ПРОМО
Освойте инвестиции и получите до 20 000 ₽

«Почувствовала свою власть»: 10 историй о незабываемой практике в университете

Отчеты читателей

Университетская практика должна стать знакомством с профессией, но иногда оборачивается настоящим испытанием.

Черная работа, странные поручения и неожиданные бонусы — читатели Тинькофф Журнала поделились студенческими воспоминаниями.

Это комментарии читателей из Сообщества. Собраны в один материал, бережно отредактированы и оформлены по стандартам редакции.

Отчет № 1
«Так часа четыре и просидели в засаде»

Проходила практику в универе два раза. В первый раз можно было выбрать только то, что предлагал сам вуз. Так как я училась на политологии, в ассортименте были платная поездка в Брюссель, стажировка в странном и никому не известном журнале или стажировка в предвыборном штабе муниципального депутата от «Справедливой России», который, насколько помню, избирался в городскую думу. На последнем варианте мы с моими универскими приятелями и остановились.

В первые три дня нас поставили раздавать листовки возле так называемых кубов. При этом даже пообещали оплатить эти смены — наверное, чтобы мы не слились, как сделали более сообразительные старшекурсники. Раздавать листовки нужно было часов до шести, после чего за нами должны были приехать координаторы штаба, чтобы забрать эти самые кубы. В первый же день они опоздали чуть ли не на полтора часа. Никто их, естественно, не дождался, поэтому на следующий день на нас еще и наехали. Кубы-то дорогие!

Я человек простой: если ко мне относятся без уважения, стараться ради этих людей точно не буду. Поэтому раздавала листовки максимально пассивно. В один день, когда мне не достался куб, вообще гуляла по таганским дворам и потихоньку выбрасывала их в разные мусорки.

Затем нас ждали новые задания. У депутата была своя юридическая фирма, которая занималась обращениями местных жителей. Мне пришлось дня три их перебирать. Надо было находить сканы заявлений на еле работающем компьютере, заносить их в огромную тетрадь, где фиксировалось, куда потом эти обращения пойдут. В то же время мои приятели сидели в штабе и натурально перекладывали никому не нужные бумажки из стопки в стопку. Стоит ли говорить, что сами сотрудники штаба ничего особо не делали, пока на пороге не появлялся мундеп. Увидев, что их подход больше напоминает имитацию бурной деятельности, а не продуманную стратегию, я поняла, что работать по специальности точно не буду. Истории преподавателей, у которых был опыт работы в предвыборных штабах, только подтвердили это.

В предпоследний день нас попросили последить за конкурентами нашего депутата. Они собирали подписи жителей, чтобы их кандидат мог избраться, а нам нужно было сидеть недалеко и снимать на камеру место, где все это происходило. Чтобы потом наш кандидат мог сказать: «Да откуда у вас столько подписей? Видно же, что никто не подходил». Так часа четыре и просидели в засаде.

Но самое интересное началось в последний день практики, когда мы пришли за документами и денежками за пару смен, которые нам обещали. Сначала нам никак не могли подготовить характеристику и другие бумажки, которые нужно было отнести в вуз. Потом начали придумывать отмазки, чтобы не платить: каждый раз мы были виноваты в чем-то новом. Еще и оценки поставили плохие, хотя, кроме истории с кубом в первый день, претензий к нам особо и не было. В итоге мы качали права, потом отправились к самому депутату в офис той самой юридической фирмы, пояснили ситуацию. Туда же потом вызвали тех самых координаторов, которые явно не ожидали нас увидеть.

Депутата, кажется, ситуация позабавила. Заплатил он нам из своего кармана — вроде около 2000 Р на каждого, нас было трое. Купила потом на эти деньги кеды.

А еще оказалось, что все это было не очень законно, потому что студентов нельзя привлекать к агитации. Узнали мы это, когда наш декан встретил моего одногруппника на улице с листовками и, мягко говоря, удивился.

