Дети
7K

«Под влиянием сказки ребенок формулирует новые вопросы»: чем полезна сказкотерапия

И стоит ли смягчать страшные сюжеты

14
«Под влиянием сказки ребенок формулирует новые вопросы»: чем полезна сказкотерапия

Сказки могут помогать детям развиваться.

Например, учить проявлять инициативу, использовать опыт персонажей для решения похожих задач в реальной жизни, справляться с тревогами. Еще они помогают ребенку узнать, как ведут себя люди в разных ситуациях. Так, Золушка напряженно общается с мачехой и сводными сестрами, а «Красавица и чудовище» показывает, как два совершенно разных героя могут ценить и любить друг друга.

Несмотря на то что о пользе сказок пишут и зарубежные психологи, сказкотерапия в основном распространена в России и странах ближнего зарубежья. В США и Европе аналогичные идеи дали толчок к развитию схожего направления — библиотерапии. В нем психологи также используют силу литературных повествований, но не только сказочных. Так что психотерапия с помощью книг используется по всему миру.

Как читать вымышленные истории, чтобы они приносили пользу, мы спросили автора метода комплексной сказкотерапии Татьяну Зинкевич-Евстигнееву.

— Что такое сказкотерапия и для чего она нужна?

— Сказкотерапия — это естественный для устной культуры способ передачи жизненного опыта из поколения в поколение. Добрая сказка — это исторически устойчивая форма психологической поддержки человека.

Еще древнеримский писатель Апулей в «Золотом осле» использует сказкотерапию как инструмент оказания первой психологической помощи: девушку, плененную разбойниками, утешает старуха, рассказывая ей сказку об Амуре и Психее. Замысловатая история, героиня которой перемещается в непривычную ситуацию, всевозможные драматические приключения, которые происходят с Психеей, и счастливый финал — все это утешает и укрепляет девушку, которая слушает сказку.

Сегодня комплексная сказкотерапия — это метод саморазвития, практической помощи человеку в самых разных жизненных ситуациях: от внутреннего конфликта до травматической истории. Дети обычно не заявляют о своих трудностях. Заявители детских проблем — взрослые: родители, бабушки, воспитатели, педагоги. Они говорят, что ребенок гиперактивный, непослушный, у него дефицит внимания или, к примеру, трудности в общении. Можно выбрать сказку под конкретную проблему. Вот как работает сказкотерапия.

Сначала сказка проникает в эмоционально-образную сферу ребенка. Там никто из сознательных убеждений не требует у нее «пропуск»: устойчивых догм в сознании ребенка еще нет. Поэтому сказка не встречает никакого сопротивления. Наоборот, в чувственном мире ее принимают с распростертыми объятиями.

Правда, некоторые современные дети выставляют старинным сказкам особые требования: дескать, почему ваши образы такие странные, непонятные? Где у вас 3D-анимация? Нет? Тогда извольте пойти вон из моего сознания и эмоционального мира! Словом, если ребенок привык к современному образному ряду и отказывается впускать в себя что-либо «устаревшее», он предпочтет современный продукт, стилизованный под сказку.

Но если сказке удалось задержаться в эмоциональном мире ребенка, заложенные в нее образы и смыслы потихонечку перейдут и в сознание. И там постепенно станет складываться то, что можно было бы назвать заимствованным жизненным опытом — тем, который не прожит в реальных ситуациях, а перемещен в мир психического посредством истории. Определенный объем такого опыта формирует внутри ребенка то, что я называю банком жизненных ситуаций. В нем содержатся и непосредственно пережитые личные впечатления, и осознания жизненных уроков, и заимствованный опыт сказок.

Поэтому мы можем говорить о том, что сказки активно участвуют в формировании картины мира ребенка, его системы ценностей, глубинных личных основ принятия решений, целеполагания. Они влияют на развитие способности любить, строить продуктивные взаимоотношения, управлять собственным поведением, чувствами, моделировать благоприятное развитие текущих жизненных сюжетов. Да, в научном поле роль сказки недооценена. Но по моему опыту, мультфильмы и книги оказывают на ребенка существенное влияние.

Банк жизненных ситуаций необходим, чтобы у ребенка были определенные модели взаимоотношений с миром, модели реагирования на разные ситуации. Когда он знает, как подобную проблему решали сказочные герои, ему легче перенести это решение в свою жизнь. Дети не скажут: «Мама, я хочу поговорить с тобой о дружбе и обсудить проблему добра и зла». Да и не каждая мама на такой посыл отреагирует. Поэтому ребенок берет необходимую для взросления информацию из опыта сказочных героев.

