14.04
10K
6

Карьера: учиться на менеджера и психолога, уйти в рекламу, устать и начать с нуля редактором

Карьера: учиться на менеджера и психолога, уйти в рекламу, устать и начать с нуля редактором

В рубрике «Карьеры» читатели Т⁠—⁠Ж рассказывают, какие события и решения повлияли на их профессиональный путь.

Героиня этого выпуска с детства мечтала стать психологом, но учиться пошла на направление «основы бизнеса и финансов», потому что родители считали, что в этой сфере получится хорошо зарабатывать. Потом все-таки перевелась на психфак, но ни дня не проработала по специальности и несколько раз начинала карьеру с нуля.

Это история читателя из Сообщества Т⁠—⁠Ж. Редакция задала наводящие вопросы, бережно отредактировала и оформила по стандартам журнала.

Профессиональный путь

Поступила в колледж по настоянию родителей. В выпускном классе я планировала пойти в вуз на психолога, потом в аспирантуру по детской психологии. Но на семейном совете решили, что лучше поступить в Британский банковско-финансовый колледж в Москве. Тогда казалось, что изучение английского языка, бизнес-дисциплин и диплом GNVQ — который не выдается с 2007 года — помогут найти работу с высокой зарплатой. Почему-то в начале нулевых у моих родителей и у родителей моих друзей было мнение, что самые денежные профессии — это нотариусы, юристы и банковские работники. Причем никто из родителей не работал в этих сферах.

К психологам тогда не относились серьезно, не считалось, что на этом можно заработать. Родители говорили, что если пойду в психологи, то буду жить на одной картошке. Тогда я с ними согласилась. Это был первый раз, когда я перешагнула через себя ради сомнительной перспективы стать успешной в нелюбимой профессии.

К психологам тогда не относились серьезно, не считалось, что на этом можно заработать. Родители говорили, что если пойду в психологи, то буду жить на одной картошке. Тогда я с ними согласилась. Это был первый раз, когда я перешагнула через себя ради сомнительной перспективы стать успешной в нелюбимой профессии.

Так я стала учиться на специальности «основы бизнеса и финансов». Год учебы стоил 120 000 Р, оплачивали родители.

Работала официантом. На втором курсе колледжа мы с родителями договорились, что я должна самостоятельно платить за остальные свои потребности. Я устроилась работать в кафе.

Начинала с мытья посуды за 7000 Р в месяц, но через три недели освободилось место официанта, и меня взяли. Зарплата поднялась до 9000 Р плюс чаевые. Чай мы не делили между поварами и другими официантами, кто сколько заработал — все его. У меня в месяц получалось около 12—15 тысяч. С зарплаты часть уходила на еду и дорогу, что-то оставалось на одежду или развлечения. О накоплениях как-то не думала.

Дом и работа были в подмосковном городе, а учеба — в Москве. Я работала по графику 2/2, но по пятницам и субботам, если были крупные банкеты или свадьбы, выходил весь персонал. В будни начинала в 10:00 и работала до 00:00. В дни банкетов — до 02:00. Учеба была утром, с 09:00 где-то до 13:00, занятия старалась не пропускать.

В день своей смены я с учебы ехала прямиком на работу. Бонус в том, что на электричке от моего города до Москвы ехать полтора часа. Все это время я тратила на сон. Так добирала необходимые часы для восстановления после смены в кафе. Даже сны снились.

С коллективом в кафе повезло, работать было весело, но расти некуда.

Поступила в университет и нашла работу со стабильным окладом. Через два года я окончила колледж и заочно поступила на менеджера. У колледжа была договоренность с институтом: после учебы в колледже мы могли автоматом попасть на третий курс.

Решение было мое, но не осознанное. Я скорее шла по накатанной. Раз был готовый вариант с институтом, то надо было им воспользоваться.

Решение было мое, но не осознанное. Я скорее шла по накатанной. Раз был готовый вариант с институтом, то надо было им воспользоваться.

Я уволилась из кафе и стала искать работу со стабильным окладом в Москве.

Устроилась продавцом-консультантом в обувной магазин американского бренда. Туда брали без опыта и предлагали удобный сменный график 2/2, зарплата была 18 000 Р. Магазин находился на Киевском вокзале, и из моего города было удобно добираться на электричке без траты времени и денег на метро.

Я только помогала покупателям в зале, за кассой не стояла. За кассу пускали более опытных продавцов — кажется, для этого нужно было работать в зале от года. А я отработала всего четыре месяца.

