Т—Ж продолжает расспрашивать читателей об их профессиях и о том, какой доход они приносят.

В новом выпуске Роман Кузнецов, трейдер из Екатеринбурга, рассказал, где студенту из небогатой семьи взять деньги, чтобы начать торговать на Московской бирже, легко ли заработать или потерять полмиллиона за несколько минут и чем финансовая грамотность похожа на зарядку по утрам.

Выбор профессии

Все началось летом 2014 года, когда я переходил на второй курс. Я учился в физико-технологическом институте УрФУ в Екатеринбурге, изучал инновационные технологии, но уже тогда знал, что не хочу работать по специальности.

В то время я интересовался рынком форекс, верил в то, что можно работать по 2—3 часа в день и получать кучу денег. Мне кажется, каждого могла убедить их реклама — все было увешано баннерами со сказками о заработке. Теперь эта реклама запрещена.

Не знаю, откуда во мне была эта мания разбираться в облигациях и акциях. Наверное, меня завораживали фильмы, где люди в пиджаках сидели в больших офисах и говорили умные фразы вроде: «S&P 500 упал на 1,5 базисного пункта, нужно захеджировать позицию».

Я читал много книг, смотрел видеокурсы. И однажды в интернете мне попался человек, который обучал трейдеров за 20 тысяч рублей. Его схема была предельно простой: выкладывает в Ютуб видео, где есть часть обучения, оставляет ссылки на свой сайт, а там тебя обрабатывают профессиональные продажники. Но тогда мне казалось, что он на добрых началах делится информацией.

Для студента из небогатой семьи 20 тысяч — это большие деньги, в месяц я тогда тратил 7 тысяч рублей. Родители явно не одобрили бы такое, но мне одолжил денег другой близкий родственник.

Онлайн-обучение длилось 5 недель, в группе нас было 20 человек, причем я не уверен, что все это были настоящие люди, возможно, кого-то добавляли для массовки. Еще 3 месяца я ждал, когда полученные знания мне помогут, применяя их на виртуальном счете.

Но все это время я зарабатывал ровно ноль.

Кто-то из той же группы мне подсказал фирму, которая предоставляет капитал начинающим трейдерам. Устроено это так: компания передает вам в управление какую-то сумму, например, 10 тысяч рублей, из которых вы можете потерять не больше 100 рублей, иначе с вами прощаются и набирают других трейдеров. Так происходит бешеный отсев. Капитал возвращать не надо, компания заинтересована в заработке и забирает 10—20% за то, что предоставила условия для торговли.

Я подал заявку в такую фирму, после чего нужно было пройти тест: 100 вопросов и, если не ошибаюсь, час на выполнение. Для подготовки нам дали много теории о том, как устроена биржа. Мне хотелось быстрее приступить к торговле, поэтому я почти сразу решил сдавать тест. И, естественно, завалил его, набрав 86 баллов из 98 положенных. Но мне дали еще неделю, чтобы подготовиться, после чего я набрал нужные баллы и смог начать торговать на Московской бирже.

Проп-трейдинговая компания, в которую я попал, воспитывала именно трейдеров-скальперов. Это как готовить воинов: они вообще ничего не знают о политике, их задача — воевать. Так же было и с нами: дали определенную сумму, и в бой. Есть единый счет, с которого торгуют все, кого там обучили. Поэтому можно начать с нулевыми знаниями и нулевым капиталом. Кто такой брокер, я узнал только в процессе торговли.

Для работы на бирже подходит любой более или менее современный компьютер. На него нужно установить специальные программы для просмотра графиков и биржевых стаканов. В основном брокеры предоставляют QUIK, через которые работают инвесторы и трейдеры на российском рынке. Трейдерам-скальперам важны сделки, проходящие именно сейчас, поэтому мы устанавливаем специальный привод, который в удобной визуализации показывает нам их.

У меня все начиналось в общежитии с одного маленького ноутбука с диагональю 15,6 дюйма. Соседи смирились с тем, что с понедельника по пятницу я по 9 часов в сутки смотрю на какие-то цифры и графики. Каждый считал своим долгом подойти и спросить:

«Ну что, заработал на феррари?»

Первые деньги были очень смешными и крошечными — например, 5 рублей 40 копеек в день. Я делился результатами только со своей девушкой, а она, наверное, думала, что выбрала не самого перспективного парня.

Иногда бывали мысли все бросить, но когда видишь, что люди действительно зарабатывают, как тут не продолжить торговать. А тогда был еще и кризис, для трейдеров это золотая жила: коллеги могли выкладывать отчеты по 50—100 тысяч рублей за день.

