Однажды мой коллега зашел в магазин к конкурентам и увидел там сувениры с нашими иллюстрациями.

Компания просто скачала наши изображения из соцсетей, нанесла на кружки и продавала как свои. Мы судились с 2016 по 2017 год и в итоге получили компенсацию. Теперь я знаю, что нужно учесть в таких делах и обо что можно споткнуться.

Заказали свои иллюстрации, чтобы выделиться на рынке сувениров

Я работаю в фирме, которая производит и продает сувенирную продукцию во Владивостоке: кружки, футболки, значки. На Дальнем Востоке полно туристов из России и других стран, поэтому такие вещи пользуются популярностью.

Мы не хотели продавать «вокзальные» кружки с фотографиями города и решили заказать у художников изображения с символами города в молодежном стиле.

Пример принта, которые мы заказали у художницы
Пример принта, которые мы заказали у художницы
Еще один пример
Еще один пример
Пример принта, которые мы заказали у художницы
Пример принта, которые мы заказали у художницы
Еще один пример
Еще один пример

Иллюстрации рисовала художница Екатерина. Мы заключили с ней авторский договор — на создание и отчуждение исключительных прав за вознаграждение.

Такой договор разрешает использовать чей-либо результат интеллектуального труда: фото, музыку, иллюстрации, тексты.

К договору мы прикрепили акты с иллюстрациями. Изначально юристы, которые составляли договор, не собирались добавлять их к актам, но я настояла. И спустя год сказала самой себе спасибо.

Чем отличаются авторские и исключительные права

В России есть разные виды права на интеллектуальную собственность: авторские, исключительные, патентные и другие. Когда автор рисует иллюстрацию, сочиняет песню или пишет текст, с момента их создания у него есть два вида прав: авторское и исключительное.

Авторское право остается за автором до самой смерти. Оно обязывает людей признать, что этот объект был создан именно автором, а не кем-то другим. А еще оно защищает от изменений произведения. Такое право нельзя купить или получить в наследство.

Исключительное право разрешает автору использовать произведение в своих целях, в том числе коммерческих, но запрещает использовать его остальным людям. Исключительное право можно купить по договору или унаследовать.

С чего все началось: конкуренты распечатали картинки прямо из соцсетей

Один из сотрудников нашей компании сказал мне, что видел наши изображения у конкурентов. Я отправила туда знакомых и попросила купить товары с нашими изображениями. Они нашли «контрафакт», купили и скинули мне фотографии и чек покупки. Изображения у конкурентов были худшего качества: было видно, что они просто скачали фотографии из наших постов в соцсетях и немного поправили в фоторедакторе.

Юристы предложили такой план действий:

  1. Провести контрольную закупку. Она подтверждает, что магазин продает кружки с нашими принтами любым клиентам. Совсем хорошо будет, если владелец магазина или кассир сами предложат купить эти товары: это докажет, что кружки не просто украшают витрину, а виновник зарабатывает на их продаже.
  2. Снять на фото и видео все происходящее.
  3. Заверить у нотариуса рекламные объявления конкурента, в которых есть наши изображения.
  4. Составить претензию и отправить ее конкуренту.
  5. Если претензия не сработает, идти в суд.

Если бы мы сразу отправили претензию, было бы сложно выиграть в суде: ответчик мог удалить изображения и спрятать товары, не разрешил бы вести съемку и точно не выдал бы товарные чеки. А без фото, видео, скриншотов и чеков практически невозможно было доказать факт кражи и продажи изображений. Поэтому мы перестраховались.

В первую очередь я отправилась делать контрольную закупку. Чтобы собрать больше материалов, я заказала товары по электронной почте и попросила продублировать фото в «Вотсап».

Менеджер охотно скинула мне все изображения и товары с ними, рассказала, каких персонажей чаще всего выбирают покупатели. Чтобы не вызвать подозрений, каждый сувенир с нашими изображениями я заказала по 1—2 экземпляра
Менеджер охотно скинула мне все изображения и товары с ними, рассказала, каких персонажей чаще всего выбирают покупатели. Чтобы не вызвать подозрений, каждый сувенир с нашими изображениями я заказала по 1—2 экземпляра
Менеджер охотно скинула мне все изображения и товары с ними, рассказала, каких персонажей чаще всего выбирают покупатели. Чтобы не вызвать подозрений, каждый сувенир с нашими изображениями я заказала по 1—2 экземпляраМенеджер охотно скинула мне все изображения и товары с ними, рассказала, каких персонажей чаще всего выбирают покупатели. Чтобы не вызвать подозрений, каждый сувенир с нашими изображениями я заказала по 1—2 экземпляра

В магазине я сфотографировала чек на фоне витрины и товара и даже попросила расписать внутри чека, какие именно изображения были выданы. Я сказала, что мне это нужно для отчетности, но то, что мне такие чеки выдали — просто удача.

