Читатели Т—Ж регулярно рассказывают о тонкостях разных профессий.

Наш новый герой учился на железнодорожника и работал экологом, но в итоге стал ювелиром. Он рассказал, сколько стоит сделать краснодарскую копию браслета Bvlgari, страшно ли работать с украшениями за сотни тысяч долларов и правда ли, что некоторые под видом драгоценных камней покупают стекло.

Образование

Мой дед был машинистом электровоза, и родственники меня убедили, что работа на железной дороге — это стабильно, прибыльно и перспективно со всех сторон. Поэтому я поступил в железнодорожный вуз на специальность «Электроснабжение железных дорог». Через два года понял, что это вообще не мое, и перевелся на «Инженерную защиту окружающей среды».

После университета мне хотелось заниматься исследованиями, и я пошел в аспирантуру. Проучился там два года и бросил: оказалось, что работы многих исследователей так и остаются теоретическими, внедрять их никто не спешит. Это огорчало. К тому же преподавателю сложно что-то заработать: нагрузки много, а зарплата небольшая. Как ассистент кафедры я получал 8000 Р, еще была стипендия — 4000 Р.

Параллельно с учебой в аспирантуре устроился экологом в крупную торговую фирму, получал там около 30 тысяч рублей в месяц. Потом начал подрабатывать на фрилансе в одном проектном институте. Проекты были тоже экологические, но в области строительства и модернизации железнодорожных путей. За день я мог получить около 5 тысяч рублей. В некоторые месяцы проектов было много, в другие весь мой заработок составлял 10 тысяч. Но поскольку я еще учился в аспирантуре, у меня была стипендия и общежитие.

При такой работе у меня оставалось много свободного времени. Я решил найти себе хобби — и остановился на ювелирке. Почему так случилось, сложно сказать: знакомых ювелиров у меня не было, опыта в этом деле — тоже. Но «ювелир» звучало красиво. Интересно было попасть в этот мир золота и бриллиантов.

Через поисковик я нашел ювелирные мастерские в городе, начал их обзванивать, просил, чтобы меня взяли учеником. Буквально во второй согласились — при условии, что инструмент куплю сам. Я купил бормашину, набор надфилей — это такие миниатюрные напильники, — лобзик, несколько штихелей, которыми режут металл, наждачную бумагу, полировальные пасты, а также плоскогубцы, круглогубцы, кусачки и так далее. Это обошлось примерно в 20 тысяч рублей.

На освоение базовых приемов работы понадобилось около трех месяцев, столько же ушло на оттачивание этих навыков. По идее, за полгода ежедневной практики я стал ювелиром минимального уровня. А может, и не минимального.

Все это время я работал бесплатно, но и платить за обучение мне не пришлось: человек, который меня взял, передавал добро по цепочке.

Его когда-то так же бескорыстно обучил другой мастер.

Мне выделили верстак, сказали купить мельхиор или нейзильбер — это сплавы, которые похожи на серебро, но стоят дешево.

Сначала учишься гнуть, рихтовать металл, плавить его, тянуть проволоку, паять, пробуешь разными способами закреплять камни. В первые разы обязательно что-нибудь ненароком сплавишь. Постепенно начинаешь чувствовать металл и температуру при пайке, понимать, когда еще можно греть, а когда он уже начнет плавиться. Осваиваешь более сложные приемы работы — и когда мастер видит, что ты уже уверенно справляешься с учебными проектами, понемногу начинает давать реальные заказы.

Новичкам чаще всего доверяют ремонт: запаять цепочку, напаять ушко у подвески, изменить размер обручальных колец без камней. Иногда кольца можно просто растянуть или сжать на специальном приспособлении, которое у ювелиров называется «буратино» из-за большого конуса сверху.

Чаще всего у людей перетираются звенья в цепочках, камни выпадают из оправы и теряются, нужно их заменить, либо кольца не подходят по размеру, надо уменьшить или увеличить. Иногда беременным женщинам кольцо приходится скусывать прямо с пальца, потому что из-за набранного веса и отеков они не могут снять украшение, а палец уже передавило.

Моим первым заказом была как раз починка золотого крестика, у которого перетерлось ушко. Поначалу паять чужие украшения волнительно, боишься случайно расплавить изделие, но у меня все получилось, на ремонт и полировку ушло где-то полчаса.

Мне ремесло давалось легко. Я сидел допоздна, максимально вкладывался и старался всегда все делать как можно качественнее. В 2013 году я перестал совмещать работы и окончательно ушел в ювелирное дело.

Суть профессии

Я занимаюсь изготовлением ювелирных изделий по индивидуальным эскизам, ремонтом ювелирных изделий и полировкой швейцарских часов.

