Как я ездила по миру, работала в ООН и стала волонтером в России

Рассказ читательницы

6
Как я ездила по миру, работала в ООН и стала волонтером в России

Это история из Сообщества. Редакция задала вопросы, бережно отредактировала и оформила по стандартам журнала

Аватар автора

Катя Булгакова

Страница автора

Волонтерство помогает вырваться из рутины, а кому-то — поменять к лучшему жизнь своей семьи.

Героиня этого материала родилась в Азербайджане, но считает себя человеком мира: помогала малоимущим семьям в США и детям в азербайджанских больницах, работала в ООН, боролась за права трудящихся и мигрантов. С 2013 года живет в России.

Она рассказала, как преподает уроки английского языка на добровольных началах, ездит с супругом к тяжелобольным детям, помогает фондам деньгами и находит на все силы и время.

Кто помогает

Эта статья — часть программы поддержки благотворителей Тинькофф Журнала «Кто помогает». В рамках программы мы выбираем темы в сфере благотворительности и публикуем истории о работе фондов, жизни их подопечных и значимых социальных проектах.

В марте и апреле мы рассказываем о волонтерстве. Почитать все материалы о тех, кому нужна помощь, и тех, кто ее оказывает, можно в потоке «Кто помогает».

Предыстория

Аватар автора

Диляра Варнаева

Страница автора

Я родилась и выросла в Баку, сейчас мне 38 лет. Люблю путешествовать, кататься на велосипеде, общаться с людьми, читать, слушать музыку, танцевать, помогать. Хорошо знаю азербайджанский, русский, английский, турецкий, испанский языки, и немного понимаю французский и арабский.

Еще я мама двух замечательных детей — Дианы и Тимура. Дочке сейчас семь и она учится в первом классе, Тимур на полтора года младше и только в сентябре пойдет в школу.

Помню, как в детстве приходила на выручку, если кому-то рядом было плохо. Одноклассник разбивал коленку — я прибегала с бинтами и зеленкой. Видела, что сосед по парте мучается с заданием, — предлагала помочь. Студенткой передавала ребятам копии конспектов. Помогала пожилым в транспорте, отзывалась на просьбы друзей и близких.

Люди вокруг удивлялись, что я такая заботливая, и спрашивали, зачем я помогаю. Хотя мне кажется, что нет ничего более естественного и нормального.

В 2005 году я уехала по обмену в США, где год изучала социологию. Все студенты несколько недель участвовали в волонтерских проектах — таким было условие отбора. Многие ребята были добровольцами столько времени, сколько требовалось по программе, но я не ограничивалась рамками.

В Штатах распространено волонтерство, поэтому я легко нашла организации, где нужна помощь. Так, я работала в крупной сети приема, продажи и экспорта за рубеж б/у одежды. Сортировала, упаковывала и развешивала вещи в магазине — они стоили копейки, чтобы их могли позволить себе малообеспеченные люди в США. Также компания отправляла одежду в другие страны в помощь многодетным семьям, родителям-одиночкам, людям в трудном положении.

Еще наш колледж поддерживал талантливых и усердных ребят из малоимущих семей — оплачивал их учебу в университетах. Мы с волонтерами помогали искать деньги: устраивали благотворительные ярмарки на Хэллоуин, Рождество, День Святого Валентина.

По выходным приносили еду одиноким пожилым людям, чинили и красили им заборы, общались, играли в настольные игры, чтобы сделать их жизнь радостнее.

Меня вдохновлял наш преподаватель социологии. Он выходец из резервации  , но смог получить хорошее образование. Преподавал в престижных вузах — Гарварде и Оксфорде, — и путешествовал по миру. Неожиданно для всех решил вернуться в родной край, чтобы учить детей из малоимущих и неблагополучных семей в обычном колледже. Туда я и попала по стипендии.

Когда он узнал, что в 19 лет я приехала в США одна, начал меня поддерживать. Я приходила к нему в гости, где познакомилась с его семьей и культурой, отмечала с ними День Благодарения.