Работала в Москва-Сити. Спустя четыре месяца подруга предложила место администратора в одной из башен в Москва-Сити. Я ушла из магазина и перешла к ней. Там я выдавала пропуска в офисы, обрабатывала корреспонденцию и отвечала за эвакуацию людей в случае ЧП. Но за время моей работы эвакуации были только плановые — раз в полгода.

Это был 2008 год, тогда Москва-Сити казался мне большой чудо-штукой. Было интересно там работать и наблюдать за людьми корпоративного мира. Английский язык, который я подтянула в Финансовом колледже, пригодился: часто на встречи приходили иностранцы и мне нужно было им объяснить, куда пройти и зачем мне нужен их паспорт, — для выдачи пропуска в здание.

Это был 2008 год, тогда Москва-Сити казался мне большой чудо-штукой. Было интересно там работать и наблюдать за людьми корпоративного мира. Английский язык, который я подтянула в Финансовом колледже, пригодился: часто на встречи приходили иностранцы и мне нужно было им объяснить, куда пройти и зачем мне нужен их паспорт, — для выдачи пропуска в здание.

Работа непыльная, в напарниках лучшая подруга, зарплата — 20 000 Р. Я осталась на два года. В зарплате за это время не сильно прибавила, были небольшие индексации. На момент увольнения я получала 21 000 Р. Учеба была по выходным, с работой не пересекалась.

Все-таки поступила на психолога. Проучившись год на менеджера, я поняла, что желание стать психологом никуда не делось. На четвертом курсе я перешла на факультет психологии: для этого пришлось экстерном сдавать около 60 предметов, но я была счастлива. Об аспирантуре уже не думала.

Экзамены были не сильно сложными. Проходили они примерно так: по конкретному предмету давали список тем для курсовых, я выбирала тему, готовила курсовую и ехала сдавать к преподавателю. После сдачи курсовой отвечала на дополнительные вопросы и получала оценку. Информацию искала в интернете. Пока писала, успевала разобраться в теме достаточно для того, чтобы получить зачет, большего не требовалось.

Когда я переводилась на другой факультет, мне уже был 21 год. Тогда я уже самостоятельно принимала решения, без оглядки на родителей. Но они меня поддержали. Говорили, что если я уверена в своем выборе, то надо дерзать. Но я на самом деле не знала, чего хотела, — наверное, просто закрыть собственный гештальт.

Когда я переводилась на другой факультет, мне уже был 21 год. Тогда я уже самостоятельно принимала решения, без оглядки на родителей. Но они меня поддержали. Говорили, что если я уверена в своем выборе, то надо дерзать. Но я на самом деле не знала, чего хотела, — наверное, просто закрыть собственный гештальт.

Устроилась секретарем и пыталась понять, кем быть дальше. На пятом курсе института я ушла в компанию по производству алюминия на должность секретаря. Зарплата увеличилась до 30 000 Р.

Я понимала, что такая работа не предел мечтаний, но успокаивалась, что после защиты диплома все станет куда лучше. Я решила выждать и понять, в какую профессию хочу пойти. Так прошло еще три года.

Я давно получила высшее образование, но ответа на вопрос, кем быть, не находила.

Я давно получила высшее образование, но ответа на вопрос, кем быть, не находила.

Ушла в рекламу. В свободное время я сочиняла стихи и короткие рассказы. Одна знакомая попросила написать текст о ее бизнесе, и результат ей понравился. Тогда меня осенило, что надо попробовать себя в рекламе. Креатив, позитив, все дела. Я решила стать копирайтером: писать рекламные тексты, слоганы, придумывать сценарии.

Для меня реклама была сияющим миром творческих людей, в основном благодаря кинематографу: сериалу «Безумцы» и фильму «Здесь курят», ну и классике — «99 франков». Люди рекламы были где-то около супергероев с невероятным талантом убеждать и огромной харизмой. Я хотела быть одной из них.

Для меня реклама была сияющим миром творческих людей, в основном благодаря кинематографу: сериалу «Безумцы» и фильму «Здесь курят», ну и классике — «99 франков». Люди рекламы были где-то около супергероев с невероятным талантом убеждать и огромной харизмой. Я хотела быть одной из них.

Вдохновившись идеей, я пошла гуглить, как же в эту рекламу попасть. После десятка запросов в поисковике контекст выдал афишу рекламного фестиваля Red Apple. Входной билет стоил 2000 Р. Денег жалко, но надо рискнуть.

Фестиваль походил на лопнувшего единорога: все яркое, здесь мигает, там переливается. Я никого не знала и в целом чувствовала себя самозванцем на празднике. Уже на выходе обратила внимание на стойку с визитками московских рекламных агентств. Среди них был анонс ярмарки вакансий.

