ПРОМО
Кредитка бесплатно навсегда

Я училась по обмену в Университете Претории в Южной Африке

История читательницы, которая ездила практиковать язык африкаанс

Я училась по обмену в Университете Претории в Южной Африке

Это история из Сообщества. Редакция задала наводящие вопросы, бережно отредактировала и оформила по стандартам журнала.

Выбор страны и поступление

На третьем курсе факультета международных отношений МГИМО я отправилась по обмену в Южно-Африканскую Республику, чтобы попрактиковать там африкаанс — один из официальных языков этой страны. Это было в 2019 году.

В моем университете хорошо развита программа международных образовательных стажировок: студенты могут подать заявку и провести семестр за границей. ЮАР расположена в Южном полушарии, и лето там с декабря по февраль, поэтому я решила полететь туда в начале года.

Вуз я выбирала из списка учебных заведений, с которыми сотрудничает МГИМО. В ЮАР у него был только один партнер — Университет Претории.

Документами для поездки я начала заниматься в ноябре 2018 года. Вот что мне нужно было представить:

  1. Заявление на участие в конкурсе.
  2. Справку об успеваемости за семестр.
  3. Мотивационное письмо на русском языке.

На стажировку берут старшекурсников без академических задолженностей, которые учатся на «хорошо» и «отлично». Это значит, что их общий рейтинг должен быть больше 80%, а языковой — свыше 75%. Информацию о самых успешных студентах отправляют в иностранный университет. Там окончательно утверждают участников программы обмена, а потом рассылают им приглашения.

Франция, Италия и другие европейские страны пользовались огромной популярностью, поэтому конкурс туда был напряженным, в финал отбора попадали кандидаты с самым высоким рейтингом. Желающих поехать на стажировку в Африку оказалось немного — четыре человека. В итоге взяли двоих: меня и одногруппницу Ксению.

Я дополнительно заполняла заявление о материальной помощи для стажировки, поэтому вуз выделил мне 110 000 Р на сопутствующие расходы. Из этой суммы я потратила 90 000 Р на билеты и еще 12 000 Р на страховку Momentum Health Medical Scheme — ее рекомендовали на сайте Университета Претории. Забавно, что в программу входило обследование у окулиста и ближе к концу стажировки мы с одногруппницей проверили зрение и даже получили очки — не самые модные, но мы все равно остались довольны.

Для учебы в Африке нужно было получить справку об отсутствии судимости и выписки от врачей, а также заполнить графу в визовой анкете о вероисповедании. Прививок для поездки в ЮАР делать не пришлось: ни желтой лихорадки, ни малярии там нет.

Чтобы подтвердить знание иностранных языков, я оформила справку с подписями глав кафедр, так что IELTS и TOEFL сдавать не пришлось. Другие бумаги были стандартными: копия паспорта, фотография и выписка с оценками за последний год, переведенная на английский.

В посольстве ЮАР в России придирались к каждой мелочи, поэтому сдать все удалось только с третьего раза. А еще я не могла уехать за границу без приказа МГИМО о моем направлении на обучение за рубежом. Для этого я представила:

  1. Заявление о выезде на стажировку.
  2. Копию приглашения от Университета Претории и его перевод на русский язык.
  3. Учебное соглашение — документ с перечнем курсов, которые я планировала изучать в иностранном вузе.

Перед полетом я сильно переживала, потому что не понимала, чего ожидать. С тревогой в последние дни учебы помогал справиться один вузовский преподаватель. Он морально поддерживал меня и, зная об уровне преступности в ЮАР, даже одолжил свой кнопочный телефон — на случай, если мой украдут.

На стажировку за границу мы с Ксенией отправились 24 января, сразу после сессии. Летели авиакомпанией Emirates с пересадкой в Дубае, так как прямых рейсов из России в Африку не было. В аэропорту Йоханнесбурга встретились с выпускницей МГИМО, которая устроилась в российское посольство в ЮАР. Она довезла нас до Претории и помогла расположиться.

Учеба

В Университете Претории нас с одногруппницей прикрепили к факультету гуманитарных наук. Программа обучения состояла из обязательных предметов и дисциплин по выбору. Все занятия проводили на английском.

Для меня и других новых студентов вуз сделал первую неделю ознакомительной. Во время нее я могла посещать любые занятия и определяться с тем, что хочу изучать. Походив на разные пары, я решила записаться на историю международных отношений, историю Африки и международное право. Из языков выбрала зулу и африкаанс — остановилась на курсах для тех, кто уже знает базу, но пока не может читать книги в оригинале.