Наши клиенты — это в основном люди с доходами выше среднего. Молодежь все меньше интересуется ювелирными изделиями: это поколение наших мам и бабушек мечтало о шубах, серьгах и кольцах, а сейчас девочки хотят последний Айфон и путешествия. К тому же доходы населения падают, а предметы роскоши в такой ситуации страдают первыми, простым людям не до них.

Обычно клиенты либо приходят с фотографиями из интернета, либо на словах описывают, чего им хочется, а мы ищем что-то похожее в сети. Хорошо рисовать для ювелира необязательно, главное — изобразить изделие так, чтобы поняли другие люди. Нужно иметь хорошее пространственное мышление, уметь представить украшение со всех сторон и продумать все технологические моменты при его изготовлении. Корректировать изначальные идеи приходится почти всегда: профессионалу сразу видны подводные камни, о которых клиент не догадывается.

Красота — дело очень субъективное. Бывает, людей не устраивает то, что получается в итоге. Как-то раз мы делали обручальные кольца с именами молодоженов, написанными шрифтом Брайля. По задумке заказчиков, кольца должны были выглядеть максимально старыми, как будто их нашли при раскопках. Я так и сделал, но клиентам они не понравились, зато наша коллега как увидела кольцо, так сразу и купила, даже несмотря на то, что там было написано чужое имя. А заказчикам мы сделали немного другие, они тоже в итоге остались довольны.

По-моему, ювелир должен обладать большой выдержкой и не нервничать, даже если что-то не получается с первого раза. Главное — делать не кое-как, зато быстро, а так, как должно быть, чтобы было красиво и надежно. В ремесле много людей с низкими профессиональными навыками — половине коллег мне страшно даже в руки что-то давать. Если я что-то делегирую, то с молитвами — и с уверенностью, что в половине случаев будет косяк.

У нас в профессии очень высокий уровень ответственности: брендовые ювелирные изделия могут стоить несколько миллионов, а иногда и десятков миллионов рублей. Самые дорогие часы, которые я полировал, стоили около 200 тысяч долларов.

У меня неплохой опыт в премиум-сегменте и никогда не было никаких проблем: если я чувствовал, что не могу что-то сделать, или в процессе понимал, что рискую что-то испортить, то отказывался и объяснял клиенту причину. В этом нет ничего постыдного.

Стыдно повредить, а потом убеждать, что все нормально.

Когда только начинаешь работать с вещами, которые стоят значительных денег, ощущения такие же, как когда паяешь свой первый золотой крестик. Но сейчас стоимость изделия не вызывает у меня никаких эмоций, интересен только художественный замысел и творческая сторона.

Я отличаю брендовые вещи от подделок. Иногда на это требуется чуть больше времени или консилиум с коллегами, но в итоге мы все равно определим, что перед нами. Подделки, кстати, тоже бывают очень качественными, но это скорее редкость.

Место работы

Около трех лет я работаю в главном магазине одной ювелирной сети. В нашей мастерской установлено современное оборудование, думаю, лучшее в Краснодаре, все расходные материалы тоже лучшие, ни на чем не экономим. У нас серьезная охрана с боевыми пистолетами, часть сотрудников — ветераны горячих точек и спецподразделений.

Мы с другими мастерами разделили между собой заказы по типам. Я в основном полирую часы и изготавливаю изделия, причем не все: цепи, например, практически не делаю. Ремонтом тоже почти не занимаюсь, только если что-то сложное: кое в чем разбираюсь лучше коллег, поэтому в определенных случаях они обращаются ко мне. А для простых ремонтов у нас есть специальный человек, он в ювелирке давно, но сложные вещи ему пока даем под контролем, развиваем его. Испортить дорогое украшение ни в коем случае нельзя, поэтому мы никогда не доверим его новичку — или даже человеку с внушительным стажем, если не уверены, что он справится.

Мне нравится, что нет давления со стороны фирмы: я могу организовывать свое рабочее время так, как мне удобно. Никаких сроков по выполнению заказа мне не ставят — как договорюсь с клиентом, к такому сроку и делаю. Все взрослые, все понимают, что подгонять бесполезно и работать быстрее я не могу.

Иногда у меня бывают трудовые марафоны: последний раз я 22 дня подряд работал с 10 до 20 часов. Меня никто не заставлял, просто заказы шли один за другим — почему бы и не поработать. Но перерывы тоже делать важно: для сложных заказов нужна максимальная концентрация, в таком режиме больше десяти часов в день не проведешь. Заказ средней сложности может занять от трех до семи дней, если заниматься только им и ни на что не отвлекаться. Но обычно параллельно работаешь над несколькими украшениями, поэтому чаще получается около месяца.