Отчет № 2
«Наворовала кучу забытых в столах шпаргалок»

Пять лет учебы подарили мне абсолютно незабываемые практики: стандартную геодезическую практику с беготней по полигонам; ознакомительную в дебрях торговых центров, чтобы мы понимали, как вообще выглядит вот эта ваша вентиляция в жизни; выезд в московскую вентиляционную фирму с экскурсиями на заводы и множеством интересных лекций; преддипломную в реальной проектной конторе с реальными проектами все по той же вентиляции.

Вывод: теперь я ненавижу вентиляцию, а самой запоминающейся практикой стало лето после третьего курса. Сразу после экзаменов мне посчастливилось заболеть ветрянкой. Ни о какой практике речи не шло, так что меня перекинули на кафедру теплогазоснабжения и вентиляции с непонятными перспективами.

За оставшийся месяц я познакомилась с преподавателями, перемыла все кабинеты и установки на кафедре, изучила все предстоящие лабораторные и, пока разбирала архивы, наворовала кучу семестровых работ и забытых в столах шпаргалок. Практика так себе, но польза на ближайшие два года получилась весомой.

Отчет № 3
«Собирали лекарственные растения в лесу, делали гербарий»

За пять лет учебы на фармацевтическом факультете было несколько практик — интересных и не очень. Самые скучные были на первых курсах в производственной аптеке. Делать лекарства самим, конечно, не давали. Занималась фасовкой, уборкой и прочим.

Самая классная практика была на третьем курсе на базе пансионата. Она была ботанической: мы собирали лекарственные растения в лесу, делали гербарий. При этом были на полном обеспечении — едой, водой, жильем. Вечерами были предоставлены сами себе: танцы, велосипеды в прокат, шашлыки, песни под гитару. Ездили всем курсом, что нам позволило узнать друг друга лучше и подружиться.

На пятом курсе официально была практика в аптеке — первый стол и все такое, — но наш вуз по договоренности часть студентов направлял на стажировку на фармзавод. Тут-то я и нашла себя. Я уже более-менее представляла, чем хочу заниматься дальше, и эта стажировка только подтвердила мои желания. Так и связала жизнь с производством.

Отчет № 4
«Мешками тащили булочки и пирожки»

На первом курсе проходила практику у уполномоченного по правам человека своего региона. Мадам сидела в старинном здании в шаговой доступности от резиденции губернатора. Действовал пропускной режим. Нам, студентам, сделали пропуска — на эту практику вызвалось трое. После учебы мы бегали к уполномоченному и выполняли поручения: разбирали почту, присутствовали на приемах, клеили марки, относили на главпочтамт отправления, отстаивая огромные очереди.

Сотрудники нас водили в столовую. Цены в столовой резиденции губернатора оказались ниже, чем в нашей студенческой. Мы до отвала наедались булочками и пирожками, которые стоили дешевле 5 Р, кушали салаты, супы и второе. За 30 Р можно было поесть от пуза. Из столовой мы мешками тащили булочки и пирожки.

На этой практике я познакомилась с первокурсницей философского факультета, она работала волонтером. С тех пор прошло 16 лет. Мы до сих пор дружим.

Отчет № 5
«Загорали на сваленных палетах или гоняли туда-сюда шарики от подшипников»

После третьего курса Бауманки проходили месячную практику на подшипниковом заводе: кого в бухгалтерию отправили, кого за станок, а меня — в отдел технического контроля при сепараторном цехе.

Женщины, к которым нас прикрепили, целыми днями трепали языками в своей комнате и заходили в цех, только когда мы упрашивали дать нам какую-нибудь работу, — например, показывали, что мы тут можем проверять, в частности качество сверления. На одном станке сверлили соединительные отверстия, на другом снимали фаски. Если при этом отверстие и фаска не совпали на пару миллиметров — значит, не судьба, примерно каждый второй сепаратор имел такие рандомные фаски.

Женщины за станками, которым мы на это указали, окрысились: ишь, мол, мы тут дцать лет сверлим, а приперлись какие-то студентки и их поучают. В остальное время мы или помогали другим студентам упаковывать сепараторы, чтобы хоть чем-то заняться, или загорали на сваленных палетах, или гоняли туда-сюда шарики от подшипников, благо этого добра там валялось немерено. В обеденный перерыв перед цехом работяги играли в домино, разговаривали матом. Заводская столовая — отдельное развлечение.