Я увидела, что в Штатах людям легче решиться изменить свою жизнь, чем в постсоветских странах. И мне приятно осознавать, что в жизни нет правильного сценария, она может быть любой. Учитель не побоялся оставить крутой вуз и доход, и выбрал то, что считал важным. Это будто освободило меня от рамок. Я поняла, что могу взять ответственность за свою жизнь и двигаться туда, куда хочется мне, а не куда «‎надо»‎.

Мне хотелось найти свое место в обществе и профессиональной сфере. Мне важно, чтобы своей работой я могла приносить пользу другим, а в мире было больше света, добра и радости
Мне хотелось найти свое место в обществе и профессиональной сфере. Мне важно, чтобы своей работой я могла приносить пользу другим, а в мире было больше света, добра и радости

Волонтерство в разных странах

В 2006 году я вернулась в Баку. Здесь поступила на дипломатию и совмещала учебу с работой в сфере маркетинговых и социальных исследований. Через несколько лет продолжила трудиться в компании, которая оказывала юридическую помощь женщинам, столкнувшимся с бесправным обращением. Поскольку я разбиралась в социологии, — проводила соцопросы о насилии в семье, собирала статистику о проблеме.

В первый год учебы я поняла, что хочу продолжать активную жизнь и добрые дела. Вместе с близкой подругой и несколькими приятелями занялась благотворительностью.

Мы устроили праздник для детей в бакинской больнице: позвали волонтера-клоуна и привезли мешок с подарками. Еще вместе с местным «Ротаракт клубом»  организовывали курсы профессиональной подготовки для выпускников детского дома, чтобы они могли найти работу.

Также мы ездили в общества незрячих и неслышащих, узнавали о потребностях людей с инвалидностью. Чтобы найти деньги, я общалась с бизнесом, объясняла, как они могут помочь местным жителям. Мы договаривались с ресторанами о скидках на позиции в меню, приглашали бакинцев на вечеринки и получали часть денег от входных билетов. Еще собирали средства на праздничных ярмарках.

Благодаря этому мы заказывали производство специальных очков для слабовидящих людей, покупали слуховые аппараты и ортопедические кресла. Я, подруга и волонтеры создали что-то вроде фонда и помогали вплоть до 2009 года.

После университета несколько месяцев работала с подругой на мебельной фабрике в маленьком городке на юге Азербайджана. Там организовала читательский клуб и занятия по английскому языку, но местные жители мало вовлекались. Многие жили в закрытых консервативных семьях и не понимали, зачем я приехала.

Легко заниматься волонтерством в Штатах, где это принято, но здесь это шло с трудом. Вскоре подруга уехала в США к мужу, а я поняла, что хочу продолжить учиться за рубежом, и поступила в вуз в Швецию.

На новом месте я должна была окончить магистратуру, написать диплом и выпуститься, но вместо последнего снова начала волонтерить и стажироваться. Так в 2011 году попала в Международную организацию миграции  в Нью-Йорке.

В США меня и других стажеров отправляли на пленарные сессии ООН, где мы писали отчеты. Молодые ребята очень держались за это место и мечтали о карьерном росте, но я чувствовала, что хочу быть ближе к людям. Я знала испанский, поэтому попросилась в подразделение МОМ в Никарагуа, в Латинской Америке. Меня не отговаривали, но предупреждали, что там опасно: хотя открытого военного конфликта нет, преступления на каждом шагу. Меня это не испугало: я сделала прививки и поехала.

Люди в Никарагуа живут в ужасающих условиях. На улице то и дело происходят кражи. Я читала, как прохожих убивают за компьютер или кошелек. Мне советовали всегда носить с собой деньги и сразу отдать их при нападении. Однажды кто-то, проезжая на байке, сорвал рюкзак с моего плеча. В сумке тогда не было ничего ценного, но плечо после сильно болело.