Это длилось больше полугода, пока я за один день не заработал 5400 рублей. Для студента это была немыслимая сумма.

С третьего курса я уже сам зарабатывал на жизнь и каждые пару месяцев говорил родителям, что брошу это образование, потому что из-за него я много недозарабатываю.

У трейдера нет стабильной зарплаты: ты можешь за один день заработать 50 тысяч, а потом зарабатывать по 2 тысячи или терять. Я брал с собой ноутбук и торговал на парах, но 20—30 минут могли решить мой месяц. То есть просто по пути в универ можно было упустить 20—30 тысяч, а иногда и 100. Это было обидно.

Но, как часто бывает, ради родителей я доучился. Правда, скатился до знатного троечника.

Инвестредакция не могла пройти мимо

Давайте проведем грань между трейдингом, инвестициями, бинарными опционами, тотализаторами и прочими «Кэшбери» (организация запрещена на территории РФ).

Роман — трейдер: он зарабатывает на краткосрочных сделках на фондовом рынке. Это сложная и кропотливая работа, для которой Роман анализирует большой объем данных, контролирует финансы и рассчитывает риски. Торговать по часу в день под пальмами и при этом зарабатывать сотни тысяч не получится.

А еще есть инвесторы — люди, которые покупают ценные бумаги надолго. Цель разумного инвестора — сохранить заработанное, обогнать инфляцию, приумножить деньги и хорошо жить на пенсии. Можно торговать по часу в месяц и даже под пальмами — сверхприбыль вряд ли будет, но можно уверенно получать доходность выше банковских вкладов. В журнале есть целая рубрика о том, как стать инвестором.

Трейдеры и инвесторы работают на фондовом рынке через официального брокера, который зарегистрирован в РФ и соблюдает законодательство.

А у бинарных опционов, форекса и «Кэшбери» вообще мало общего с трейдингом и инвестициями. Зато есть непредсказуемая волатильность, неподвластность законам РФ и доход организатора при любом исходе — совсем как в онлайн-казино.

Суть работы

Суть моей профессии — зарабатывать на рыночных колебаниях. Допустим, доллар стоит 68,5 рубля, а через 3 минуты — 68,6. Моя задача проанализировать весь входящий поток данных и принять решение по заходу в ту или иную позицию — например, купить доллар по 68,5 в надежде на рост или продать его, чтобы получить прибыль от падения.

Точно могу сказать, что профессия не подходит азартным людям, потому что биржевой рынок легко превратить в казино. Принцип тот же: вы ставите либо на покупку, либо на продажу — все равно что на черное или на красное. Поэтому легко стать игроманом, если не работать над собой и не вводить риск-менеджмент. Неудачная сделка может привести к еще большей неудаче. Мы так устроены: включается азарт, человек думает, что вот сейчас 100% пойдет в его сторону. Часто именно так проигрывают деньги.

Также такая работа не подойдет тем, кто очень импульсивен. В моменты хаоса и истерии других участников важно оставаться хладнокровным, как хирург, выполняющий сложную операцию.

Нравится мне в моей профессии несколько вещей. Во-первых, независимость. Всем процессом управляю только я, все ошибки совершаю тоже я.

У меня нет начальника — есть только рынок, который показывает котировки.

Во-вторых, неопределенность. Кому-то важна стабильность, мне же больше мотивации придает то чувство, когда не знаешь, что произойдет завтра. У меня мало рутинных дней. Когда сажусь за компьютер, я даже не знаю, откроется сегодня биржа или все рухнет.

В-третьих, это риск. Я думаю, что, пока мы молоды и полны энергии, нужно рисковать по максимуму. А где риск, там больше заработки.

В-четвертых, здесь нет потолка. Каждый год ты должен бороться с собой и показывать большую эффективность, чем остальные трейдеры. Это как большой голубой океан: ты развиваешься и пытаешься стать самой крупной рыбой.

И в-пятых, это прокачка себя как личности. Когда начинаешь торговать, проявляются все твои качества — как положительные, так и отрицательные. Я, например, поначалу очень торопился и из-за своего характера допускал много ошибок, за которые пришлось расплачиваться.

Скажем, надо купить 100 акций, а я в спешке мог нажать на кнопку 5 раз и купить сразу 500.

А это все равно что постоянно поднимать гирю в 10 кг и резко взять 50 кг — последствия не самые хорошие.