На ярмарке агентства рассказывали о себе, вакансиях и возможностях в карьере. Один рекламный холдинг организовывал летнюю школу, чтобы воспитать себе сотрудников с нуля. Занятия длились месяц, самых активных приглашали на работу в штат. Это был шанс войти в профессию.

Уволилась и пошла учиться рекламе. Насколько помню, в летнюю школу брали всех желающих. Обучение было бесплатным, но и не оплачивалось как стажировка. Думаю, школа организовывалась больше для самой компании. Медиапланированию не учат в институтах, поэтому им было проще самостоятельно взрастить сотрудников.

Это был вводный курс: сформировали общее понимание, чем живет индустрия, рассказали отдельно о каждом медиа, показали интерфейсы исследовательских программ — если вкратце, они нужны для расчета эффективности рекламной кампании и построения целевой аудитории. В конце обучения познакомили со смежными департаментами: отделом баинга, который закупает рекламные места в СМИ, и отделом стратегии.

Основное направление агентства — размещение рекламы в СМИ или медиапланирование. Это работа с клиентами и исследованиями, огромные эксель-таблицы, презентации в «Пауэр-поинте» и умение считать.

Креативом там не пахло, работа скорее аналитическая. Это был второй раз, когда я перешагнула через себя в надежде кем-то стать.

Креативом там не пахло, работа скорее аналитическая. Это был второй раз, когда я перешагнула через себя в надежде кем-то стать.

Получила работу в рекламном агентстве. Не помню, было ли у нас финальное испытание, но после учебы меня пригласили на собеседования в два агентства холдинга.

Первое собеседование я не прошла — провалила часть с расчетами. После интервью меня посадили в отдельную комнату и дали листок с заданиями. Надо было без калькулятора посчитать НДС от суммы, сколько процентов одно число составляет от другого, умножить одно на другое столбиком и тому подобное. Это оказалось выше моих возможностей, несмотря на то, что я тренировалась перед собеседованием.

После второго собеседования меня взяли на должность ассистента в отдел медиапланирования. Платили 25 000 Р. Это меньше на 5000 Р, чем на прошлой работе, но такой шаг был инвестицией в будущее.

Выросла из ассистента в специалиста. В этом агентстве я проработала шесть лет, постепенно прирастали обязанности и ответственность. Я доросла до специалиста по медиапланированию и работе с клиентами.

Когда ты специалист, то уже сам полноценно общаешься с клиентом, разруливаешь проблемы и самостоятельно ведешь рекламную кампанию. Старший специалист помогает в сложных ситуациях, но основная ответственность на тебе. Каждый год доход вырастал на 10—15 тысяч. На шестом году стажа зарплата составила 80 000 Р. Плюсами шли ДМС и годовая премия.

Периодически в компании проводили тренинги, повышения квалификации. Но самый большой опыт приобретался на практике, в ежедневной работе.

Первые три года в агентстве были прекрасными. У нас был спокойный офис недалеко от культурного центра. С начальством и ребятами из команды сложились дружеские отношения. Как-то так получалось, что мне всегда везло с коллективом. Бывали косяки и конфликты, но мы никогда не переносили их на личные отношения. И если клиент был недоволен кем-то из нас, мы все вместе старались это исправить и помочь коллеге. Человеческий фактор и «чувство локтя» в рекламе особенно важны, ведь стресс и переработки в офисе считались обычным делом.

На четвертом году работы я начала ощущать первые звоночки. Желание развиваться то испарялось, то появлялось. Оправданием всегда были усталость и недосып, но с каждой такой волной ощущение, что что-то не то, усиливалось. В отпуск я ходила все 28 дней за год, следила за этим — иначе при таком режиме могут появиться проблемы со здоровьем.

Меня начали посещать мысли об увольнении и поиске нового занятия. Я старалась не обращать на это внимания: мол, выгорание случается с каждым, само вылезло — само пройдет. Не прошло. На качество работы это не влияло. У меня синдром отличницы: если от меня чего-то ждут, это «что-то» должно быть в лучшем виде, чтобы потом не краснеть за результат.

По своей сути, я законченный интроверт. К психологам не ходила, всегда обращалась внутрь себя и сама пыталась разрулить. Хотя при выгорании делать этого категорически не стоит, лучше обратиться к специалисту. Я пыталась понять, почему до сих пор нахожусь на нелюбимой работе, что останавливает сменить сферу. На это у меня ушло три года. Думаю, с профессиональным психологом я потратила бы гораздо меньше времени.

