Как я адаптировала свою систему сортировки вторсырья после релокации

Регулярно выношу бытовые отходы и не покупаю лишнего

4

Это история из Сообщества. Редакция задала вопросы, бережно отредактировала ее и оформила по стандартам журнала

Аватар автора

Печенька

вдохновилась опытом США

Страница автора

Все началось в 2014 году, когда я с семьей впервые съездила в США.

Там мы снимали дом, в котором обязательным правилом для вывоза мусора была его сортировка на вторсырье и несортируемые отходы. Органические нужно было утилизировать в диспоузер, так как запахи органики из мусорного бака на Юге привлекают насекомых и животных. Когда мы вернулись, я задумалась, какое количество перерабатываемых отходов выбрасывают на свалки. Тогда еще не было широкой сети пунктов переработки, а сама тема не была на слуху. В то время мы жили в своем доме и отделяли только компост.

В 2017 году я снова попала в США, в этот раз училась там по обмену. Почти год я жила в общежитии, где требовалось сортировать отходы по фракциям: пластик, бумага, стекло, органика и металл. За это время я очень привыкла. Когда я вернулась в Россию, около моего многоквартирного дома в Екатеринбурге поставили бак для пластика, и я продолжила сортировать по уже накатанной дорожке.

Как я начала сортировать отходы

На меня сильно повлиял опыт жизни в США. Там почти у всех владельцев домов есть два бака для мусора: в один выбрасывают вторсырье, а во второй — обычные несортируемые отходы. Баки стоят на улице возле дома, и от них совсем не пахнет. Причина в том, что органические отходы, которые ответственны за запахи, уходят в канализацию, так как во многих домах в раковинах установлены диспоузеры — измельчители. Благодаря им органику не выбрасывают на свалку, а сплавляют по канализационным стокам на предприятия, где собирают метан и другие выделяющиеся при разложении отходов газы и используют их как топливо.

При этом уровень переработки в Штатах невысокий, так как большая часть населения при всей имеющейся инфраструктуре по каким-то причинам не разделяет отходы. Я думаю, эти люди не уделяют достаточно внимания проблемам экологии и не задумываются о том, насколько много вторсырья они на самом деле выбрасывают.

Например, так выглядят баки домовладельцев в Техасе. Синий — для переработки, черный — для обычных отходов
Например, так выглядят баки домовладельцев в Техасе. Синий — для переработки, черный — для обычных отходов

Во время второй поездки в США я жила в общежитии, в котором была неплохая инфраструктура для раздельного сбора мусора. На каждом этаже находилась отдельная комната с баками для вторсырья, а в комнате, где я жила, стояли три небольшие цветастые мусорные корзины для разных фракций. Когда корзинки наполнялись, мы с соседками просто несли их в комнату для раздельного сбора отходов, где распределяли мусор по соответствующим бакам.

Еще я заметила интересный момент, которого нам не хватает, — это культура повторного использования. Живя в кампусе, я видела, как в последние дни учебного года в общежитиях ставят большие картонные коробки, куда студенты, которые уезжают домой, могли положить то, что им больше не нужно. Так собиралось несколько категорий вещей: обычная и зимняя одежда, домашний текстиль, бытовая техника, канцтовары. После сбора эти вещи проверяли на пригодность и размещали на складе, откуда впоследствии их могли забрать местные жители или новые студенты.

Я воспользовалась этой возможностью: в начале учебного года взяла оттуда очень хорошую многоразовую кружку-термос и теплый плед. А когда учебный год закончился, отдала свои вещи в хорошем состоянии, чтобы не везти их в Россию. Мне кажется, такой круговорот — это не только забота об экологии, но и проявление гуманности. Крутой проект.

Во время той поездки я втянулась: было здорово видеть, как сокращается количество отходов, и замечать, что мусор можно выносить реже, а из ведра меньше пахнет. По возвращении в Екатеринбург у меня уже появилась привычка. Кроме того, к тому моменту я начала понимать, какой объем отходов, образующихся в ходе обычной жизни, может быть переработан, а не просто выброшен на свалку. Поэтому в России я сразу стала искать сервисы и пункты приема вторсырья рядом с домом. Мой молодой человек — а с 2021 года уже муж — поддержал эту идею, хотя и не сразу разобрался, какие виды пластика где используются.

В то время я училась в местном университете, а после выпуска уехала работать в небольшой город Новомосковск в Тульской области почти на три года. Затем на полгода переехала в Казахстан, в Астану, а теперь живу в Алматы, где продолжаю заниматься раздельным сбором бытовых отходов.

