Вопрос Екатерине Мирошкиной.

Сейчас все обсуждают громкие судебные дела якобы за экстремизм. Кажется, что сажают и показательно судят совершенно случайных людей. Причем, судя по сообщениям в СМИ, они ничего такого не сделали, а их судят за невинные шутки и личное мнение — например, по поводу религии.

Оставим в стороне вопрос морали и нравственности судей и правоохранителей, а также тот факт, что взрослые полицейские вместо борьбы с преступностью ловят детей за копеечные шуточки в соцсетях. Мне интересны правовые аспекты этого вопроса:

  1. Какие законы позволяют сажать людей за репосты?
  2. Как эти законы определяют экстремизм? По каким критериям следователи и суды решают, что материал экстремистский?
  3. Какая ответственность предусмотрена за экстремизм?

Если можно, дайте рекомендации, как защититься. Что нужно знать и делать, чтобы даже случайно не нарушить закон и не пришлось отвечать за шутку в соцсетях?

Петр

Петр, дела об экстремистских сообщениях, картинках и репостах действительно на слуху в последнее время. Они были и раньше, просто не привлекали столько внимания. В тех делах, что сейчас широко обсуждаются, сложно понять, где правда, а где спекуляции СМИ и домыслы. У сотрудников правоохранительных органов нет столько свободы в комментариях материалов дела, поэтому чаще всего мы видим одну сторону — со слов тех, кто расстроен и переживает.

Мы отставим в сторону вопросы морали, нравственности и справедливости и разберемся только с законом. Незнание закона, терминов и ограничений не поможет избежать ответственности, даже если нарушителю всего 16 лет.

Это длинный текст с разбором экспертизы по громкому делу Марии Мотузной, мы раскопали все довольно глубоко. Если хотите разобраться в проблеме, я советую прочитать всё, хотя это и не развлекательный материал в простой и понятной форме.

Коротко

Что нельзя по закону. В России нельзя публично призывать к насильственному свержению власти, изменению конституционного строя, предлагать отделиться от России. Нельзя силой мешать людям голосовать.

Нельзя говорить, что каких-то людей надо ненавидеть, потому что они во что-то верят, чем-то занимаются или где-то родились. Нельзя предлагать сделать с этими людьми что-то плохое.

Нельзя демонстрировать нацистскую символику.

Нельзя публично оправдывать терроризм. Нельзя помогать тем, кто чем-то таким занимается.

Нельзя публично насмехаться над религиозными символами, святынями и образами. Нельзя публично делать все, что может потенциально оскорбить чьи-то религиозные чувства.

Нельзя делиться такими картинками в интернете и писать комментарии с признаками экстремизма.

Проблема. Определение экстремизма очень широко и размыто, а оскорбления чувств верующих — тем более. Посмотрите официальный перечень экстремистских материалов Минюста, чтобы иметь представление о том, какие публикации, листовки, комментарии, статьи и картинки государство считает экстремизмом и запрещает распространять.

Это важно. Реально поизучайте этот перечень 15 минут, чтобы увидеть, за что в России могут привлечь к ответственности.

Нужны ли потерпевшие? Нет, заявления от конкретных людей не нужны. Они могут стать свидетелями или понятыми. Ответственность наступает за сам факт публикации, а не за то, что кто-то конкретный оскорбился, кому-то был причинен ущерб или кто-то принял руководство к действию и сделал то, что написано. Публикация — это в том числе комментарий, репост и сохраненная фотография, если ее видно из интернета другим людям. Еще могут привлечь к уголовной ответственности за участие в экстремистском сообществе, даже если оно ничего не успело сделать, а только обсуждало планы. И это не то же, что экстремистская организация, которая запрещена в России.

Кто решает. Это зависит от вида нарушения. Если речь об уголовной статье, разбираться будет следствие и суд. В спорных ситуациях многое зависит от заключения экспертизы. Экспертиза должна проводиться по правилам, но не для всех видов экспертиз такие правила существуют. Эксперт может быть необъективным, а его выводы даже в одной экспертизе могут быть противоречивыми. Если экспертиза проведена с нарушениями, ее можно обжаловать, но найти и доказать нарушения сложно: для этого нужно самому различать термины «ненависть» и «вражда», знать, что такое «пресуппозиция» и «лексема», и разбираться в религиозной атрибутике.