Самое трудное здесь — это начальный этап, когда ты абсолютно ничего не понимаешь. Но это как арифметика: если усвоил, что дважды два четыре, то уравнения, логарифмы и интегралы тебе тоже дадутся, просто чуть позже. Как долго нужно учиться, сказать трудно — это то же самое, что спрашивать у тренера, через сколько вы сядете на шпагат. Зависит от того, сколько сил этому уделять, как часто анализировать свои действия, заниматься ли во внерабочее время и т. д.

Когда ко мне обращаются за обучением, я говорю, что в среднем нужен год. При этом мы используем минимум теории и максимум практики. Нельзя научиться плавать по книжкам — так же и тут.

Место работы

Сейчас я работаю на себя через брокерский счет. Его может открыть любой, если есть желание и терпение. Уже четвертый год я 9 часов в день сижу дома и анализирую графики котировок. Правда, теперь у меня более профессиональное место с большим рабочим столом и четырьмя мониторами. Кому-то покажется, что это слишком скучно, но я очень редко заставляю себя работать.

В основном, наоборот, жду понедельника и момента, когда снова смогу войти в сделку.

Многие не понимают, почему я не могу уйти с работы пораньше или вообще не работать в какой-то день. Или считают, что если я целый день сижу дома, то у меня обязательно должно быть время на домашние дела. Время действительно есть, но иногда оно стоит очень дорого. Например, недавно, пока я мыл посуду, моя команда заработала довольно приличные деньги. Мытье посуды стоило мне 40 тысяч рублей.

Обычный рабочий день

Я живу в Екатеринбурге, и здесь разница с Москвой +2 часа. Биржа открывается в 10:00 по Москве, то есть по моему времени в 12:00. А заканчиваю работать по местному времени в 21:00. Не самый лучший график, но все привыкли. Выходные у нас такие же, как и у всей страны, только в новогодние праздники мы начинаем работать с 3 января.

Начинается мой день с подготовки: просматриваю новости, анализирую, что произошло на вечерней сессии торгов — сама биржа работает до 23:50 по Москве. Интересует все, что может повлиять на ту или иную акцию. За 10—15 минут до начала мы созваниваемся с командой и обсуждаем, где и какие ситуации прослеживаются, советуем сделки.

В нашей команде шесть человек: кроме меня еще парни из Киева, Новосибирска, Нижнего Тагила, Казани. Познакомились в одной трейдерской группе: мы тогда еще ничего не зарабатывали и решили объединить свои усилия. Создали группу в Raidcall и начали вести торги. Вживую мы в первый раз встретились только в этом году, кого-то увидели впервые за три года работы. В команде растешь в 10 раз быстрее и работать намного легче: обмениваться идеями, поддерживать — эмоционально одному иногда очень тяжело.

В 12 часов торги открываются и мы превращаемся в рыбаков: ждем когда заклюет. 90% времени я смотрю на графики, слежу за ценами бумаг и только 10% совершаю сделки. Причем одна сделка может занимать 2 секунды: чтобы быстро войти и выйти из сделки, нужно быстро нажать сначала левую кнопку мыши — купить акцию, а потом правую — продать.

Случай

Когда доллар в 2016 году вырос до 85 рублей, мы все это наблюдали в режиме онлайн и даже сами спекулятивно загоняли его повыше своими покупками. Тогда я поставил свой антирекорд по сливанию денег: я потерял 500 000 рублей за одну сделку, которая длилась буквально 10 минут.

После этого я просто сел напротив окна и смотрел сквозь него 15 минут.

Сейчас мне забавно вспоминать эту историю, потому что упущенное я быстро вернул, но зато извлек много уроков. Я осознал, что в любой момент могу потерять деньги, и на следующий день пошел инвестировать их в себя. Мне нужно было почувствовать, что это живые деньги. До этого я ничего не покупал себе дороже ботинок. А в тот раз, например, потратил 30 тысяч на свой день рождения — шиканул. Больше никогда так не тратился на него.

Я понял, что главное не то, сколько денег у тебя сейчас, а сама способность зарабатывать и сохранять капитал.

Доходы

Так как четкой зарплаты у нас нет, обычно я говорю, что мой доход в месяц примерно 100—200 тысяч. Но бывают периоды взлетов и падений: например, в августе было 300 тысяч, а в сентябре может быть минус 50 тысяч.

Мой рекорд — 534 тысячи рублей за день, но я редко говорю об этом, потому что люди сразу начинают умножать на количество рабочих дней и думают, что я давно миллиардер. Хотя это исключение из правил, и даже не знаю, смогу ли я заработать больше.

Самый большой взлет у меня был на старте, когда за 9 месяцев я заработал свой первый миллион.

