11.11
14K
38

Карьера: менять города и сферы деятельности, заработать депрессию, но найти дело жизни

Карьера: менять города и сферы деятельности, заработать депрессию, но найти дело жизни

В нашей новой рубрике «Карьеры» читатели Т—Ж вспоминают, какие события, решения и поступки повлияли на их профессиональный путь.

Героиня этого выпуска начинала с работы посудомойщицей, несколько раз переезжала из своего города в Питер и Москву, доросла до кондитера и с переменным успехом поработала в нескольких кафе и ресторанах, а потом решила посидеть в офисе как человек и сменила профессию.

Профессиональный путь

Попыталась получить образование. После школы я поступала в разные вузы — у меня было много склонностей, прошлась почти по всем фронтам.

Сначала пробовала в Питер на актерский, но не получилось: туда редко поступают с первого раза. Потом в другой вуз на сценариста, но там намекнули: надо год носить коньяк. В Москву даже не хотела пытаться — серая-страшная. Вернулась в свой город и попробовала поступить в художественное училище. Мне поставили условие: надо платно подтянуть рисунок с их преподавателем. Но он меня оскорбил, и я сбежала еще до начала учебного года.

Из-за негативного опыта я решила вообще никуда не поступать. Сидела дома, писала и рисовала.

Дозрела, чтобы начать работать, и устроилась посудомойщицей. В 18 лет я работала в ставропольской кофейне: мыла посуду за 3 тысячи в месяц. Как-то в перерыве пролистывала газету и увидела объявление: нужен ассистент фотографа без опыта. Я решила попробовать, потому что приятно было попасть в сферу фото.

Выдержала испытание работой ассистента фотографа. Пошла в студию и встретилась с фотографом. Он сказал: приходи завтра к шести, если выдержишь — возьмем тебя. Я выдержала и месяц работала: ездила по детсадам и помогала снимать детей в костюмах принцесс и других. Таскала-собирала-разбирала оборудование, переодевала детей, настраивала их: сейчас дядя тебя сфотографирует красиво, улыбайся. Платили «за ребенка». За утро через меня проходило 15—50 детей. Это продолжалось, пока не закончился горячий детсадовский сезон. За месяц получила 7 тысяч.

Продала несколько своих фотоснимков. Папа решил, что мне пригодится фотоаппарат, и отдал свой полупрофессиональный. Он любит снимать, а я всегда мечтала, но своей техники не было.

Так я начала фотографировать. Снимала все подряд: город, натюрморты, портреты. Как-то ко мне на улице подошел парень и сказал, что часто видит меня с фотоаппаратом, а он верстает новый журнал, и им как раз нужен фотограф. Отвел меня к редактору. Оказалось, что журнал только планировался, но редактор все же купил у меня несколько снимков за 500—1000 Р. А дальше случился августовский кризис 2008 года, открыть журнал не удалось, и все заглохло.

Все-таки поступила в вуз. У меня началась депрессия, и я поняла, что без поддержки родителей не приду в форму. А для них я не существовала, раз нигде не учусь. Так что в 20 лет я все же поступила на факультет журналистики — с детства твердили, что я хорошо пишу. Но универ не радовал: образование оторвано от реальности, однокурсники в основном пьют-гуляют. В итоге проучилась полтора курса и бросила.

Уехала из своего города. До 21 года я не знала, что могла получать пособие по потере кормильца, — у меня нет мамы. Выяснила, что еще могу его оформить и получить разовую выплату за год — 60 тысяч рублей. На эти деньги я переехала в Санкт-Петербург.

Построила карьеру в кафе. В Питере я устроилась в итальянское кафе. Начинала с посудомойщицы, через год уже стала кондитером.

Я очень быстро мыла посуду и проявляла инициативу: а давайте помою склад, давайте помогу помыть грибы. Повара меня любили, особенно кондитер. А ей как раз нужна была помощница. Меня включили в работу: сначала помогала с мелкими вещами, потом доверили что-то посерьезнее под присмотром, через два месяца делала все сама. Готовила печенья, тирамису, песочные пироги и — самое сложное — собирала торты.

Сначала получала 27 000 Р, закончила на зарплате 45 000 Р плюс бесплатное жилье. Там была практика снимать квартиру ценным поварам, так как многие были из Италии. Мне и еще двум коллегам сняли трешку, но без всяких договоров, чисто по дружбе. Устроена я тоже была неофициально.