— В каком возрасте эффективна сказкотерапия?

— Условных показателей нет: сказкотерапия полезна для всех возрастов. С 12—14 лет начинают сказкотерапию взрослых, она может продолжаться на протяжении всего жизненного пути человека.

У взрослых обычно все начинается с ситуационной сказкотерапии, когда человек сталкивается с трудной жизненной ситуацией: буллингом, потерей, предательством, психологическим или физическим насилием, травмой. Он ищет способ справиться с душевной мукой. Если человек эмоциональный, впечатлительный, чувствительный, когнитивные методы терапии будут не так эффективны, как нарративные, к которым можно отнести и сказкотерапию. Специалист подберет историю, которая позволит увидеть скрытые смыслы происходящего и поможет преодолеть трудности.

Помимо ситуационной сказкотерапии есть еще и эволюционная. Она отвечает на такие запросы подростка и взрослого: «Хочу понять, кто я на самом деле, на что способен, как устроена жизнь, есть ли у меня талант». Или: «Хочу справиться с приступами апатии, найти основания перестать считать себя никчемным, измениться так, чтобы стать готовым к отношениям, встретить любовь».

Есть еще сопровождающая сказкотерапия — это когда человек один раз обратился к сказкотерапевту по поводу трудной ситуации, разрешил ее, приобрел доверие к этому методу и специалисту. И теперь, когда возникают жизненные вопросы и противоречия, он, чтобы получить дополнительную поддержку, обращается за доброй сказкой. Потому что она, как сказал мне один клиент, «не навязывает, но поддерживает что-то глубинное, что позволяет самому приходить к верным решениям».

Особенно может быть полезна авторская сказка. В нашем подсознании есть много способов решения трудных задач, но до сознания они не доходят. Когда человек начинает писать свою сказку, особенно если рабочая фабула проработана с психологом или сказкотерапевтом, все эти решения выходят наружу, и ситуация решается. Сначала она решается в сказке, а потом — в жизни.

— Как понять, что сказка оказалась полезной для ребенка?

— Терапевтический результат проявляется через характер детских вопросов и определенные перемены в его поведении.

Под влиянием сказки ребенок формулирует новые вопросы, чем немало удивляет родителей. И эти вопросы начинают носить философский характер. Например, он вдруг спрашивает: «Мама, а как узнать, этот человек хороший или плохой?» Или говорит: «Я считаю неправильным то, что Колобок поет всем одно и то же. Он же не только для себя поет!»

Это самые драгоценные моменты пробуждения детского сознания! Взрослым важно их ловить и начинать беседу. К примеру, мама может подхватить суждение сына о Колобке так: «А для кого, по твоему мнению, поет Колобок, если не для себя?» И сын ответит: «Для зайца, потом для волка и других зверей». «Ты хочешь сказать, что раз поешь не только для себя, но и для других, то нужно учитывать их интересы?» В этом месте ребенок может остановиться, так как у него еще не созрел ответ. Поэтому он отделается кратким «не знаю» и выйдет из беседы. Но мама успела поддержать течение его мысли и дать ей новую пищу для развития.

По мере осмысления сказки у ребенка могут возникать вопросы, он может возвращаться к ней, разговаривать о сюжете и конкретных персонажах. По содержанию вопросов родители могут понять, с какой проблемой столкнулся ребенок.

Но эффект может быть отсроченным — спустя несколько месяцев или даже год. Мы можем предположить, что сказка принимала участие в оформлении весьма глубоких структур психического. И продукты этого процесса потребовали большего времени, чтобы выйти на поверхность сознания.

— Есть мнение, что сказкотерапия может оказывать влияние и на физическое здоровье ребенка. Так ли это?

— По моему опыту, да. Правда, при условии, что физическое недомогание вызвано психосоматическими причинами. Например, болит голова из-за эмоционального перенапряжения. Добрая сказка и родительское участие убирают его — и боль уходит.

Когда ребенок или подросток решает какую-то нравственную проблему, тревожится, боится ошибиться, у него тоже могут появиться соматические симптомы. Сказка способна снять напряжение такого рода, но ее нужно правильно рассказать. Деловой стиль в этом случае не подходит. Нужна особая успокаивающая интонация.