В итоге освоили технику подачи заявлений об отгуле за свой счет и на заводе почти не появлялись: все равно смысла никакого.

А через несколько лет завод закрылся, всех сотрудников, как нынче принято говорить, «высвободили». Была там пару лет назад — теперь на его месте строятся очередные высотки, а мой цех перестроен под спортивный комплекс. В стране дефицит подшипников, потому что их, оказывается, почти и не производят.

Отчет № 6
«Ходили и горстями набирали детали в карманы»

В конце 90-х я попал на практику на завод. Больше всего запомнилась игрушка, которая там производилась, — «Дюймовочка». В огромном цеху стояли металлические ящики с деталями от этой игрушки. Один с пружинками, другой с шестеренками, третий с лепестками, в четвертом были сами Дюймовочки.

Мы с друзьями ходили и горстями набирали детали в карманы, штук по 30—40, каждый день разные. Никто нас не проверял. Потом я дома собрал несколько игрушек.

Уже больше 20 лет прошло, так и валяются у родителей в квартире.

Отчет № 7
«Столкнулись с кучей людей, обиженных жизнью»

Я училась на торговое дело в одном из известнейших топовых московских вузов, специализирующихся на экономических науках. Там нам обещали практику по специальности. Прямо перед ней меня уволили с работы, поэтому ни найти новое место практики, ни проставить печать на старой работе я не смогла.

Я и еще шесть человек из потока пришли с повинной в наш центр развития карьеры, чтобы наш чудесный вуз предложил место практики. После долгой нервотрепки центр развития карьеры отправил нас на практику — работниками торгового зала в «Метро».

Мы поняли, что это ад, когда осознали, что магазин находится в Мякинине и добираться туда нужно было не меньше двух часов — на метро и автобусе. Корпоративный автобус вроде как был, но не для нас.

Мы, будущие «микроэкономисты», месяц пахали 5/2 забесплатно. Разгружали коробки, консультировали покупателей, выкладывали товар, печатали и расставляли новые ценники, пока основные работники сидели в подсобке и чесали языками. Столкнулись с кучей людей, обиженных жизнью, которые пытались самоутвердиться за наш счет: буквально каждый день старались нам намекнуть, что, несмотря на свою вышку, мы работаем бок о бок с ними. Что самое страшное — мы все были молодыми девчонками, поэтому столкнулись с домогательствами разной степени паршивости от взрослых грузчиков, мерчандайзеров и прочих.

Мы, конечно же, жаловались куратору практики в магазине. Девочка-кадровик, которая нас вела, лишь смущенно улыбалась, обещая провести профилактические беседы с работниками магазина. Куратор практики в университетском центре развития карьеры прочитала лекцию, что мы неблагодарные: вуз соизволил предоставить место практики, а мы еще и чем-то недовольны. В конце концов нам пришли на электронную почту письма, что наши жалобы надоели месту прохождения практики и, если мы не перестанем жаловаться, нам ее просто не зачтут.

К счастью, месяц этого ада закончился. Это был очень хороший жизненный урок. Вся ситуация научила меня главному принципу жизни в России: не обманешь — не проживешь. Ведь после защиты оказалось, что куча моих одногруппников купили печати ООО «Ромашка» и спокойно подделали все необходимые документы для зачета практики. Никогда не стоит полагаться на то, что какой-то общественный институт сможет тебе помочь в трудной ситуации.

Отчет № 8
«Нас, будущих программистов и инженеров, отправили на завод»

Самое ужасное во всех студенческих практиках — это, конечно же, отчеты! В которых, согласно требованиям, должны быть описания изученного материала, полученные практические навыки и прочее.