Осталась без работы, потому что работала слишком много. Я работала по 12 часов, еще час уходил на уборку кухни. У меня было два выходных, разбросанных по неделе. В отпуск отпускали с трудом, потому что много работы, — ну я и не ходила.

Через полгода подступило выгорание, я продержалась с ним месяц. Сейчас думаю, что избежать его помог бы разговор с руководством и отпуск. Но мне было стыдно рассказывать, как мне плохо, — все коллеги-то в форме. А руководительница сама работала в жестком режиме и не понимала, что тут такого.

Однажды я легла спать и проснулась через четыре дня.

В телефоне было около 100 непринятых. Я просила взять меня назад, но не хватило сил нормально объясниться. Меня назвали атомной бомбой — могу взорваться в любой момент — и отказали.

Делала пасту для хипстеров. Я месяц валялась в депрессии, потом собралась и просто пошла в кафе, где часто ела по выходным. Спросила, не нужен ли кто. А там искали помощника повара. Мне разрешили попробовать, ничего не спрашивая.

В этом кафе я научилась делать пасту. Это сложно: надо отделять желтки от белков, по 60 штук в день, месить и катать жесткое тесто руками, а потом пропускать через машинку. Благодаря этому я даже накачала руки.

Зарплату повысили через несколько месяцев. Я просто пришла к руководителю и сказала, что нагрузка выросла и 20 тысяч мало, — повысили до 30 тысяч.

Подрабатывала по ночам в кондитерском стартапе. Познакомилась с парнем, разговорились, он узнал, что я кондитер, и позвал к себе в стартап. Пекла там печенье и песочные пироги по собственным рецептам. Получала 10—20 тысяч. На подработку тратила пару ночей в неделю: начинала где-то в полночь, заканчивала к 5—6 утра. И можно было поспать до 11 часов перед основной работой.

Для подстраховки от выгорания я придумала себе правила: два дня в неделю не работать вообще, а на подработке делать все медленно и по возможности сидя.

Для подстраховки от выгорания я придумала себе правила: два дня в неделю не работать вообще, а на подработке делать все медленно и по возможности сидя.

Потеряла обе работы. Все равно было тяжело: на основной работе я делала по 7 кг пасты за смену плюс десерты, а еще чистила полмешка картошки — и все это в жаре. Отпрашивалась в отпуск, но вместе с руководством решили, что мне лучше совсем уйти. Они растут, дальше будет только жестче, да и повара меня обижают: им надо спускать пар, а мне тяжело это терпеть — наверное, мальчик справится лучше. Расстались друзьями, мне даже заплатили чуть больше.

В стартапе сначала все шло хорошо, но однажды парень, который меня туда позвал, пригласил меня поужинать, напился и рассказал всю свою тяжелую биографию. После этого стал со мной жестким, наврал инвестору о моих несуществующих грехах — и меня уволили. Похоже, парень просто испугался, что я слишком много о нем знаю.

Так в 23 года я опять осталась без работы.

Перерыв на депрессию длиной в год. К психологам я не обращалась — думала, что это не депрессия, а просто несчастная судьба. В течение этого года я пыталась устроиться в Москве и Питере. Заработать много не получалось, с деньгами помогал папа. Чтобы отплатить, я взяла на себя хозяйство. Тогда меня спасли отдых и любовь.

Попыталась устроиться в Москве. Мне стало казаться, что в Питере жизнь течет слишком размеренно и ничего не меняется. Хотелось, чтобы все быстро развивалось: я, город. Поэтому я переехала в Москву, чтобы найти работу в ресторане. Жила у двоюродного брата в съемной квартире.

Нашла работу стажером в московском ресторане: делала тесто для хлеба, сервировала десерты перед подачей. Иногда помогала поварам с более интересными вещами: например, нарезать фасоль под углом 45°, нафаршировать цветки цукини. За неделю стажировки заплатили всего 500 Р.

Вернулась в Питер и попробовала поработать в ресторанном холдинге. Снова потянуло в Питер — все же это европейский город для красивой жизни, а вот Москва мне показалась грязной и неудобной.

