За время пандемии в России закрылось более 4,5 млн ИП и предприятий малого и среднего бизнеса. Многие столкнулись с резким падением доходов или до сих пор работают с ограничениями.

Пандемия стала явлением, которое юридически называется обстоятельством непреодолимой силы. Эту формулировку стали использовать предприниматели, которые потеряли деньги или не могли выполнить условия договора. Но кто-то правда пострадал от коронавируса, а кто-то попытался прикрыться пандемией, чтобы не выполнять свои обязательства.

В статье разбираем пять судебных дел о непреодолимой силе коронавируса: как работает закон при таких обстоятельствах и почему в некоторых делах пандемия не стала веским аргументом для суда.

Что такое обстоятельство непреодолимой силы

Допустим, есть два предпринимателя: производитель чипсов «Кунжут» и магазин, который закупает и продает эти чипсы. В какой-то момент магазин перестает платить за поставки, у него образуется долг в 1,5 млн рублей, и «Кунжут» решает расторгнуть договор через суд.

Суд может расторгнуть или изменить договор без согласия другой стороны в таких случаях:

  1. Если другая сторона существенно нарушила договор. Это значит, что из-за нарушения потерпевшая сторона несет ущерб и лишается своей выгоды от сделки. То есть «Кунжут» недополучил 1,5 млн рублей прибыли из-за того, что магазин перестал платить, притом что со стороны производителя поставки продолжались.
  2. В иных случаях, предусмотренных ГК РФ, другими законами или договором. Например, если обстоятельства существенно изменились — настолько, что если бы производитель чипсов и магазин заранее знали о них, они попросту бы не стали заключать договор. К таким случаям как раз относятся обстоятельства непреодолимой силы или форс-мажор.

В законе к обстоятельствам непреодолимой силы относятся войны, стихийные бедствия, забастовки, изменения законодательства или любые другие ситуации, которые можно признать форс-мажором.

Чтобы признать ситуацию форс-мажором, нужно, чтобы она носила чрезвычайный, непредотвратимый при данных условиях и внешний по отношению к деятельности должника характер.

Чрезвычайный характер означает, что произошло исключительное событие, которое не является чем-то обычным. Кроме стихийных бедствий и войн сюда подходит пандемия вирусной инфекции.

Непредотвратимый при данных условиях — это значит, что стороны, заключившие договор, никак не могли повлиять на распространение вируса и введение карантина.

Внешний по отношению к деятельности должника характер означает, что причина, по которой возникли обстоятельства, не имеет отношения ни к стороне сделки, ни к ее действиям. То есть условный производитель чипсов из Саратова никак не причастен к появлению нового типа коронавируса и началу пандемии.

Представим, что в нашем примере магазин перестал платить за чипсы, потому что рядом с ним открылся крупный супермаркет: покупатели перешли туда, и доход магазина ушел в минус. Считается ли это форс-мажором? Нет, потому что появление конкурента — это обычные предпринимательские риски, а не чрезвычайное событие.

А если магазин потерял доход, потому что в стране началась эпидемия коронавируса, и власти запретили людям выходить из дома? Кажется, что это похоже на обстоятельство непреодолимой силы, но все немного сложнее.

Является ли пандемия коронавируса обстоятельством непреодолимой силы

Самое интересное, что форс-мажор не может быть универсальным оправданием для всех ситуаций и должников. Например, локдаун могут признать форс-мажором, если магазин докажет, что именно из-за локдауна его доходы резко снизились. А могут и не признать — если окажется, что магазин накопил долгов и растратил сбережения задолго до начала эпидемии и локдауна.

Нельзя обосновать каждое нарушение договора пандемией. В спорных ситуациях суд определяет, виновата ли в нарушении договора пандемия или сам должник. Вот как это работает на конкретных примерах.

Дело 1
Поставщик не привез товар

В начале марта 2020 года ИП заключил договор с поставщиком на изготовление развлекательных товаров. Стоимость всей партии — 1 209 317 Р, сделать и привезти ее поставщик должен был в течение 45 рабочих дней. Но при одном условии: если ИП авансом заплатит всю сумму.

11 марта ИП перевел деньги и стал ждать. В конце месяца поставщик неожиданно сообщил, что не успевает доделать работу, ведь по всей стране объявили нерабочую неделю из-за эпидемии коронавируса.

Подождав до середины лета 2020 года, ИП решил расторгнуть договор и вернуть деньги. Он послал уведомление об одностороннем отказе от исполнения договора и после того, как поставщик пообещал привезти товар и не сделал этого, пошел в суд.