Что делать, чтобы не попасть под статью:

  1. В группе риска — дети и подростки, которые не понимают ответственности за публикации и высказывания в интернете. Покажите им, за какие комментарии и публикации в России можно сесть в тюрьму. Если человеку есть 16 лет, это его уже касается.
  2. Удалите публикации, которые могут попасть под определение экстремизма и оскорбления чувств верующих. Это касается постов в социальных сетях, комментариев на форумах и всего, что могут увидеть другие люди. Это не всегда помогает и не защитит на 100%, но так надежнее.
  3. Будьте готовы обратиться к адвокату.

Что делать, если это вас коснулось:

  1. Вызывайте адвоката и ничего не подписывайте до его приезда. Если следователь или судья настроены работать быстро и недобросовестно, адвокат им сильно в этом помешает.
  2. Всё.

Почему так происходит? Формально — потому что государство должно обеспечивать равенство всех наций, рас и религий, а правоохранители должны бороться с преступностью. По закону репост картинки о превосходстве рас или с высмеиванием святынь может оказаться преступлением. А о неформальной стороне есть разные предположения, о которых вы и так знаете.

Техника безопасности

НельзяМожно
Приверженцы такой-то религии достойны ненависти, к ним следует применить насилие.Мне не нравится такой-то человек, потому что он сделал мне так.
Люди такой-то профессии — недостойные, применяйте к ним насилие.Я не хочу иметь дело с таким-то человеком, потому что…
Такая-то нация правильно применила насилие против другой нации, надо было еще хуже!Такие-то люди в такое-то время сделали так-то, вот источник.
Статья о том, что приезжие из других стран совершают преступления и их всех нужно наказывать без суда и следствия.Статистика преступлений и анализ приговоров в отношении граждан других государств.
Комментарий с критикой власти и призывом ее свержения с оружием или другим незаконным способом. Слова «долой» и «гнать» в сочетании с оскорблениями и призывом к незаконным действиям.Комментарий с критикой власти, подтвержденными фактами о нарушениях, негативной оценкой работы конкретных людей и предложениями, как ее улучшить.
Статья, в которой святого из любой религии называют убийцей, тираном или карателем.Статья о негативном влиянии какой-то религии на воспитание детей с фактами из жизни конкретной семьи.
Изображение, в котором религиозный символ, святой или почитаемый в религии человек оказывается в оскорбительной для верующего ситуации.Фото с места преступления, которое совершил священнослужитель.
Изображение нацистской символики на аватарке в соцсетях.(без вариантов)

Нельзя. Приверженцы такой-то религии достойны ненависти, к ним следует применить насилие.

Можно. Мне не нравится такой-то человек, потому что он сделал мне так.

Нельзя. Люди такой-то профессии — недостойные, применяйте к ним насилие.

Можно. Я не хочу иметь дело с таким-то человеком, потому что…

Нельзя. Такая-то нация правильно применила насилие против другой нации, надо было еще хуже!

Можно. Такие-то люди в такое-то время сделали так-то, вот источник.

Нельзя. Статья о том, что приезжие из других стран совершают преступления и их всех нужно наказывать без суда и следствия.

Можно. Статистика преступлений и анализ приговоров в отношении граждан других государств.

Нельзя. Комментарий с критикой власти и призывом ее свержения с оружием или другим незаконным способом. Слова «долой» и «гнать» в сочетании с оскорблениями и призывом к незаконным действиям.

Можно. Комментарий с критикой власти, подтвержденными фактами о нарушениях, негативной оценкой работы конкретных людей и предложениями, как ее улучшить.

Нельзя. Статья, в которой святого из любой религии называют убийцей, тираном или карателем.

Можно. Статья о негативном влиянии какой-то религии на воспитание детей с фактами из жизни конкретной семьи.

Нельзя. Изображение, в котором религиозный символ, святой или почитаемый в религии человек оказывается в оскорбительной для верующего ситуации.

Можно. Фото с места преступления, которое совершил священнослужитель.

Нельзя. Изображение нацистской символики на аватарке в соцсетях.

Можно. (без вариантов)

Зачем что-то контролировать и запрещать?

В России и в других странах есть законы, которые запрещают распространять экстремистские сообщения, разжигать вражду и ненависть, оскорблять чувства верующих. Задача этих законов — чтобы люди разных религий, национальностей или социальных групп не начали враждовать, а одна социальная группа не решила, что она выше другой и ей больше позволено.

Человек может лично не любить какую-то категорию людей, но государство прямо запрещает ему публично разжигать к ним ненависть или оскорблять их религиозные чувства. Можно требовать привлечения конкретных людей к ответственности по закону и критиковать их за конкретные поступки и убеждения, но нельзя предлагать чинить расправу над группой людей из-за их расовой принадлежности.