Пока покупала товары, я все снимала на видео. Мой заказ привезли в две разные точки — на суде конкурент уверял, что у него оформлен всего один магазин, а ко второму он отношения не имеет. Осталось получить нотариально заверенные скриншоты.

Это чеки с моей контрольной закупки — единственные чеки, которые суд принял в качестве доказательства. Почему так — расскажу дальше
Это чеки с моей контрольной закупки — единственные чеки, которые суд принял в качестве доказательства. Почему так — расскажу дальше

Зачем заверять скриншоты у нотариуса

Документы, которые заверил нотариус, называются «протокол обеспечения доказательной базы».

Доказательная база — это все доказательства, которые помогают признать человека виновным или оправдать. В нашем случае это были скриншоты рекламы и объявления магазина, чеки, фото и видео товаров в продаже. Просто распечатать скриншоты и принести в суд как доказательство вины нельзя — вдруг человек их подделал. А протокол гарантирует, что истец не пытался предоставить ложные доказательства.

В доказательную базу вошла реклама магазина с крадеными принтами. Реклама показывает, что кружки сфотографировали и выложили в соцсети не какие-то левые люди, а что компания сама их предлагает, то есть незаконно использует в рекламных целях
В доказательную базу вошла реклама магазина с крадеными принтами. Реклама показывает, что кружки сфотографировали и выложили в соцсети не какие-то левые люди, а что компания сама их предлагает, то есть незаконно использует в рекламных целях

Для заверения мы взяли страницу в базе объявлений: на ней были указаны телефон и адрес компании. Соцсети не подходят, потому что сложно доказать принадлежность какой-то страницы к конкретной компании или человеку. Даже у верифицированных аккаунтов всегда можно сказать, что твою страницу взломали или что доступ к ней был у кого-то еще. Сейчас ситуация с соцсетями стала получше, но в 2016 году страница из базы объявлений была надежнее, чем скриншоты из «Инстаграма» и «Вконтакте».

Заверить один наш скриншот стоило 8700 Р. В эту сумму вошел один лист протокола и пять скриншотов — чтобы заверить один снимок экрана, понадобится еще несколько снимков экрана. В сентябре 2020 у этого же нотариуса сам протокол стоит 3000 Р, а скриншоты к нему — по 2500 Р за каждый. Минимум такая услуга обойдется в 10 000 Р.

Нотариус заверяет все на аккредитованном компьютере, который запоминает все клики, всплывающие окна и действия — это уменьшает вероятность подделки. Скриншоты делают со всех страниц, которые открывает нотариус, и каждую страницу нужно пролистать до конца. Все это увеличивает стоимость услуги. Потом все действия описываются в документе: «запустила браузер, ввела в адресной строке ссылку заявителя, нажала для входа Enter».

Скриншоты мы дополнительно распечатали на цветном принтере: у нотариуса был только черно-белый. Цвет в таких делах важен. Если у скриншотов и краденых рисунков цвет не совпадает, придется проводить экспертизу, чтобы доказать, что это одно и то же изображение.

Первая страница протокола
Первая страница протокола

Позже мы решили еще нотариально заверить переписку в почте, которая велась до перехода в «Вотсап». Всю переписку отослали нотариусу, и по такой же процедуре она создала еще один протокол. Он обошелся уже в 10 440 Р.

Так у нас получилась основная база для обвинения: переписка с магазином и фотографии их товаров. После этого мы стали оформлять досудебную претензию для конкурентов.

Как вести бизнес без штрафов
Зарабатывать больше и не нарушать закон. Раз в месяц — в нашей рассылке для предпринимателей

Зачем нужна досудебная претензия

Досудебная претензия — это документ, в котором вы говорите виновнику, что именно вам не нравится, чего требуете и на каком основании. Ее отправляют ответчику до суда. По закону, если нарушены авторские права, то предприниматели должны попробовать договориться сами, а потом уже идти в суд.