Устроилась пастоделом в итальянский ресторан известного ресторанного холдинга — новый для меня формат заведения. Оттуда меня уволили через месяц. Просто позвонили и сказали не приходить на смену и зайти за расчетом — 30 с чем-то тысяч. Думаю, я не вписалась в коллектив.

Уехала к родителям. Опять был перерыв на депрессию и воспаление легких. И еще у меня была любовная драма, хотелось начать все с нуля «подальше от него». Вернуть форму помогли папа и мама (вторая).

Когда мне исполнилось 25, я сидела в провинции больная и без перспектив. Но на юбилей родственники подарили в общей сложности 50 000 Р. На эти деньги я переехала в Москву.

Устроилась по первому попавшемуся объявлению и стала редактором. Я не искала работу, потому что не знала, чем заниматься. Но понимала, что устала от кухни: жарко, работать тяжело физически. Хотела посидеть в офисе как человек.

На всякий случай выложила резюме на «Хедхантере» как копирайтер-журналист. Я хорошо пишу, училась на журфаке — не пропадать же добру. На почту стали падать подборки вакансий.

Зацепила одна винная компания — интересная и в нужной фазе: хочет расти, но денег пока мало, поэтому готовы взять бюджетного энтузиаста. Я решила, что это шанс вырасти с нуля. Мне отправили тестовое задание, но я его провалила.

Все же решила добить компанию: напросилась «помогать с бумажками, вытирать пыль и делать все, что хотите». Мне дали другое тестовое: попросили составить таблицу — подборку потенциальных партнеров с контактами и описанием. Результат руководству понравился, и меня взяли делать подобные вещи.

Через пару дней на работе меня спросили: почему ты откликнулась на вакансию — наверное, пишешь? Может, ты тогда нервничала и поэтому провалила тестовое? Хочешь попробовать еще? И дали тему для статьи. Где-то через месяц я показала статью, и все были в хорошем шоке — с тех пор я писала. Договорились о зарплате в 30 тысяч.

Я заполняла сайт — составляла описания вин. Еще писала статьи в блог, посты для фейсбука компании и письма для еженедельной рассылки в соавторстве с другими копирайтерами.

В вине пришлось разбираться самостоятельно: много читала, находила материалы в интернете. Плюс пробовала вина, анализировала вкус с оглядкой на теорию и достраивала картину в голове.

Постепенно мои обязанности росли, с ними росла зарплата. За пять лет работы в этой компании я доросла до редактора. Когда стала редактором, делала почти то же самое, но автономнее. Тексты для сайта не сдавала на проверку, сама придумывала темы статей и контент для соцсетей. А еще помогала редактировать тексты других авторов компании, вести проект со «Снобом», верстала блог и отвечала за админку сайта.

Руководитель понимал, что я пришла на копейки, а дел становится все больше, поэтому сначала сам повышал зарплату, но о последнем повышении пришлось просить. Так я доросла до 100 тысяч.

Подрабатывала копирайтером. Наша компания прославилась своими рассылками и блогом — там был простой и понятный язык. Заказчики находили меня в «Фейсбуке» или через знакомых и просили такого же для себя.

На подработках я писала тексты для сайтов и рекламы. Компании были из разных сфер: рестораны, медицина, английский для детей, тимбилдинг, вумбилдинг. Разброс тем и форматов меня радовал — это расширяет кругозор.

Подработка давала от 2000 Р за разовую работу до 60 000 Р в месяц за постоянное сотрудничество. На мелкие одноразовые подработки уходило несколько часов в выходной или в будни ночью. На крупные постоянные я тратила до пяти часов по ночам примерно два-три раза в неделю. Одна такая постоянная подработка стала следующей основной работой.

Перешла в компанию, которая занимается онлайн-образованием. Я хотела уйти из винной сферы: чтобы быть крутым специалистом, нужно постоянно дегустировать. Это сажает организм — от зубов до психики. А я вышла замуж, и мне еще рожать. Поэтому начала копить деньги, чтобы спокойно уволиться и найти новое место. Но не успела: в компанию пришел новый главред и уволил меня — мне кажется, из-за личной неприязни.

У меня не было цели сохранить доход. Хотела найти комфортное место и не падать ниже 80 тысяч. Написала руководителю компании, в которой подрабатывала, что хочу уйти к ним на полный день. Но там предложили дать нагрузку только на ⅔ и зарплату 80 тысяч. Отлично, я была не против сбавить темп.