Условия для раздельного сбора вторсырья в городах, где я жила и живу

Россия. В 2018 году, когда я вернулась в Екатеринбург со стажировки, сортировать мусор в России было сложнее, чем в США, потому что инфраструктура была к этому не очень приспособлена.

Проще всего было с пластиком: я относила его в специальный контейнер, который появился во дворе дома после моего возвращения. Стекло можно было сдавать в пункты приема стеклотары, но я воспользовалась этим способом буквально несколько раз, потому что вскоре узнала о проекте «Разделяй с Мегой». Туда я стала периодически сдавать все фракции, кроме пластика: стекло, металл, одежду, пакеты, электронику. Мои родители жили недалеко от пункта сбора, и отвезти собранное можно было по пути к ним.

Затем я переехала в Новомосковск. Сортировать там было более затруднительно: ежедневно работающие пункты приема вторсырья в городе отсутствовали. В процессе поисков я узнала о волонтерах, которые каждые две недели на базе местного лицея принимали классические фракции: пластик категорий 1, 2, 5, бумагу-картон, металл и стекло. Еще я сдавала батарейки, их собирали прямо у меня на работе.

Волонтеры в пункте в Новомосковске помогали новичкам — показывали, как сортировать собранное. Вторсырье там принимали бесплатно. Если верить информации из их группы во «Вконтакте», партнер проекта — региональный оператор по обращению с отходами МСК-НТ, а вырученные со сбора деньги направляются в локальную НКО «Феникс». Сдавать вторсырье туда было вдвойне приятно: сначала оттого, что на свалки и в океаны попадет меньше мусора, а потом оттого, что наш волонтерский пункт в городе продает вторсырье и помогает детскому фонду.

Но у этого пункта приема неудобный график: он работал только во вторую и четвертую субботу месяца в течение одного часа. Чтобы туда попасть, нужно было заранее подстроить свой график, поэтому у нас не всегда получалось успеть. Особенно сложно было летом, так как акции по сбору проводили на базе лицея, а в летнее время лицеисты-волонтеры отдыхали, поэтому пункт работал только один раз в месяц.

Кроме обычных фракций мы выделили для себя дополнительные: тетрапаки, текстиль и всякую всячину — например, электронные сигареты, которые я собирала у всех друзей и знакомых, дозаторы, контейнеры от линз, электронику, канцтовары, одежду и текстиль на ветошь. Все это мы отвозили в «Собиратор» в Москве где-то раз в полгода.

В начале 2022 года во дворе нашего дома в Новомосковске появились контейнеры для раздельного сбора от компании по вывозу отходов, поэтому я перестала заезжать к волонтерам. Примерно тогда же в одном из ТЦ города установили контейнер по приему мелкой электроники.

Архив сторис: ковидный 2020 год, Екатеринбург. Тут видно объем металла, который накопился за полгода самоизоляции вдвоем
Довольная я с пакетами разных фракций по пути в магазин приехала сдать волонтерам вторсырье. Январь 2022
Завезли накопленный почти за год тетрапак и собранную с друзей мелочевку в «Собиратор» в Москве. Апрель 2022
Завезли накопленный почти за год тетрапак и собранную с друзей мелочевку в «Собиратор» в Москве. Апрель 2022
Завезли накопленный почти за год тетрапак и собранную с друзей мелочевку в «Собиратор» в Москве. Апрель 2022

За несколько лет в обоих городах произошли положительные изменения и в целом повысилась осведомленность людей о сортировке. У того же «Собиратора» выросло количество подписчиков в соцсетях, что тоже показательно. И хотя инфраструктура для раздельного сбора мусора намного лучше налажена в мегаполисах и сильно разнится от города к городу, найти удобное место для сдачи вторсырья стало проще.

Согласно национальному проекту «Экология», раздельный сбор сейчас внедряют по всей России. Эту инициативу поддерживает государство, а повсеместное развитие экологических кружков способствует общественному обсуждению. Поэтому, мне кажется, и заметны сдвиги в этом направлении. Надеюсь, что энтузиазм волонтеров не угаснет, а будет приумножен законодательными инициативами и принесет плоды, хоть часто бывает наоборот.

Казахстан. Что в Астане, что в Алматы мне не составило труда найти ближайший к дому контейнер для вторсырья: зачастую они расположены на одних площадках с контейнерами для обычных отходов. Также информацию о пунктах приема, благотворительных организациях и так далее я ищу через сервис «+1Город», волонтером которого и сама являюсь.

