«Внутреннее спокойствие для меня важнее, чем высокий заработок»: сколько зарабатывает столяр

В Красноярске

«Внутреннее спокойствие для меня важнее, чем высокий заработок»: сколько зарабатывает столяр

Новый герой рубрики о профессиях во время учебы подрабатывал в мастерских, а после вуза стал менеджером в ИТ-сфере.

В самом начале пандемии он оказался без работы и прошел десяток собеседований. В итоге работе с бумажками он предпочел работу с деревом и устроился в мастерскую учеником столяра. Теперь он делает лестницы в одной из красноярских мастерских и планирует открыть свое дело.

Это история читателя из Сообщества Т⁠—⁠Ж. Редакция задала вопросы, бережно отредактировала и оформила по стандартам журнала.

Выбор профессии

В детстве я десять лет играл в футбол в ДЮСШ, но карьера профессионального футболиста не удалась: не пришел на те тренировки, куда звал тренер, — нужно было далеко ехать за город. Это были тренировки, откуда попадали на крупнейшие российские турниры, а некоторые становились игроками профессиональных клубов. Поэтому играл только на уровне областного чемпионата, сейчас это хобби так и осталось со мной. Еще когда был подростком, хотел стать предпринимателем. Я любил убираться и умел делать подарки своими руками. Предполагал, что моя работа будет связана с ручным трудом, но с каким — не понимал.

Поступил на направление «инноватика» Томского политехнического университета, учился бесплатно, как и большинство студентов. Поступил туда, потому что хотел открыть свое дело, об этом рассказывали даже в приемной комиссии: обещали, что половина из нас после учебы будут иметь свое дело. Но после университета я даже не предполагал, кем и где можно начать карьеру.

Первую подработку нашел на третьем курсе через одногруппника: его знакомый искал помощников. Время от времени фасовал кошачий наполнитель по ночам. Мы ездили в старую заброшенную воинскую часть, где в одном из амбаров стояло оборудование. Вместе с другом расфасовывали по пакетам примерно 2,5 тонны древесного наполнителя за ночь. Нам платили по 2 Р за пакет, выходило около тысячи на каждого за смену.

Опять же на третьем курсе попал в мебельную мастерскую: брат девушки попросил помочь собрать примерно сто ящиков из фанеры для того, чтобы отправить какое-то оборудование. Сколько там заработал, не помню. Владельцы мастерской поняли, что было бы неплохо взять сотрудника-разнорабочего, как раз увидели, что искать долго не надо.

Там делали корпусную мебель: кухни, шкафы, тумбы и предметы интерьера из ЛДСП, МДФ, массива дерева. Нам привозили большие листы ЛДСП, я распиливал их на части, приклеивал кромку, сверлил и собирал корпуса шкафов. Позже все это упаковывали в пленку и везли на объект монтировать. Ставка была 150 Р в час, я проработал там примерно два года. Работать полный день не мог: совмещал с учебой, поэтому получал 15—25 тысяч.

Сразу после мебельной мастерской пошел в мастерскую кожаных изделий. Шил кошельки, вырезал на лазерном станке гравировки, собирал подарочные коробочки из фанеры. В среднем мне платили 25 тысяч. Уже тогда я понял, что работа руками мне нравится: я вижу конечный результат и понимаю, от чего он зависит.

Я окончил университет в 2019 году, получил диплом магистра в области проектного менеджмента. Сначала переехал в Нижневартовск, работал там в дочернем предприятии «Роснефти», зарплата была 35 тысяч. С коллегами, которые тоже учились со мной, разбирались в бизнес-процессах компании: предлагали и внедряли мероприятия для повышения эффективности. Я проработал там девять месяцев — когда закончился договор, вернулся домой.