Претензию мало отправить ответчику, нужно убедиться, что он ее получил. Мы сделали это так:

  1. Составили две одинаковые претензии и одну из них отсканировали. Скан отправили на официальную почту конкуренту, а оригиналы положили в конверты и отдали курьеру. Претензии сделали две, чтобы отвезти в оба магазина конкурента.
  2. Курьера мы попросили составить бланк с указанием, что находилось внутри конверта, и получить подпись у ответчика. Также попросили прислать нам фото подписи.

Нам повезло: на одной из точек в день доставки работал сам владелец, поэтому мы получили его подпись на бланке.

Так выглядит досудебная претензия. Весь процесс сбора доказательств и подготовки претензии занял почти месяцТак выглядит досудебная претензия. Весь процесс сбора доказательств и подготовки претензии занял почти месяц

Подготовить претензию в юридической фирме стоит 3500 Р. Мы запросили у конкурентов 350 000 Р компенсации и готовы были ее снизить, но в тексте честно предупредили: если дело дойдет до суда, мы повысим сумму. Когда владелец магазина получил претензию, он стал вести с нами долгие телефонные разговоры, постоянно менял позицию от «Понимаете, время непростое» до «Ничего у вас не выйдет».

В итоге конкурент не согласился выплатить компенсацию, но пообещал, что товары с нашими иллюстрациями продавать не будет. Мы решили это проверить, и, ожидаемо, товары все еще были в продаже.

Выражение неподдельного изумления. Претензию мы отправили в декабре, а в январе решили проверить, выполнил ли ответчик условие. Как доказательство купили термостакан с нашим изображением и попросили товарный чек с датой покупки
Выражение неподдельного изумления. Претензию мы отправили в декабре, а в январе решили проверить, выполнил ли ответчик условие. Как доказательство купили термостакан с нашим изображением и попросили товарный чек с датой покупки

Сколько стоит пойти в суд

Тогда мы обратились в суд. Составили иск, подписали доверенность на юриста, чтобы он мог представлять нас в суде, и заплатили госпошлину — 31 000 Р.

Размер пошлины зависит от суммы иска. Например, если мы требуем в иске выплатить нам компенсацию меньше 100 000 Р, пошлина составит 4% от этой суммы, минимум 2000 Р. А если подавать иск больше, чем на миллион рублей, минимальная пошлина будет уже 23 000 Р.

Мы просили компенсацию в 500 000 Р, поэтому заплатили 7000 Р плюс 6000 Р — 2% за сумму свыше 200 000 Р. Остальное составили различные доплаты, например 6000 Р за подачу заявления неимущественного характера о признании права, 3000 Р за подачу заявления об обеспечении иска и другие.

Чтобы подать иск, нужно четко определиться, что именно вы будете просить. Наши требования были такие: удалить изображения из всех источников, уничтожить товары с ними и выплатить компенсацию.

Денежные компенсации бывают разными.

Сама компенсация. Они бывают разными, есть по «фиксированному тарифу» — в размере двойной стоимости украденных изображений. У нас получилось бы около 90 000 Р.

Также бывает компенсация в размере от 10 000 Р до 5 000 000 Р, но в законе нет никаких подсказок о том, как определять конкретную сумму.

Возмещение упущенной выгоды. Чтобы получить ее, нужно доказать, что кража изображений повлияла на прибыль. Для этого пришлось бы заказывать справки из налоговой и доказывать, что мы потеряли потенциальный доход именно из-за украденных иллюстраций.

Мы выбрали компенсацию, потому что ее не нужно обосновывать выписками из налоговой. Но нам все равно пришлось объяснять суду, почему мы решили запросить именно такую сумму.

Вот как мы обосновали размер компенсации.

Выручка двух торговых точек в месяц — около 1 млн рублей. 25% от этой выручки идет с сувениров с иллюстрациями Владивостока. Из них активнее всего продаются как раз украденные принты — они составляют ⅔ всех продаж сувениров. По нашим расчетам, в одном магазине за месяц мы продавали продукции с изображениями художницы на сумму 170 000 Р.

У нас и у нашего конкурента было тогда по два магазина. Но у конкурента цены были в среднем на 10% выше, а контрафакт они продавали на тот момент уже пару месяцев, а скорее всего, и дольше. Мы могли доказать только такой срок — с первой закупки до создания протокола прошло как раз два месяца. В итоге мы посчитали, что компенсация за два месяца продажи контрафакта в двух магазинах должна быть не менее 370 000 Р.