Еще в Астане меня очень порадовали пункты благотворительной организации Like Komek, которая занимается приемом вещей в хорошем состоянии и отправляет собранное на благотворительность. При переезде из Астаны в Алматы мы отнесли часть вещей в один из пунктов сбора. Приятным сюрпризом оказалось, что, во-первых, он был переполнен, а во-вторых, организация очень быстро ответила через «Инстаграм» и сообщила, что машина уже выехала за нашими вещами.

В Алматы я пока не сталкивалась с необходимостью сдать одежду или какие-то не самые очевидные фракции вторсырья. Тем не менее я уже заметила, что в торговом центре на входе в один из очень известных магазинов стоит контейнер, в который можно сдать ненужную одежду.

Сетка для вторсырья в Алматы. Апрель 2023
Бокс для сбора организации Like Komek в Астане
Бокс для сбора в Zara в Алматы

Какую систему сортировки я выработала

В 2018 году сортировать мусор в России было непросто не столько из-за слаборазвитой инфраструктуры, сколько из-за отношения окружающих. Когда я шла в пункт приема стеклотары, на меня косились люди, потому что у нас эти места чаще всего ассоциируются с определенными слоями населения. Когда в магазине я просила продавцов не упаковывать какие-то продукты в дополнительный пакет, на меня смотрели непонимающими глазами. Это социальное непонимание, отсутствие широкой поддержки и информированности населения о раздельном сборе отходов тогда были для меня главной сложностью.

В то время моя система выглядела так:

  • стекло я относила в пункт приема стеклотары по пути в университет;
  • пластик сдавала в специальные контейнеры возле дома;
  • остальное отвозила в проект «Разделяй с Мегой».

Переехав в Новомосковск, мы начали возить вторсырье в пункт, который организовали волонтеры: других мест для раздельного сбора в городе тогда не было. Еще иногда мы ездили в Москву и сдавали нестандартные фракции вторсырья в «Собиратор». Даже за длительный срок таких отходов скапливалось немного, но это было уже скорее делом принципа.

Еще одна трудность, с которой мы тогда столкнулись, заключалась в отсутствии места для хранения вторсырья: в Новомосковске мы сначала жили в студии размером 28 м². Для такого количества фракций, что мы собирали, было тяжело найти место — на кухне размером 3 м² приходилось проявлять чудеса тетриса и ставить бумажные пакеты с фракциями друг на друга, как в вертикальном саду. Потом мы перебрались в просторную однушку площадью 46 м², где был балкон, и места стало предостаточно.

Вот так выглядел наш балкон, где мы складировали вторсырье
Вот так выглядел наш балкон, где мы складировали вторсырье

Когда мы жили в Новомосковске, сортировка у нас была организована так: место под раковиной на кухне было разделено на «текущий мусор» — несортируемые отходы — и «чистую переработку». Во вторую категорию мы складывали сухое и помытое вторсырье, под это было отведено два пакета. Примерно раз в неделю мы разбирали их содержимое на фракции. Дальше вторсырье хранилось на балконе до тех пор, пока мы его не вывозили или не выносили.

Тогда нам была удобна система сортировки по фракциям относительно частоты их вывоза:

  • один-два раза в месяц мы сдавали волонтерам классические фракции — пластик, стекло, металл, бумагу;
  • примерно раз в год по мере накопления мы вывозили редкие фракции: одежду, обувь, ветошь, например полотенца, постельное белье, и опасные отходы — батарейки, электронику, лампы.

Теперь из-за частых переездов я адаптируюсь к тому месту, где живу, и к той инфраструктуре, которая доступна. Сделать все красиво, как с картинок в Pinterest, довольно сложно, поэтому чаще всего у нас дешево и сердито: несколько пакетов на кухне или балконе, в которые мы складываем вторсырье. Когда пакет заполняется, выносим его в бак для бытовых отходов, который стоит во дворе.

Сейчас раздельный сбор мусора у нас дома выглядит довольно просто. Под раковиной стоят два пакета: в бумажный мы складываем вторсырье, в полиэтиленовый — обычный мусор. Так как мы переехали недавно, остальные фракции типа электроники, одежды и батареек еще не успели скопиться.

За неделю на двоих набирается небольшой пакет несортируемых отходов, вторсырья же — больше, так как оно объемное, притом что мы стараемся готовить дома.