Потом я переехал в Красноярск, и мне пришла интересная вакансия в ИТ — позиция продуктового менеджера c зарплатой 35 тысяч рублей в одной из местных компаний. Занимался продуктовыми исследованиями, поиском идей, оценкой экономического эффекта для компании в случае их реализации. У меня была возможность ощутить все прелести этой профессии, но не хватило знаний программирования. Например, нужно было написать ТЗ для разработки небольшой программы. Но так как я не имел представления, как и что делать, долго буксовал, не мог найти общий язык с программистами.

Я понял, что это точно не мое, когда увидел на рабочем столе огромное количество бумаг, которые нужно было проанализировать, определить проблемные места и предложить варианты их решения. Я не мог предложить что-то стоящее. А конечного результата не видел — он был далеко в будущем.

Я получал больше внутреннего дискомфорта, чем радости и удовольствия. Не понимал, что конкретно от меня требуют и как это реализовать. Проработал там полгода, потом срочный договор закончился, и его не продлили. Я остался без работы в начале пандемии, в феврале 2021 года.

Сходил на десяток собеседований — несколько из них закончились хорошо. Например, на заводе производственной компании по изготовлению мебели в отдел качества продукции. Я показал свои знания, эйчар понимал, что я могу стать мастером участка и быть полезен компании. Они предлагали стартовую зарплату 20 тысяч с перспективой роста, но это было очень мало, я не хотел работать только за жилье и еду. И мне пришлось бы добираться до работы практически два с половиной часа.

Еще одно удачное собеседование было в типографию. Там я попал на просмотр: на три дня стал технологом производства, должен был думать о том, что можно улучшить в производственном процессе, разбираться в сопроводительной документации. Опыта у меня не было, заметили мой потенциал. Обещали 45 тысяч, но договор заключать не спешили. Большинство сотрудников были на удаленке, это осложняло коммуникации, я не понимал, в каком конкретно виде и что хочет от меня директор. Поэтому я решил не выходить туда после просмотра.

Все это время я надеялся, что на меня выйдет другая компания или найдется подходящая должность в ИТ. Но я взвесил: с одной стороны — прогрессирующая, востребованная и хорошо оплачиваемая работа в ИТ, где, имея хороший опыт, можно смело целиться на зарплату больше 100 000 Р, а с другой стороны — приятная работа для души и кошелька. И выбрал второй вариант: как раз появилась вакансия столяра в одной компании Красноярска. Увидел на «Хедхантере», зарплату предлагали сдельную, примерно 30—40 тысяч рублей. Тем более у меня были навыки работы с оборудованием и чертежами со времен студенчества.

На собеседовании с будущим руководителем я больше слушал, чем рассказывал. Опыт работы оказался не так важен, как человеческие качества: адекватность, ум и сообразительность. Провели экскурсию по цеху, посмотрел оборудование, рассказал, с каким из них работал и что знаю о дереве, — этого было достаточно. Устроился в середине мая 2020 года.

Сначала я был учеником с фиксированной зарплатой 20 тысяч рублей. Меня закрепили за опытным столяром, который показывал и рассказывал все нюансы конкретного цеха: металлообработки — где варят, гнут, вытачивают из металла заданные формы, кузни — где делают художественные красивые элементы, участок шлифовки, покраски, токарный и столярный цеха. Самое важное из его рассказа — как безопасно для себя и окружающих работать на оборудовании.

Вылетающий из-под фрезера брусок вряд ли кому-то хочет добра.

Когда я был учеником, выполнял все те же операции, что и рядовые столяры, но под присмотром. Так же обрабатывал доски, клеил заготовки — на меня смотрели, как быстро соображаю и делаю ли все правильно. Научился отбирать нужный материал по структуре и цвету доски, чтобы он гармонично и устойчиво вел себя в готовом изделии. Если взять первый попавшийся брусок, через какое-то время из ровного он превратится в турецкую саблю. Чтобы такого не было, нужно, во-первых, проверить влажность — она должна быть не больше 8—9%, это делается влагомером: металлические щупы вставляются в доску и устройство показывает процент влажности. Во-вторых, для каждого элемента нужно правильно распилить дерево.