Что сказали суды. Гражданский кодекс считает договор поставки расторгнутым в тот момент, когда одна сторона получила уведомление об одностороннем отказе от исполнения договора от другой стороны. Проще говоря, когда поставщик получил на почту письмо с отказом, договор перестал действовать.

Аргументы о внеплановых выходных не сработали, и вот почему.

Уже есть обзор судебной практики по делам, связанным с введением режима самоизоляции и другими коронавирусными ограничениями. В нем утверждается, что нерабочая неделя в марте была введена, чтобы предотвратить распространение вируса, а значит, ее нельзя считать такими же нерабочими днями, как праздничные или выходные дни.

Выдержка из решения суда по делу между ИП и недобросовестным поставщиком
Выдержка из решения суда по делу между ИП и недобросовестным поставщиком

Кроме того, неделя выходных касалась не всех отраслей и зависела в том числе от требований каждого конкретного региона — то есть у поставщика была возможность выполнить и привезти заказ. А так как доказать обратное он не смог, значит, должен вернуть деньги ИП.

То есть если одна сторона нарушила договор и утверждает, что в этом виноват коронавирус, ей придется доказать, что в этом виновата именно пандемия, а не что-то другое.

Дело 2
Компания потребовала вернуть долг спустя три года

Энергосбытовая компания в 2014 году заключила с ТСЖ договор на поставку электроэнергии для жилого дома.

В апреле 2017 года компания нашла ошибку в показаниях счетчиков и доначислила дому около 17 000 Р. ТСЖ ничего не заплатило, а компания решила подождать оплаты — и ждала еще три года.

В апреле 2020 года трехлетний срок исковой давности истек, но компания все равно решила подать иск и потребовать деньги. И заодно ходатайство, чтобы срок исковой давности восстановили. Срок исковой давности — это период, в который можно обратиться в суд с защитой своих интересов. Если он истек и ответчик заявит об этом, дело не будут рассматривать. Но срок можно приостановить, если сторона не могла подать в суд из-за обстоятельств непреодолимой силы.

На них и сослалась компания: случилась пандемия, власти объявили нерабочие дни, их непреодолимая сила помешала нам вовремя подать иск.

Что сказали суды. Суд первой инстанции отказал в иске, в апелляции тоже было отказано. Как и в предыдущем деле, суды объяснили, что нерабочие дни не были выходными или праздничными, да еще и распространялись не на все организации.

Есть организации, работу которых нельзя останавливать: поставщики тепла и электричества, компании, обслуживающие водопровод и канализацию, и те, кто работает на опасных объектах или с отходами. Указ о нерабочих днях таких организаций не касался.

Получается, энергосбытовая компания в эти дни продолжала работать так же, как и до пандемии. И могла подать иск — через сервис «Мой арбитр» или по почте. Но компания этого так и не сделала. Значит, пандемию и нерабочие дни нельзя считать основанием для восстановления срока давности. И ТСЖ может не возвращать 17 000 Р долга.

Дело 3
Гостиница отказалась возвращать деньги при отмене бронирования

В январе 2020 года компания забронировала в гостинице несколько номеров на период летней отраслевой ярмарки. За бронь компания заплатила 1 183 500 Р.

В середине марта ВОЗ объявила о начале пандемии коронавирусной инфекции, а компания узнала, что ярмарку перенесли на осень.

Тогда городские власти уже ограничили проведение мероприятий, поэтому компания решила не участвовать в ярмарке и попросила гостиницу отменить бронь и вернуть деньги.

Гостиница сказала: ну нет, по договору мы можем вернуть только половину суммы. В договоре было условие: если гости отменили бронь до конца февраля, гостиница вернет полную сумму. А если отменили со 2 марта по 30 апреля, гостиница вправе выставить штраф в размере 50% от стоимости проживания.

Аргумент об изменении обстоятельств гостиницу не убедил: ведь ярмарку не отменили, а всего лишь перенесли. Кроме того, власти не запрещали предоставлять гостиничные услуги — значит, нет причин возвращать всю стоимость бронирования.

Что сказали суды. Суду нужно было решить: является ли перенос ярмарки из-за режима самоизоляции обстоятельством непреодолимой силы или нет.

А компании нужно было доказать, что нарушение договора произошло как раз из-за непреодолимых обстоятельств, а не потому, что сотрудникам, например, не понравился цвет обоев в гостинице.

В Кемеровской области, где планировалась ярмарка, все приезжие из других регионов обязаны были самоизолироваться в обсерваторе или дома на 14 дней. Из-за этого сотрудникам компании пришлось бы снимать квартиры и две недели сидеть в Кузбассе — притом что ярмарку все равно перенесли на осень.