По своей сути, я законченный интроверт. К психологам не ходила, всегда обращалась внутрь себя и сама пыталась разрулить. Хотя при выгорании делать этого категорически не стоит, лучше обратиться к специалисту. Я пыталась понять, почему до сих пор нахожусь на нелюбимой работе, что останавливает сменить сферу. На это у меня ушло три года. Думаю, с профессиональным психологом я потратила бы гораздо меньше времени.

Решила покончить с рекламой, но что-то пошло не так. Сначала нас переселили в новый офис. Там был полный набор: корпоративная культура, опенспейс, высокое начальство рядом. Находить плюсы в работе стало еще сложнее, но я продолжала просто по инерции.

Еще через год от нас ушел крупный клиент — продуктовый ретейл с сетью гипермаркетов по всей стране. Рабочую команду распустили, нас попросили уйти. Была возможность перевестись в другой отдел, но желания не было. Ушли, насколько знаю, все. Выплатили то, что полагается при увольнении, других премий не было.

Я решила воспользоваться ситуацией, отдохнуть пару месяцев и подумать о новой сфере. У меня были накопления, 130 тысяч рублей, которые я растянула на четыре месяца. Первые два месяца тратила как обычно, а следующие два экономила на всем, где возможно.

Поиски проходили лениво, ничего не хотелось, а деньги заканчивались. Я понимала, что с шестилетним опытом в рекламе быстро найду работу, но откладывала этот шаг до последнего, непонятно на что надеясь. На какое-то внезапное озарение, видимо.

Поиски проходили лениво, ничего не хотелось, а деньги заканчивались. Я понимала, что с шестилетним опытом в рекламе быстро найду работу, но откладывала этот шаг до последнего, непонятно на что надеясь. На какое-то внезапное озарение, видимо.

В результате я пошла в другое крупное агентство. Опять в рекламу. Это был третий раз, когда я шла на компромисс с собой.

Снова работала в рекламе и еще больше устала. С собеседованием проблем не было — через час после него я получила место в штате. Попросила зарплату 90 000 Р. Должность и обязанности были те же.

На новом месте я продержалась год. За этот год успела прочувствовать всю «прелесть» работы в корпорации. Меня как будто в мясорубку затянуло. С коллективом снова повезло, но начальство шло по головам. Крик и давление — основные способы управления. Помню случай, когда вся команда просто выла от перегруза и старший коллега пошел говорить с руководством, что надо сбавить обороты и дать сотрудникам восстановиться. На это он получил ответ, что у нас плохой тайм-менеджмент и мы сами виноваты.

Задачи ставились так, что нужно было учиться читать мысли. Задавать вопросы было нельзя, если задаешь, их игнорируют, ведь мы профессионалы, должны сами все понимать. Из-за этого приходилось делать двойную работу. Например, нужно подготовить конкурентный анализ для клиента в виде презентации. Мы делали так, как считали правильным, а руководитель ожидал от нас другого — мы были вынуждены переделывать. Иногда не один раз. Но штрафов не было, компания соблюдала ТК.

Осень — самый напряженный период в рекламе. В это время мы приходили на работу в 10 утра, уходили в 2 ночи, на следующий день — снова к 10 утра, и так до конца года. Иногда работали по выходным. Я не видела разницы в днях, забыла о друзьях и близких. Моей формой одежды стали толстовка, джинсы и кроссовки.

Осень — самый напряженный период в рекламе. В это время мы приходили на работу в 10 утра, уходили в 2 ночи, на следующий день — снова к 10 утра, и так до конца года. Иногда работали по выходным. Я не видела разницы в днях, забыла о друзьях и близких. Моей формой одежды стали толстовка, джинсы и кроссовки.

После новогодних каникул мы продолжили работать в таком темпе. Плюс начальство периодически устраивало проверки компетенций сотрудников. Например, давали ситуацию и надо было описать порядок действий, чтобы решить ее. Задания составлял сам руководитель, и их надо было успевать сделать помимо основных обязанностей.

Со стороны выглядело так, что нам периодически нужно было доказывать право находиться на своей должности. Сейчас я понимаю, что руководитель хотел понять, где мы сильны, а где знания и навыки проседают, что нужно улучшить. То есть это как бы полезно и сотрудникам, и компании. Но нам не объясняли, зачем все это нужно, поэтому при выполнении таких заданий приходилось бороться с внутренним протестом.

Хуже всего, что я не видела результатов своей работы. Не было пути из точки А в точку Б, все дела слились в одно противное слово — текучка.

Хуже всего, что я не видела результатов своей работы. Не было пути из точки А в точку Б, все дела слились в одно противное слово — текучка.