Это сервис, который помогает строить, переводить в онлайн и автоматизировать обучение. В основном тут занимаются корпоративным обучением, но есть проекты для школьников.

Я пишу статьи — у компании есть блог про корпоративное обучение, иногда публикуемся на других ресурсах. Еще пишу рассылки, тексты для сайта и всевозможные тексты по мелочи.

Пришлось опять осваивать новую тему: я читала статьи в профессиональных медиа и вникала в кейсы компании. На обучение ушло чуть меньше года — полгода в режиме подработки и еще пара месяцев работы с полной включенностью. На качестве это не отражалось: просто в начале пути не могла писать статьи быстро.

Про диплом меня не спрашивали ни на одной работе: сначала было достаточно горящего взгляда, потом опыта. Сложности из-за отсутствия высшего были только с родственниками. Они смогли это принять, только когда поняли, что мне под 30, вот мои статьи в интернете и я уже не первый год себя обеспечиваю, — наверное, можно жить и без высшего образования. Но вообще я не против высшего, просто это не мое.

Про диплом меня не спрашивали ни на одной работе: сначала было достаточно горящего взгляда, потом опыта. Сложности из-за отсутствия высшего были только с родственниками. Они смогли это принять, только когда поняли, что мне под 30, вот мои статьи в интернете и я уже не первый год себя обеспечиваю, — наверное, можно жить и без высшего образования. Но вообще я не против высшего, просто это не мое.

И снова нашла подработку. Заказчики написали мне на почту. Пишу для бренда одежды несколько постов в неделю для их инстаграма. И раз в сезон заполняю сайт: составляю описания новых коллекций. Получаю от 2000 до 20 000 Р в месяц.

Считаю, что есть профессиональный рост: я работаю в серьезной сфере, научилась писать глубокие статьи, понятно рассказывать про бизнес. Насчет роста зарплаты не уверена, но я сейчас могу и без него.

Придумала для себя правила: не работать после 8 вечера, по выходным и в отпуске, работать не больше 5 часов в день. Просидела дольше — тревожный звонок, надо устроить разгрузочный день. Подработку распределять на те дни, когда мало дел на основной работе.

Придумала для себя правила: не работать после 8 вечера, по выходным и в отпуске, работать не больше 5 часов в день. Просидела дольше — тревожный звонок, надо устроить разгрузочный день. Подработку распределять на те дни, когда мало дел на основной работе.

Стратегия на будущее

Есть стратегия на ближайшие пару лет: обрести надежное место работы — с четкими прозрачными процессами и здоровыми отношениями внутри коллектива. Хочется стать незаменимым сотрудником с устраивающим меня доходом. И родить ребенка — но не уходить в декрет, а сразу же вернуться на работу. Точно знаю, что собираюсь работать с текстами до глубокой старости.

Почти уверена, что сейчас я в таком месте. Почти — потому что сложно верить в хорошее после многолетнего тяжелого опыта.

Я много работала не из-за денег, а ради опыта и веса на рынке. А набрав это все, боялась сбавить темп — думала, что привыкла к определенному уровню дохода. Сейчас денег меньше, но ощущение, что больше. Надо держаться не за сумму, а за свободу и комфорт.

Я много работала не из-за денег, а ради опыта и веса на рынке. А набрав это все, боялась сбавить темп — думала, что привыкла к определенному уровню дохода. Сейчас денег меньше, но ощущение, что больше. Надо держаться не за сумму, а за свободу и комфорт.

Ради комфорта я ушла на неполную загрузку и не планирую возвращаться на фултайм. Пытаюсь вернуть в жизнь хобби — фото, рисование, готовку, — потому что уже не устаю на работе, но еще не отдыхаю после.


Екатерина Табатчикова
Возьмете что-то на вооружение в своем карьерном пути?
УЧЕБНИК

Расскажем, как получать пассивный доход

Бесплатный аудиокурс для начинающих инвесторов: слушайте уроки по 10 минут в день — и уже через неделю вы сможете собрать свой первый портфель
  Скачать для Айфона  
Лучшее за неделю
Море полезных статей о финансах
В вашей почте дважды в неделю. Рассказываем только о том, что касается вас и ваших денег