Я могла бы взять и больше предметов, но тогда увеличилось бы и количество экзаменов. Так что пар у меня было немного, всего на три учебных дня.

Актовый зал университета. Все выглядело довольно современно
Актовый зал университета. Все выглядело довольно современно

Иностранные студенты Университета Претории выбирали совершенно разные направления обучения: от аудиологии до юриспруденции. Большая часть ребят приехала из Бельгии, Франции, Германии и других европейских стран. Еще в вуз поступило много нидерландцев — наверное, причина в том, что их язык схож с африкаансом. Некоторые прилетели из США, а из России были только мы с одногруппницей. Кстати, куратор международных стажировок придерживался коммунистических взглядов и очень обрадовался, когда узнал о нашем приезде.

В России задавали объемные домашние задания и приходилось постоянно готовиться к семинарам. В ЮАР учиться оказалось легче. Например, по истории международных отношений у нас проходили одни лекции, а докладов, проверочных и контрольных не было. За весь семестр мы сдали преподавателю только три зачетные работы, а потом написали экзамен.

В МГИМО языки изучают в маленьких группах и в специальных лингафонных кабинетах — помещениях с оборудованием для тренировки устной речи. В Университете Претории мы занимались большим коллективом в огромном лекционном зале: заполняли рабочие тетради и иногда читали учебник. Один раз нас попросили представить, что мы ведем радиопередачу на африкаансе. Я выполняла это задание вместе с девочками из Нидерландов и Эквадора — они говорили с сильным акцентом и испытывали трудности с грамматикой.

Разницу в подходах к образованию я ощущала на протяжении всей стажировки. В Претории от нас требовали не просто зубрить билеты, а рассуждать на тему прочитанного или услышанного. Еще мне показалось, что в африканском университете больше свободы: там не пытались постоянно контролировать студентов и каждый мог учиться сам по себе.

Проходить стажировку за границей мне безумно нравилось, только система оценивания оставалась для меня загадкой: в Африке мои баллы по профильным предметам были ниже, чем в России. Вероятно, я не до конца понимала, чего от меня хотят преподаватели, а может, не всегда корректно выражала свои мысли на английском.

Жизнь в другой стране

Валюта. В ЮАР используется только одна валюта — южноафриканский рэнд, по международным стандартам он обозначается как ZAR. На ноябрь 2022 года он равен примерно 3,5 Р. Обычно деньги меняют в отделениях банков с огромной комиссией, но знакомая из посольства возила нас к проверенному меняле, у которого был выгодный курс.

Жилье. Проживание нам не спонсировали: за семестр общежитие университета обошлось в 115 000 Р. Меня выручили деньги, которые я получала по президентскому гранту после победы во Всероссийской олимпиаде школьников. Если бы я не копила эту стипендию, то вряд ли смогла бы позволить себе стажировку в ЮАР.

Общежитие находилось в пяти минутах ходьбы от основного кампуса вуза. Нас с одногруппницей Ксенией поселили в двухэтажный домик, в нем было 16 комнат, рассчитанных на одного человека, и по две ванные на этаж. В отличие от учащихся из Африки, нам предоставили посуду, микроволновку и допотопный обогреватель. Один студент даже написал статью в местной газете с критикой политики вуза: мол, платят все одинаково, а условия для иностранцев другие.

Мы жили в одном из таких домиков. Там размещают только магистрантов и международных студентов
Мы жили в одном из таких домиков. Там размещают только магистрантов и международных студентов
Основной кампус Университета Претории
Основной кампус Университета Претории
Так выглядят банкноты южноафриканского рэнда
Так выглядят банкноты южноафриканского рэнда

Развлечения. В Африке каждый день происходило что-нибудь интересное. Мы прыгали на батутах и ходили на концерты с соревнованиями чирлидеров, а местные студенты рисовали граффити на стенах вуза в поддержку Палестины.

У университета был свой бассейн, и я ходила туда бесплатно. Кроме того, несколько раз в неделю мы с девушками из общежития ездили в другой кампус вуза на танцы. Нам удалось познакомиться там с классными ребятами — потом они предлагали подвозить нас с занятий и приглашали на тусовки.

Заводить друзей в ЮАР оказалось несложно: жители этой страны позитивные и легко идут на контакт. После первой же пары по африкаансу я начала много общаться с одной местной студенткой. Впоследствии она познакомила меня со своими друзьями, которые оказались африканерами — потомками европейских колонистов. С ними я здорово попрактиковала язык!