Учеником я был месяц — они поняли, что руки у меня работают, а голова соображает. Стал работать самостоятельно — зарплата увеличилась. В следующем месяце получил 30 000 Р, затем 38 000, 45 000, 55 000 Р. С этого момента вместо фиксированной зарплаты платят только за объем. Вначале ошибался: например, один раз изделие должно было быть из лиственницы, а я использовал сосну — пришлось переклеивать ступень лестницы. Штрафов не было — это нормальная ситуация, сроки не горели, я все переделал без потерь.


Суть профессии

Суть работы столяра в том, чтобы сделать качественное изделие, которое будет функционировать, украшать интерьер и радовать заказчика десятки лет. В моем случае это чаще всего лестницы.

Большинство клиентов узнают о мастерской от своих знакомых, соседей, которым мы уже сделали какие-то изделия. Как происходит процесс взаимодействия клиента и руководителя, я не знаю. Но догадываюсь, что у клиента есть дизайнер, который придумал, как будет выглядеть мебель, лестница, и они приходят к нам. Обсуждают материал, цвет, форму, другие нюансы. Наш руководитель делает замеры для того, чтобы все начертить, смоделировать необходимые узлы и элементы изделия.

Ко мне приходят с чертежами, компьютерной визуализацией и размерами. От меня требуется только реализация этих элементов. Сейчас цены на материалы нестабильные, но я думаю, что одна лестница для заказчика стоит сотни тысяч рублей в зависимости от сложности и задумок.

Я занимаюсь изготовлением лестниц из дуба, лиственницы, уличных ограждений и других материалов, исходя из дизайнерских задумок. Из необычного могу вспомнить плинтусы из ясеня, они были довольно высокие и очень красивой формы. Мы сделали и смонтировали больше 200 погонных метров. Или делали декоративные панели, которые обшивают большой шестиметровый камин в двухэтажном доме. Плинтусы принесли мне около 22 тысяч, а панели — 34 тысячи.

Чтобы изделие было качественным, нужно быть уверенным, что все процессы были качественными. Это и влажность древесины, и чистота, например отсутствие сучков, и достаточное количество клея, и острота ножей обрабатывающего инструмента. Без всего этого будет брак. Поэтому в нашей работе требуется внимание ко всем деталям и аккуратность. На некачественном изделии можно увидеть большой сучок, который замазан шпатлевкой. Либо сколы или вмятины, что тоже недопустимо.

В этой сфере может попробовать себя тот, кто любит дерево, хочет видеть конкретный результат работы, а не таблицы и графики.

Научиться работать с ручным инструментом может каждый — спустя какое-то время практики начнет получаться очень изящно. В эту профессию не стоит идти тому, кто вечно торопится, пренебрегает безопасностью, не может прислушаться к советам опытных коллег.

Тонкости работы и умение придут в процессе. Но есть и трудности: масса исходного материала, а именно дубовой доски — порядка 20—30 кг, ее нужно распилить и в дальнейшем обрабатывать. Иногда сложно аккуратно сделать деталь, которая должна встать на свое место и слиться с окружением воедино. А в процессе обработки понимаешь, чем нравится работа: красотой материала, который после шлифовки и покраски становится фантастическим.

У меня есть любимый заказ: хороший знакомый владельцев мастерской заказал всю мебель в открывающуюся пиццерию. Мы работали и ели пиццу еще до открытия кафе. Столы, барная стойка, вывеска, лавочки, ступени внутри — все дело моих рук. Когда приезжаю в родной город, хожу в эту пиццерию, потому что там очень вкусная пицца и хорошая атмосфера, к которой я приложил усилия. Да, есть недочеты, которые я понимаю с опытом. Мы провели за работой и монтажом на месте пару месяцев — тогда для меня это был верх мастерства.

Место работы

Наша столярная мастерская работает больше двадцати лет. Основная функциональность — изготовление и монтаж лестниц, дверей и мебели. За это время мы сделали больше тысячи лестниц в дома и коттеджи Красноярского края.