Суд пришел к такому выводу: когда гостиница и компания заключали договор, никто из них не мог предусмотреть распространение ковида, введение ограничений и перенос ярмарки. Значит, это можно признать обстоятельством непреодолимой силы и расторгнуть договор без каких-либо штрафов. Поэтому компания вправе требовать от гостиницы вернуть ей все деньги.

Дело 4
Компания отказалась платить поставщику

Компания «Будуар» в 2019 году заключила с поставщиком договор на поставку косметики и духов. Стоимость каждой партии товара указывали в товарных накладных.

Потом компания перестала платить за товар вплоть до 2020 года, и к 13 марта долг был уже 85 000 Р. Вместо оплаты «Будуар» присылал поставщику гарантийные письма, по которым обещал погасить долг.

Поставщик устал ждать и в суде потребовал вернуть долг и две неустойки: 58 835 Р за период, когда «Будуар» не платил по счетам, и 5100 Р за то время, пока суд рассматривал иск — 0,1% от суммы долга за каждый день.

В суде «Будуар» объяснил, что во всем виноват коронавирус. Из-за нерабочей недели, введения ограничений и сложившейся экономической ситуации он не смог заплатить за товар. Такие вот обстоятельства непреодолимой силы. Еще ответчик попросил снизить неустойку в 58 835 Р, потому что она не соответствует нанесенному ущербу и превышает ставки кредитования.

Что сказали суды. Суд первой инстанции согласился с аргументом про размер неустойки и снизил сумму чуть меньше, чем в два раза — до 31 967,81 Р. А доводы про нерабочие дни и обстоятельства непреодолимой силы разбирал уже суд апелляционной инстанции. Он указал, что:

  1. Нерабочие дни, которые объявлял президент, не являлись выходными в том смысле, как их определяет трудовой кодекс. А даже если бы ограничительные меры не давали должнику вернуть деньги, он все равно мог это сделать после снятия ограничений.
  2. Задолженность появилась еще до того, как началась пандемия и кризис — а значит, обстоятельства непреодолимой силы, на которые ссылался «Будуар», не могли помешать ему отдать деньги.
  3. Нехватка денег сама по себе не освобождает от необходимости отдавать долги. Компания должна была оценивать риски и последствия своей работы.

Если в деле с отменой брони организация смогла доказать, что обстоятельства непреодолимой силы стали причиной расторжения договора, то в этом случае так сделать не удалось. Списать старые долги за счет новой коронавирусной инфекции у бизнеса, увы, не получится.

Дело 5
Магазин заключил договор аренды, а потом передумал

Компания «Концепт» в феврале 2020 года сняла место в строящемся торговом центре, его открытие планировалось осенью. «Концепт» заключила предварительный договор аренды с арендодателем и внесла 261 400 Р предоплаты.

И тут грянула пандемия: магазины закрылись, а «Концепт» потеряла большую часть своих доходов. На открытие новой точки нужно было больше 500 000 Р. Таких денег у компании не было. В мае «Концепт» предложила арендодателю расторгнуть договор и вернуть предоплату. Тот сделал вид, что никакого предложения не получал, а потом перестал выходить на связь. Тогда «Концепт» пошла в суд.

Арендодатель аргументировал свою позицию так: никто не проверял, правда ли у «Концепта» закончились деньги, может, они врут? И, вообще, они продолжали работать, когда все было закрыто. А сумму в полмиллиона взяли с потолка, лишь бы разорвать договор.

Что сказали суды. Суды первой и апелляционной инстанций согласились с требованиями компании. В феврале 2020 года «Концепт» планировала открыть новый магазин в торговом центре, но из-за пандемии ее другие точки перестали работать. Из-за снижения прибыли компания потеряла интерес к открытию магазина в торговом центре.

Суд признал, что пандемия стала существенным обстоятельством: если бы магазин и арендодатель знали, что из-за нее запретят работать и выходить на улицу, они бы не стали заключать договор. А может быть, и стали бы, но на других условиях.

В этой истории пандемия так неожиданно изменила ситуацию, что суды посчитали правильным расторгнуть договор, несмотря на то, что одна из сторон была категорически против. Суд также потребовал от арендодателя вернуть предоплату, так как посчитал ее неосновательным обогащением.

Запомнить

  1. Обстоятельства непреодолимой силы или форс-мажор — это ситуация, которая помешала выполнить условия договора. На ее основании можно расторгнуть договор в одностороннем порядке — то есть без согласия второй стороны.
  2. К форс-мажорам обычно относятся пандемии, стихийные бедствия, военные действия, забастовки, изменение законодательства. Чтобы признать ситуацию форс-мажором, нужно, чтобы это было исключительное событие, которое возникло не по вине участников сделки, и они никак не могли повлиять на событие и его последствия.