Нас, кафедру автоматизированных систем обработки информации и управления, то есть будущих программистов и инженеров, отправили на третьем курсе на завод. Мне еще повезло, что из какой-то допотопной самописной программы надо было выудить данные и самому в «Эксель» научить ее выводить. И то это было дело одного дня для третьекурсника, зато «дневник практики» удалось заполнить.

Одногруппник же вообще не знал, что делать. Он всю практику паял одни и те же платы, за которые рабочим платили мало, а самих плат скопилось много.

Отчет № 9
«Верю, что кому-то из потерпевших я тогда помогла»

Училась в академии права на юриста. Первая практика была ознакомительная: по неделе в районном суде, отделе полиции и районной прокуратуре.

В суде меня научили сшивать дела и делать описи. В полиции посадили к дознавателям на трехногий табурет в кабинет с ободранными обоями, и я целый день подпирала стенку спиной. Эта практика отбила желание работать в полиции. Яркое впечатление — как дознаватель взяла черный мусорный мешок и вытряхнула из него на пол кучу мобильных телефонов перед потерпевшим.

В прокуратуре писала заключения на отказные материалы из полиции. Это понравилось больше всего. Интересно было читать материалы, находить недостатки — нет протокола допроса, фотографий и так далее — и возвращать их с заключением прокурора. Почувствовала свою власть — шучу. Возвращала почти каждый отказной материал.

Верю, что кому-то из потерпевших я тогда помогла, но скорее — только вызывала лютый гнев участкового. В результате работаю юристом в коммерческой компании.

Отчет № 10
«Когда пришло время зачета, оказалось, что в их головах не отложилось ни-че-го»

Я училась по специальности «учитель информатики» в одном из региональных госуниверситетов в 2004—2009 годах. На пятом курсе у меня была практика преподавания в моем же вузе. Сначала ко мне попала группа первого курса по специальности «государственное и муниципальное управление», но я отказалась от них. Большая часть детишек оказалась с гонором, общаться с ними было крайне тяжело.

Вместо них мне дали группу первокурсников-психологов. В группе были одни девчонки. Семестр пролетел быстро, легко. Девочки слушали меня, глядя кристально ясными глазами, послушно писали в тетрадях, говорили, что им все понятно, когда я спрашивала об этом. Я с гордостью думала: «Как же у меня хорошо получается!»

А когда подошло время зачета, оказалось, что в их головах не отложилось ни-че-го. Либо они просто не хотели сдавать зачет, а я была слишком мягка в свои 20 лет, чтобы настаивать. В общем, решила, что для них информатика — не предмет первоочередной важности, и проставила всем зачет автоматом.

Алёна Хоперскова
Алёна Хоперскова
А чем вам запомнилась практика в вузе?
Комментарии проходят модерацию по правилам журнала
Загрузка
Не Он
Герой Т—Ж 🏆🏅
Изображение пользователя Не Он
8
Ванесса Семеновна

На одну из практик нас отправили работать вожатыми в детский лагерь. Лагерю профит - бесплатная рабочая сила, нам профита было меньше - всего лишь зачет. Нам было по 18 лет и вожатые из нас, откровенно говоря, были хреноватые, не смотря на всю подготовку до. Первые дни ходили по лагерю и если пересекались друг с другом - делали взрослое лицо, щурились на бейджик и всячески старались не смеяться: "Светлана... эээ... как там тебя... Владимировна, скажи-ка...". К тому же в первый день мы сломали единственный будильник и все оставшиеся 3 недели пришлось научиться просыпаться вовремя самим, чтобы вовремя поднять отряд. До сих пор неловко перед теми детьми за не самую интересную для них смену, но к концу, вроде, стало получше. В последний день мы так устали от недосыпа, что в тихий час закрыли оба выхода из корпуса на ключ, завалились дрыхнуть в вожатской, а наши дети - 2 смежных отряда 10-леток - бегали по прямой от двери до двери через весь корпус и орали, орали, орали.

К концу обучения я уже работала по специальности, поэтому проходила практику сама у себя. Так в документах и писала, мол, Ванесса Семеновна прошла практику у Ванессы Семеновны, сверху шлепала печать учреждения. Было забавно.