Долю продаж принтов мы вычисляли по заказам на печать: например, за месяц попросили типографию напечатать 200 принтов с русалкой и маяком. Правда, мы не могли подтвердить это журналом продаж: там не указано, какие принты продаются, только вид, количество и цена товара — например, «Кружка большая, 1 шт., 300 Р».

Поэтому сумма компенсации была примерной, и мы решили ее увеличить до 500 000 Р, потому что после претензии мы получили жесткий и неприятный отказ, а виновник продолжал нарушать наши права.

Что происходит на судебных заседаниях

С марта 2017 года мы ходили в суд каждый месяц. Все судебные заседания проходили по одной схеме: ответчик уверял, что он не виноват, а мы доказывали его вину. Потом мы выдвигали новые аргументы, а ответчик должен был к следующему суду подготовить ответ на них — такое домашнее задание получалось.

В среднем заседание длилось 15—30 минут, все записывалось на диктофон. В суде практически всегда говорят только адвокаты, а не сам истец или ответчик. Всего было пять заседаний с марта по август 2017 года.

В мае художница Екатерина, у которой мы заказывали изображения для сувенирной продукции, подтвердила в суде авторство своих работ. Нам очень повезло, что она хранит все свои исходники и нарисованные варианты изображений от руки. Папку с эскизами она принесла на судебное слушание.

Художникам на заметку

Если вы хотите подтвердить авторство своей работы или по крайней мере первенство — отправьте исходник самому себе заказным письмом в запечатанном конверте. Сохраните бланки отправления и получения с печатью, подписью курьера и почтовой службы. Но конверт не распечатывайте, пока не понадобится доказать свое авторство. В таком случае конверт вскроют на суде.

К сожалению, этот способ мы узнали уже после начала судов, но исходников и фирменной подписи художницы было достаточно, чтобы суд признал, что работы принадлежат Екатерине. А еще, что ответчик не покупал у нее работы — а значит, нарушил не только наши права, но и авторское право художницы.

Еле заметная надпись над якорем — подпись художницы, которая стала ключевой деталью в этом деле. Мы оставляли ее на изображениях при печати, а конкуренты эту подпись замазали. Попытка скрыть авторство и изменить работу — это нарушение авторских прав
Еле заметная надпись над якорем — подпись художницы, которая стала ключевой деталью в этом деле. Мы оставляли ее на изображениях при печати, а конкуренты эту подпись замазали. Попытка скрыть авторство и изменить работу — это нарушение авторских прав
Еле заметная надпись над якорем — подпись художницы, которая стала ключевой деталью в этом деле. Мы оставляли ее на изображениях при печати, а конкуренты эту подпись замазали. Попытка скрыть авторство и изменить работу — это нарушение авторских правЕле заметная надпись над якорем — подпись художницы, которая стала ключевой деталью в этом деле. Мы оставляли ее на изображениях при печати, а конкуренты эту подпись замазали. Попытка скрыть авторство и изменить работу — это нарушение авторских прав

Ответчик пропустил первое заседание, зато подготовил аргументы для следующих. Вот какие доводы он представил:

️ «Я работаю в формате франшизы, и все изображения предоставил франчайзер». Когда ответчик предъявил это на суде, случился конфуз. Он решил показать изображения, которые ему якобы передал франчайзер, и оказалось, что среди них есть еще один наш принт, только от другой художницы. Его нельзя было включить в иск, но это был забавный момент.

️ «Вторая торговая точка мне не принадлежит». Это оказалось правдой. Почему заказ был разделен на две части и вторую приходилось забирать из другого конца города — неизвестно. Суд с этим разбираться не стал.

«Они сами прислали изображения с другой почты, а мы их просто предложили». Этот аргумент не сработал, потому что товары с изображениями были на витрине, а сами иллюстрации ответчик поместил на баннеры и объявления.

️ «Чеки без всех необходимых реквизитов считаются недействительными». Это так. Мы сделали три закупки, две из них суд не признал из-за ошибки в чеках — например, не было даты покупки. Нужно проверять сразу в магазине, стоят ли на чеках дата и подпись продавца. А еще сфотографировать чек вместе с товаром на месте.

«Наша точка выглядит совсем по-другому». Конкурент заявил, что на наших фото и видео он свой магазин не узнает, и вообще, его торговая точка выглядит по-другому. Как доказательство он представил дизайн-макет, согласованный арендодателем, и тот действительно отличался.