В этих условиях я участвовала на конференциях, посвященных проблемам бедности, правам женщин, так или иначе связанных с миграцией. Я ездила по островам, чтобы общаться с местными жителями, ночью перемещалась в грузовиках. Мне крупно повезло, что я осталась жива. За стажировку мне не платили. Никарагуа — бедная страна, и мне хватило небольших накоплений: на них я смогла снять квартиру, питаться в кафе, перемещаться по стране.

С этим опытом в 2012 году я попала на уже оплачиваемую работу в Международную Организацию Труда при ООН в Женеве. Была в команде, которая издавала книги о защите прав трудящихся. Еще с несколькими активистами боролась за права ребят, которым не оплачивали стажировку в ООН. Мы создали сайт, собрали единомышленников и обращались к руководству подразделения — в итоге части стажеров начали платить.

Чтобы сделать досуг интереснее, я организовала интернациональный читательский и разговорный клубы. Мы обсуждали традиции, блюда, писателей, музыкантов, города и достопримечательности наших стран. Мне нравилось, что мы узнавали языки и культуры друг друга.

Волонтерство в России

Еще с 2006 года я часто приезжала в Москву на каникулах. В 20 лет узнала, что там живет мама — я не видела ее с раннего детства, как они развелись с моим отцом. Только повзрослев, я нашла маму и начала ездить к ней в гости, расспрашивала о ее жизни, родственниках, о маленькой себе.

В 2013 году я приехала в Москву к маме на Новый год. Тогда я заканчивала диплом в шведском вузе, думала о переезде в Африку для работы в международной гуманитарной организации, заодно записалась на курсы французского.

В те дни я повстречала будущего мужа, артиста детского театра Андрея, и передумала переезжать. Устроилась в компанию, в которой консультировала детей и взрослых об образовании за рубежом. В ней рассказывала, где и чему можно научиться, помогала подать документы. Еще параллельно преподавала английский.

Я не забывала о волонтерстве. Убиралась с друзьями на субботниках в парках, участвовала в благотворительных забегах в поддержку болеющих детей. Еще ездили с мужем в детские дома, где вместе со специалистами вели курсы о профессиях, проводили праздники в домах престарелых — там пригодилось актерское мастерство Андрея.

Когда дочка Диана только пошла в садик в 2019 году, я узнала о фонде «Настенька»  . Его в 2002 году учредила хорошая подруга мамы, филолог Джамиля Алиева. За три года до этого ее сын Мурат умер от рака, и Джамиля решила помочь другим так же тяжело болеющим детям.

Я начала ежемесячно переводить фонду посильную сумму в 500-1000 ₽. А спустя год захотела сделать для НКО что-то еще, потому что привыкла помогать делом.

На сайте «Настеньки» прочитала о волонтерском фандрайзинге  — оказалось, что можно привлечь средства в фонд, делая что угодно. Например, в кафе можно попросить друзей перевести небольшие деньги на помощь вместо чаевых. Можно также открыть сбор на сайте фонда по любому поводу.

Так я собирала средства в свой день рождения, дни рождения Дианы и Тимура, а Андрей запускал музыкально-театральный благотворительный сбор в честь выступления в детском саду. Мы были рады любой сумме, удавалось привлечь и 3200 ₽, и 7400 ₽.

Чтобы создать благотворительный сбор, я и Андрей писали в фонд «Настенька» о будущем событии и том, почему решили помочь и какой результат думали достичь. Прикрепляли фотографию и отправляли письмо по адресу fond@nastenka.ru
Чтобы создать благотворительный сбор, я и Андрей писали в фонд «Настенька» о будущем событии и том, почему решили помочь и какой результат думали достичь. Прикрепляли фотографию и отправляли письмо по адресу fond@nastenka.ru
Часто даже небольшие суммы складываются в значительные
Часто даже небольшие суммы складываются в значительные

Еще я вспомнила, что давно хотела начать заниматься английским языком со своими детьми. Меня осенило: почему бы не пригласить и их друзей, а деньги за урок отправлять в фонд?

Я рассказала в родительских чатах детского садика, что открываю группу по английскому языку. За одно занятие решила брать от 300 ₽, которые сразу отправляла в НКО. Я видела двойную пользу: ребята выучат язык, а фонд получит средства, на которые поможет тяжелобольным детям.