Что такое экстремизм?

Вот какую деятельность в России считают экстремизмом. Какие-то пункты кажутся понятными и очевидными, а какие-то вас могут удивить, прочитайте все:

  1. Призывы или попытки насильственно изменить конституционный строй России, вывести из ее состава город или регион. Попытки помешать людям голосовать, применяя к ним насилие. Попытки помешать сотрудникам госорганов делать свою работу, применяя к ним насилие или угрозы.
  2. Публичное оправдание терроризма и сам терроризм.
  3. Публичное заведомо ложное обвинение представителя государственной власти, что он занимался какой-то экстремистской деятельностью, когда был на этом посту. Судебная практика знает случаи таких обвинений и приговоров.
  4. Пропаганда исключительности, превосходства или неполноценности человека, если он принадлежит к какой-то социальной группе, национальности, говорит на каком-то языке или выражает какое-то отношение к религии. При этом тут неважно, какую национальность или религию кто-то считает исключительной. Никакой группе людей по закону не отдается предпочтение. Например, экстремизмом будет считаться и пропаганда превосходства православных над мусульманами, и наоборот.
  5. Публичная демонстрация нацистской символики или атрибутики экстремистских организаций.
  6. Организация любых из этих действий. Подстрекательство на эти действия, призывы к ним и распространение материалов, которые нужны для этих дел. Финансирование этих преступлений и помощь их организаторам.

Экстремизм — довольно обширное определение. Под него подходит и марш по Тверской с демонстрацией нацистской свастики, и приглашение на этот марш, чтобы пропагандировать идеологию фашизма, и пост в блоге с призывом выходить замуж за мужчин определенной национальности, возвышая их над другими, даже если там сказано, что это личное мнение.

Это понятие экстремизма по специальному закону. Есть еще оскорбление чувств верующих, о нем будет ниже.

Что значит «изменение основ конституционного строя»? Может, теперь и на митинг нельзя позвать в соцсетях?

Насильственное (это важно) изменение конституционного строя — это, например, вооруженное выступление против власти, лишение свободы каких-то ее представителей, причинение вреда их здоровью, ограничение законных прав. Это может быть захват систем жизнеобеспечения, призывы к другим государствам с просьбой прислать свою армию, принудительная конфискация имущества у представителей власти.

При этом за насильственный захват власти в уголовном кодексе есть отдельная статья. А вот публичный призыв к нему, оправдание таких действий, даже если их еще не совершили — это уже экстремизм.

Но это не значит, что нельзя организовать митинг, провести его, приглашать туда людей и участвовать в демонстрациях. Не любой протест или недовольство связаны с изменением конституционного строя.

С точки зрения закона, в России можно вести политические дебаты, даже в агрессивной форме. Можно выражать негативное отношение к социальным и экономическим реформам, публично рассуждать о том, что форма правления в России неправильная, власть плохая, кругом коррупция и беспредел с пенсиями и, вообще, давно нужен референдум. Все это не попадает под определение экстремизма, потому что нет призывов к насильственным действиям, которые связаны именно с изменением основ конституционного строя и разжиганием вражды.

Призывать выйти на улицы с оружием, чтобы провести революцию, забрать имущество у богатых, отдать его бедным, а всех чиновников без разбора посадить в тюрьму — это экстремизм. Даже одобрять такие призывы чревато уголовным преследованием. Прочувствуйте эту формальную грань.

Какая ответственность предусмотрена за экстремизм?

Формально за экстремизм есть три вида ответственности и несколько неприятных последствий.

Административная ответственность. Это штраф. За пропаганду или публичную демонстрацию нацистской символики могут оштрафовать на 2000 Р или арестовать на 15 суток. За массовое распространение, производство и хранение экстремистских материалов из списка Минюста — штраф до 3000 Р или административный арест.

Грубо говоря, если вы перепостили мемасик, который уже считается экстремистским материалом, будет штраф. А если вы такой материал изготовили или перепостили что-то, что экстремистским материалом еще не считалось, то это уголовная ответственность. Но нет смысла проверять, есть ли этот мемасик в списке Минюста, и спокойно его публиковать в расчете на символический штраф. Важен еще и контекст, а эксперименты с уголовным кодексом могут быть чреваты.

Уголовная ответственность. В уголовном кодексе есть свое определение экстремизма. Его используют, чтобы понять, по какой статье привлекать к ответственности. Потому что одно и то же действие может быть хулиганством или экстремизмом, даже за убийство из-за личной неприязни и по мотивам расовой ненависти предусмотрено разное наказание.