Если подобрать сказку так, что в сюжете истории будет заметна аналогия с жизненной ситуацией ребенка, и правильно прочесть ее, у ребенка отляжет от души. Он убедится в том, что решение существует, герой уже проходил через такое, и все получилось. «Раз у него получилось, значит, и у меня есть шанс!» И получается, что соматическому симптому больше не нужно терзать ребенка. Все это справедливо и для взрослого. Поэтому сказки используются психотерапевтами и клиническими психологами.

Однако у болезненных состояний бывает и более сложная природа. В таком случае могут понадобиться и другие методы лечения.

— Таким терапевтическим эффектом обладает любая сказка?

— Нет. Я часто сталкиваюсь с претензиями к русским народным сказкам в силу того, что они жестокие и в них много архаизмов. Чтобы сказка стала терапевтической, ее нужно правильно распаковать: извлечь смыслы, убрать непонятные выражения.

Нужно понимать, что русские народные сказки собирались в середине 19 века, из-за этого в них и есть архаизмы. К тому же крестьяне могли передавать истории в неполном виде, намеренно искажать некоторые образы и ужесточать события, чтобы изначальные смыслы сказок не стали достоянием правительства. Ведь кампания по сбору сказок была организована для того, чтобы лучше узнать народ, чем он живет, на что реагирует. Зачем крестьянам передавать о себе достоверную информацию тем, кто далек от них?

Поэтому сейчас многие предпочитают переводные сказки: они уже литературно обработаны. В большей степени терапевтическим эффектом будет обладать авторская сказка, в которой разговор о жизненно важных ценностях идет с помощью красивой и понятной речи. Чтобы стать терапевтической, сказка должна содержать понятный образный ряд, а ее сюжет должен отражать реально переживаемое человеком психологическое напряжение.

Например, если ребенок имеет трудности взаимопонимания с родителями, в качестве терапевтической может использоваться история, которая содержит мотив конфликта с родителем. Так, подойдут русская народная сказка «Птичий язык» или «Звездный мальчик» Оскара Уайльда. Не исключено, что сказкотерапевт сочинит новую историю или предложит сделать это вместе.

— Иногда родители заменяют отдельные слова, упрощают сказку. В таком случае можно говорить о терапевтическом эффекте?

— Не всегда. Упростить сказку и смягчить какие-то выражения не означает сделать ее терапевтической. Важна именно распаковка смыслов.

Приведу пример. Необработанная сказка про Емелю начинается так: «Жил-был старик. У его было три сына: двое умных, третий — дурачок Емеля. Те братья работают, а Емеля целый день лежит на печке, знать ничего не хочет».

Терапевтический зачин этой же сказки в моей обработке выглядит так: «В некотором царстве, в старинном государстве жил-был человек по имени Емельян. До тех событий, о которых речь пойдет в рассказе нашем, бывал Емельян в трудах ученичества, изучал он, как ветра небесные дуют, как дружбу с ними сводить, чтобы события добрые происходили. В тех местах, где он учился, каждый знал: именно ветра на все движения жизни влияют. Коли встанешь на заре, выйдешь в чисто поле, поймаешь ветер, укротишь его да дружбу сведешь, добрые возможности в жизни откроешь».

Обработанный зачин сказки настраивает на принципиально иную информационную волну. Непосредственно в начале сказки устанавливается, что герой — человек ученый, сведущий. Далее эта мысль развивается. Терапевтическая обработка сказки дает смысловую обоснованность описываемым в ней событиям. И начинает более активно служить целям развития человека.

Это не значит, что обычная сказка без терапевтической обработки не может служить целям развития. Но часто подобная служба требует от сказки миновать кордоны сознания. Да и распаковка глубоких смыслов сказки, тех, что скрываются между строк, — дело не из легких. Тут, как говорится, особая подготовка требуется.

Словом, если вы прочитаете терапевтическую обработку сказки про Емелю, у вас не возникнет мысли о том, что он дурак, лентяй и везунчик. Все его деяния приобретут смысл и обоснованность. А вы и ваш ребенок воспримите модель Емели как один из путей личностного развития.

Поэтому, когда мы читаем терапевтически адаптированную сказку, делаем остановки, чтобы обсудить детали, обменяться мнениями. Работа со сказкой — это приглашение на беседу без нравоучений. Не упрощение, а именно терапевтическая редакция делает сказку развивающим инструментом.

Стоит ли смягчать сюжет?