Когда было тепло, мы занимались на полянке и в парке недалеко от детского сада, а в дождь и холод сидели в кафе. В 2020 году мы с семьей переехали в более просторную квартиру в Подмосковье, которую взяли в ипотеку, — теперь занимаемся у нас дома три дня в неделю.

На одно занятие приходят максимум 10 человек, чаще — 5–6. К нам присоединяются новые дети, теперь и из школы, и я интегрирую их в нашу группу.

Большую часть урока мы болтаем на английском. Новые ученики, даже если не знают слов, сперва много слушают чужую речь и потихоньку учатся ее повторять. Ведь все мы так же учились родному языку: сначала много его слышали, а потом повторяли за родителями.

Дети все свободнее говорят на английском — это радует и дает силы продолжать. Правда, кто-то ходит без интереса, просто настаивают родители. Я не люблю «мучить» таких детей, человек должен делать то, что сам желает.

Уроки по английскому языку у нас проходят по понедельникам, четвергам и субботам. К моменту, когда я прихожу с работы, родители привозят детей к нашему дому
Уроки по английскому языку у нас проходят по понедельникам, четвергам и субботам. К моменту, когда я прихожу с работы, родители привозят детей к нашему дому

На уроках я видела, как детям хочется играть друг с другом. Они оставались у нас на час-два вечерами, болтали, собирали конструкторы. В те минуты я вспоминала, как росла в Баку, пока не было телефонов, — мы бегали по двору, играли в футбол, ходили в гости к друзьям. Была стихийная интересная жизнь.

Я поняла, что можно придумать с детьми кучу активностей на целый день, и эта идея вновь превратилась в благотворительный проект «Досуг с пользой». Теперь один-два раза в месяц по воскресеньям я, Андрей, наши дети и их друзья ходим в театры, играем в настолки, лепим, рисуем, танцуем, гоняем мяч.

Когда дети хотят, смотрим передачи, например о животных или вулканах, ищем страны и природные объекты на глобусе. Мы с Андреем учим разрешать конфликты, объясняем, для чего нужны правила в общественных местах. А наша знакомая Маша ведет кулинарные мастер-классы, учит детей готовить простые и вкусные блюда-пятиминутки.

За участие родители ребят переводят средства фонду «Настенька» — от 500 ₽. Я не беру деньги за организацию — для меня это гости. Чтобы была связь с семьями детей, я создала чат. В нем пишу расписание, отправляю фото и видео с детьми.

Детям хочется нового, и я счастлива, что мы создаем для этого комфортную среду
Детям хочется нового, и я счастлива, что мы создаем для этого комфортную среду
Детям хочется нового, и я счастлива, что мы создаем для этого комфортную среду
Детям хочется нового, и я счастлива, что мы создаем для этого комфортную среду
Детям хочется нового, и я счастлива, что мы создаем для этого комфортную среду
Детям хочется нового, и я счастлива, что мы создаем для этого комфортную среду
Детям хочется нового, и я счастлива, что мы создаем для этого комфортную среду
Детям хочется нового, и я счастлива, что мы создаем для этого комфортную среду

С 2020 года я работаю в «Спортмастере». Почти сразу начала переводить небольшие суммы в благотворительные организации, которые сотрудничают с компанией, например в фонд «Второе дыхание»  . Их пункты приема вещей стоят в нашем офисе и магазинах, и я отдаю им свою ненужную одежду.

Еще участвовала в акции «Платье. Брюки. Выпускной» — все собранные вещи фонд передает школьникам из 9 и 11 классов. Среди них дети из малоимущих семей, дети-сироты, беженцы, дети с инвалидностью или с особыми потребностями.

Также я оформила в Тинькофф перевод кэшбэка в фонд «Настенька» — об этой опции узнала в одной из публикаций НКО.