В рамках УК экстремизмом считается преступление, которое совершено по мотивам ненависти или вражды: политической, социальной, расовой, национальной, религиозной. Это всегда отягчающее обстоятельство.

Вот по каким статьям может наступить уголовная ответственность за экстремизм. Это не все статьи, но по ним больше всего риска случайно вляпаться, даже не понимая, что это нарушение закона.

205.2 УК РФ — публичная пропаганда или оправдание терроризма, призывы к террористической деятельности. Не нужно что-то делать или доводить до результата, достаточно один раз написать, что идеология террористов правильная и им стоит подражать. Если опубликовать такое в интернете — до семи лет.

280 УК РФ — публичные призывы к осуществлению экстремистской деятельности. Публичный призыв — это обращение к кому-то в любой форме. Призывы — это «делай», «надо делать», «давайте делать», «давно пора делать» и подобные.

280.1 УК РФ — публичные призывы к выходу из состава России.

ч. 1 ст. 282 УК РФ — публичные высказывания о том, что нужно сделать что-то незаконное в отношении какой-то социальной группы, национальности, пола, расы, языка или религии. Или когда такие высказывания возбуждают ненависть или вражду.

282.1, 282.2, 282.3 УК РФ — там о деятельности экстремистских сообществ и организаций (это не одно и то же). Участвовать в экстремистском сообществе, в котором готовятся экстремистские дела — это преступление. Такое сообщество может появиться даже в соцсетях, а его члены могут никогда не видеть друг друга вживую. Член этого сообщества еще ничего не сделал, а только обсуждал, планировал или кого-то уговаривал, но его уже можно привлечь к ответственности по уголовной статье. Туда же — организация работы сообщества, финансирование, вербовка. С экстремистскими организациями, которые официально запрещены, все тоже серьезно.

Еще есть отдельная статья за оскорбление чувств верующих — 148 УК РФ. Раньше статьи в такой трактовке не было, ее ввели в 2013 году. Незадолго до этого произошли резонансные события в крупном столичном храме.

По этой статье могут привлечь к уголовной ответственности, даже если никакая вражда не разжигается, публичных призывов к незаконным действиям нет, а достоинство никакой социальной группы не унижено. О ней стоит поговорить отдельно.

Гражданско-правовая ответственность. Это возмещение материального или морального ущерба. Если вы запостили картинку, а кто-то от нее оскорбился и испытал страшные «моральные страдания», он может через суд заставить вас эти страдания компенсировать. Или вам не понравилась работа врача, вы опубликовали пост с призывами все менять, больше не терпеть и обвинили доктора без оснований. Врач расстроится, пост навредит его репутации — можно требовать компенсацию. В судебной практике есть примеры таких решений.

Проблемы с работой. Тем, кого наказали за экстремизм, нельзя занимать государственные должности, им запрещают службу по контракту, в правоохранительных органах, в охране и образовательной деятельности. Если человека осудили за экстремизм в юном возрасте, в будущем он не сможет работать в школе или полиции, даже если с возрастом изменит свои взгляды.

Блокировка счетов. Нарушителя могут включить в перечень лиц, которые причастны к экстремистской деятельности. И тогда нельзя будет открыть счет в банке, снять деньги, а на жизнь со счета или вклада выдадут только 10 тысяч рублей в месяц на каждого члена семьи. Чтобы остаться без денег и возможности проводить банковские операции, достаточно стать подозреваемым по уголовной статье. Такая норма прямо предусмотрена законом. Обвиняемых и осужденных это тоже касается.

При чем здесь интернет?

Экстремизм — это необязательно какое-то действие, которое наносит вред человеку или государству. Даже публичная демонстрация, публикация, призыв или распространение тоже считается экстремизмом. Тут имеет значение именно фактор публичности. А вот форма призыва — не имеет. Она может быть устной, письменной, через интернет или смс. Это может быть комментарий на форуме, перепост картинки, расклейка плакатов или публикация видеозаписи.

Если в картинке, сообщении, видео или даже одной фразе есть экстремистский призыв, который могли прочитать другие люди, это может лечь в основу обвинения по уголовной статье.

Опубликовать пост в группе для друзей — это тоже публичность. Разместить картинку у себя на стене, если ее видят другие люди, — это публичность. И здесь не имеет значения, кто написал этот пост: даже если это публикация чужого материала, с точки зрения закона, это все равно распространение.