Я вела рекламные кампании клиентов. Как правило, это годовые кампании. Месяц за месяцем я делала одно и то же. Размещала рекламные материалы в СМИ, составляла презентации и коммерческие предложения, подготавливала квартальные отчеты. И так по кругу. Не было внутреннего ощущения завершенности, как, например, в проектной работе, где есть начало и конец.

В сентябре 2020 года я ушла из рекламы, теперь уже окончательно.

Нашла вакансию редактора и счастлива на новой работе. Я увидела вакансию в одном телеграм-канале. Ни опыта, ни портфолио на тот момент у меня не было. Поэтому я предложила компании написать одну статью бесплатно и, если им понравится, поговорить о сотрудничестве. Это сработало. Статья им понравилась, и меня взяли.

Я устроилась штатным редактором в компанию, которая разрабатывает тесты для оценки персонала. По иронии судьбы работаю в сфере психологии: то, чем мы занимаемся, называется психометрика.

Я пишу статьи и посты о продуктах компании, чтобы объяснить, как они помогают решать HR-задачи, зачем нужна оценка персонала, и все в этом духе. Сейчас я получаю на 30% меньше, чем на последней работе в рекламе, — 60 000 Р. Но это вполне неплохо для новичка в профессии. Я знала, что так будет, и шла на этот шаг осознанно.

Сейчас мне 32 года, и я начинаю карьеру заново. Первое время поверить не могла, что от работы можно получать удовольствие. Просто праздник какой-то.

Сейчас мне 32 года, и я начинаю карьеру заново. Первое время поверить не могла, что от работы можно получать удовольствие. Просто праздник какой-то.

Редактуре училась по книгам и курсам Максима Ильяхова и продолжаю учиться. В общей сложности на обучение потратила около 20 000 Р. Параллельно учусь работать в «Фигме». Смотрю бесплатные курсы в интернете.

Стратегия на будущее

Главная стратегия на будущее — не идти на компромисс с собой, прислушиваться к своим чувствам и делать то, что хочется. Придет время, истинные желания все равно возьмут верх, и придется начинать все сначала.

Я не жалею о прошлом — каждое решение, каждая работа давали мне новый опыт, развивали полезные навыки. Но иногда я думаю: «А что было бы, если?..» Если бы пошла в аспирантуру и стала психологом? Если бы пошла работать в креативное агентство? Если бы ушла из рекламы с первого раза и не тратила время и нервы на второй заход?

Я не жалею о прошлом — каждое решение, каждая работа давали мне новый опыт, развивали полезные навыки. Но иногда я думаю: «А что было бы, если?..» Если бы пошла в аспирантуру и стала психологом? Если бы пошла работать в креативное агентство? Если бы ушла из рекламы с первого раза и не тратила время и нервы на второй заход?

Когда я перевелась на психфак, мне нужно было просто закрыть это желание, а что потом делать, не было ни малейшего понимания — я тогда не знала, чего хочу и кем себя вижу в будущем. Но мне всегда была интересна психология. Образование дало мне возможность лучше понимать себя и людей вокруг, оно точно не было лишним. Кроме того, я сейчас я работаю в компании, связанной с психологией, что нахожу довольно забавным поворотом в жизни.

Сейчас я хочу стать редактором, превратить хобби в дело жизни. Я в профессии только несколько месяцев, есть куда расти. Я, как штатный редактор, осознаю, что работаю в конкретной категории бизнеса, а психометрика — довольно узкая ниша. Чтобы стать реальным профессионалом, хорошо бы поработать в разном бизнесе: финтехе или ретейле, например. Думаю, придет время, когда глаз замылится или просто надоест писать об одном и том же. Тогда буду искать что-то новое или уйду на фриланс.


Екатерина Табатчикова
Возьмете что-то на вооружение в своем карьерном пути?

Менять профессию это естественно и даже необходимо. Жаль, именно в нашей стране это сделать очень сложно, особенно во взрослом возрасте, ибо через однобоких эйчаров не пробиться в большинстве случаев.

9
Герой Т—Ж

Жиза, тоже всё детство маман вещала, что становись экономистом или банкиром, будет вагон денег.

4

Коллеги, а вы используете результаты опроса, чтобы лучше понять проблемы читателей и нагенерить новые темы для статей?

3

Подумывал пойти в психологию с самого начала. Родители настояли на лингвистике. В итоге закончил кое как первое высшее, ближе к 30 начал переучиваться на психолога. О смене направления нисколько не жалею.

2

Интересный опыт. Я тоже сейчас начинаю все с 0. Хочу быть копирайтером, а потом редактором. Интереснее всего было прочитать, как Вы без портфолио ушли в редактуру. Надо будет попробовать этот способ :)

1

Знакомо. Сама в том же возрасте и начинаю путь с самого начала)

1