Вот так выглядят наши пакеты для вторсырья и обычного мусора сейчас
Вот так выглядят наши пакеты для вторсырья и обычного мусора сейчас

Перед тем как что-то выбросить, мы смотрим на маркировку. Если это перерабатываемое сырье, удаляем остатки пищи, ополаскиваем его, сминаем, насколько возможно, и кидаем в пакет к вторсырью. Если неперерабатываемое — сразу отправляем в обычный мусор.

Основное правило — обязательно ополаскивать то, что мы оставляем для сдачи. Не секрет, что крошки, остатки еды и напитков, липкие сладкие пятна от газировок привлекают насекомых и мелких животных. Так как я в этом плане очень щепетильный человек и чувствую сильное отвращение к существам, которые ассоциируются с домашними вредителями, мне очень важно поддерживать чистоту. Поэтому мы всегда ополаскиваем бутылки, банки, пластиковые контейнеры до их визуальной чистоты и отсутствия запаха. Это банальная гигиена места жительства.

Как только пакет со вторсырьем наполнился, выносим его. Сейчас мы снова живем в маленькой однушке, и места у нас немного, поэтому мы не занимаемся чрезмерным накопительством. Раньше, когда мы жили в России, раздельно сдавали разные фракции, поэтому сортировали мусор по видам, но сейчас из-за общего бака для всего вторсырья выносим его в одном пакете.

Бумагу стараемся собирать дома и сдавать отдельно. Бумага и картон — довольно щепетильные фракции, так как на переработку принимают только чистое сырье. Я понимаю, что бумага и картон, выброшенные в общий бак у дома, чистыми, скорее всего, не останутся, поэтому стараюсь сдавать их на акциях по приему макулатуры. Тем более из стандартных этой фракции накапливается, пожалуй, меньше всего.

Стараемся сокращать количество органики. Органические отходы — это боль. Причем не только моя, но и глобальная: в мире ежегодно выбрасываются сотни миллионов тонн продуктов и их остатков. А все это органические отходы, которые в процессе разложения выделяют смесь газов — метана, углекислого и соединений серы. Пахнут они не очень: специфический тошнотворный запах помойки появляется именно благодаря им.

Казалось бы, самый очевидный способ обезвреживания органических отходов — перестать выбрасывать еду и продукты. И тем более не выбрасывать, не затаптывать и не закапывать хорошую еду, как это в свое время делали с «запрещенными» продуктами из ЕС. Но основная сложность в том, что юридическая и нормативно-правовая база во многих странах не позволяет просто так отдавать продукты с оконченным сроком годности, нет единых стандартов по утилизации остатков производств.

Несмотря на это, набирают популярность акции компаний «счастливый час», когда остатки продукции в конце рабочего дня отдают со значительной скидкой. Также появляются отдельные полки для продуктов, срок годности которых подходит к концу. В США, например, даже есть приложения и сайты, где локальные рестораны в конце дня могут разместить остатки своих блюд со скидкой.

Но такая ситуация далеко не везде. Например, в 2018—2020 годах я работала в известной локальной сети ресторанов и доставки в Екатеринбурге. Там в конце рабочего дня от сотрудников требовали выкинуть любые остатки еды в мусорку и засыпать известью. При этом компания не обеспечивала питание на рабочем месте. Также сотрудникам было запрещено есть любую еду из ресторана, даже если после банкета несколько оплаченных блюд не были вынесены в зал и остались на кухне. Только вот такая негуманная утилизация.

Из-за частых переездов у меня нет возможности установить дома диспоузер, к другим способам утилизации органики — компостированию и использованию вермиферм — я пока не готова. Поэтому я просто стараюсь оставлять меньше органических отходов. Это значит:

  • не покупать лишних овощей и фруктов, которые мы не успеем съесть;
  • стараться вовремя доедать приготовленные дома блюда, которые грустят на дальней полке в холодильнике.

Уделяем внимание упаковке еще на этапе покупки товаров. Я стараюсь выбирать перерабатываемые типы упаковки: металл, стекло, пластик с маркировками 1, 2, 5 — PET, HDPE, PP. В последнее время я перестала брать продукты в тетрапаке и стараюсь не покупать их в комбинированных упаковках.