У нас работают около двадцати человек: столяры, кузнец, сварщики, монтажники, шлифовщики, маляр, токари и повар. Должностей нет, каждый занимается своим. Один столяр — в основном дверьми, другой — мебелью, я — лестницами. Загрузка каждого идет, исходя из его возможностей, чтобы никто не был без работы и все успевали выполнить свои обязательства.

Производство небольшое, но включает все важные нюансы: металлообработку, деревообработку, покраску и монтажные работы. Есть выставочный зал, офис для клиентов, где представлены образцы элементов лестниц: ступени, балясины, поручни, межкомнатные и входные двери, фурнитура. В последнее время появилось больше заказов из шпона — это тонкий срез дерева, который клеится поверх материала и придает ему красоту.

Работаем в основном с дубом, лиственницей и буком. Дубовые и лиственничные лестницы надежды и долговечны, красивы из-за текстуры. Двери делаются из бука, дуба, лиственницы. Мягкие породы деревьев типа сосны не подойдут для хорошей лестницы. Для декоративных элементов используем шпон дуба, где требования зачастую диктуются рисунком и красотой.

Примеры моих работ
Примеры моих работ

Плюсы моей работы: человеческие отношения с руководством — общение без формальностей. Если мне нужно уйти по своим делам, то я просто говорю об этом. Если нет какого-то аврала или спешки — вопросов нет. Если хочешь отдохнуть один-два дня, обычно идут навстречу. Я могу построить свой график как хочу, но уже привык, что обычно работаю с девяти до шести, приучил себя к такой дисциплине. Еще у меня есть доступ к оборудованию, на котором можно легко и качественно сделать что-нибудь домой. Сейчас делаю прикроватные тумбочки, шкафчик в ванную.

Недостатки: тяжелый труд, шум от станков и пыль. К счастью, на здоровье это никак не отразилось. Против шума я вооружаюсь наушниками, против пыли — масками.

Но по вечерам хочется просто посидеть в тишине, чтобы отдохнуть.

Иногда возникает ощущение, что постоянно бегаю, а работа не идет. В этот день могу взять и уйти домой пораньше, чтобы не накосячить или не перегореть. После рабочего дня иногда не еду домой сразу, а позволяю себе прокатиться на велосипеде кружок — это дополнительные 10 километров к маршруту. Еду по острову, где живут суслики, там очень красивые пейзажи.

Рабочий день

Летом катаюсь на работу на велосипеде, приезжаю быстрее автобусов. Ехать мне примерно 35—40 минут, если никто не путается под ногами и пешеходы не занимают пространство, где можно проехать. В дождь пользуюсь автобусом.

Жесткого графика у меня нет, начинаю рабочий день всегда по-разному — примерно от восьми до половины десятого. Утром заглядываю к маляру — посмотреть, что готово и поедет на монтаж, наливаю чай и беру в руки чертежи своих объектов. На глаз мы не работаем — даже считаные миллиметры важны, в итоге изделие может не получиться.

Если обобщить работу, она выглядит примерно так: беру нужное количество досок, распиливаю на бруски определенного размера, строгаю, рейсмусю, фрезерую. Если нужна склейка ступени — склеиваю, жду, пока клей высохнет, — обычно не меньше месяца. Затем обрабатываю склеенную заготовку и строгаю, потому что клей вылезает и размер становится больше итогового. Потом фрезерую, чтобы сделать из прямого угла красивый радиус или желоб под пальцы. Потом сверлю и отдаю на шлифовку. На этом моя работа закончена.

После шлифовки изделие отдают на покраску. Всегда нужно покрывать все изделие — чтобы ровный элемент так и остался ровным, а не загнулся, был красивым. Цвет согласовывает заказчик: где-то это просто покрытие лаком, где-то тонировка в цвет, который, например, похож на цвет напольного покрытия, где-то эмаль.

