Один молодой человек из Екатеринбурга профессионально занимался хоккеем: играл за команды, участвовал в матчах и зарабатывал в среднем 76 162 Р в месяц. Он жил с мамой и на эти деньги покупал ей лекарства, продукты, бытовую технику и оплачивал ремонт квартиры. Еще у него был старший брат, а у того — трое детей, один из которых с инвалидностью.

В январе 2016 года спортсмен сильно травмировался на тренировке. В городской больнице ему стали делать операцию, но из-за ошибки врача он умер. Молодому человеку было 23 года. Хирурга признали виновным и на время лишили врачебной практики. А брат спортсмена отсудил у больницы компенсацию морального вреда — 2 000 000 Р.

В 2019 году мама молодого человека последовала примеру старшего сына и тоже подала в суд. Вот что она потребовала:

  1. 5 000 000 Р компенсации морального вреда.
  2. 1 666 745 Р компенсации вреда в результате смерти кормильца. Это сумма за период с 16 июля 2017 года по 1 июля 2019 года — с момента, когда ей исполнилось 55 лет, до момента, когда она подала в суд.
  3. 55 558 Р ежемесячно тоже как компенсацию вреда из-за смерти кормильца. Эти деньги женщина требовала пожизненно и с индексацией по закону.

Аргументы сторон

Мама спортсмена. С 2012 года я на пенсии, а с 2014 — не работаю. Сын зарабатывал с 17 лет, с 2010 года, при этом жил со мной и помогал деньгами. Когда он умер, у меня осталась только пенсия — в январе 2016 года она была 13 435 Р. А если бы сын был жив, он бы продолжал мне помогать.

Через 1,5 года после его смерти, 16 июля 2017 года, мне исполнилось 55 лет. С этого момента я имею право возместить вред в связи с потерей кормильца. А если у больницы нет денег, то пусть платит ее учредитель — Министерство здравоохранения области.

Больница. Мы признаем, что наш врач допустил ошибку, но он уже наказан: суд приговорил его к ограничению свободы на два года и на год запретил работать врачом. Правда, ограничение свободы суд потом отменил, потому что истек срок давности уголовного преследования — два года.

Кроме того, ваш старший сын уже подавал на нас в суд, и мы выплатили ему 2 000 000 Р компенсации. Почему бы вам не попросить денег у него?

Что сказали суды

Районный суд: 💸 ⛔

Дело № 2-138/20

Женщина требует пожизненных выплат, потому что считает, что была на полном иждивении у сына и стала нетрудоспособной в течение пяти лет после его смерти. По закону она может претендовать на такие выплаты. Но нужно выяснить, действительно ли иждивение было полным — помогал ли ей только этот сын. От этого зависит, есть ли у женщины право возместить вред по случаю потери кормильца.

Свидетели подтвердили в суде, что мать и сын жили вместе и он помогал ей материально. Но при этом женщине мог помогать и старший сын. Пока младший был жив, она обращалась за платными медицинскими услугами. Но это не доказывает, что их оплачивал именно он. То же самое касается и трат на ремонт и бытовую технику. То есть суду не представили доказательств, что истица была на полном иждивении у младшего сына.

Старший сын сейчас не работает, но это не значит, что он не может помогать матери материально. У него многодетная семья и несовершеннолетний ребенок с инвалидностью. То есть государство предоставляет семье социальные гарантии и выплаты. Мать может обратиться в суд и потребовать со старшего сына алименты на свое содержание.

Взыскиваем с больницы компенсацию морального вреда — 3 000 000 Р, а насчет остального отказываем.

А Министерство здравоохранения области тут вообще ни при чем.

Женщина обжаловала это решение в областном суде.

Областной суд: ➕ 🏥

Дело № 33-8813/20

В целом мы согласны, но считаем, что Министерство здравоохранения области очень даже при чем.

Больница — это государственное бюджетное учреждение, и все ее имущество принадлежит как раз Министерству: оно ее учредитель. А в уставе больницы прописано, что учредитель отвечает и по обязательствам, которые связаны с причинением вреда пациентам. Если у больницы недостаточно имущества, которое может взыскать суд, то ответственность несет собственник этого имущества — Министерство здравоохранения Российской Федерации.

Иск женщины к Минздраву мы удовлетворяем, но в остальном решение районного суда оставляем без изменений.

Женщина была не согласна и обратилась в кассационный суд.

Кассационный суд: 👌

Определение по делу № 88-15490/20

Мы согласны с коллегами из областного суда.

Так дело дошло до Верховного суда.

Верховный суд: 🔙 

Определение № 45-КГ21-6-К7

Предыдущие суды ошиблись.

Они должны были оценить материальное положение женщины до смерти сына и после. То есть учесть, какой доход она получала, пока сын был жив: пенсию, социальные выплаты, проценты по вкладам в банках. И разобраться, хватало ли ей этих денег с учетом возраста, здоровья и других жизненных обстоятельств. Например, сколько она тратила на продукты, одежду, лекарства, коммунальные платежи и все остальное. Так можно было понять, нуждалась ли она в материальной помощи.

Еще суды должны были выяснить, сколько зарабатывал умерший сын и правда ли он помогал матери. Если да, то как, в каком размере и насколько часто. И была ли для нее эта помощь основным источником средств к существованию.