За это время разрабатывается эскиз, при необходимости создается 3Д-модель, затем ее нужно либо вырезать из воска на станке, либо напечатать из полимера на 3Д-принтере, потом мы преобразовываем модели в формы для литья, затем идет литье и обработка отлитых заготовок.

Обычно в ювелирных магазинах наценка составляет около 100% от цены производителя. На самом деле это немного: магазину нужно заплатить аренду, зарплату продавцам и охране и еще заработать.

А изделие может продаться за день, а может десять лет лежать в витрине.

Например, если заказать у нас цепочку стандартного плетения из своего золота, работа будет стоить 500—700 Р за грамм готового изделия. То есть если цепочка весит 30 граммов, то работа обойдется в 15 тысяч. При этом надо учитывать, что в процессе теряется примерно 10% массы готового изделия и на 30-граммовую цепь нужно 33 грамма золота.

Или, допустим, вы хотите классическое кольцо с бриллиантом. Мы покупаем чистое золото на заводе «Красцветмет» либо отправляем туда же купленный у населения лом — на очистку от примесей. Наценка на металл — около 20%, на камни — 50—70%, изделие средней сложности обойдется в 15—20 тысяч рублей. Если в украшении крупные камни, цена рассчитывается индивидуально, в зависимости от сложности: только закрепка такого камня может стоить 50 тысяч рублей. Около половины наших изделий на заказ стоят от 40 000 до 100 000 Р. Изготовить у нас примерно на 30% дешевле, чем купить в магазине.

Наша мастерская не работает с барыгами и сомнительными фирмами: камни покупаем с сертификатами, металлы — на крупных предприятиях. Все официально, на все есть документы.

Конечно, теоретически у ювелиров есть возможность обмануть клиентов: можно подменить камни или сказать, что нужен очень сложный ремонт, хотя на деле все просто, либо сделать изделие более низкой пробы, чем заказано. Но я о таких ситуациях знаю мало: мы работаем на перспективу, доверие зарабатывается долго, а потерять его можно в один миг.

Рабочий день

Мой рабочий день начинается в 10 утра. До 11 я решаю текущие оргвопросы: в какой последовательности буду делать заказы, какие инструменты и расходные материалы нужны для работы. Могу, например, сходить купить закончившуюся полировальную пасту или обсудить с коллегами, как улучшить модели, которые изготавливаем сейчас.

Потом сажусь за микроскоп и начинаю работать. Микроскопы у нас хорошие, поэтому глаза у меня не устают.

Заказы бывают разные: это может быть полировка часов, изделие для магазина или для клиента. Мастерская работает и с магазином, и напрямую с клиентами. Как мне кажется, заказы распределяются примерно поровну.

Дизайн изделий для магазинов придумывает владелец мастерской, иногда мы ему подкидываем идеи украшений, которые, по нашему мнению, будут хорошо продаваться. Когда я занимаюсь такими заказами, мы заранее согласовываем цену. За серийные изделия беру меньше: скидка за количество, можно сказать.

По моим наблюдениям, самые популярные запросы клиентов нашей мастерской — сделать что-то из золота, которое досталось от родственников и устарело по дизайну лет 20 назад; сделать такое же изделие, как на фотографии из интернета; сделать реплику известного бренда.

Допустим, браслет Bvlgari, который весит около 35—40 граммов, стоит около 13 тысяч рублей за грамм. Если мы сделаем копию, то получится где-то 4 тысячи рублей за грамм — включая стоимость работы и золота 585-й пробы.

Остальное — наценка за бренд.

Обычно клиенты просят именно золото 585-й пробы: оно с советских времен людям ближе. Хотя мировые бренды делают все 750-й пробы, и я предпочитаю его: оно пластичное и хорошо поддается обработке. А из камней — бриллианты: их сложно расколоть или испортить, они устойчивы к механическим повреждениям и температуре.

Вкус и чувство прекрасного у всех разные, поэтому я могу деликатно предложить клиенту собственное видение, но если человек настаивает на своем, то отговаривать не буду. Мне тоже нужно заработать, поэтому, по очень избитой поговорке, «любой каприз за ваши деньги».

Если есть заказ на полировку часов, то их сначала разбирает часовщик и отдает мне уже без механизма. Часы плохо переносят вибрацию: в них могут выкрутиться винты, случаются и другие неприятные вещи. А после полировки их нужно мыть в ультразвуковой ванне, это снова вибрация и дополнительные риски: вдруг нарушится герметичность и вода попадет внутрь. Тогда потребуется полное обслуживание, а это 30—60 тысяч рублей.