В типичной лестнице есть ступени, подступенки, площадка, поручни, балясины, подложка — на ней на выходе на этаж стоит ограждение из балясин с поручнем, — плинтусы, столбы. Все элементы делаются по такому алгоритму: нужное количество досок пилится на нужное количество брусков определенного размера под эту лестницу, строгается, клеится, обрабатывается. Затем фрезеруется, появляются радиусы, пазы под гипсокартон, поручень приобретает выбранный профиль. Потом сверлятся все отверстия, через которые каждый элемент будет соединен друг с другом, и все отдается на шлифовку и покраску.

Сейчас у меня в работе шесть лестниц из дуба, декоративные панели на камин и откосы из шпона. Приоритет работы зависит от сроков и готовности ремонта на объекте: что-то может подождать, что-то необходимо делать сегодня, чтобы через несколько дней уже можно было установить. Некоторые изделия вообще быстро сделать нельзя, это как женщину заставить родить не за девять, а за пять месяцев. Например, лестницу за несколько дней не сделать — все индивидуально, поэтому запаса элементов у нас нет, все их надо делать с нуля. Сроки никогда не нарушаем, всегда укладываемся.

Бывает, что один заказ начинаю делать в октябре, а доделываю только в мае.

Основную часть делаю, а потом жду, когда можно будет продолжать, — ремонт на объекте не делается моментально, и я не хочу, чтобы изделия мешались под ногами, чтобы кто-то случайно что-то уронил. У нас как в корпорации «Тойота» — just in time.

Если одновременно подходят сроки разных заказов, выезжаю на монтажи. Обычно этим занимаются два человека: когда работы на объекте закончены, там устанавливают будущие опоры, которые строители используют в качестве временной лестницы, чтобы ходить. Уже потом постепенно на объект едут каждый подступенок, балясина и поручень и, покрашенные, устанавливаются на свои места.

Важный момент рабочего дня — обед. У нас каждый день повар на месте готовит для нас еду: вкусно, горячо — то что надо. Я забыл про контейнеры из дома или непонятные перекусы. Для обедов у нас есть комната с печью и холодильником. За них с зарплаты каждый месяц удерживают 1500 Р для покупки продуктов. Любимое блюдо на работе — пицца. Она большая, и в ней много вкусных ингредиентов.

Случай

Однажды я был на монтаже лестницы, которую делал другой мастер, он давно не работает в нашей мастерской. Лестница девять лет пролежала упакованная — за это время с ней ничего не произошло. При некачественном изготовлении могут разойтись клеевые швы, материал может повести, рассохнуться из-за перепадов температур, влажности, а тут как новая! Надеюсь, когда-нибудь в таком же виде увижу и свои изделия.


Доход и расходы

Стоимость работ каждого сотрудника оценивает руководитель. Он исходит из опыта, количества материала, которое нужно переработать столяру, площади, которую нужно отшлифовать, покрасить, из того, сколько дней монтажники потратят на установку, и так далее. Эти суммы закладываются в стоимость изделия для заказчика, прибавляется стоимость расходных материалов и маржи.

Когда столяр понимает, что та сумма, которую он должен получить, не соответствует затраченным времени и силам, может аргументированно объяснить и попросить увеличить оплату. Руководитель говорил об этом, но я так еще ни разу не делал.

Моя зарплата зависит от объема и варьируется от 40 тысяч до 55 тысяч рублей в месяц, фиксированной части и премий нет. Когда получаю на руки чертежи с размерами и эскизами изделия, примерно понимаю, какую сумму получу на руки. За простую лестницу в двухэтажный дом мне платят 25—30 тысяч. Если этажа три, это уже 50—70 тысяч.

Я сам оцениваю процент работы, которую сделал по заказу за месяц. Сделал 50% работы — 50% от суммы можно забрать на руки, а остальные 50% оставить на будущие месяцы.

Если за месяц сделал все, забираю все деньги и счастлив.