В России и Казахстане очень распространены дойпаки, в Штатах же вместо них довольно часто используют бутылочки из пластика или стекла самых разных форм и размеров. Дойпак удобнее с точки зрения объема, который такая упаковка занимает на полке в холодильнике, но с точки зрения переработки бутылочки лучше. Поэтому по возможности кетчуп я беру в пластиковой ПЭТ-бутылке, а майонез — в ведрах или стаканчиках. Также стараюсь не выбирать продукты в упаковках, которые не принимают на переработку в большинстве пунктов приема, например пластик типа 6, который любят производители густых йогуртов.

Я очень люблю упаковку из стекла и металла. Причин для этого три: она легко перерабатывается, ее часто принимают даже вне специализированных пунктов, а также она достаточно легко моется, в отличие от пластика, который тяжело очистить от жира и масла. В то же время я не придерживаюсь принципиальной позиции: если мне очень нужен продукт, который продается в дойпаке или любой другой неперерабатываемой упаковке, я почувствую сожаление, но от покупки, скорее всего, не откажусь.

Отдельная проблема связана с пакетиками для овощей и фруктов. Часто мне на кассе пытаются завернуть один апельсин, бананы или капусту в пакет, а на мою просьбу этого не делать продавцы чаще всего говорят: «Да это бесплатно».

В специализированных пунктах раздельного сбора часто есть обобщенная фракция «пакеты». Но вообще, существуют пакеты из двух разных категорий пластика:

  1. LDPE — четвертая категория. Кроме классических пакетов-маечек из магазинов к ней же относятся пленки-пакеты для стиральных порошков и пищевая пленка.
  2. Полипропилен, PP, — пятая категория. Чаще всего это более «хрустящие» пакеты — например, заводская упаковка для круп, хлеба, замороженных ягод.

Проблема с пакетами заключается в том, что на них не всегда есть маркировка, да и в переработку их принимают не везде. Поэтому по возможности я отказываюсь от их покупки и использования, а если они накапливаются так, что пакет с пакетами уже не помогает, стараюсь относить все на переработку.

Заказываем питьевую воду в больших бутылях и пользуемся многоразовыми маленькими бутылками. По окончании вуза я недолго работала на Урале по специальности на одном известном местном предприятии по розливу и доставке бутилированной воды. Там я увидела процесс подготовки многоразовых 19-литровых бутылей к розливу и повторному использованию и поняла, насколько сильно это отличается от повторного использования пятилитровых бутылок.

К сожалению, многие люди недооценивают разницу в качестве пластика, который используют для производства пятилитровых и 19-литровых бутылей. Также не всем очевидна разница между «сполоснуть чистой водой — и нормально» и промышленными способами очистки тары, в которых используются, например, озонирование и УФ-облучение. Кроме того, бутыли проходят проверку на целостность и при появлении сколов, трещин и иных дефектов утилизируются.

Если коротко, то чем дольше вы используете пятилитровую канистру, тем больше повреждается пластик, из которого сделана бутылка. Чем сильнее он повреждается, тем больше частиц микропластика попадает в вашу воду. Со временем в канистре появляется запах и размножаются микроорганизмы, иногда на бутылке можно даже увидеть налет. В лучшем случае бактерии, захватившие вашу канистру, повлияют только на вкус воды, но могут быть и более печальные последствия.

Когда я начинала работать на том предприятии, я и многие мои знакомые к питьевой воде относились примерно так: закончилась пятилитровка — дойдем до водомата и наберем воды. Но сейчас мы с мужем по возможности стараемся заказывать 19-литровые бутыли в проверенных организациях с сертификациями, пройденными проверками и официальными документами, а не переиспользовать канистры и тем более не покупать новые каждый раз.

Также у нас есть многоразовые бутылки для воды, которые мы наполняем дома и берем с собой на прогулки. Они недорогие, легко моются, быстрее открываются и закрываются, а также очень удобны в путешествиях.

Вот такие у нас бутылки
Вот такие у нас бутылки

Сколько времени уходит на сортировку

Поначалу мне было трудно из-за отсутствия маркировки на некоторых упаковках: надо было разобраться во фракциях. Тем не менее я не собиралась снова выбрасывать вторсырье в обычные баки, и постепенно у меня все наладилось. Я бы не сказала, что переработка в какой-либо момент жизни была для меня затруднительна.

Сортировка занимает немного времени: секунд пять-десять на ополаскивание — и все. Это сопоставимо с утилизацией обычных отходов: часто люди ставят ПЭТ-бутылки и стеклянные банки рядом с мусорным ведром, а когда собираются вынести мусор, пытаются впихнуть их в имеющийся пакет или складывают в отдельный. Времени на это уходит столько же, как и в случае сортировки.