6
Heyliss

У меня одна классная практика была - археологическая. На месяц в лесу в Подмосковье ставился лагерь: палатки, полевая кухня, костёр и вокруг него лавочки. Туалет - яма, мыться надо было в реке. До ближайшей хотя бы дороги, где машины ездят 6 км. Рядом с лесом поле, в нем раскоп. Работы начинаются в 7, где-то в 12-13 начинается обед и перерыв, пока солнце сильное, затем с 15 ещё до 18-19 работы. Копали, скребли, счищали, двигали отвал, просеивали землю. Сначала было страшно и тяжело в таких условиях. Но в моменте начинаешь действительно совсем по-другому на это смотреть. Ведь была самая вкусная гречка с тушенкой на обед, самый вкусный чай из алюминиевой кружки. Самые громкие песни над костром. Самые лучшие друзья, с которыми выпивали по вечерам и праздникам, прятались с бутылками от начальника экспедиции и смотрели на заезды. Было здорово и незабываемо)

6
SNezhnaya_bulka

Heyliss, тоже была в археологической, только в Тыве. Почти все время зачищали курганы. Помню в последний день отправили разбирать скелет (его уже отфотали и зарисовали), счищать с него песочек и перекладывать кости в коробку.
А еще на выходных нас вывозили в город!!! Ну как в город, в Кызыл, но тогда это было верхом цивилизации! :)
PS: да простят меня тувинцы)

2
Mariia Nikitina

Heyliss, яв школе была в археологической практике-о да, это незабываемо классно! Вот бы опять туда )

0
Анастасия Харитонова

У меня лично были нормальные практики. Переводы, преподавание второму курсу и посещение конференции, которая шла пять дней. Зачем и что там было - спустя 11 лет я не помню.

Но вот однажды кое-кому досталась библиотека. Как вы думаете, что должен уметь студент лингвистического вуза? Таскать книжки с места на место! Ребята две недели это и делали. Хотя неизвестно, кто более счастливый - они или я, которая выискивала обороты, как бы получше выразиться в тексте про белоэмиграцию. Хотя после той практики я задержалась на несколько месяцев. Работала бесплатно, но зато это был живой опыт...

3
Alexandra Orlova

Получила задание в бюро переводов и уехала на моря.
Переводы, если что сделала.

2
Школопанда

училась на психологическом. проходила практики в школе, центре реабилитации, колледже и аэропорте. мне понравилось, один раз даже платили)

2
Артем Макаренко

Школопанда, а в аэропорте зачем психолог?

0
Ирина Шабалкина

Проходила практику в налоговой инспекции, заслали в архив, раскладывать бумажки по папкам, но я познакомилась с женщинами из отдела выездных налоговых проверок и упросила взять меня с собой на одно из таких мероприятий. По итогу лучше бы сидела в архиве... Выездная проверка заключалась в том, что ездили по магазинам близлежащих сел и деревень и кошмарили местных предпринимателей, выписывая штрафы за то, что в их магазине не выдавали чек при покупке

2
Biggus Nickus

Я помню только полтора года пред и постдипломной практики (практика затянулась), на которой я освоил три профессии - электромонтажника, электрогазосварщика и монтажника КИПиА. Мне ещё и платили почти $1000 в месяц.

1
Chesnochetti

Я училась на филолога. На летней практике группа должна была ехать в деревню и собирать у носителей фольклор, на втором курсе диалекты, на третьем что-то там еще. Универ был довольно далеко от города моего проживания, жила я в общаге и оставаться там на половину лета мне вообще не хотелось. Короче каким-то образом я уговорила препода не ехать в эту деревню, а пособирать фольклор дома (я живу на Севере, у нас тут есть возможность встретиться с коренными малочисленными народами и пообщаться — а если уж еще проще хочется, то сходить в краеведческий музей или почитать соответствующую литературу). Что собственно я и сделала, написала какой-то там реферат по книге, поставили зачет) На втором и последующих курсах не делала и этого, не помню уже как, но удалось избежать)))

1

Сообщество

Популярное за неделю