При серьезных изменениях, добавочных работах не по моей вине идет дополнительная плата, которая часто считается по часовой ставке, у меня это в среднем 250 Р в час. Так бывает, когда во время монтажа изделия не все мои детали встают на место, потому что строители что-то поменяли в последний момент.

Как говорит наш руководитель, гарантия на лестницу пожизненная. Я переделывал по гарантии за бывшего сотрудника площадку на лестнице: разошлись клеевые швы и пошли трещины. За собой тоже бывало пару раз: просверлил не в тех местах отверстия, пришлось все заново делать, ушел один день.

Для комфортной жизни мне нужно примерно 80 тысяч рублей. Этого хватит, чтобы перекрывать все потребности, откладывать и быть уверенным в завтрашнем дне. Зарабатывать больше можно разными способами: например, освоить работу на станке ЧПУ, потому что большое количество деталей требует обработки на нем. Но он простаивает из-за нехватки времени у человека, который в основном на нем работает. Насколько при этом вырастет оплата — надо обсуждать с руководством.

Живу с девушкой, у нас общий бюджет. Она работает научным сотрудником в крупной компании, подрабатывает репетитором по химии и математике. Размер ее дохода не знаю, не отчитываемся друг перед другом. Каждый из нас отвечает за свою часть: у меня это продукты, утварь для дома и еженедельный отдых. У девушки — квартира и коммунальные платежи. Расходы на вещи зависят от месяца. Иногда может быть и 25 тысяч, если покупаем новые трекинговые ботинки. Но в среднем я трачу 20—25 тысяч в месяц, девушка — около 20 тысяч.

Главное — постараться уложиться в бюджет, если нет, то добавляем еще по 10 тысяч рублей, чтобы не ущемлять комфорт. Пользуемся одной карточкой, копим кэшбэк. Крупные покупки тоже делаем с нее, приятно получать бонусы. Держу в голове, по какой карте и в каком магазине в этом месяце повышенный кэшбэк, — даже если сейчас цена одинаковая, учитываю, сколько вернется потом. Максимальный кэшбэк был около 4500 Р за месяц.

Однажды в магазине заглянул в отдел с яйцами и удивился: 130 Р за С0. «Мы же не живем на Крайнем Севере, откуда такие цены? — подумал я. — Еще несколько месяцев назад было 70 Р». Но ажиотаж спал, и яйца стали стоить нормально. Подорожание мяса сказалось чуть больше, поэтому берем сразу много, чтобы были запасы.

Учитывая рост, мониторю цены в онлайн- и офлайн-магазинах с учетом бонусов, купонов и скидочных карт. Сколько так экономлю в месяц — сказать трудно, считаю не так досконально, наверное, в районе 1—2 тысяч рублей.

В магазин стараемся ходить со списком продуктов, но берем всегда больше, скидки и акции подкупают. Например, скидка 30% на мороженое — тогда приходится покупать целую ванну, два с половиной килограмма, и вечерами смотреть фильмы с мороженым. Все зависит от настроения: могу взять что-то дополнительное, чтобы порадовать себя, — орешки, шоколадки, фрукты и морские коктейли. Но и недостаток вкусного переношу легко.

Закупаем на неделю, чтобы и продукты не испортились, и было разнообразие. Онлайн заказываю еду для кота, хозяйственные товары, а офлайн — продукты, в качестве которых нужно быть уверенным или где нужно проверить срок годности.

На непредвиденные расходы деньги лежат в одном месте, откуда я могу в любой момент их забрать и воспользоваться. Но за прошедший год мы потратили все, что накопили: купили новый комплект сноубордов, велосипед, вышло 100 тысяч рублей. Еще одна будущая покупка — экшен-камера, чтобы снимать поездки на велосипеде и сноуборде. Хорошая и долговечная стоит примерно 30 тысяч рублей.