Суды всего этого не сделали. Вместо этого они предложили женщине просить помощи у старшего сына, хотя не он виноват в смерти брата. В общем, дело надо пересмотреть.

Дело вернулось в районный суд.

Районный суд: 💰 🏥

Дело № 2–4736/21

Наконец-то мы во всем разобрались. Мать и сын действительно жили вместе по одному адресу. Женщина получала пенсию по старости — в январе 2016 года, когда умер сын, она составляла 13 435 Р. Других доходов у нее не было.

В 2015 году женщина тратила на лекарства и коммунальные платежи примерно 5750 Р в месяц. На жизнь оставалось 7685 Р — этого явно не хватало, особенно если учесть, как растут цены. В общем, она нуждалась в постоянной материальной поддержке.

В 2015 году сын зарабатывал в среднем 76 172 Р в месяц. Жены и детей у него не было, алиментов, кредитов и других долгов — тоже. Мать была его единственным иждивенцем. Молодой человек не покупал дорогие предметы быта, недвижимость и машины — видимо, деньги и правда уходили на мать.

А старший сын не мог помогать женщине: он не работал и у него было трое детей, причем один — с инвалидностью. Все социальные выплаты тратились на семью.

Когда младший сын умер, мать по-прежнему получала только пенсию, но ее расходы не уменьшились. Медицинские документы подтверждают, что у нее до сих пор есть хронические заболевания, и ей постоянно нужны лекарства и обследования.

16 июля 2017 года женщине исполнилось 55 лет, и с этого дня она имеет право на компенсацию вреда в результате смерти кормильца. Мать была единственным иждивенцем сына, они жили вместе и были членами одной семьи. А значит, женщина имела право минимум на половину доходов сына — 38 086 Р в месяц.

Но с тех пор прожиточный минимум увеличился. Поэтому мы считаем, что больница должна пожизненно выплачивать женщине 47 694 Р в месяц. И эта сумма должна регулярно индексироваться с учетом того, как растет прожиточный минимум в Свердловской области.

Еще больница должна выплатить женщине единовременную компенсацию — 1 854 256 Р. Это тоже возмещение вреда в результате смерти кормильца.

А ответственность за все эти выплаты будет на Министерстве здравоохранения области.

Что в итоге

Хирург допустил ошибку, и женщина потеряла кормильца. За два года она прошла через пять судов и доказала, что ее материальное благополучие напрямую зависело от умершего сына. И что из-за ошибки врача она потеряла не только ребенка, но и возможность нормально питаться и покупать лекарства. В результате она отсудила у больницы деньги и будет получать их пожизненно.

Коротко о возмещении вреда при смерти кормильца

Кто имеет право на выплаты:

  1. Нетрудоспособные люди, которые были на иждивении умершего или имели право на то, чтобы он их содержал. Это, например, мама старше 55 лет или папа старше 60, несовершеннолетние дети или родственники, которые жили с покойным, и он их обеспечивал.
  2. Иждивенцы умершего, которые стали нетрудоспособными в течение пяти лет после его смерти.
  3. Ребенок покойного, который родился после его смерти.
  4. Родитель, супруг или другой член семьи умершего, который не работает и ухаживает за его иждивенцами: детьми, внуками, братьями или сестрами, которым еще нет 14 лет. Либо которые нуждаются в постороннем уходе по состоянию здоровья. А если в период ухода этот человек сам станет нетрудоспособным, то у него останется право на выплату. Причем даже когда он перестанет ухаживать за иждивенцами.

Как долго идут выплаты:

  1. Несовершеннолетним — до 18 лет.
  2. Студентам и школьникам старше 18 лет — пока не получат образование на очной форме обучения, но максимум до 23 лет.
  3. Женщинам старше 55 лет и мужчинам старше 60 лет — пожизненно.
  4. Людям с инвалидностью — на срок инвалидности.
  5. Родителю, супругу или другому члену семьи, который ухаживает за детьми, внуками, братьями или сестрами умершего, — пока им не исполнится 14 лет или пока не изменится состояние их здоровья.

Деньги выплачиваются ежемесячно.

Размер выплат равен доле заработка кормильца, которую иждивенцы получали при его жизни или вправе были получать на свое содержание. Например, если мать и сын жили вместе, то они все делили пополам. Значит, после смерти сына мать имеет право на половину его утерянного дохода.

Пенсии, социальные выплаты и другие доходы пострадавших не влияют на размер выплат.

Еще размер выплат ежегодно индексируется: если в регионе растет прожиточный минимум, то и выплаты растут в такой же пропорции.

Кто платит. Юридическое лицо, которое ответственно за причинение вреда здоровью, может реорганизоваться — слиться с другой компанией или, наоборот, разделиться на несколько организаций. Тогда суд назначает правопреемника, и обязанность платить переходит к нему.

Если ответственное юрлицо ликвидируется, то оно выплачивает потерпевшим единоразовую компенсацию — в размере всех будущих ежемесячных выплат. А если они полагались пожизненно, считается срок до 70-летия потерпевшего. Но этот срок не может быть меньше 10 лет. Например, если выплаты положены 65-летней женщине, она получит их не за 5 лет, а за 10.

Другие компенсации. Тот, из-за кого умер кормилец, обязан возместить расходы на его похороны. При этом они не идут в счет возмещения вреда.