Распределение времени

Я работаю пять дней в неделю, два из них — из дома. Еще как преподаватель даю платные уроки английского. Решила выделить на них всю субботу, чтобы не занимать дополнительное время на неделе — тогда не смогла бы быть с семьей.

Вечерами по понедельникам, четвергам и субботам занимаюсь английским языком с моими детьми и их друзьями. В понедельник Андрей собирает всех из школы, приводит и кормит, в другие дни ребята добираются вместе со своими родителями. Также кто-то из взрослых регулярно привозит детей из детсада. Одно или два воскресенья в месяц мы с Андреем, Дианой, Тимуром и другими ребятишками выбираемся в город, весело играем во дворе или дома, общаемся.

Новая квартира в Подмосковье сильно нас выручает. Раньше было трудно находить место для досуга с группой детей: кафе и другие площадки нам отказывали, не понимали, зачем мы это делаем. Я удивлялась, насколько в России не распространено волонтерство, раз так тяжело найти сторонников.

В хозяйстве мы с Андреем все организовали так, что тратим минимум времени: посуду моем в посудомоечной машине, а дети сами складывают на место игрушки и вещи. Мы им объясняем, почему важно убирать за собой, ведь так они освобождают пространство для игры, и это в их интересах.

Что дает волонтерство

В добровольчестве, как и всюду по жизни, есть трудности. Рано или поздно я устаю и чувствую, что нужен перерыв. Иногда я расстраиваюсь, когда знакомые подозревают что-то неладное и не верят, что можно помогать от души. Даже родители, чьи дети приходят к нам домой, сначала не понимали, зачем я это делаю. Они рассказывали, как ломали голову над тем, что кроется за моим волонтерством, и приняли это лишь со временем.

За границей в добровольчестве есть что-то взаимное: ты даешь — и дают тебе, люди принимают помощь и благодарят за это. Здесь мне бывало трудно не терять веру в то, что я делаю.

В эти непростые минуты меня поддерживает семья. Андрей всегда на подхвате и готов помочь со всеми моими задумками. Благодаря ему научилась отдыхать, и иногда я делаю паузу в общественной деятельности. Конечно, я не смогу изменить весь мир, и многое останется как было. Думая об этом, можно опустить руки, а можно продолжать что-то делать.

Я не могу представить себя без волонтерства. Оно помогает увидеть разные грани жизни, узнать проблемы, с которыми сталкиваются люди. В каждом проекте я будто проходила бесплатный курс повышения квалификации и обучения навыкам. Росла как организатор, расширяла связи.

Я чувствую, что живу, выхожу за рамки привычной рутины. Еще мне удается заразить этим других. Моя знакомая, чей сын ходит в детский сад вместе с Тимуром, придумала свой проект в помощь фонду «Настенька»: выступает с приятелем на Новый год перед детишками в Подмосковье, а деньги за это родители переводят в НКО.

Андрей помогал украшать под Новый год квартиры, которые фонд арендует рядом с больницами. В них бесплатно живут дети с родителями в ожидании пересадки почки или на время обследования и лечения, если им не нужно находиться в палате. Вместе с Дианой, Тимуром и мешком подарков муж приезжал к подопечным, водил хороводы, читал стихи — получился настоящий праздник.

Я надеюсь, что наши занятия с детьми помогут им в их становлении. Возможно, когда им нужно будет решить, сделать ли что-то плохое или хорошее, они вспомнят светлые моменты из детства. Мне важно что-то делать, чтобы дети вырастали добрыми, честными и свободными, получали хорошее образование и верили в себя.

Как тоже присоединиться к помощи детям

Фонд «Настенька» с 2002 года помогает детям с онкологическими и другими тяжелыми заболеваниями. Вы можете поддержать работу организации, оформив регулярное пожертвование:

  1. на сайте фонда «Настенька»;
  2. в сервисе «VK.Добро»;
  3. через мобильное приложение Тинькофф и сервис Тинькофф «Кэшбэк во благо».
А с чего начался ваш путь волонтерства?
Комментарии проходят модерацию по правилам журнала
Загрузка

Вот что еще мы писали по этой теме

Сообщество