20 сентября 2018 года опубликовано постановление Пленума Верховного суда по поводу публикаций с признаками экстремизма и наказаний за них. Этот документ — бальзам на сердца тех, кто боится уголовного наказания за репосты, лайки и комментарии. Теперь больше шансов, что за такие дела без злого умысла, по незнанию и ради шутки ничего не будет.

Пленум Верховного суда объяснил, когда заводить дело, что при этом проверять, какие нужны доказательства и что делать с выводами экспертов. Еще он сказал, за что не надо наказывать, даже если кто-то сделал репост, поставил лайк, а изображение кажется экстремистским.

Желтая плашка истины

Пленум Верховного суда изменил и дополнил свое постановление по поводу уголовных дел за экстремистские сообщения в интернете. Вот главное:

  1. Свободу слова можно ограничивать только в исключительных случаях.
  2. При возбуждении дел важен не только факт публикации или репоста. Нужно искать другие доказательства, что поступок опасный и возбуждает ненависть.
  3. Под УК попадают только те публикации, в которых был умысел и цель возбудить вражду. Есть целый список, что нужно при этом проверять. Например, количество просмотров, другие публикации на странице и реакцию аудитории.
  4. Если поступок малозначительный, за него не привлекают к уголовной ответственности.
  5. Экспертиза — это одно из доказательств, но не главное. У нее нет заранее установленной силы. Выводы об экстремизме в репостах делает суд, а не эксперт.
  6. Это мнение Пленума Верховного суда. Оно важное, и его нужно учитывать. Как будут работать суды на местах — поглядим.

Зачем понадобилось это постановление?

В России есть уголовная ответственность за преступления экстремистской направленности. Мы рассказывали, что считается экстремизмом по закону. Это может быть даже изображение с обидной шуткой о какой-то расе, комментарий с призывом свергнуть власть или высказывание про религию. Но с понятиями и трактовками на этот счет была большая проблема. В законах мало конкретики, а у следователей и судов много поводов для дел и приговоров.

В 2011 году Пленум Верховного суда принял большое и подробное постановление. Там описаны нюансы, которых нет в законах. Суды все это изучают и используют потом при рассмотрении дел — по крайней мере, должны.

В 2016 году в постановление внесли поправки. А в 2018 году назрела необходимость новых уточнений. Были возбуждены дела за лайки, репосты, сохраненные изображения и кулуарные обсуждения в закрытых группах. Все это получило большой резонанс. Пленум Верховного суда посмотрел на все происходящее, решил собраться и объяснить все и всем сразу.

Верховный суд в этом постановлении как бы говорит судам, следователям, прокурорам и экспертам: «Вы здоровы вообще? Оставьте в покое эти репосты, займитесь чем-то полезным или разбирайтесь тщательнее».

Вот что конкретно изменилось или стало понятнее.

Когда можно ограничивать свободу слова

Было. С одной стороны, у каждого человека есть право на свободу мысли, слова, совести и мирные собрания. С другой стороны, есть публичные интересы, нравственность и целостность страны, которые государство тоже должно охранять.

Стало. Внимание судов обратили на то, что право на свободу мысли и слова можно ограничивать только в исключительных случаях. Каждый может свободно искать, передавать и распространять информацию. Запрещать это можно только по вескому поводу, когда действительно есть угроза интересам других людей, обороне страны, целостности государства, чьему-то здоровью или общественному порядку.

Что проверять при возбуждении дел за экстремизм

Было. Преступления экстремистской направленности — это когда что-то делают из-за политической, расовой, национальной или религиозной ненависти. Либо возбуждают вражду по отношению к какой-то социальной группе. Но определения социальным группам в законе нет.

Стало. При возбуждении уголовных дел по статье 282 УК суды должны тщательно проверять повод и основания для претензий.

Пленум опять обращает внимание судов, что только факта размещения в интернете изображений, текстов или видео для возбуждения дела недостаточно. Даже если там и правда были признаки экстремизма. Нужно изучить и другую информацию о мотивах поступка и его общественной опасности.

Когда за сообщения в интернете нужно привлекать к уголовной ответственности

Было. Чтобы попасть под статью 282 УК, нужно совершить преступление с прямым умыслом. То есть должна быть определенная цель: возбудить ненависть и вражду, унизить какой-то пол, расу, национальность или религию именно за то, что они принадлежат к этой социальной группе. Умысел нужно проверять даже при распространении запрещенных материалов. В зависимости от результатов проверки их размещение в соцсетях могут признать или административным нарушением, или преступлением по статье УК.

За личное мнение или вывод, если они подтверждены фактами и в них нет цели возбудить вражду, по УК не наказывают, это не преступление. Нужно изучать контекст, форму и содержание сообщения. И даже комментарии под ним.

Стало. Пункт 8, где все это сказано, дополнили еще одним блоком. Если пользователь соцсетей разместил у себя видео, изображение или текст из списка Минюста, то под статью УК это попадает, только если человек осознавал, что таким сообщением он возбуждает ненависть и вражду. В поправках именно такие слова: «только в случаях» и «осознавал направленность деяния». По идее, нужно доказать, что вот этот человек четко понимал, что такое изображение или комментарий подрывают конституционный строй или унижают национальность.