— Многие современные родители говорят мне, что классические сказки — настоящие триллеры. На самом деле даже такие истории имеют терапевтический эффект. У них есть четкая задача: помочь психике ребенка научиться давать внутренний отпор страху и противостоять стрессу. Неслучайно герои сказок проходят через страшные темные леса, где их поджидают неприятные персонажи. И недаром там есть наставники, которые говорят: «Иди вперед, не оглядывайся».

Если сравнивать русские народные сказки, записанные Александром Афанасьевым, и немецкие, записанные братьями Гримм, мы обнаружим немалое сходство в сюжетах. В немецких сказках больше жесткого реализма и нравственных выводов. Для русской сказки не характерны прямые поучительные выводы, да и образы не обладают выраженным реализмом. Поэтому, на мой взгляд, русские сказки мягче немецких.

Кстати, у Александра Пушкина есть адаптация немецкой сказки «Жених-разбойник» — это баллада «Жених». И эта пушкинская версия уже может полноправно называться терапевтической, как и другие сказки Александра Пушкина. Я и многие мои коллеги всегда рекомендуем родителям, жалующимся на то, что их дети не любят сказки, читать произведения Александра Пушкина. Они лекарство для души.

В условно страшных сказках главное — спокойное эмоциональное, здравомыслящее и даже чуть ироничное состояние читающего взрослого. Если родитель, который читает страшную сказку, спокойно к ней относится, скорее всего, ребенок отреагирует так же. Конечно, есть впечатлительные дети, но обычно ребенка дестабилизирует тревога взрослого. Смягчать сюжет не надо. В жизни бывают разные ситуации, и полностью изолировать ребенка от трудностей все равно не удастся.

— В каком возрасте можно начинать читать страшные сказки?

— Примерно после пяти лет ребенок уже готов к напряженным драматическим сюжетам, а к семи годам кора головного мозга созревает для саморегуляции поведения.

По достижении этого возраста страшные сказки уже не так пугают. И сами дети начинают активно придумывать сказки-страшилки и рассказывать их друг другу. Кстати, хорошая страшилка должна закончиться как-то абсурдно, смешно, чтобы напряжение разрядилось. И во всем нужна мера, передозировка подобных сюжетов может оказать угнетающее воздействие на картину мира ребенка.

Обратите внимание на детские компании. Часто мальчики и девочки семи-девяти лет рассказывают друг другу страшилки. Если же в такую компанию попадет ребенок до пяти лет, подобные истории могут его сильно травмировать.

Но ребенок может сам смягчить сказку. Например, знаю случай, когда малыш боялся читать про Красную Шапочку, потому что девочка пошла в лес одна. Он придумал ей в компанию Колобка — вдвоем идти через лес с волками не страшно.

Этот пример — креативный способ снятия внутреннего напряжения. Ребенок создал компанию для Красной Шапочки, сформировал внутри себя определенный механизм преодоления трудностей. Можно прогнозировать, что если он встретится со сложной ситуацией в реальной жизни, то, скорее всего, найдет себе поддержку. Он уже один раз сделал это для Красной Шапочки. Сделает и для себя.

— Как выбирать сказки?

— Прежде всего, они должны быть понятны и интересны самому родителю. Где сердце родителя — там интерес ребенка. Когда мама или папа говорит: «Это такая интересная книга, давай вместе почитаем», — ребенок скорее заинтересуется. Но есть и возрастные правила подбора сказок: до четырех лет ребенку читают простые короткие рассказы о животных и о взаимоотношениях человека с ними, а с пяти — волшебные сказки и авторские приключения.

Когда и родителю, и ребенку интересна сказка, которая звучит в их общем пространстве, — это и есть настоящая сказкотерапия в семейной системе. Я всегда говорю родителям: если нет специальных задач от психолога, выбирайте сказки по внутреннему отклику или читайте Александра Пушкина. Если же вы не понимаете сказку, она вызывает физическое, эмоциональное, ценностное отторжение, не берите ее. Даже если она кому-то из специалистов кажется полезной.

— Почему дети часто просят почитать одну и ту же сказку?

— Это связано с банком жизненных ситуаций и означает, что ребенок нашел своего героя, ему важны трудности, через которые этот герой проходит, и ребенок фактически решает те же самые задачи. Родители, осознавая, какую сказку ребенок читает многократно или какой мультфильм смотрит, могут понять, какой спектр задач он решает, какие у него есть внутренние противоречия, конфликты, вопросы к себе и миру.