Чуть больше времени занимает ополаскивание и сортировка после вечеринок или посиделок с друзьями — исключительно из-за количества тары. Но мне это не доставляет никакого дискомфорта: наоборот, отсутствие запахов утром и пятен от напитков в бутылках и банках — хороший стимул, чтобы сразу ополаскивать и откладывать тару на просушку.

Когда мы жили в Екатеринбурге и первые два года в Новомосковске, сортировали все отдельно, так как в центрах приема вторсырья были отдельные баки. Но потом сбор стал простым двухпоточным, поэтому теперь мы просто разделяем на вторсырье и нет. Конечно, хочется завести красивые аккуратные ведра для каждой фракции, но в реалиях текущего сбора это не имеет смысла: содержимое баков для всех фракций вторсырья все равно едет на предприятие, где перед переработкой мусор сортируется. Сейчас цель раздельного сбора — привить людям привычку разделять отходы на вторсырье и обычный мусор.

Раньше накопившееся вторсырье мы чаще всего вывозили в пункты сбора по пути куда-нибудь. Лишь однажды мне пришлось специально сорваться и поехать через весь город ради того, чтобы его отвезти. Это было, когда мы готовились к переезду в Казахстан и после разбора всех вещей оказалось, что у нас накопилось довольно много одежды и вторсырья. Тогда я потратила около 40 минут на то, чтобы съездить и все отвезти, но это был единственный раз, который я могу вспомнить за несколько лет.

Последний год, в течение которого мы жили в Новомосковске, Астане и Алматы, дополнительного времени на вынос основного объема вторсырья нам вообще не требовалось: баки для него расположены там же, где и для несортируемых отходов. Соответственно, процесс выноса вторсырья ничем не отличается от выноса обычного мусора.

Итоги

Раньше я совсем не задумывалась о вопросе рационального потребления. Мне кажется, большое переосмысление происходит тогда, когда начинаешь разделять свой мусор и понимать, что твои несортируемые отходы — то, что пойдет на свалку — состоят в основном из пленок, дойпаков и прочих комбинированных упаковок, которые будут разлагаться сотни лет, что достаточно грустно.

Понятие «нет условий для сортировки», как мне кажется, довольно растяжимое. Для кого-то это «нет бака прямо перед подъездом», а для кого-то — «до ближайшего пункта час езды». Это тот случай, когда каждый для себя определяет, какие условия будут приемлемыми.

Еще сортировка дает дополнительный стимул обдумать, что ты ешь. Например, мягкая упаковка от чипсов почти не перерабатывается, поэтому оказывается не в контейнере для вторсырья, а в обычном мусорном ведре. Вынося двухнедельный мусорный пакет, битком набитый упаковками от чипсов, невольно призадумаешься о своем рационе.

Я очень благодарна мужу за то, что он поддерживает меня в раздельном сборе мусора. Какое-то время мы с ним и друзьями жили в съемной квартире в Астане и довольно быстро привлекли друзей к сортировке. Мне было очень приятно оттого, что, когда я уезжала в командировки на несколько недель, благодаря мужу дело сортировки жило и поддерживалось. Кажется, он блюдет правила раздельного сбора даже в общественных местах и всегда старается донести упаковку до того места, где ее можно выкинуть в бак для вторсырья.

Сортировка важна для меня с той точки зрения, что я вношу свой вклад в устойчивое развитие планеты. Соглашусь, что раздельный сбор позволяет почувствовать себя хорошо. Ну а почему бы и нет, если это еще и экологии помогает? Все-таки мы еще молодые, нам в этом мире жить.



РедакцияТоже продолжили сортировать бытовые отходы после релокации? Расскажите, как вы адаптировали свою систему:
  • АлексПри цене горячей воды 283₽ за куб - не особо возникает желание мыть банки/пластик, и опять же - вроде воду надо экономить, а не мусор в ней мыть.1
  • Foo BarНе понял, а зачем покупать воду в 19-литровках? Почему не взять фильтр-кувшин для воды? Это и экономичнее и экологичнее (картриджи можно сдавать тоже)5
  • StIceKrmFoo, зависит от качества воды!Кувшин не панацея!У нас вот вода так себе.Стоит «веревочный» фильтр на водопроводной трубе,плюс кувшин - эту воду используем только для готовки или чая - для питья так же покупаем 19л.2
  • Foo BarStIceKrm, А вы как сделали вывод, что вода так себе? На анализ сдавали?0

Сообщество