Поэтому я работаю с часами только после разборки: полирую, напаиваю на лазере, если есть удары или вмятины — восстанавливаю геометрию деформированных частей, отмываю в ультразвуковой ванне, просушиваю горячим воздухом и отдаю часовщику. Это, кстати, тоже целая история: я работал с разными специалистами, но в итоге могу доверить свои заказы только одному. Остальные недостаточно аккуратны и могут запросто поцарапать часы при сборке, придется все начинать сначала.

Заканчиваю работу обычно в 19:00, но могу задержаться на час, если захочу.

Случаи

Бывает, парни дарят девушкам кольца с бриллиантами и приходят вместе с ними, чтобы подогнать по размеру. А пока парни куда-то отходят, девушки могут незаметно попросить оценить украшение, чтобы узнать стоимость подарка.

Иногда человек приносит огромную стекляшку, ограненную под драгоценный камень, и просит посмотреть, настоящий он или нет. Но если бы такой камень был драгоценным, владелец бы об этом точно знал: он стоил бы миллионы долларов.

Один раз к нам пришла девушка, которая потеряла бриллиант из кольца. Украшение она купила в каком-то магазине за 50 тысяч рублей, но камни в нем были небольшие. Когда мы ей сказали, что новый такой будет стоить всего 5 тысяч, она сильно расстроилась и даже отказалась ремонтировать изделие.

Еще бывает, что человек сделал заказ и не приходит. Телефон выключен, изделие лежит годами — и ты не знаешь, заболел он, умер или в тюрьму сел: такое с любителями роскоши иногда случается. К знакомым как-то заказчик пришел за часами спустя восемь лет — как раз по этой причине. У порядочных мастеров ничто никуда не девается, вещь всегда дождется хозяина.

Подработки

В фирме я загружен на 150% и не нуждаюсь в подработках. Если что-то делаю, то скорее по-дружески. Например, могу для знакомых, у которых есть часовые мастерские или ломбарды, выполнить какой-то заказ: отполировать часы, изготовить изделие, помочь, если часовщик сломал штифт в кнопке или где-то обломил резьбу.

За полировку часов беру от 5 тысяч рублей, если часы несложные, и где-то до 20 тысяч — за сложные или дорогие. Например, отполировать Patek Philippe Nautilus будет стоить 20 000 Р, Rolex Submariner — 15 000, Panerai Radiomir — 5000.

Иногда знакомые просят сделать что-то, что они давно хотели, или отремонтировать украшения. За ювелирные изделия берусь неохотно, мне их на основной работе хватает. Цена работы тут зависит от сложности.

Доходы и расходы

В мастерской я устроен официально и получаю 50% от стоимости работы. В результате у меня выходит около 80—100 тысяч рублей в месяц, вполне себе рыночная для регионов зарплата. Если нет настроения работать, продуктивность падает, тогда и доход может сползти до 50 тысяч рублей.

Больше заработать сложно. Можно открыть свое производство, но меня напрягает бюрократия. Нужно вставать на учет в пробирной палате, которая у нас одна на регион и находится в 300 километрах от города. Для этого должен быть соблюден ряд условий: например, надо иметь нежилое помещение хотя бы в аренде. Заниматься этим параллельно с основной работой нет ни сил, ни желания. Если бы был нормальный компаньон-ювелир со светлой головой и прямыми руками, то я бы серьезно задумался, но такого человека у меня сейчас нет.

На подработках я могу получить от 2 до 8 тысяч рублей за вечер.

Также довольные клиенты могут оставить чаевые, от 100 до 5000 Р, но такое случается редко.

Бюджет я не веду, мне это не нужно. Никогда не трачу больше половины заработанного и делаю это разумно.

Живу один в квартире, которую мне бесплатно выделили от компании. У них стояло пустое жилье, мне предложили — я согласился. Думаю, решающее значение тут сыграло личное знакомство и совместная работа с человеком, который принимает такие решения. Еще у меня есть небольшая комнатка в общежитии: купил ее, чтобы было куда переехать, если что-то пойдет не так.

Ем простую еду, основу моего рациона составляют овощи: огурцы, редис, кукуруза, фасоль. На втором месте — хлеб из обдирной муки, макароны, бурый рис. Также покупаю яблоки и груши, из мяса беру в основном куриное филе, но нечасто. Могу купить пива, «Пауланер» — мое любимое. Специально на еде не экономлю, но если попадутся товары со скидкой — возьму. В обед хожу в кафешки на бизнес-ланчи, они обычно укладываются в 200—300 Р.