Последний полноценный отдых был зимой, катались на сноубордах в Шерегеше, за неделю на двоих вышло около 36 тысяч рублей. Сейчас планируем десятидневный поход на Алтай, чтобы любоваться природой, сумма будет значительно больше. С учетом новой экипировки, стоимости тура и других трат, думаю, выйдет примерно 120 тысяч рублей на двоих.

Финансовая цель

Хочу иметь подушку сбережений: для меня приемлемая сумма — 120 тысяч рублей, это примерно три месячных дохода. Они помогут мне в случае непредвиденных обстоятельств, чтобы не менять устоявшийся образ жизни.

Инвестирую 5—10 тысяч в месяц, остальную сумму откладываю на отдых, крупные покупки и непредвиденные расходы. У меня есть брокерский счет, в портфеле — российские и зарубежные акции, несколько фондов ETF. Были падения на 30%, но я держу акции в долгосрочную и не переживаю по этому поводу. Заглядываю в портфель несколько раз в месяц, в моменты пополнения и покупки новых бумаг.

Будущее

Сейчас я понимаю, что выбрал правильную профессию. Внутреннее спокойствие для меня важнее, чем высокий заработок и головные боли, которые к нему прилагаются. Посмотрим, как буду думать спустя какое-то время.

Но постоянно работать физически я не хочу. У каждого организма есть свой предел, в 40 лет уже не будет столько сил. Я хочу набраться опыта, понять как можно больше тонкостей — как работать с другими типами материалов, изделиями, например дверями и мебелью, — чтобы открыть свою мастерскую. На основное оборудование и материалы нужен стартовый капитал — порядка миллиона. Сначала буду работать сам, как и все начинающие предприниматели: нужно наработать клиентскую базу, показать эталон.

На этой работе меня тоже все устраивает. Свою мастерскую хочу, чтобы была возможность зарабатывать больше и понимание, что добился этого сам.

Тоже работаете в мастерской? Расскажите, как там у вас:

Хорошая альтернатива IT - свободный график, корпоративный повар, адекватное начальство. Если захотите переехать, то навыки столяра пригодятся и в Москве, и в Америке. За спокойствие приходится расплачиваться невысокой зарплатой, но главное, что на всё хватает, и в душе мир.

31

Люди, которые могут создавать что-то своими руками, всегда вызывали у меня уважение! У самой руки не оттуда))
Успехов герою статьи, работы очень красивые!

31

Андрей, а что такое "полноценная" семья?

5

Viktoria, когда люди не просто живут вместе, потому что им удобно, а планируют далекое будущее, в том числе и крупные траты. В этой семье по рассказу крупнейшая трата - это треккинговые ботинки за 25т.

1

Viktoria, когда просто сожительница становится женой и матерью твоей детей. Вот все эти "семеро по лавкам" и есть полноценная семья.

0
Герой Т—Ж

Папа пол жизни проработал столяром в собственной мастерской, клиентов не искал, они стояли в очередь на год вперёд. Но работа всё-таки физически тяжёлая, да и эмоционально тоже. Были всякие клиенты, с которыми приходилось поддерживать связь. Последние лет 10 работает водителем.

2

Как гендиректор и бывший владелец столярного производства, могу сказать, что больше половины описанного в статье - полная профанация! Срок изготовления лестниц, как на фото - от месяца на 2-х человек и неделя на отделку. А то, что столяр клеит ступени из брусков ( делянок) и на этом его обязанности заканчиваются, говорит о том, что он до сих пор выполняет работу на заготовке. Да и з\п в столярках сейчас не такие. А уж про то, что хочу- уйду, денег хватит и ладно и т.д. , вообще молчу!

0

Игорь, а какие зарплаты в столярках, если не секрет?
У меня у самого своя мастерская, но чисто как хобби, на заказ ничего не делаю. Ни разу не смогли сойтись с потенциальными заказчиками относительно цены изделия))

1

Вот что еще мы писали по этой теме

Сообщество Т—Ж

Лучшее за неделю