Допустим, мальчик восьми лет чувствует себя нерешительным, боязливым. Он умный, хорошо учится, но его сверстники более уверены в себе и часто насмешничают над ним. Это обидно. На домашней полке сказок он находит «Приключения Буратино» Алексея Толстого. И начинает зачитываться этой сказкой. Просто выучивает реплики Буратино наизусть. Он будто бы присваивает себе яркие качества Буратино: находчивость, смелость, любознательность, отходчивость. Постепенно это помогает ему стать смелым, уверенным, находчивым, ироничным.

Ребенок будет взаимодействовать со сказкой столько, сколько ему потребуется для того, чтобы внедрить в свой жизненный опыт механизмы, модели реагирования и познания мира, которые герой демонстрирует.

— Как родителям научиться сказкотерапии?

— Сейчас много сказкотерапевтов, есть даже международный союз, где можно найти подходящего специалиста. Но сказкотерапии можно научиться и самостоятельно.

Методики сказкотерапии и конкретные сказки есть в книге «Воспитание Доброй Сказкой. Сказкотерапия для детей и родителей», которую я написала в соавторстве с Александрой Зинкевич. Ее можно читать всей семьей.

Родители могут научиться сочинять истории к месту. Возникла трудная ситуация с ребенком, и родитель быстро отреагировал на нее импровизационной сказкой. Это проще, чем кажется на первый взгляд, потому что способность сочинять естественна для человека.

Например, представьте, молодая семья живет в своем небольшом доме, ворота выходят на оживленную улицу. В семье есть девочка пяти лет, рождается малыш. Став старшей сестрой, девочка приобретает странную привычку: периодически выбегает из дома, оставив калитку открытой. Это создает угрозы для жизни. С ней много раз говорили о том, что так делать нельзя. Девочка соглашалась, на некоторое время переставала, но потом опять возвращалась к этой практике.

Терапевт будет работать со сказкой на тему принятия младшего брата. А мама? Мама смогла придумать историю про Причуду и Осторожность. Мы приводим обработанный вариант этой сказки в книге «Воспитание Доброй Сказкой…»

Согласно сюжету, у каждого человека есть внутренний сторож. Он зовется Осторожность. Но у него есть недруг — Причуда. Когда Причуда нападает на Острожность, последняя перестает быть сторожем.

Однажды на Осторожность одной девочки напала Причуда. Из-за этого стала эта девочка из дома выбегать, никого не предупреждать, калитку не закрывать. Под влиянием Причуды не понимала девочка, что делает. И мама передала ей волшебные слова, которые нужно сказать, как только появится желание убежать за калитку: «Ты, Причуда, не чуди, вон из дома уходи!» И вот, когда уже девочка была готова открыть калитку, она вспомнила эти слова и сказала их громко и твердо. Причуда не выдержала волшебных слов, да еще таких сильных, уверенных, и убежала. Стала редко наведываться и Осторожность усыплять. А если уж Причуда приходила, девочка ее волшебными словами прогоняла.

Так спонтанно найденный к месту сюжет, с одной стороны, помог девочке стать внимательнее, с другой, лег в основу полноценной коррекционной сказки, которая уже стала помогать многим родителям в воспитании.

Есть книги с грифом «сказкотерапия», в том числе сказки для конкретных проблем: при разводе родителей и других травмирующих событиях. Если вы хотите просто почитать терапевтические сказки, можно поискать среди них.

Знаю, что многие взрослые сказкотерапевтической литературой считают творчество Наринэ Абгарян. Ее книга «С неба упало три яблока» стала просто хитом терапевтической литературы, хоть она и художественная. Люди находят в ней очень много ответов в совершенно непохожих на их личные ситуации событиях. Терапевтической литературой могут быть и другие художественные произведения.

Напоследок хочу отметить, что в жизни много информационных потоков. И как раз добрая терапевтическая сказка восстанавливает аутентичный, индивидуальный строй человека. Доверяйте себе. Никто лучше вас не знает, какая вам сказка нужна и как свою реальность строить.


Материалы, которые помогут родителям сохранить бюджет и рассудок, — в нашем телеграм-канале @t_dety

Обращались за помощью к психологу с ребенком дошкольного возраста? Расскажите, как проходили занятия и помогли ли они:
Комментарии проходят модерацию по правилам журнала
Загрузка

Вот что еще мы писали по этой теме

Сообщество