Стена с граффити в поддержку Палестины
Стена с граффити в поддержку Палестины
Бассейн вуза, которым можно было пользоваться бесплатно
Бассейн вуза, которым можно было пользоваться бесплатно

В Африке обожают мясо, поэтому мы с другими ребятами часто оставались в общежитии и жарили шашлыки. Еще бывало, что нас приглашали на разные мероприятия, например на презентацию местного отделения международной правозащитной организации Amnesty International.

Сама Претория — город небольшой, и достопримечательностей там почти нет, только памятник фуртреккерам — предкам африканеров, которые переселились вглубь континента в 19 веке. Все остальное — дома, причем в основном двухэтажные. Высотки встречаются только в центре.

В свободное от учебы время мы часто отдыхали в ресторанах и посещали музыкальные фестивали, а один раз погуляли в ночном клубе. Еще мы любили ходить в кинотеатры и смотреть там премьеры фильмов — в России эти картины появлялись гораздо позже.

Для поездок по городу пользовались «Убером», который стоил дешевле, чем в Москве: десятиминутные поездки обходились нам где-то в 150 Р, а часовая дорога до аэропорта Йоханнесбурга — в 1500 Р. Я всегда выбиралась куда-то с приятелями, поэтому мы делили расходы поровну и получалось еще выгоднее.

На общественном транспорте предпочитали не ездить: в ЮАР нет конкретных остановок и местные маршрутки направляются непонятно куда. Для ориентации в пространстве жители страны пользуются указателями или наблюдают за жестами водителей: обычно те показывают направление движения руками.

Тихая и уютная улица Претории
Тихая и уютная улица Претории
На территории Здания Союза в Претории — там расположено правительство ЮАР
На территории Здания Союза в Претории — там расположено правительство ЮАР

Еда. Население в ЮАР очень разное: в стране 11 официальных языков, пять рас и несколько десятков народов. У каждого своя культура и национальная еда. Я часто общалась с африканерами, поэтому пробовала многое из их кухни, например мельктерт — десерт из песочного теста с начинкой из заварного крема. Еще рекомендую герцогги — это тарталетки с абрикосовым джемом и кокосовым безе.

Местная еда очень разнообразная. Все африканцы любят жарить мясо, запекать тыкву, добавлять в блюда кукурузу и готовить рис так, чтобы он походил на манку. Как-то в кафе мы решили попробовать мясо крокодила. Заказывали его в хорошем месте, поэтому впечатления остались положительные. В другой раз местный студент поделился с нами сухой гусеницей. Этот вкус я не совсем поняла: туда добавили так много специй, что чувствовались только они и еще что-то хрустящее.

Русская кухня в Африке тоже представлена. В посольстве России регулярно проводили праздничные мероприятия с угощениями, которые не давали нам забывать о родине. Так, на День Победы там готовили гречку с тушенкой, а Пасху мы праздновали с куличами и яйцами.

Раньше я думала, что в Африке должно быть много дешевых фруктов. Я еще никогда так сильно не заблуждалась! Оказалось, что мяса и кофе там гораздо больше. При этом цены в супермаркетах практически такие же, как в Москве, а что-то даже выйдет дороже. Например, авокадо стоило 70 Р, килограмм картофеля — 50 Р, литр молока — 90 Р, а бутылка кока-колы — 80 Р.

На питание и поездки у меня уходило в среднем 20 000 Р в месяц. Когда покупала дорогие экскурсии, расходы могли увеличиться в два раза.

А здесь мы отмечаем День Победы в Посольстве России в ЮАР. Я справа
А здесь мы отмечаем День Победы в Посольстве России в ЮАР. Я справа

Путешествия. Для всех приезжающих в ЮАР действует безвизовый режим — он длится 90 дней. Но у нас была студенческая виза, которая давала больше возможностей, чем обычным путешественникам. Благодаря ей мы могли платить за посещение достопримечательностей без наценки для туристов, а также путешествовать по Африке без ограничений.

Обычно мы заранее планировали маршрут и брали машину напрокат. Так мы съездили в город Дурбан, Королевство Лесото, национальный парк Крюгера, заповедник Пиланесберг и к Драконовым горам. А во время десятидневных мартовских каникул слетали в Кейптаун.

В другой раз мы выбрались в Йоханнесбург — крупнейший город ЮАР и столицу провинции Гаутенг. Там посетили Музей апартеида, прокатились на красном двухэтажном автобусе для туристов и погуляли по местному рынку. Некоторые ребята заходили в сафари-парк погладить львят, а мне понравилось ездить верхом.