Тот период подъема длился с 2015 до 2017 года, пока рынок не начал затухать. Когда все стабильно или процветает, мы вынуждены снижать свои расходы, потому что вариантов заработать становится меньше. Сейчас опять намечается кризис, с конца 2017 и до сих пор у нас продолжается рост.

Расходы

Я очень прагматичен в плане финансов, долгое время был скрягой и считал, что нужно только копить. Возможно, это плохо. Если честно, я до сих пор не могу нормально потратить деньги, даже машину себе не могу купить. Такой нищий инвестор.

Мне кажется, тут сыграло роль воспитание. У меня не самые богатые родители, поэтому мне просто совесть не позволяет тратить на себя много. Думаю, семья помогает мне оставаться приземленным.

Когда только начал зарабатывать, я хотел вывести первые 50 тысяч рублей. Но попав в этот процесс, понимаешь, что эти 50 тысяч завтра сделают тебе 100. Поэтому мой личный капитал всегда оставался внутри на счете: чем больше он, тем больше я могу заработать.

Сейчас я трачу 50 000—60 000 рублей в месяц. Покупаю почти все что хочу, иногда даже лишнее. Например, раньше посидеть в кафе на 1000 рублей для меня было дорого, сейчас средний чек может доходить до 4 тысяч. Всего в месяц у меня уходит 20 000 на продукты и кафе, еще 10 000 — на развлечения, 10 000 — на разное. И 40 000—100 000 рублей я откладываю на инвестиционный счет.

Своей квартиры у меня тоже пока нет. Я люблю все считать и пришел к выводу, что арендовать намного выгоднее — трачу на съемное жилье 20 тысяч в месяц. Знаю, что это работает, пока нет семьи, поэтому, возможно, скоро квартира появится.

Экономия

Я для себя решил, что не буду ходить по трем магазинам в поиске дешевых продуктов, а лучше потрачу это время на более полезное дело, которое принесет больший доход, чем я сэкономлю. Кто-то после работы преподает танцы и получает за это деньги, в моем случае такое хобби — это инвестиции, у меня есть свой инвестиционный портфель. Туда вложены средства на долгий срок, это более длинные деньги, которые отложены на квартиру и т. д. Из популярного там, например, есть акции Сбербанка.

Когда я трейдер, мне неважно, где и на чем торговать, каким бы токсичным актив ни был.

На спекуляциях моя позиция может быть закрыта за 10 секунд. А когда я в сфере инвестирования, мне важно понимать, что это за компания и какие у нее финансовые показатели. Поначалу это было сложно разделять, а затем я начал извлекать только плюсы. Сейчас, если появилась плохая новость, я ее замечу сначала как трейдер, а потом проанализирую как инвестор и тут же скину акции.

В общем, нужно понимать цену своего часа: просто умножить 30 дней на 24 часа и поделить это число на месячный заработок. Я считаю, что деньги должны работать сами, даже когда вы спите.

Будущее

Рост у трейдеров безграничен, хотя многие останавливаются на заработке в 50—100 тысяч. Глядя на других трейдеров, которые, как звезды, быстро зажигались и быстро падали, я решил обучать людей финансовой грамотности. Но эта идея провалилась: люди хотят советов, но не хотят их выполнять. Это так же, как с зарядкой, про пользу которой все знают, но лень. Все ждут волшебную палочку или эликсир, который сделает их богатыми. Так что после моих неудачных курсов я понял, что богатыми людей делает не умение откладывать 10% доходов в месяц, а их желание и профессионализм.

Сейчас я открываю свою компанию, которая будет предоставлять капитал и другие условия для торговли. Уже начинаем набирать трейдеров на стажировку. Скорее всего, будем ориентироваться на студентов, потому что они самые голодные и жаждущие люди, которым нужны деньги. Будем помогать им знакомиться с российским рынком и воспитывать из них инвесторов.

Затем планирую открыть свою инвестиционную компанию, а последним этапом будет хедж-фонд.

Мне в этом плане очень нравится Уоррен Баффетт, для которого работа — это счастье. Я не могу долго лежать на песке под солнцем, мне уже через 5 минут скучно. Постоянно нужно двигаться и что-то решать. Возможно, дело в возрасте и потом это пройдет. Но пока в планах работать до N лет — сколько проживу.

Хотя сейчас так быстро меняется мир: еще недавно я сидел в интернете по карточке, а теперь мне даже логин и пароль не надо вводить, скорость в 100 раз выше. Даже кошелек можно не носить — все через телефон. Может, завтра и моя профессия станет ненужной. Тогда буду работать в другом направлении.

Вы тоже можете рассказать о своей профессии. Заполните анкету и станьте героем нашего нового материала