Ношу обычные вещи, одеваюсь в масс-маркете: у меня три пары джинсов «Коллинз», простые футболки. Одежду покупаю редко. Обувь стараюсь выбирать неплохую, сейчас ношу кроссовки «Экко» из кожи яка, они стоят примерно 10—12 тысяч рублей. Из брендовых вещей есть только купальные шорты «Армани». Половину купленной когда-то одежды не ношу — раздарил знакомым и родственникам. Им вообще от меня часто перепадает что-нибудь: вещи или мебель.

Мне не нравится большинство обычных развлечений типа кино, шопинга или ресторанов. Лучший отдых для меня — это просто прогулка, велосипед, самокат. Я увлекаюсь философией, буддизмом, программированием, наблюдаю за социальными и политическими процессами в нашей стране. Недавно начал интересоваться экономикой. Мне кажется, любому человеку полезно представлять, как все работает. Очень люблю книги Пелевина. Могу сходить выпить с товарищами и поговорить о жизни или навестить родственников.

Я живу в нескольких часах езды от моря, и выбираться за границу у меня пока желания нет. Если появляется интерес, могу посмотреть обзор страны на Ютубе в хорошем качестве, а тратить на обычную туристическую поездку 100 тысяч рублей не хочется.

По-моему, путешествия — просто одна из форм культа потребления.

Сейчас у меня накоплено чуть больше миллиона рублей и есть небольшой инвестиционный портфель — тысяч на 100. Иногда пытаюсь спекулировать, но чаще неудачно. Для меня это скорее развлечение. В будущем я планирую постепенно докупать акции разных компаний, в основном голубые фишки США. Думаю подождать следующего кризиса, тогда и приобрету их. Может, подумаю и о российских голубых фишках.

Финансовая цель

Я большой скряга: мне приятно само наличие денег, необязательно что-то покупать. Квартиру я пока не хочу, машина у меня была, но я ее продал: ежедневно она мне не нужна, а раз в месяц проще взять каршеринг.

Когда есть кое-какой капитал, ты знаешь, что всегда можешь все бросить и пару лет отдохнуть, и не становишься заложником работы или обстоятельств. Цели совсем ничего не делать у меня нет, я в любом случае буду чем-то заниматься.

Зато смогу выбрать то, что приносит мне удовлетворение.

Поэтому мне хотелось бы накопить около 100 тысяч долларов, чтобы хорошо себя чувствовать. Потребности у меня скромные, такой суммы хватит.

Будущее

В профессии оставаться не хочу. Считаю, что в ней уже ничего нового не узнаю: у меня достаточно опыта, чтобы с одного взгляда понять, как сделано украшение, и увести чей-то секрет. К тому же сейчас я привязан к месту: некоторые клиенты спрашивают именно меня, доверяют мне, могут без опасений оставить десятки дорогих изделий и даже отказаться от квитанции. Но если я уеду в другой город, то никто ко мне не придет. А если вдруг поссорюсь с владельцем мастерской, придется искать другую, это не так просто: хороших мест почти нет. Когда теряешь работу в старости, времени переучиваться может уже и не быть.

А дедушку-ювелира вряд ли кто-то наймет, поэтому для меня эта профессия тупиковая.

Я просто профессионально перегорел: иногда работал по две-три недели без выходных, а средняя рабочая неделя у меня длилась 10 дней. Меня никто не заставлял, это был мой выбор. Устал от ювелирки в целом и от фирмы, в которой работал, решил взять перерыв хотя бы на год. Пока что у меня не стоит финансовый вопрос, при моем скромном образе жизни накоплений может хватить надолго.

Хотелось бы освоить новое дело, которое не столь привязано к физическим инструментам и оборудованию. Очень перспективны все занятия, связанные с программированием и дизайном интерфейсов, так что буду смотреть в эту сторону. Знакомые к моей затее относятся скептически: они искренне не понимают, как можно оставить денежную нетяжелую работу и погнаться за чем-то далеким.

Пока я, как любитель, знаю только какие-то основы, но по своему опыту могу сказать: чтобы освоить большинство профессий на начальном уровне, нужно примерно полгода.

Думаю, где-то столько потрачу на обучение: в интернете полно литературы и бесплатных видеоуроков на Ютубе. Вникну, начну лучше ориентироваться — и пойму, куда двигаться дальше и чем конкретно мне хотелось бы заниматься. В идеале хорошо бы научиться программированию на таком уровне, чтобы можно было фрилансить или работать удаленно на полставки.

Вы можете стать героем нашего нового материала. Заполните анкету и расскажите о своей профессии.