались только файлы со стандартами ведения парикмахерского бизнеса и пустой безымянный барбершоп.

Какие выводы можно сделать из этой истории

В большинстве случаев франшиза — это когда встретились два человека, каждый из которых хочет быстро и без особых усилий заработать. Один надеется, что за него уже все придумали, а другой хочет получить баснословные деньги за таблички в экселе, красивые презентации и иные «ноу-хау». Иногда бывает и иначе, но, по моему опыту, «иначе» на уровне небольшого российского бизнеса — это скорее исключение из правил.

Если у предпринимателя, продающего франшизы, в инстаграме фотографии в ламборгини на фоне дубайских небоскребов, это не значит, что у вас будет так же. Франшиза — это бизнес, бизнес — это риск. Если бизнес по франшизе не взлетит, франчайзи потеряет деньги. Будьте осторожны: под вывеской «успешного успеха» и лакшери-инстаграма часто прячут сырой и неопробованный бизнес, а то и вовсе самозанятость.

Раньше судебная практика складывалась не в пользу таких успешных ребят, продающих франшизы кофеен и барбершопов. Если договор был составлен неправильно или у компании вообще не было товарного знака, продавца заставляли вернуть деньги, а иногда и с процентами. Например, в одном из дел в 2017 году ИП отсудил у ООО 2,5 млн рублей, которые заплатил за франшизу, и еще 600 тысяч сверху за незаконное пользование чужими деньгами.

Дело в том, что раньше договор коммерческой концессии, по которому продавали франшизу, нужно было регистрировать в Роспатенте. Если этого не сделать, договор считался ничтожным. Естественно, без зарегистрированного товарного знака Роспатент не регистрировал договор франшизы. Поэтому все, кто до 2014 года продавал франшизу без товарного знака, по судебным решениям возвращали деньги.

В 2014 году в гражданский кодекс внесли правки. Теперь, если договор франшизы не зарегистрирован в Роспатенте, это не означает ничтожности всего договора. Ничтожным признают только договор, который не заключен в письменной форме.

Суды первой инстанции сначала не придали этому особого значения и продолжили выносить решения как раньше. Но в 2016—2017 годах новые дела дошли до кассации в суде по интеллектуальной собственности. И суд сказал: если у франшизы нет товарного знака, значит, это не франшиза, а просто лицензионный договор. И он действует на все, кроме товарного знака. И регистрация в Роспатенте как бы обязательна, но если ее нет, то ничего страшного, она нужна только для информирования третьих лиц о передаче права на товарный знак. Поэтому сейчас практика судов такая: если продавец франшизы передал материалы, указанные в договоре, значит, он выполнил свои обязательства и больше ничего не должен.

История этой девушки закончилась не так уж и плохо: по крайней мере у нее остался сам барбершоп. Возможно, она сможет сделать его прибыльным под собственной маркой или продать помещение с оборудованием какой-нибудь другой парикмахерской. Или купить еще одну франшизу, да.