Нам также удалось посмотреть в Африке на трущобы, или, как их еще называют, тауншипы. Самые большие как раз находятся в пригороде Йоханнесбурга ­— там живет свыше миллиона человек. Для туристов устраивают специальные туры по таким местам.

Сложности. Часто пишут, что в Африке небезопасно. Признаюсь, когда я видела коттеджи, огражденные забором с колючей проволокой, и читала новости об ограблениях и убийствах фермеров, меня охватывал страх.

С нами тоже произошло несколько неприятных историй. В магазине у знакомых украли кошелек, а в ночном клубе — телефон. В другой раз у меня списали деньги за покупку в Кейптауне, хотя я находилась в Претории. Я быстро заблокировала свою карту и обратилась в техподдержку банка. Через несколько дней снятая сумма вернулась — до сих пор не знаю, что это было.

В спальных районах большинства африканских городов все более-менее спокойно. Другое дело, когда находишься в центре. Например, в Йоханнесбурге мне было бы тревожно гулять одной, поэтому во время поездки в этот город мы с одногруппницей предпочитали не покидать туристический автобус. Вышли только один раз, чтобы подняться на башню Хиллброу, которая долгое время считалась одним из самых высоких сооружений континента.

На мой взгляд, у ЮАР есть шикарный потенциал, но его никак не развивают. На благополучие страны негативно влияют экономический кризис, усугубленный коронавирусом, и коррупционные правонарушения, традиционные для Африки. В то же время там хорошая инфраструктура, прекрасные дороги, много отремонтированных зданий. Но забота о населении отсутствует: пока одни живут в коттеджах и покупают золотые часы, другие вынуждены ютиться в жестяных коробках.

Тем не менее мне понравилось в ЮАР. Россиян, побывавших в этой стране, мало: в основном это дипломаты, которые приехали туда в командировку, и их дети. Поэтому у наших людей глубоко засел стереотип о страшной Африке, но в реальности все немного иначе. Мне было настолько приятно там находиться, что я расплакалась перед отъездом. Я не хотела уезжать от чудесной солнечной погоды и отзывчивых людей, к которым так привыкла.

Приехали в город Мосселбай, чтобы понаблюдать за акулами, для этого погружаемся в воду в металлической клетке
Приехали в город Мосселбай, чтобы понаблюдать за акулами, для этого погружаемся в воду в металлической клетке

Дальнейший путь

Когда я вернулась в МГИМО, мне пришлось наверстывать пропущенное и сдавать экзамены. Наверное, какие-то предметы я могла бы попробовать перезачесть, но из-за разницы в программах это вряд ли бы было возможно. Поэтому в вузе даже не посмотрели на кредиты, которые подтверждали мое обучение в Африке. Отчета о том, что я делала на стажировке, от меня тоже никто не требовал.

К счастью, преподаватели вошли в мое положение, так что сессию я сдала сравнительно легко. Проблемы, как ни парадоксально, возникли только с английским языком. Полгода я жила в стране, где говорила в основном на нем, но это никак не помогло на экзамене: запоролась на политическом переводе.

Сейчас я работаю в Институте Африки РАН младшим научным сотрудником Центра глобальных и стратегических исследований. Меня пригласили туда во время учебы в МГИМО, потому что я состояла в Африканском клубе — сообществе студентов, которое интересуется историей и культурой этого континента.

Обучение по обмену обогатило мое представление о мире, расширило кругозор и здорово прокачало уровень владения иностранными языками. Радует, что теперь я могу говорить о каких-то вещах в ЮАР, исходя из опыта, а не из сухой теории. В будущем я бы хотела устроиться в МИД, чтобы снова отправиться в Южную Африку и стать специалистом по этому региону.

Редакция
Редакция
Учились или стажировались за рубежом? Поделитесь воспоминаниями:
Комментарии проходят модерацию по правилам журнала
Загрузка
Kettu

как здорово, что у вас случился такой интересный опыт.

спасибо, очень интересно было читать :)

9
Mariia Nikitina

Классно, спасибо за историю.
Такой носорожка худенький ))

3
Людмила

Замечательная статья, добрая. Все мои познания об этой стране сводились к цитате из мультика "Маленькие дети, ни за что на свете не ходите в Африку гулять!" 😋 Оказывается, не всё так уж и печально, можно ехать.

3

Сообщество

Популярное за неделю