Из-за последнего аргумента разбирательства затянулись. Сразу после слушания я попросила коллег прямо сейчас отправиться в торговый центр и снять одним дублем:

Но и это не сработало. Ответчик заявил, что непонятно, в каком году снято видео: вдруг это вообще 2014 год, и снят совсем другой магазин? Нам нужно было брать свежий номер газеты и фотографировать вместе с объектом, чтобы было видно дату.

Сейчас вполне можно пользоваться данными из смартфона или другого гаджета — дата и место съемки прописаны в файле с видео. Эти данные невозможно изменить или подделать — любой ИТ-специалист подтвердит в суде.

Конкурент пытался даже переделать дизайн магазина, чтобы не признавать ответственность. Несмотря на это, суд отправил наших адвокатов и своих представителей осмотреть магазин и подтвердил, что именно он был на моих фото и видео.

Решение суда: 4 часа ожиданий и 200 000 Р компенсации

Решение суд вынес в августе 2017 года, мы ждали его 4 часа. Вот что суд постановил вернуть нашей компании:

  1. 120 000 Р компенсации за кражу изображений. Суд снизил сумму компенсации в том числе из-за ошибок в чеках. Из-за этих ошибок мы не смогли доказать, что виновник торговал нашими принтами в течение двух месяцев. Еще суд учел, что ответчик был ИП и это было его первое подобное нарушение.
  2. 21 120 Р за судебные расходы.
  3. 40 000 Р за услуги адвокатов.
  4. 22 854 Р компенсации издержек по покупке «контрафакта» и подготовки протоколов.

Итого — 203 974 Р.

Чем полезно решение суда

Мы потратили год на разбирательства, зато у нас осталось решение суда — теперь мы показываем его тем, кто пытается украсть наши принты. С 2017 года я сталкивалась с этим уже пять раз. Иногда люди сразу понимают, чем грозит нарушение интеллектуального права, и быстро убирают изображения из оборота.

В худших случаях разговор проходит примерно по такому сценарию:

— Здравствуйте, уберите, пожалуйста, из продажи наши изображения.
— Но я потратил на это деньги. Уберу, если компенсируете мне расходы.
— Если вы немедленно не уберете наши принты, мы обратимся в суд. Мы уже это проходили и выиграли, вот решение суда.
— Вы портите всем жизнь! Мы продаем ваши принты из тяги к прекрасному, чтобы распространять красоту. Вам что, жалко красивыми картинками поделиться?

После этого я заканчиваю разговор и проверяю через какое-то время, убрали ли они товары с принтами. Пока что удачный суд в качестве аргумента действует, и еще ни разу никто не рискнул продавать краденые принты дальше после таких разговоров.

Последний раз с кражей изображений мы столкнулись в 2020 году. Нас предупредила студия печати, где мы заказываем значки — к ним обратились клиенты и попросили напечатать наши принты
Последний раз с кражей изображений мы столкнулись в 2020 году. Нас предупредила студия печати, где мы заказываем значки — к ним обратились клиенты и попросили напечатать наши принты

Напоследок — немного статистики по делам об исключительном праве за 2019 год для всех, кто сомневается, стоит ли идти в суд. В 2019 году было рассмотрено 2008 исков о защите интеллектуальной собственности. Отказали всего 9% пострадавшим.

Отстоять свое интеллектуальное право стоит хотя бы ради судебного решения, которое сэкономит массу времени в будущем. Его можно рассматривать как эффективную долгосрочную инвестицию.

Чек-лист: что делать, если кто-то украл ваши иллюстрации и зарабатывает на них

  1. Убедитесь, что у вас есть документы, которые доказывают ваше исключительное или авторское право. Подойдет договор с иллюстратором или исходники, если вы автор изображений.
  2. Наймите адвоката — он поможет подготовить доказательства и документы, будет вести дело в суде.
  3. Проведите контрольную закупку и снимите ее на видео. Сразу в магазине сфотографируйте товарные чеки вместе с покупкой, чтобы было понятно: этот чек — от кружки, этот — от магнита.
  4. Проверьте реквизиты чека. На нем должны быть дата, печать магазина, подпись продавца, наименование, количество и цена товара.
  5. Получите максимально возможное количество доказательств. Делайте скриншоты переписок, рекламы, объявлений. Заверьте их у нотариуса.
  6. Сначала отправьте виновнику досудебную претензию и попытайтесь решить все мирно.
  7. Если это не сработало, не сдавайтесь и идите в суд. Решение суда пригодится еще и в будущем, если снова столкнетесь с кражей изображений.