Чтобы проверить умысел и цель, нужно изучить:

  1. Форму и содержание информации.
  2. Контекст, наличие и содержание комментариев того, кто ее разместил.
  3. Какое отношение к размещенной информации выражает сам человек.
  4. Создал он это лично или сделал репост.
  5. Что еще было на странице пользователя до и после публикации.
  6. Чем вообще занимается человек.
  7. Делал ли он что-то для увеличения просмотров.
  8. Кто он такой и какие у него интересы.
  9. Было ли за ним раньше замечено подобное.
  10. Как часто и в каких объемах он размещает такую информацию.

Когда нельзя наказывать по УК за репост и комментарий

Когда суд оценивает действия с признаками экстремизма, он должен учесть степень общественной опасности поступка и еще малозначительность. По закону, если в каком-то действии есть признаки преступления, но само по себе это действие малозначительное и неопасное, то оно не считается преступлением. То есть за него не наказывают по уголовному кодексу.

Чтобы разобраться в малозначительности, суд должен учесть следующее:

  1. Размер и состав аудитории, которая видела изображение, репост или статью.
  2. Количество просмотров.
  3. Как информация повлияла на аудиторию.

Малозначительность — это не какой-то придуманный термин. В уголовном кодексе и раньше было четко написано, что малозначительные и неопасные поступки — это не преступления. Пленуму Верховного суда пришлось напомнить об этом еще раз.

Как оценивать выводы экспертов

Было. Иногда для оценки опасности и содержания репоста или изображения нужна экспертиза. В качестве экспертов могут привлекать лингвистов, психологов, историков, философов, политологов. Эксперт отвечает на конкретные вопросы суда, но не дает оценку поступкам.

Подсудимый может знакомиться с экспертизой, заявлять эксперту отвод или просить провести ее в другом месте. Можно даже задать эксперту дополнительные вопросы. А суд должен проверить, разбирается ли вообще эксперт в том, зачем его позвали. Например, может ли лингвист делать выводы по религиозным вопросам.

Стало. Заключение эксперта не имеет заранее установленной силы. У него нет преимущества перед другими доказательствами. Суд должен оценивать экспертизу наравне с другими фактами. И не эксперт, а именно суд делает вывод, призывает ли репост публично к чему-то запрещенному и возбуждает ли он вражду.

Что это за Пленум вообще? Его выводы имеют какую-то силу?

Пленум — это орган, в который входят все судьи Верховного суда. Этот орган не выносит решений по делам и не судит. Судьи, председатель и его заместители собираются, чтобы разобраться в сложных вопросах и объяснить, как применять закон в разных ситуациях. Они изучают судебную практику по всей стране и говорят: «Вот такие решения суды выносили по ошибке, а надо вот так. А тут все правильно, но есть вот такие нюансы».

Эти выводы обобщают в постановлениях, которые потом должны применять все суды. То есть Пленум как бы объясняет всем судам, как им нужно работать, на что обращать внимание и где они не правы. Это нужно, чтобы суды не выносили разных решений по похожим делам и не самовольничали.

Постановления Пленума — это важные документы. На их пункты потом много лет ссылаются суды разных инстанций, в том числе сам Верховный суд. Есть постановления, которые действуют годами. Например, по делам о расторжении брака: это постановление приняли в 1998 году и один раз изменили в 2007, но и сейчас суды используют его выводы при разделе имущества.

Иногда старые постановления отменяют и выносят новые. А иногда — просто уточняют, как сейчас, с уголовными делами по экстремизму.

Постановления Пленума имеют силу. Иногда это даже повод пересмотреть старые решения других инстанций. Это не то же, что определения Верховного суда по конкретному делу. Если суд вынес решение и не учел выводы Пленума, это может говорить о судебной ошибке.

Выписка из постановления Конституционного суда № 29-П от 23.12.13 (стр. 15)
Выписка из постановления Конституционного суда № 29-П от 23.12.13 (стр. 15)

Значит, теперь за лайки и репосты не посадят?

За публикации с признаками экстремизма по-прежнему есть уголовная ответственность. Можно получить реальный срок, лишиться работы или потерять много денег. Статью об оскорблении чувств верующих не отменили — это тоже уголовный кодекс и повод для штрафа в сотни тысяч рублей.

Пленум Верховного суда прояснил ситуацию по поводу умысла, доказательств и оснований для возбуждения дел. Стало больше конкретики и вроде бы меньше поводов для необоснованных претензий. Суды не должны это игнорировать.

Но это не значит, что таких дел больше не будет или что все они развалятся, а приговор окажется оправдательным. Даже при наличии внятных разъяснений Верховного суда другие инстанции все равно выносят незаконные решения, ошибаются, не обращают внимания на важные детали, неправильно оценивают выводы экспертов или игнорируют доказательства. Мы часто рассказываем такие истории, но не все решения доходят до Верховного суда, попадают на рассмотрение судебных коллегий и пересматриваются.

По одним и тем же делам суды выносят разные решения. Иногда эти решения нарушают права и закон. Поэтому нет гарантии, что такого больше не будет. Но есть шанс, что ошибок станет меньше: по некоторым вопросам у судов не было ясности, а теперь есть. А вот как это использовать и что стоит писать в соцсетях — каждый решает сам.