Об этом подробно рассказал Верховный суд.

Как понять, какая картинка экстремистская, а какая нет?

Списка таких критериев нет. Иногда это очевидно, а иногда разобраться можно только с экспертами. Для экспертизы есть утвержденные методики, но никогда нельзя заранее предсказать вывод эксперта.

Минюст ведет официальный перечень экстремистских материалов. Из него легко понять, что запрещено публиковать и какие призывы расцениваются как экстремизм. На момент написания этой статьи в перечне 4,5 тысячи материалов: это книги, брошюры, листовки, фильмы, песни и даже конкретные картинки и комментарии. Есть комментарий, где мужчина жалуется на местную власть, и там написан призыв «гнать их таких-сяких, потому что они во всем виноваты» — вот и экстремизм.

Вряд ли вы прочитаете все, но нескольких минут чтения в случайных местах этого перечня даст представление о том, какие публикации считаются экстремистскими и как не стоит формулировать мысли в интернете или другом публичном пространстве.

Но ведь это всего лишь сообщение. Кому может навредить картинка?

Если речь идет о постах в интернете и там есть публичный призыв, то преступление считается оконченным с момента публикации. Достаточно одной такой публикации или комментария. И не имеет никакого значения, удалось ли кого-то побудить к конкретным действиям или люди даже не обратили внимания, а только посмеялись.

В законе нет никаких критериев безобидности, юмора, отсутствия последствий. Если пост размещен, а экспертиза нашла в нем разжигание вражды, расовой ненависти, превосходства или пропаганду чего-то опасного, это преступление.

А что с оскорблением чувств верующих? Почему они на особом положении?

Формально Россия — светское государство. Это значит, что можно верить во что угодно, быть православным, мусульманином, буддистом, иудеем, атеистом, придерживаться любой религии. Религия не может быть обязательной, за нее нельзя наказывать и преследовать, ее нельзя навязывать.

Но согласно закону, оскорбление религиозных чувств верующих — это преступление, то есть за такое наказывают по уголовной статье и даже могут дать реальный срок. За хулиганство и оскорбление — административная ответственность, а за такой же поступок, но в отношении религиозных чувств — уголовная. Почувствуйте разницу.

Кто такие верующие? В УК нет списка конкретных религий или признаков веры. Поэтому верующим в рамках этой статьи может быть любой человек, который считает себя приверженцем какой-то религии.

Нужен ли потерпевший? Необязательно. Ответственность возникает за факт публичного действия, доказательства чьего-то страдания не нужны. Можно опубликовать оскорбительный материал, который увидите только вы и следователь, это повод для обвинений. Даже если следователь не считает себя пострадавшим, он атеист и больше никто вашу публикацию не видел, но теоретически мог бы увидеть.

Эта статья работает, ее применяли и год, и два назад, по ней выносили приговоры. Недавние резонансные дела — не первые, никакого прецедента здесь нет.

Что считается оскорблением чувств верующих. Оскорбление религиозных чувств верующих — это не оскорбление чести и достоинства конкретного человека, даже представителя церкви. За это есть отдельная статья, она не уголовная.

Свою трактовку понятия «религиозные чувства» на основании разных положений закона и общепринятых норм дает Московская патриархия. Религиозные чувства — это благоговейное отношение к святыням, текстам, личностям святых, местам паломничества, предметам и образам. Обычно у оскорблений чувств такие признаки: слова или картинки передают оскорбительные характеристики, отрицательные эмоции, негативные установки.

Оскорбить религиозные чувства может, например, такое:

Оскорблять необязательно должен приверженец другой религии или атеист. Это не имеет значения.

Кто делает выводы. Важно понимать, что именно привлеченный эксперт определяет, оскорбителен материал для верующего или нет. Эксперт может не понимать смысла шутки или интерпретировать ее как-то по-своему, хотя он, конечно, использует общие методики, должен быть объективным и объяснять каждый вывод. Но если даже в законе нет внятных определений и критериев, то и у экспертов может быть разное мнение по поводу одного и того же материала.

Можно ли шутить о служителях культа

Среди картинок, за которые судят Мотузную, есть одна с патриархом и фразой «Да, мы ох…ли, и что?» и сцена с причастием и фразой «А вы тоже в детстве мечтали стать бизнесменом?». Эксперт посчитал, что даже в контексте с изображениями «фразы лишены всякого смысла». Выводы по обеим картинкам — неуважения к чувствам верующих не обнаружено. Даже если изображенный на картинке человек обиделся и на нее неприятно смотреть, это еще не уголовная статья.

В том же деле Марии Мотузной была картинка с группой священников и цитатой из фильма про алкоголиков, тунеядцев и хулиганов. Эксперт пишет, что эти слова выражают негативное отношение к священнослужителям. Но дальше в заключении написано, что на картинке нет объектов общезначимого религиозного поклонения. То есть священники — это не объекты общезначимого религиозного поклонения. Вывод эксперта — оскорбления чувств верующих тут нет.

В этом же деле было изображение человека, похожего на патриарха Кирилла с текстом о кагоре и блудницах. Эксперт не установил в этом изображении отнесенность к группе лиц «верующие». Пишет, что в этой картинке не найдены признаки оскорбления чувств верующих. Патриарх может подать иск из-за оскорбления лично его, но это будет защита чести и достоинства (административка), а не оскорбление чувств верующих (уголовка). Мы не нашли ни одной картинки с изображением патриарха, которую бы лингвистическая экспертиза признала оскорбляющей чувства верующих, хотя таких в деле несколько.

Была там и другая картинка: группа священников совершает крестный ход по разбитой дороге. Текст: «Две главные беды России». Эксперт решил, что в этом изображении есть оскорбление религиозных чувств. Дело в том, что это высмеивает не самих священников, а религиозный обряд. Такая же ситуация с другой картинкой про воду.

Ответ на вопрос, можно ли шутить о служителях культа, такой: в зависимости от того, как шутку оценит эксперт. Но предсказать это заранее нельзя. Редакция Т—Ж рекомендует воздержаться от публичных негативных и саркастических высказываний о любой религии. Один на один — это не преступление. Пост, репост, сохраненное фото или комментарий в паблике — опасно.

Когда могут наказать. Преступлением будет считаться публичное действие, у которого была цель — выразить явное неуважение, умышленно нарушить нормы и правила поведения, противопоставить себя верующим людям, выразить пренебрежительное отношение к ним. Достаточно именно цели, а результат неважен. Если экспертиза скажет, что картинка оскорбляла религиозные чувства, этого достаточно.

Не каждая картинка с какой-то религиозной святыней или представителями церкви в шуточной форме оскорбляет чувства верующих. Наглядный пример — в выводах экспертизы по делу Марии Мотузной. В опубликованных ею выводах эксперта проанализированы 13 картинок, большинство из которых касались религии. Оскорбляющими чувства верующих признаны только три, а остальные хоть и могут показаться спорными и даже кого-то обидеть, но состава преступления в них не нашли.

А как же свобода слова, право на личное мнение и возможность критиковать?

Свобода слова здесь ни при чем. Любая свобода заканчивается там, где начинается нарушение закона. Нельзя заселиться в любую квартиру только потому, что у каждого есть право на жилище. Нельзя требовать хорошую должность только потому, что Конституция РФ всем гарантирует право на работу и оплату труда. Нельзя украсть деньги, раз у всех есть право на достойную жизнь. И нельзя силой захватить государственный пост якобы потому, что источник власти — народ.

Можно написать комментарий о том, что чьи-то выводы о результатах Второй мировой войны спорны, потому что есть вот такие исследования и такие факты. Но нельзя использовать символы Третьего рейха на своей странице в соцсетях, оправдывать действия осужденных трибуналом или грубо высказываться о памятных датах и ветеранах. Это запрещено законом. Ответственность за это может наступить с 16 лет и даже раньше. Незнание закона не освобождает от ответственности.

Критика власти, политиков и религиозных объединений — это еще не экстремизм. Верховный суд четко сказал об этом в постановлении Пленума (п. 7 и 8). И пределы такой критики шире, чем для обычных людей. Можно высказывать субъективное, пристрастное и откровенно негативное отношение к чему-то. Но это не должно быть попыткой убедить кого-то в том, что нужно ненавидеть приверженцев любой религии или враждовать с представителями других национальностей. Можно говорить, что кто-то умнее, талантливее или красивее, но нельзя приводить в качестве аргументов национальность, расу, религию или политические взгляды.

Распространение фактов и новостей об уровне преступности, даже если там есть связь с религией и национальностью — это тоже не экстремизм. Такие сообщения не считаются возбуждением ненависти и вражды, но только если они подтверждены. Обнародование личного мнения, гарантированное Конституцией, не должно содержать опасной пропаганды и призывов. В сложных случаях разберется экспертиза, а будет ли она объективной в вашей ситуации, заранее предсказать невозможно.